Т.В. Драгунова. О некоторых психологических особенностях подростка

 в раздел Оглавление

«Вопросы психологии личности школьника»

Т.В. Драгунова

О некоторых психологических особенностях подростка

I. ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ, ЗАДАЧИ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Подростковый возраст занимает в процессе формирования личности человека особое место. Он является во многих отношениях узловым, так как в этот период происходят чрезвычайно существенные психологические изменения и возникают новые особенности, которые в своем дальнейшем развитии при определенных условиях жизни, деятельности и воспитания ребенка становятся устойчивыми чертами его личности.

Изучение психологических особенностей детей подросткового возраста имеет не только теоретическое, но и практическое значение. При воспитании детей этого возраста нередко возникают значительные трудности. Без учета психологических особенностей подростков их воспитание не может быть правильно организовано.

В данном исследовании мы поставили задачу изучить некоторые психологические особенности личности советского подростка и дать их описание, так как до сих пор в нашей психологии еще очень мало такого рода данных. При этом нас интересовали психологические черты именно советского подростка, в отличие от черт, характерных для подростков, развивающихся в иных общественно-исторических условиях.

Психологи, изучавшие подростков, живущих в условиях буржуазного общества, рассматривали обнаруженные ими черты как специфические черты подросткового возраста вообще. В подавляющем большинстве наиболее фундаментальных исследований, посвященных подростку, своеобразие психологических особенностей детей этого возраста ставится в непосредственную зависимость от происходящих в это время в организме подростка физиологических изменений. Основное значение приписывается половому созреванию как фактору, якобы определяющему специфику психологического облика подростка (К. Гросс [15], Ш. Бюллер [12] и др.). Наряду с этим имеются теории, в которых развитие подростка рассматривается как чисто духовный процесс. Например, Э. Шпрангер [20] рассматривал это развитие как «врастание» индивида в «объективный и нормативный дух своего времени». Однако Э. Шпрангер подчеркивал, что он дает конкретно-историческую характеристику психологического облика подростка «культурных» слоев общества Германии его времени.

В 20—30-х годах нашего века появились исследования, в которых ставилась задача выяснить, являются ли особенности детей подросткового возраста необходимо присущими «природе» этого периода развития или они обусловлены соответствующей общественной средой и каково влияние разных систем воспитания на формирование этих особенностей. Первым и наиболее значительным исследованием по этой проблеме было исследование М. Мид [17, 18], которая занималась изучением быта, мировоззрения и особенностей подростков Полинезии, группы островов Самоа. Используя метод сравнительного изучения, Мид показала, что подростки Самоа существенно отличаются от подростков Америки и что на Самоа не существует «трудного возраста». На основе этого М. Мид приходит к выводу, что «трудность» подросткового возраста не обусловлена особенностями самого возраста, а порождена соответствующим общественным строем.

Почти одновременно в разных странах стали проводиться исследования, выясняющие особенности нравственно-психологического облика подростков, принадлежащих к различным социальным группам. Однако необходимо отметить, что многие исследования (например, Буземана [13, 14]) были направлены на доказательство умственного и нравственного превосходства детей господствующих классов.

В советской психологии при изучении подросткового возраста всегда выдвигался принцип общественно-исторической обусловленности формирования личности. В связи с этим, например, были предприняты исследования рабочего и крестьянского подростка (работы Н.А. Рыбникова, В.Е. Смирнова, И.А. Арямова и др.).

Однако указанный принцип не был полностью реализован в понимании своеобразия данного возраста. Поэтому особенности подростка, описанные в буржуазной психологии, продолжали рассматриваться и в советской психологии как специфические особенности подростка вообще (см. М.М. Рубинштейн и В.Е. Игнатьев [4], В.Е. Смирнов [9] и др.).

Констатацию некоторых отличительных черт советского подростка мы находим в работах, вышедших за последние годы (А.Л. Шнирмана [11], М.М. Рубинштейна [5], Е.А. Аркина [1], И.А. Арямова [2] и др.). Однако и в этих работах характеристика особенностей подростка дается лишь в очень общем виде, причем вопрос о том, присущи ли советским подросткам многие из тех особенностей, которые были установлены у подростков, живущих в иных общественно-исторических условиях, часто даже не ставился.

Такими чертами принято считать следующие: возникновение интроспекции, ведущей к самоуглублению, самоанализу; появление особого интереса к своим переживаниям; неудовлетворенность внешним миром, уход в себя, что выражается в замкнутости подростка, в его стремлении к одиночеству, склонности предаваться мечтам; появление чувства исключительности, самоутверждения, противопоставления себя окружающим, а отсюда конфликты с окружающими, а также некоторые другие черты.

Между тем наблюдения за советскими подростками, практика воспитания в советской семье и школе показывают, что многие из перечисленных психологических особенностей либо совсем в них отсутствуют, либо имеют иное содержание и иную форму проявления.

Итак, значение подросткового возраста в общем процессе психического развития ребенка, сложность и ответственность возникающих в этот период воспитательных задач, с одной стороны, и отсутствие достаточного количества научно установленных фактов и разработанной теории подросткового возраста, с другой стороны, заставили нас обратиться к изучению черт характерных для советского подростка

В соответствии с общим замыслом исследования мы выдвинули следующие конкретные задачи:

  1. Выяснить, какие изменения и новообразования характеризуют подростков и их отношение к действительности по сравнению с детьми младшего школьного возраста.
  2. Выяснить, какие черты являются общими для подростков, развивающихся в различных общественных условиях, и какие особенности являются специфическими именно для советских подростков.

Исходя из положения, что особенности личности человека раскрываются в его отношении к окружающей действительности и, в частности, к другим людям, мы сделали основным методом нашего исследования изучение отношения подростков к литературным образам сверстников.

Выбор художественного образа сверстника как средства для выяснения отношения подростков к личности и поступкам другого человека, а следовательно, и для проникновения в особенности личности самих подростков обусловлен тем, что в художественном образе подростка отражены его типические черты, при этом не только в обобщенной, но в то же время и в конкретной форме. Поэтому, читая книгу о других детях, подросткам в известной мере даже легче, чем в действительной жизни, разобраться, понять и оценить поступки и чувства героев, легче их соотнести и сравнить со своими.

В связи с задачами исследования свой выбор мы остановили на повести Л.Н. Толстого «Детство, отрочество и юность» и образе Николеньки. В русской дореволюционной, а отчасти и в зарубежной психологии образ Николеньки рассматривался как типический образ подростка, обладающий всеми специфическими особенностями, свойственными вообще этому возрасту. Об этом свидетельствуют многочисленные высказывания, ссылки на повесть и прямые утверждения «типичности» Николеньки, которые мы встречаем в психологической литературе.

Так, например, Л.Д. Седов [8] указывает, что образ Николеньки Иртеньева благодаря правдивости и типичности его изображения представляет исключительную ценность для психологического исследования. Более того, в этой же работе он приводит данные, собранные как им самим, так и целым рядом других психологов и биографов (в частности, огромное количество фактов, полученных Ланкастером), которые свидетельствуют о том, что Николенька Иртеньев действительно воплощает в себе наиболее характерные черты подростка своего времени.

Образ Николеньки дан Л.Н. Толстым очень глубоко, полно, развернуто, художественно выразительно; это облегчает читателям Восприятие этого образа и его оценку. Тот факт, что Николенька Иртеньев принадлежит к иной социальной среде, чем наши подростки, позволяет при изучении их отношения к этому образу выявить как общие, так и своеобразные черты личности подростков, развивающихся в различных конкретно-исторических условиях.

Основной материал исследования был собран в результате тщательного изучения 12 подростков (8 девочек и 4 мальчика).

Каждому подростку давалось задание прочитать «Детство, отрочество и юность», отмечая на полях книги отрывки, которые чем-нибудь особенно обратили на себя внимание: понравились или, наоборот, вызвали отрицательное отношение.

Следует отметить, что подростки часто не только отмечали на полях места, которые привлекли их внимание, но попутно писали довольно подробные комментарии. Анализ этих заметок на полях и выяснение того, что особенно произвело впечатление на детей, давали нам ориентировочную характеристику восприятия подростками произведения и образа героя, а также отношения к нему.

После работы, проведенной подростком над книгой, с ним велись беседы о произведении и об образе Николеньки в целом, а также об отдельных главах, отрывках и о местах, отмеченных самим подростком. В беседе мы выясняли, что́ именно в поступках, мыслях, переживаниях Николеньки, в его стремлениях, мечтах, идеалах нравится или не нравится нашим подросткам, что они осуждают и что вызывает у них одобрение, чему они сочувствуют, а что кажется им в характере и поступках Николеньки чуждым и непонятным. В процессе беседы мы ставили подростков перед задачей проанализировать образ мыслей, чувств и действий Николеньки, выразить свое отношение к ним, а также предлагали им решить, как они сами действовали бы в тех же конкретных обстоятельствах.

Далее, мы просили испытуемых сравнить Николеньку со своими товарищами и вообще с нашими ребятами. Например, мы спрашивали, мог ли бы Николенька, с их точки зрения, учиться в нашей школе, быть членом классного коллектива, и если нет, то что этому мешает, и пр.

Аналогичным способом, но в менее развернутой форме, проводилось изучение отношения подростков к произведениям и образам советской художественной литературы, например к образу Сани Григорьева в повести В. Каверина «Два капитана».

Высказывания подростков сопоставлялись с данными наблюдений, относящихся главным образом к поступкам и взаимоотношениям с окружающими людьми, с отзывами педагогов, родителей и библиотекаря.

Надо отметить, что в процессе работы с некоторыми детьми у нас установились тесные дружеские взаимоотношения: они знакомили нас со своими товарищами, рассказывали о событиях в школе, о своих удачах и промахах, переживаниях и мечтах, делились своими мыслями, спрашивали совета.

Для проверки и подтверждения данных, полученных в результате индивидуального изучения детей, был собран массовый материал: изучено 900 отзывов, полученных Домом детской книги от подростков, а также пожелания подростков в отношении издания отдельных книг.

В двух параллельных седьмых классах были проведены по определенному плану сочинения на темы «Моя любимая книга» и «Мой любимый литературный герой», а также диспут на тему «Моральный облик советского молодого человека», в котором участвовали учащиеся двух девятых классов.

Факты и выводы, излагаемые ниже, получены на основе анализа и сопоставления всех собранных материалов, причем данные изучения отношения отдельных подростков к образу Николеньки и героям советской художественной литературы служили для нас основным материалом, на котором мы делали наши выводы; важнейшие из них проверялись путем сопоставления с данными, полученными в массовом материале.

Излагая результаты исследования, мы будем рассматривать в отдельности данные, относящиеся к той или иной из наиболее типичных особенностей детей подросткового возраста.

II. ИЗЛОЖЕНИЕ И АНАЛИЗ ПОЛУЧЕННЫХ МАТЕРИАЛОВ

1. Особенности самосознания советских подростков

В психологической литературе подростковый возраст всегда рассматривался как связанный с осознанием ребенком своего «я», появлением интроспекции, особого интереса к своей личности, иначе говоря, с возникновением и формированием самосознания.

Обратимся к рассмотрению полученных нами материалов, освещающих эту сторону дела.

Для того чтобы выяснить, действительно ли в подростковом возрасте впервые возникает интерес к себе и какова специфика представления о своей личности у подростков, было необходимо иметь для сравнения данные, характеризующие с этой точки зрения детей младшего возраста. Поэтому мы изучали также школьников 10—11 лет (5 человек). Однако оказалось, что при чтении повести Л. Н. Толстого дети этого возраста, как правило, не обращали внимания и не запоминали то содержание произведения, в котором раскрывались особенности самосознания героя. Убедившись в этом, мы решили проводить с младшими школьниками беседу, прямо направленную на выяснение их отношения к себе.

Ниже приводятся некоторые отрывки из бесед как с младшими школьниками, так и с подростками, в которых содержатся данные по интересующему нас вопросу.

Светлана Л., 10лет, IV класс
Ты думаешь когда-нибудь о себе? Неужели нет! Но вообще о себе очень мало думаю.
Интересно это? Нет. Интересно о других думать. О школе, о девочках интереснее: как девочки уроки готовят, получат ли у нас сегодня двойки, переизберут ли председателя совета дружины. Как же мне об этом не думать, раз я пионерка и к тому же вожатая звена.
Когда же ты думаешь о себе? Когда из школы возвращаюсь или книжки читаю. Больше думаю о школе: что сегодня в школе случилось, что зададут на дом, трудное ли; или о маме и папе; буду ли я сегодня вечером гулять, баловаться с братом.
А что ты о себе думаешь? Какую отметку сегодня получу, как подготовила уроки, спросят ли меня сегодня. Больше ничего о себе не думаю... Забыла самое главное: думаю, как маме помогать. Потом еще думаю, когда уроки не выучу — нехорошо поступаю; двойку получу или учительница отругает — тоже думаю.
Какие черты в себе замечаешь? Учительница говорит, что я не плохая ученица и не отличница, а в числе хороших. Я не балуюсь, когда мама уходит; не вру ей и учительнице тоже. Говорят, что у меня звено хорошее, я девочкам помогаю. Маме помогаю, убираю все.
А о себе, о своем характере думала? Нет. Не знаю, как это так о себе думать.
Ты любишь мечтать? Люблю. Мечтаю, что будет хорошее лето и я поеду в Сибирь... Я родилась там и жила все время... Буду отдыхать, ягоды собирать.
А о будущем думаешь, мечтаешь? Думаю. Как буду в V классе учиться, перейдут ли Котова и Калмычева в следующий класс — они на двойки учатся и о пионерах совсем не думают.

Как видно из этого протокола, нам никак не удавалось направить мысль девочки на себя, побудить ее говорить о своей личности, о чертах своего характера. В своих ответах она все время соскальзывает на рассказ о школе, о занятиях, о подругах, о близких. Интересно, что, отвечая на вопрос о чертах своего характера, Светлана почти не выражает собственного мнения, а приводит мнение о ней окружающих взрослых. Эта особенность обнаруживается и у других детей того же возраста, что заставляет предположить, что самосознание ребенка формируется первоначально именно через оценку окружающими его действий, поступков, характера.

Валя Г., 11лет, V класс
Тебе интересно о себе думать, как это делал Н.1? Нет, не интересно.
Ты когда-нибудь думала о себе? Нет, очень мало… Очень редко думаю, раз в год, еще реже... Вообще я этим не заинтересована.

А чем же заинтересована?

Тем, что каждый день бывает; событиями, школой. О девочках думаю, о Любе (ее подруга). Она очень хорошая девочка: всем помогает, сколько раз меня тоже выручала, что скажет - все сделает, уроки никогда не запускает, очень настойчивая.
А ты? Я тоже, но меньше.
Какие черты ты в себе замечаешь? Я немного вообще знаю о себе.
Судишь по тому, что другие говорят? Нет, не только по этому. Сама вижу, чувствую. Например, не держу слово: получу «3», думаю, надо исправить, а начинаю уроки делать, забываю об этом. Я со слабой волей. Потом я упрямая. Когда права - упрямая и когда неправа - все равно буду на своем стоять, но буду чувствовать, что делаю плохо. Потом ругаю себя.
Еще какие? Сделаешь плохое и видишь, что плохо, убить себя готова, а хорошее — знаю, что хорошо поступила.
А чем ты отличаешься от других девочек? Ничем особенно. Такая, как и все девочки.
Тебе было интересно читать о переживаниях Н.? Нет, совсем не интересно. Это мне не нравится. Скучно. Я больше люблю о событиях читать, о разных происшествиях, о школе, ребятах.
А о чем больше всего думаешь? О школе, девочках, уроках, о папе и маме, сравниваю их со знакомыми.

Беседа с Валей Г. во многом напоминает беседу со Светланой, но здесь мы уже видим и новые особенности: Валя уже отмечает наличие у своей подруги (Любы) определенных черт личности («очень настойчивая»), сравнивает ее с собой, говорит об отсутствии у себя воли и пр. У Вали уже есть если не специфический интерес, то все же внимание к психическим особенностям других людей и своей собственной личности.

Протоколы этого рода дают нам основание предположить, что формирование самосознания подростков происходит в процессе сравнения себя с другими, причем сравнение это в первую очередь идет по линии выполнения обязанностей, умения вести себя по отношению к другим людям, и прежде всего товарищам.

Обратимся теперь к протоколам бесед с подростками.

Люба М., 12лет 9мес., VI класс
Тебе нравится то, как Н. о себе думал? Не нравится. Неинтересно потому, что он постоянно думал только о себе. Только о себе думал, а о других — ничего. И совсем не думал о коллективе.
Значит, о себе неинтересно думать? О себе интересно думать, но не только о своих переживаниях. Мне нравится, когда не просто думают о себе, а заняты общим трудом, заботами о школе, коллективе. Вот здесь думать о себе обязательно нужно: о своих недостатках, стараешься их исправить. Интересно думать о себе, когда сделаешь плохое или хорошее. Плохое стараешься исправить, принимаешь меры, а что хорошо получилось - наматываешь на ус - надо всегда так поступать. Если не думать об этом, не увидишь ошибок, не сможешь их исправить.
Почему неинтересно читать о переживаниях Н.? Неинтересно вообще все время думать о себе. Если думать о себе и об общем деле, стараться сделать лучше для коллектива - это интересно. А только о себе - ничего не выйдет.
Значит, о переживаниях неинтересно читать? Интересно, только неинтересно о таких, как у Николеньки. Интересно читать о таких, как у Будникова2; если он ошибся - переживает, переживает за товарища, хочет ему помочь, работает над собой, хочет исправиться и сделаться лучше, но не так, как Николенька, когда он хочет быть лучше всех, а Будников просто стремится сделаться лучше, лучше работать, принести всем пользу, чтобы было хорошо и для всех, и для себя.
А почему о переживаниях Н. скучно читать? Он все разбирал себя: какой нос, какой рот, все ему что-то казалось. А о поступках своих не думал. Это мне в нем не нравится. Даже когда его наказали и он в чулане сидел, он не думал о том, как он поступил, а думал о том, что происходит в это время в гостиной. Он совсем не думал о других людях. У него не было коллектива, сидел все время дома один да только о себе и думал.
Николенька похож на наших ребят? Нет. У него не было настоящих радостей, а если и были, то не такие, как у наших ребят. Ему сшили костюм - для него радость. И нашим ребятам это тоже приятно, но настоящая радость у наших ребят - общий успех. Учится класс хорошо - все радуются, ликуют, каждый участвовал в этом. Я ужасно болею за свой класс и ненавижу девочек, которые равнодушны к школе. У нас были две такие девочки. Мы им дали общественную работу, сначала плохо получалось, а теперь на лад пошло. Ничего, втянутся…

Здесь уже иное отношение к себе, чем у младших детей; Люба считает, что думать о себе надо, и ей интересно анализировать свои дела и поступки и себя в этих делах и поступках. Однако для нее такой анализ своей собственной личности не является самоцелью; это есть лишь способ понять причины удач или неудач в своей деятельности, в отношениях с товарищами. При этом у Любы интерес к окружающей действительности, людям, событиям более ярко выражен, чем интерес к себе. Ей не очень интересен Николенька именно преувеличенным вниманием к своей собственной особе и к своим переживаниям. То же самое можно отметить и в следующих протоколах.

Вера Д., 12лет 11мес., VI класс
Тебе нравится, что Н. много думал о себе? Нравится, это интересно. Я тоже думаю, только не очень много.
Давно стала о себе думать? С этого класса. Раньше не думала, было все равно.
Разбираешь себя, как Николенька? Зачем разбирать? Я об этом не думаю. Я больше думаю о поступках; думаю о том, что сделала и как сделала, как надо было сделать, почему так лучше. По косточкам поступки разбираю.
О достоинствах своих думаешь? Что о них думать!.. Я больше о недостатках думаю.
О чертах своего характера? Не очень думаю, но это тоже интересно. Думаю, какие есть недостатки, обсуждаю сама с собой, как их исправить. Но больше думаю о том, что произошло за день, о всяких школьных событиях.
Какие в себе черты замечаешь? Я способная. Что захочу, все могу выучить, только ленюсь. Знаю, что умная, потому что мне все удается. Но я труслива, у меня силы нет, я даже маленьких боюсь. Раньше у меня была слабая воля, а сейчас лучше: если решу крепко - сделаю. Упрямая… Потом я стыдливая немного... А еще какие - не знаю...
Огорчаешься, когда думаешь о своих недостатках? Нет, особенно не огорчаюсь, иногда только. Я над этим особенно и не задумываюсь.
Читать о таких переживаниях, как у Н., интересно? Не люблю читать о таких переживаниях, как у него. Они какие-то однообразные: все только о себе и думал. Его жизнь ничто не украшало, и мысли у него поэтому какие-то неинтересные. У него даже товарищей не было. Гораздо интереснее сходить в театр, прочитать книгу — подумать всем вместе, обсудить с товарищами, поспорить. Интересно думать о том, что в школе происходит, о всех событиях жизни.
Свои собственные переживания тебя интересуют, думаешь о них? Нет, не люблю только о переживаниях думать. Переживаю, переживаю, думаю, правильно ли я поступила, а потом решаю - не буду больше об этом думать, раз решила, что надо делать, - надо делать, а не переживать. Иду к девочкам, стараюсь отвлечься.
Шура Р., 13лет 6мес., VI класс
Интересно читать о том, что Н. думал с себе? Интересно? Не очень... Что о себе думать-то? Я о себе как-то редко думаю. Больше о других девочках, о школе. Сравниваю себя с другими. Вот Люда какая сдержанная, а я иногда такая, будто меня кипятком облили. Надо, думаю, пример с нее взять.
А хорошо, что Н. много думал о себе? Что ж очень-то много думать?! А вообще правильно. Он думал о себе, какой он, сравнивал себя с другими, смотрел, какие у него хорошие черты, какие плохие; плохие старался
  исправить. И я тоже. Только это недавно, с V класса. В IV классе я маленькой была, а в V - уже 12 лет. Вообще с V класса какая-то другая жизнь пошла. Смотрю на всех, наблюдаю, как ко мне относятся, как к другим. Почему бы это? Видишь, что в тебе хорошее, что плохое.
А тебе важно, как к тебе относятся? Очень важно, а раньше было все равно, как бы ни относились. И я ко всем одинаково относилась, как-то равнодушно. А мне-то какое дело?! А теперь чужому горю очень сочувствую, стараюсь помочь, чем могу. Теперь стала думать о себе, а раньше какая есть - уж никак не переделаешь. Сама к себе по-другому стала относиться, хочу лучше стать, иногда прямо ненавижу себя за некоторые поступки, за то, как разговариваю с девочками. Хочу сдержаться, а как-то не получается. Книги решила читать, уму-разуму набираться. Прочту хорошее — вот, думаю, так буду делать, а плохое и на меня похоже — поморщу нос и читаю дальше, что там герой сделает. Понравится, как он поступил, — надо ему последовать, а если нет — что-нибудь свое, другое выдумать.
Правильно, что Н. много переживал, когда думал, как другие к нему относятся? А как же?! Правильно, что переживал. И я об этом, конечно, думаю и переживаю тоже. Мне это очень важно. Кто хвалит, кто ругает... Только бы не молчали!.. Лучше бы уж изругали меня, сделали что-нибудь, наказали... Когда молчат — самое плохое, кажется, что относятся к тебе с презрением, что говорить-то о ней, она не стоит этого!..

В этих протоколах отчетливо видно, что интерес к себе у наших подростков возникает из настоятельной потребности понять, что в их поступках, стремлениях, целях является правильным и что неправильным, чего следует добиваться и от чего воздерживаться. Они думают о том, обладают ли они теми чертами личности, которые могут обеспечить общественно правильное поведение.

В связи с этим большое значение для подростков приобретает отношение к ним окружающих. Однако никакого интереса к бесцельному «самоуглублению» у них совершенно не наблюдается. По-видимому, в основе развития самосознания подростков лежит потребность в правильной организации своей жизни, деятельности и взаимоотношений с другими людьми.

Следует также отметить, что в двух последних протоколах подростки указывают на возникновение у них в определенный период жизни (V—VI классы) какого-то перелома в их отношении к себе и другим. Конечно, может возникнуть сомнение относительно того, имеем ли мы право судить о наличии такого перелома, опираясь на высказывания об этом самих подростков. Однако сопоставление высказываний, принадлежащих различным испытуемым, и высказываний одного и того же испытуемого по различным вопросам позволяет предполагать, что такое изменение в самосознании подростков действительно происходит. Кроме того, приведенные прямые высказывания подростков свидетельствуют о том, что в их субъективном переживании их отношение к себе изменилось по сравнению с прежним.

Обратимся теперь к результатам беседы со старшими подростками.

Сережа Г., 14лет 9мес., VIII класс
Тебе нравится, как Н. думал о себе? В Николеньке мне не нравится его особый интерес к личным, внутренним переживаниям, то, что его в жизни ничто, кроме себя, не интересовало. Он очень копался в себе, даже слишком. Я тоже обо всем этом думаю, но не так много. Я думаю, это правильно: о чертах характера надо думать, и о достоинствах, и о недостатках. И насчет самосовершенствования тоже правильно. Иногда очень задумаешься: «Какой же я еще людишка?! Какая от меня польза?!» Очень хочу волю воспитать, настоящую, железную, но пока не очень хорошо выходит... Николенька тоже хотел быть сильным, как Раппо. Но он все-таки почему-то больше думал о своей наружности, разбирал, какой у него нос, глаза. Можно подумать немножко, но уже не столько, сколько он!.. Я иногда тоже думаю, когда «найдет».
Галя Б., 15лет 6мес., VIII класс
Чем Н. не похож на наших ребят? Николенька не интересовался окружающей жизнью, людьми, событиями. Он думал больше о себе. У него была только своя внутренняя жизнь. Думать о себе интересно, но все-таки не так интересно, как об окружающих. Когда я остаюсь одна, я думаю не только о себе, но и об окружающих, что их волнует, интересует, что в них хорошего, как кто относится к людям, ко мне, как я отношусь и поступаю, правильно ли... Это более интересно, чем думать только исключительно о себе. Он почему-то обо всем этом не думал. Я не помню, чтобы он разбирал свои поступки… Мне это в нем не нравится и на меня не похоже.
Рая И., 16лет, IX класс
Что тебе не нравится в Н.? Мне не нравится его погружение в себя, когда он думал только о себе, о своих чувствах и переживаниях. О себе думать тоже интересно: какой поступок хороший, какой плохой, какие чувства при этом возникают, что в них правильного и хорошего, а что не так — это все надо. Разбирать это — значит немного в себе копаться, но ведь это необходимо, иначе можешь себя неправильно вести в обществе, неправильно переживать некоторые вещи. Но я думаю, что думать о своих отношениях с окружающими людьми — не значит копаться в себе. Мне нравится думать об окружающей жизни и людях. Стараешься догадаться, что побудило человека поступить так, а не иначе, что он чувствовал при этом, как он относится к людям. Человек не может жить без внутренних переживаний, но только нехорошо преобладание личных переживаний над общественными, как это было у Николеньки. Он был большим эгоистом, мечтал о славе, хотел самосовершенствоваться, но для себя.
А ты не думаешь об этом? Конечно, думаю. Тоже составляю «Правила жизни», хотя и не такие, как у него; хочу стать настоящим советским человеком и хочу приносить пользу обществу. Думаю, какая польза будет от меня и что надо сделать для этого. Сейчас это для меня очень важный вопрос, и поэтому я не знаю, куда дальше идти учиться.

В этих протоколах новым является то, что подростки отмечают у Николеньки стремление к самосовершенствованию и указывают на наличие у них также соответствующего желания, причем у этих старших подростков вопрос о самовоспитании становится предметом настойчивого размышления. Это вполне понятно; как мы видели, подростки обращаются к анализу своей личности с целью найти причины своих неудач; естественно, что вслед за этим у них возникает стремление преодолеть в себе те отрицательные черты, которые мешают правильному поведению, и развить те качества личности, которые обеспечивают достижение поставленной цели.

Итак, приведенные данные позволяют предположить, что в период от 12 до 16 лет возникает и развивается интерес подростков к себе - к своей личности, переживаниям, поступкам, появляются размышления о себе, сравнение себя с другими, возникает стремление к самовоспитанию.

В более раннем возрасте (10-12 лет) дети еще мало думают о себе; они по преимуществу размышляют о школе, о событиях, происшедших за день, о своей деятельности, о людях, с которыми они постоянно общаются.

Показателем отсутствия у них интереса к своей личности является, во-первых, тот факт, что все содержание произведения, в котором раскрываются особенности отношения Николеньки к себе, не привлекало их внимания, не вызывало интереса и не запомнилось; во-вторых, то, что в процессе беседы об их собственном отношении к себе дети постоянно переходили на рассказ о других людях, о школе, учении, товарищах и пр.

Это не значит, конечно, что дети этого возраста вовсе не думают о себе и не сравнивают себя с другими, но предметом их размышления являются не особенности их личности или характера, как таковые, а именно поступки, факты поведения, в которых проявляются те или иные черты. И, кроме того, размышления о себе не приобретают в этом возрасте характера самостоятельного внутреннего процесса, а возникают эпизодически в связи с определенными конкретными обстоятельствами. Самими детьми они расцениваются как неинтересные и являются для них субъективно малозначимыми.

В дальнейшем (в возрасте 12-13 лет) происходит перелом в отношении детей к себе; появляется интерес к своему внутреннему миру, подростки все более настойчиво обращаются к мысли о собственной личности. Сами подростки отмечают как нечто новое то, что они стали «думать о себе».

Таким образом, размышления о себе становятся в этом возрасте уже самостоятельным внутренним процессом. Несмотря на это, они не являются самоцелью, а связаны с анализом своих поступков, своих достоинств и недостатков.

Эти размышления переживаются подростками как необходимость, так как, дорожа общественным мнением и отношением к себе окружающих, подростки стремятся выработать в себе такие черты, которые позволяли бы им добиваться успехов в их деятельности и улучшать взаимоотношения с другими людьми. В связи с этим подростки осуждают Николеньку за то, что он был постоянно поглощен только самим собой и мало думал о своих поступках. Важно отметить, что наши подростки размышляют главным образом о своих поступках. Это не случайно, так как именно поступок является актом общественного поведения.

Подростков начинает интересовать также внутренний мир и других людей; они проявляют интерес к переживаниям окружающих, размышляют об их достоинствах и недостатках.

Различие между старшими и младшими подростками на основании нашего материала можно охарактеризовать только в общих чертах. Подростки более старшего возраста (14-16 лет), думая о себе, в большей степени отвлекаются от своих конкретных поступков и взаимоотношений, в более обобщенной форме осознают качества своей личности, преимущественно думают о тех своих особенностях, которые помогут им занять определенное место в жизни, принести общественную пользу. В их размышлениях о себе появляется «дальний прицел», с чем связано формирование устойчивого идеала, составление «правил жизни», стремление к самовоспитанию.

С положениями, установленными путем индивидуальных бесед, согласуются и данные массового материала, полученные на основании анализа устных отзывов школьников о повести «Детство, отрочество и юность» и на основании их сочинений на тему «Что мне понравилось и не понравилось в образе Николеньки». Следует отметить, что в своих сочинениях школьники часто далеко выходили за пределы этой темы и писали как о своем отношении к произведению в целом, так и о сходстве и отличии Николеньки от своих товарищей и от себя самого.

Анализируя полученные этим путем данные, мы можем констатировать следующее: дети до 11-12 лет относятся к повести Л.Н. Толстого и образу Николеньки в основном равнодушно, а подчас и отрицательно. В произведении их привлекает развитие сюжетной линии, отдельные эпизоды и сцены, где описываются поступки и шалости Николеньки.

В этом возрасте сочинения и устные отзывы заключаются в основном в пересказе содержания тех мест повести, которые привлекли внимание детей, а также в высказывании оценочных суждений об отдельных эпизодах, главным образом о поступках героя. Например: «Мне понравились многие эпизоды. Очень правдиво. Так может случиться всегда: как он учился, кол получил, потом отца не послушался. Очень интересно, как он ездил на прогулку, как гусеницу поймали, как Николенька Катеньку поцеловал, а Володя посмотрел на него пренебрежительно. Нехорошо».

Образ Николеньки воспринимается нашими подростками в основном как чуждый. Однако чуждым Николенька им кажется не по своим личным качествам (об этом дети этого возраста обычно не упоминают), а по тем условиям, в которых он жил («он был из богатой семьи, у них было много крестьян, они все ничего не делали»). Общее отношение к Николеньке дети выражают также без указания на те качества, которые обусловили это отношение.

Например: «Мне вообще такие не нравятся. Что в нем хорошего? Ничего. Если бы он у нас в классе учился, так все бы ненавидели его. Он не мог бы с нашими ребятами дружить».

Некоторые дети находят сходство между собой и Николенькой, но опять-таки на основе чисто внешних по отношению к его личности моментов: «Он тоже учился, играл, у него, как и у меня, мама умерла; баловался, как наши ребята», «Он уроки не учил; наши мальчишки тоже не учат. Карла Ивановича не слушался. Попадало ему, нашим тоже влетает» и т.п.

Таким образом, на отношение к Николеньке и на осознание своего сходства с ним влияют в основном внешние моменты: обстановка, условия жизни, внешний распорядок жизни, а также некоторые черты поведения Николеньки и его взаимоотношений с окружающими.

Внутренняя жизнь Николеньки, его переживания еще не представляют интереса для детей этого возраста и даже остаются незамеченными. А так как основное содержание книги заключается не в изложении отдельных интересных для детей событий, а в чрезвычайно тонком раскрытии именно внутренней жизни Николеньки, книга не захватывает детей и расценивается в общем как скучная.

Совсем иные отзывы о книге и образе Николеньки дают подростки 12—16 лет. Несмотря на то что ни эта книга, ни образ Николеньки ни разу не указывались в числе «любимых» подростками, содержание книги часто ими воспринимается положительно, причем в основном их интересуют те отрывки, в которых описываются переживания, мысли и чувства Николеньки, его отношение к окружающему. При сравнении Николеньки с собой дети находят общие черты, причем черты, связанные с его внутренней жизнью. Описание переживаний Николеньки начинает представлять самостоятельный интерес, и сравнение с собой идет именно в этом направлении.

Вот, например, как об этом пишет один из подростков: «В этой книге описываются чувства мальчика, его переживания. Читая эту книгу, я как бы слежу за собой. В герое за его чувствами и переживаниями я вижу себя. Поэтому книга мне понравилась. Я читаю эту книгу второй раз. В первый раз я не вникал в его чувства и как-то безразлично относился к его переживаниям, потому что сам не испытывал этих чувств. Но я вырос и потому сердцем воспринимаю те чувства, которые испытывал Николай. Потому-то, читая книгу второй раз, я ее больше понял и еще больше полюбил» (14 лет).

Этот отрывок из сочинения интересен еще тем, что сам подросток говорит, что он раньше иначе относился к образу Николеньки и что причиной изменения этого отношения явилось именно то, что изменились его собственные чувства.

Наличие у Николеньки определенных переживаний является настолько значительным для подростков, что они устанавливают сходство между ним и собой, несмотря на существенные различия в содержании этих переживаний. Например, одна девочка пишет: «Мне понравилась мечтательность Николеньки. Я тоже люблю мечтать, как и он, только я та́к никогда не мечтала». Далее эта девочка рассказывает, о чем мечтал Николенька и как, совсем по-другому, мечтает она сама.

В индивидуальных беседах с подростками выступил следующий интересный факт: несмотря на то что подростки отмечали некоторые черты своего сходства с Николенькой, на вопрос экспериментатора, мог бы Николенька дружить с нашими школьниками, подростки давали отрицательный ответ, выраженный часто в очень категорической форме. Этот отрицательный ответ они обосновывали указанием на существенное различие между Николенькой и нашими подростками, причем перечисляемые ими черты, отличающие Николеньку от наших школьников, оказывались типичными чертами, приписываемыми подростку буржуазными психологами (эгоизм, замкнутость, самомнение, пренебрежительное отношение к товарищам и т.п.).

Это отношение подростков к их сходству с Николенькой свидетельствует, с одной стороны, о том, что возникающий в этом возрасте интерес к себе и своим переживаниям позволяет подросткам увидеть в себе нечто общее со своими сверстниками, жившими и воспитывавшимися в совершенно иных условиях; с другой стороны, приведенные данные обнаруживают, что сами подростки улавливают основное объективно существующее различие между собой и Николенькой.

Итак, обобщая все полученные нами данные об особенностях самосознания, возникающих в подростковом возрасте, и об отличии самосознания наших подростков от подростков, развивающихся в иных общественных условиях, мы можем сделать следующие выводы:

  1. В подростковом возрасте (в отличие от младшего школьного) возникает интерес к своей личности и начинает складываться более или менее отчетливое представление о ней.
  2. Подростки в основном размышляют о своих поступках. Размышления о себе становятся самостоятельным внутренним процессом; анализ и оценка своих особенностей, а также сравнение себя с другими приобретают осознанный и преднамеренный характер.
  3. Этот процесс расценивается подростками как необходимый, субъективно значимый и превращается в потребность. Сами подростки отмечают его возникновение как нечто новое в себе.
  4. Вместе с тем размышления о себе у советских подростков не выступают как самоцель: они являются средством самооценки и условием для самовоспитания. Наши подростки обращаются к анализу своей личности как к средству, необходимому им для организации своей деятельности и взаимоотношений с окружающими людьми. В этом, мы думаем, заключается основная функция размышлений наших детей о себе в подростковом возрасте.

2. Проблема «самоуглубления» в подростковом возрасте

В буржуазной психологии с фактом возникновения у подростков интроспекции и самосознания связывалось появление ряда определенных общественно-отрицательных психологических особенностей, которые расценивались как неизбежно возникающие в этом возрасте и специфические для него. При этом утверждалась не только неизбежность появления той или иной черты, но и давалась совершенно определенная качественная характеристика ее содержания. В результате из совокупности этих черт вырисовывался совершенно определенный нравственно-психологический облик подростка.

Ниже нами будет рассмотрен ряд важнейших так называемых специфически подростковых черт, для того чтобы выяснить их наличие или отсутствие у советских подростков, а также раскрыть качественное своеобразие содержания тех особенностей, которые на первый взгляд могут казаться тождественными с традиционно приписываемыми подростку.

Зарубежные психологи, а также некоторые из русских психологов в качестве специфической черты подросткового возраста указывали стремление подростков уйти от окружающей действительности в свой внутренний мир.

Например, Э Штерн (21), Т. Циген (10), В.Е. Смирнов (9), Д.Д. Седов (8), К. Шмеинг (19) и другие считают, что подростковый возраст — это период «поворота во внутрь», период самоуглубления, аутизма, резкого снижения интереса к внешнему миру и преобладания интереса к своим личным переживаниям.

Данные, приведенные нами выше, уже позволяют поставить под сомнение наличие у наших подростков указанных черт. Напротив, эти данные показывают, что наши подростки обращаются к размышлениям о себе лишь под воздействием внешних обстоятельств и ради целей, говорящих об их направленности на внешний мир.

Напомним, что все подростки осуждают Николеньку за то, что он жил «обособленной жизнью», «замыкался в себе». Им не нравится самоуглубление Николеньки, его погружение в себя, его интерес только к своим переживаниям и то, что он «слишком копался в них» и «не думал о важном — об окружающей жизни», «о том, какую он пользу может принести», «о своих поступках».

Подавляющее большинство наших подростков считает, что Николенька не похож на них и их товарищей именно в этом отношении.

Из приведенных нами ранее протоколов видно, что подростки считают размышления о себе естественным явлением, которое им также свойственно, но их думы о себе связаны с их деятельностью, с их взаимоотношениями в коллективе. Если иногда у них возникают мысли о себе более узко личного характера (например, о своей внешности), то это бывает, как они говорят, когда на них «найдет», и эти размышления не являются у них доминирующими, им уделяется мало времени и их субъективная значимость невелика. Характер высказываний подростков с несомненностью обнаруживает, что они целиком поглощены окружающей жизнью, заботами о коллективе, об общем деле.

Одним из показателей связи подростков с окружающей действительностью и интереса к ней является тот факт, что, говоря о своем отношении к Николеньке, сравнивая его переживания, мысли и чувства со своими, подростки рано или поздно, но обязательно переходят к рассказу о школе, о товарищах, о волнующих их событиях в жизни коллектива.

Некоторые подростки отмечают, что их интерес к окружающей жизни, людям, школе даже возрос и связи с коллективом укрепились по сравнению с тем, как это было в более младших классах.

Наши подростки анализируют и оценивают свои поступки, переживания, качества личности с точки зрения тех общественных последствий, к которым они приводят.

При этом основным критерием их оценки является общественная оценка, соответствие их поступков принципам коммунистической морали.

Таким образом, уже материалы индивидуальных бесед показывают, что у советских подростков формирование самосознания вовсе не приводит к «самоуглублению» и отрыву от действительности. Напротив, по сравнению с младшими школьниками у подростков обнаруживаются более крепкие связи с окружающими, большая заинтересованность в событиях окружающего мира, стремление к коллективу сверстников. Возникающий в этом возрасте интерес к своему внутреннему миру, своим переживаниям ни в коей мере не является доминирующим и не подавляет интереса к окружающей жизни и людям.

сознание своей связи с окружающей жизнью и людьми, стремление жить жизнью коллектива и быть участником общественных событий являются причиной того, что анализ своих поступков и качеств личности расценивается и переживается подростками как необходимость.

Таким образом, у советских подростков анализ своей личности приводит не к разрыву с окружающим, а, наоборот, к укреплению связей с коллективом и окружающими людьми.

Проведенный нами диспут на тему «Моральный облик советского молодого человека» подтвердил выводы, сделанные на основании индивидуальных бесед.

Во время диспута обнаружилось, что заботы о коллективе, об общем деле глубоко захватывают подростков, что личные переживания у многих из них приобретают характер общественных, а события из жизни коллектива переживаются как сугубо личные. Подавляющее большинство подростков осуждает тех учеников, которые пытались свои переживания, связанные, например, с отставанием в учении, неудачами в общественной работе или неполадками во взаимоотношениях с товарищами, рассматривать только как свое личное дело.

Наконец, анализ сочинений и отзывов подростков также свидетельствует о том, что для них характерна связь с окружающей действительностью, а не отрыв от нее. Их любимыми книгами являются произведения современной советской художественной литературы, любимыми героями — герои именно этих произведений.

Из 58 сочинений, написанных подростками на темы «Мой любимый литературный герой» и «Моя любимая книга», в 51 сочинении пишется, что любимыми книгами и героями являются произведения и герои советской литературы.

Иногда подростки в своих сочинениях и отзывах сами сравнивают героев русской классической и современной советской литературы (их жизнь, дела, интересы) и во всех случаях отмечают преимущества советских людей и современной жизни. Приведем некоторые наиболее типичные для них отзывы и высказывания:

- «Мои любимые книги — «Зоя», «Молодая гвардия», «Будников младший». Нет любимых про несовременную жизнь. В современных книгах описывается жизнь, полная труда, стремлений. В них все, даже ребята, все делают, чтобы помочь Родине. В других книгах тоже есть хорошие люди, но с них нельзя пример взять. Жизнь их не нравится: тихая, скучная, а наша — живая, кипучая — о ней интересно читать. Сама видишь, чувствуешь многое — это же моя жизнь тоже!» (12 лет 9 мес.).
- «Интересны книги о революции, как революция все изменила. Или вот «Чукотка»... Это о советских людях, которые создали Советскую власть на севере. Недавно я прочитала «Затишье» Тургенева — так себе. Приезжают, уезжают, гуляют, спят, едят. Однообразно!.. Балы справляют, все ходят да говорят, только о еде и думают!.. Вот «Кавалер Золотой звезды»! — там строительство, гидроэлектростанция, жизнь так и кипит. Тутаринову даже поесть было некогда. Все скорее, скорее, одно, другое. А здесь? Ну опять бал! Или опять, глядишь, есть пошли!..» (13 лет 6 мес.).

Читая произведения советской литературы, подростки «сопереживают» героям. Такого отношения и сопереживания не могло бы быть, если бы у самих подростков не было глубокого и постоянного интереса к окружающей их жизни.

Все это свидетельствует о том, что у наших подростков в противоположность буржуазным нет отрыва от окружающей жизни и современности, нет ухода в себя.

3. Вопрос о «чувстве одиночества» и «стремлении к одиночеству» подростков

В психологии было принято считать, что развитие самосознания, «открытие своего я» якобы приводит подростков не только к замыканию в себе и уходу от действительности, но столь же неизбежно сопровождается стремлением к одиночеству, а также враждебным отношением к окружающим людям.

эгоизм, эгоцентризм, аутизм и т.п. считались специфическими особенностями подросткового возраста.

Так, Г. Гетцер [6] основными чертами «негативной фазы» развития подростков считает потребность в изоляции и «безрадостное состояние». Подобной точки зрения придерживается К. Шмёинг. Ш. Бюллер [12] утверждает, что особенностями этого возраста являются склонность обособиться от окружающих людей, чувство недовольства, неудовлетворенности и активно враждебное отношение к другим людям. Э. Штерн [21] считает, что чувство глубокого одиночества и неудовлетворенности является специфическим для детей этого возраста. Аналогичные взгляды мы находим и у русских психологов. Л.Д. Седов, В. Е. Смирнов и другие отмечают, что у подростков появляется «любовь к уединению», «недовольство внешним миром» и даже враждебность к современной культуре.

Обратимся к собранным нами материалам, говорящим об отношении наших подростков к соответствующим чертам личности Николеньки Иртеньева.

Вера Д., 12лет 11мес., VI класс
Тебе понятно чувство одиночества Николеньки? Когда я читала книгу, мне казалось, что у меня тоже так бывает; дома сидишь одна; делать нечего, никого нет — так грустно. Я болеть поэтому очень не люблю. Уж ждешь, ждешь двух часов, когда девочки придут, а если не придут, кажется, что все меня забыли, что я теперь буду все время одна. Носом в подушку и реветь. Или в воскресенье вечером посылают к тете. На улице мороз, холодно, идешь одна... Идешь и думаешь: все дома, а тебя послали на мороз — значит, не любят. Так одиноко, грустно сразу станет.
Значит, ты, как и Н., чувствуешь себя одинокой? Нет, вообще я себя одинокой не чувствую. Сейчас все по-другому. Ведь Н. был все время один, сидел дома, и поэтому ему было одиноко. У него даже товарищей не было. Я с девочками хорошо дружу, интересно с ними, особенно когда что-нибудь затеваем. Домой идти не хочется... Уж мама и так ругает, что я застреваю в школе. Она ничего не понимает... Все говорит - отдохни лучше, чем в школе торчать после уроков. А я очень люблю общественную работу.
В школе тебе не бывает одиноко? Было раз. У меня была очень большая неприятность. Я недавно весь вечер плакала - ко мне девочки изменили отношение, потому что думали, что я ябеда. Я поссорилась с одной девочкой, и, когда у нас был вечер, Р. Л. маме об этом сказала. Мама ничего не поняла и отругала Женю. А девочки думали, что я маме все неправильно рассказала. Все на меня с презрением смотрели, отворачивались, не разговаривали. Знаете, как было тяжело?! Я не знала, что мне делать... Ведь в школе у меня все, все... Ужасно одиноко было... Совсем одна...
Почему же совсем одна? А мама, домашние? Это все не то. Мне очень тяжело было. Но хорошо, что это все скоро кончилось, а то бы я не знала, что мне делать.
А когда дома поссоришься, чувствуешь себя одинокой? Нет, просто очень неприятно. Мама расстраивается, и у меня тоже бывает настроение плохое. Придешь в школу злющая, не подходи, а потом все проходит. Потом я ужасно переживала, когда раз с Любой очень поссорилась. Я была виновата и места себе не находила. Она тоже нехорошо поступила, но я хуже. Мне казалось, что я уже ни с кем так дружить не буду. Так мне было без нее одиноко - поделиться, поговорить не с кем.
А когда помирились, - это прошло? Прошло, и с Любой стали еще лучше дружить. Она потом мне рассказала, как она тоже скучала и переживала.

В этой беседе следует отметить три наиболее существенных момента:

  1. Чувство одиночества выступает для Веры как тяжелое, тягостное. Вера не только не наслаждается этим чувством, но стремится от него избавиться.
  2. Чувство одиночества не является сколько-нибудь постоянным жизнеощущением. Напротив, оно возникает эпизодически, под влиянием внешних, а вовсе не внутренних обстоятельств (осталась одна дома, пошла одна к тете, поссорилась с товарищами и пр.).
  3. Нарушение связи с коллективом школьников вызывает чувство одиночества, в то время как домашние недоразумения к этому чувству не приводят.
Шура Р., 13лет 6мес., VI класс
Чем Николенька не похож на наших ребят? Он чувствовал себя одиноким. Толстой называет даже это «пустыней отрочества». Я этого у наших ребят не замечала. Какое же одиночество? Даже непонятно! Ведь мы почти все время вместе и дома часто бываем друг у друга.
Значит, у тебя никогда не бывает чувства одиночества? Чтобы совсем себя чувствовать одинокой - нет. А бывало так: идешь из школы домой, девочки разговаривают, а я молчу. Что ни скажу — ничего не подходит. Мне хочется поговорить с ними, а разговор не клеится. Мне кажется, что я лишняя. И скорее домой... Кажется, что со мной никто дружить не хочет, все отвернулись, что я осталась одна. Ну и пускай, думаю, буду только с Леной дружить и ни с кем больше; а сама внутри ужас как переживаю. А потом все пройдет.
Часто так случается? Да нет! Редко!.. Когда болела, тоже казалось.
А раньше так бывало? В прошлом году нет. Было нескучно, всегда была с девочками: и в школе, и дома. А сейчас бывает: Аси - нет, Ани - тоже, а дядя Жора со мной по-человечески не разговаривает.
А в школе? В школе - нет. Редко скучно! Чего скучать? И причин-то никаких нет! Вот разве натворишь что-нибудь, выругает учительница при всех, так стыдно станет. Да еще девочки надуются... Правда, что как в пустыне... Придешь домой и думаешь... Очень неприятно.

Шуре «чувство одиночества» Николеньки чуждо и непонятно. У самой Шуры, как и у Веры, это чувство возникает лишь как следствие определенных внешних обстоятельств («когда болела» или в результате нарушения контакта с товарищами). От чувства одиночества девочке хочется избавиться, оно ее тяготит; она даже неясно представляет себе собственно «чувство одиночества», отождествляет его со скукой.

Сережа Г., 14лет 9мес., VIII класс
Как ты относишься к чувству одиночества у Н.? Бывает такое чувство, но это совсем не то, что у него. Вдруг покажется, что ты не такой, как все. Почувствую вдруг это на минуточку. Дурачишься, дурачишься, а потом вдруг остановишься, оглянешься, и кажется, что все кругом вместе, а ты один. Подумаешь так на минуточку, и сейчас же к ребятам опять. Где самая гуща, где самое веселье - туда и я. Я со всеми и все со мной.
Никогда не чувствовал себя посторонним? Нет, не чувствовал. Так не было, и рад, что не было. Если бы так получилось, то было бы для меня очень плохо.
Какое чувство у тебя, когда бываешь в коллективе, обществе, с ребятами? Очень приятно ощущать, что все вместе и ты со всеми вместе, как одна семья. И радостно сразу и на голове ходить хочется - любишь всех и близки все.
Почему Н. чувствовал себя одиноким? Я понимаю, почему он чувствовал себя одиноким. Родители, брат - это мало для того, чтобы чувствовать себя неодиноким. У него не было друзей, ему их не хватало. Без друзей нельзя жить, я лично не могу.

В этом протоколе особенно ясно выражено активное стремление преодолеть возникающее чувство одиночества («Подумаешь так на минуточку - и скорее к ребятам опять.Где самая гуща...»), а также ярко выражается настоятельная потребность в коллективе, в товарищах, любовь к окружающим людям, ощущение близости с ними.

Рая И., 16лет, IX класс
Как относишься к чувству одиночества Н.? Он был одинок потому, что считал себя выше других, не мог примкнуть ни к какой группе товарищей. Один был, с его точки зрения, ниже его, других он дичился. Я не понимаю этого.
Бывает у тебя такое чувство? Бывает, когда поссоришься с кем-нибудь или убеждаешься, что от тебя скрывают что-нибудь, - значит, тебя не любят. Все знают, а ты нет. Так обидно! Бывает так. Заболеешь вдруг, никого нет, одна все время, мечешься, ничего не хочется делать, места себе не найдешь. Так одиноко, кажется, что все забыли меня. И грустно так, плакать хочется. А иногда кажется, что вроде как бы рвутся связи с девочками, классом. Получу двойку, и скажут, что это плохо не только для меня, но и для класса, и кажется, что будто меня от класса какой-то круг отделяет. Я со всеми, кругом все, а кажется, что одна-одинешенька. Когда поссоришься, натворишь что-нибудь и знаешь, что неправа, то чувствуешь себя как в пустыне, кажется, что все отворачиваются, осуждают.
Часто это бывает? Нет, иногда. Когда поссорюсь или двойку получу, а вообще в школе очень хорошо себя чувствую. Бывает такое хорошее состояние, все чувствуешь своим, близким, хочется всем приятное сделать, дурачиться: стул на стол, снежки — в девчонок, и знаешь, что никто не осудит, только скажут: «Райка с ума сходит!» Даже если у меня бывает плохое настроение, никто не считает меня замкнутой, одиночкой, потому что это очень редко. Я не чувствую себя одинокой, а все-таки уверена, что до меня есть многим дело. Это я знаю.
Чувствуешь связь с коллективом? Конечно. Многое связывает: учеба, комсомольская работа, дружеские отношения, забота о товарищах, помощь, книги, обсуждение дел в классе. Я чувствую себя частицей коллектива. Ужасно приятно.
Чувствовала когда-нибудь раньше одиночество? Одно время в VIII классе было такое чувство. Я была с девочками, но особенно с ними не сближалась. Они все говорили о какой-то ерунде, а мне это было уже неинтересно, у меня были другие мысли, серьезные. А вступила в комсомол — все кончилось. Стала ближе с девочками, поняла, что я многих просто не знала и поэтому не ценила.
Почему ты отметила именно это место в книге? «Отлично жить на свете!» - вот это мне в Н. нравится. Я тоже так думаю. Какое может быть одиночество, когда кругом все так хорошо?!
А дома бывает чувство одиночества? Дома — бывало. Только я чувствовала себя не столько вообще одинокой, а чужой. Я дома тихая, молчаливая. У нас дома все мрачные, отношения холодные. Дома я никому ничего не могу сказать: посмеются только, ничего толком не поймут, упрекнут в легкомыслии, посоветуют лучше о глупостях не думать, а учить уроки. Я из дома бегу; вообще люблю быть больше в школе, на людях.

Мы ограничимся приведением этих протоколов, так как все протоколы совершенно единообразы. Абсолютно все подростки единодушно отрицают наличие у себя чувства одиночества как доминирующего жизнеощущения. Напротив, все они говорят о своей любви к людям, к товарищам и школе. Их интересуют и увлекают школьные дела, общественная и совместная с товарищами работа, прогулки и пр. Именно коллектив и коллективная жизнь являются для наших подростков источником радости, и радость жизни есть превалирующее у них жизнеощущение. («Отлично жить на свете!»; «и любишь всех и близки все»; «все чувствуешь своим, близким, хочется всем приятное сделать» и пр.)

Наши испытуемые считают, что причиной чувства одиночества у Николеньки является то, что он жил замкнутой жизнью, был обособлен от сверстников, «сидел все время дома», как они выражаются, не имел товарищей, друзей и неправильно считал себя «выше всех».

Наши подростки благодаря постоянному переживанию своей связи с коллективом и заботы со стороны окружающих не видят причин для возникновения у них чувства внутреннего одиночества.

Итак, на основании наших данных можно констатировать следующее:

  1. У изучаемых нами подростков нет переживания неудовлетворенности и чувства внутреннего одиночества как постоянного и характерного для них жизнеощущения.
  2. Вместе с тем у наших подростков эпизодически возникает переживание одиночества, отличное от того чувства, которое возникает у детей более младшего возраста, когда они бывают лишены общества товарищей. Младшие школьники в этих случаях скучают, так как они любят совместные игры и занятия. У подростков же возникает потребность в коллективной жизни, в том, чтобы постоянно чувствовать себя членом более широкого общественного целого. Именно этим следует объяснить тот факт, что чувство одиночества у подростков возникает в результате конфликта с коллективом товарищей, даже при сохранении хороших отношений дома и, наоборот, конфликт дома при сохранении нормальных отношений с коллективом, как правило, этого чувства не вызывает.
  3. Эпизодическое чувство одиночества, возникающее и у наших подростков, отнюдь не доставляет им «наслаждения» и активно преодолевается ими через включение в жизнь и деятельность коллектива и общение с товарищами. Правда, в старшем подростковом возрасте для преодоления чувства одиночества уже не обязательно фактическое общение с коллективом. Для них часто становится уже достаточным одного сознания своей связи с коллективом.

***

Так же как «чувство одиночества» имеет у наших подростков свои отличительные черты, так же своеобразно у них и так называемое «стремление к одиночеству».

Полученные нами данные показывают, что, в отличие от младшего школьника, у подростка возникает иногда потребность побыть одному. Приведем протоколы бесед по этому вопросу с детьми младшего школьного и подросткового возраста.

Светлана Д., 10лет, IV класс
Тебе всегда хочется быть с девочками? Всегда, всегда... Я с ними хорошо дружу, ни разу не ссорилась. Они ко мне домой приходят. Сделаем уроки и идем гулять, балуемся, бегаем вместе.
Никогда не стремишься уйти от них, побыть одной? Нет. Просто скажу, что иду домой, а некоторые убегают, ничего не говоря.
Любишь быть одной? Нет, ни разу не любила.
Люба М., 12лет 9мес., VI класс
Чем не похож Н. на наших ребят? Он любил уединение, не делился ни с кем мыслями, у него не было близкого друга. Он любил одиночество и был в одиночестве, ребята были ему безразличны, у него не было товарищей. Наши ребята не любят одиночества. Наоборот, наши ребята стремятся всегда быть вместе в школе, ходят в кино, на каток, они всегда стремятся к обществу других ребят.
Чем тебе не нравится Н.? Он стремился к одиночеству, хотел быть все время один, отдельно от всех. Я люблю побыть одной, но только иногда, а так, чтобы все время быть одной, - я так не могу.
Раньше было стремление побыть одной? Это появилось в V-VI классе, особенно с VI класса. Раньше я всегда была с девочками.
А почему теперь хочется побыть одной? Наоборот. Хочу еще больше быть с ними. Летом я очень скучала, они мне даже ночью снились. А иногда хочется подумать, тогда надо побыть одной.
О чем ты тогда думаешь? Что в классе произошло. Есть события, которые очень сильно волнуют... Я ведь звеньевая - как же не думать... Потом я очень часто думаю, какая я буду, какая у меня будет жизнь, как она сложится. Я уверена, что мне надо обо всем этом одной подумать. Когда я одна думаю, я даю себе полную волю, а с девочками — надо все с самого начала рассказывать, а то не поймут как-то... Потом еще потому, что я хочу быть врачом, а Вера - учительницей, она меня уверяет, что врачом хуже. Когда она это говорит, мне не хочется с ней разговаривать, а сама помечтаешь обо всем, о будущем.
О серьезном лучше одной думать, да? Когда хочется подумать, надо обязательно одной, а когда много людей, я не могу...
А раньше тебе тоже надо было обязательно думать обо всем этом одной? Раньше я меньше думала обо всем этом, даже иногда совсем не думала; как-то некогда было. А теперь мне это необходимо. Приду из школы, бывает, иногда времени вечером совсем нет, но зато когда ложусь спать или иду гулять, обязательно все обдумаю, обсуждаю все сама с собой.
Сережа Г., 14лет 9мес., VIII класс
Похож Н. на наших ребят? Совсем не похож! Стремится быть одному, ни с кем не общаться! Нет, этого у меня не было.
У тебя не было желания побыть одному? Бывало. Хочется уйти куда-нибудь одному, побродить, подумать, помечтать. Обо всем помечтать: о жизни, о себе, о любви - обо всем на свете... Пофилософствовать... Думаю, как бы в жизни сделать хорошее для всех людей: изобрету ракету, сяду и облечу весь мир.
А при ребятах об этом мечтать нельзя? Можно, но лучше одному.
Значит, ты в этом похож на Н.? Одному быть хочется, но на несколько часов. Подумать, полежать, отдохнуть, помечтать, так чтобы никто не мешал. Это у меня есть. А жить так, чтобы все время быть одному, как отброшенному, - это невозможно.
Да еще любить это?! Как это можно?!
Рая И., 16лет, IX класс
(Читает отрывок.) «Пустыня отрочества» - это уже чересчур. Мне случалось быть одной, привыкаешь к этому. Долго - это уже невыносимо. Кошке бы что-нибудь рассказала, хоть с кем-нибудь поговорить! Но мне очень нравится быть одной, когда бывают особые минуты «думания». В одиночестве мысль лучше работает: все четче и яснее представляется. Забывала, что люди есть, задумывалась ужасно. Вдруг с землей случится что-нибудь, замедлит движение, все разрушится, я останусь одна. Значит, сейчас надо все технические новости узнавать, читать все, чтобы все восстановить... Я люблю думать одна потому, что никто не мешает, не путает, не мешает все самой продумать, взвесить.
Значит, тебе близка жизнь Н., сосредоточенная только в себе? Когда погружаешься в мысли или переживания, ведь это все связано с окружающим. Какая же это сосредоточенная только в себе? Я же не только о себе думаю, о других гораздо больше. Мечты, размышления о жизни - это не сосредоточение в себе, все это связано с окружающим.
(Читает отрывок.) «Мои занятия заключались в уединенных размышлениях...» - это пустая трата времени, как и его шлянье без цели - тоже трата времени. Уединенные размышления интересны, когда думаешь о жизни, об окружающих.

Приведенные нами материалы показывают, что у подростков (с 12-13 лет) возникает желание побыть одному, которое они сами осознают. Они говорят, что это желание возникло у них приблизительно в V-VI классе, и отмечают, что примерно в это же время у них появилась потребность подумать «обо всем на свете». Желание побыть одному у наших подростков связано с потребностью разобраться в себе самом, в событиях окружающей жизни, в своем отношении к этим событиям, подумать о своем будущем и т.п.

Эти размышления не являются принципиально «уединенными размышлениями». Многие вопросы, касающиеся событий в школе, отношений в коллективе, собственного будущего и так далее, обсуждаются вместе с товарищами, но все же подросткам об этом же необходимо подумать и одним, чтобы самостоятельно во всем разобраться и определить ко всему свое собственное отношение.

Именно в этом смысле подростки говорят, что присутствие других людей во время таких размышлений может им помешать.

Это свидетельствует о возникновении у детей в подростковом возрасте стремления разобраться в обилии событий, впечатлений, взаимоотношений, переживаний, выяснить свое к ним отношение. Возникновение этой потребности является одним из необходимых условий и основанием для формирования мировоззрения подростков и свидетельствует о наличии этого процесса, по крайней мере об определенном этапе его формирования в подростковом возрасте.

Вместе с тем наши данные показывают, что у изучаемых нами подростков нет стремления к одиночеству, к обособлению, изоляции себя от окружающей жизни. Они относятся к такому стремлению у Николеньки, как к чему-то чуждому для себя и своих товарищей. Желание побыть одному не связано у них с появлением враждебного чувства по отношению к другим людям.

Таким образом, возникающая у наших подростков потребность побыть одному не имеет ничего общего с так называемым стремлением к одиночеству, которое в буржуазной психологии приписывается подросткам, как якобы специфическая черта этого возраста. Желание побыть одному для наших подростков есть средство создать себе наилучшие условия для размышления, и наши подростки испытывают потребность во временном пребывании в одиночестве, а длительное одиночество расценивается ими как немыслимое, непереносимое, внутренне чуждое состояние, вызывает отрицательную эмоциональную реакцию и сопровождается стремлением избавиться от него.

4. «Самоутверждение» подростков

Буржуазные психологи утверждали, что в результате формирования самосознания у подростков неизбежно появляется стремление к самоутверждению, связанное со свойственным им чувством исключительности, с их эгоцентризмом и эгоизмом. Считалось, что такого рода самоутверждение неизбежно сопровождается «бунтом» против окружающей действительности, против требований взрослых, который приводит к конфликтам с ними.

Так, Т. Циген [10] считал, что подросток «всегда эгоцентричен» и что вследствие преувеличенного представления о своей особе он требует от окружающих признания своей исключительности. Ш. Бюллер [12] полагала, что в подростковом возрасте внутренняя неудовлетворенность изживается в грубости, упрямстве, черствости, что наиболее обычными способами поведения подростка является пассивная меланхолия и агрессивная самозащита. Л. Седов [8] и В.Е. Смирнов [9] подчеркивали, что большое место в жизни подростков занимают мечты, которые имеют эгоистический характер, причем внешние впечатления являются только поводом для мечты, которая бежит от «грубой» действительности, противоречит ей и поэтому служит заменой действительности, защитой и убежищем от нее.

Перед нами стояла задача выяснить, присуще ли нашим подросткам самоутверждение, каковы его особенности и почему в отдельных случаях в их поведении появляются некоторые общественно-отрицательные черты.

Начнем с рассмотрения данных бесед о Николеньке Иртеньеве.

Шура Р., 13лет 6мес., VI класс
Что тебе близко в Н.? Он хотел быть взрослым, и мне хочется. Разве я маленькая? Скорей бы еще подрасти, чтобы мама меня везде одну пускала, не беспокоилась, не говорила, как себя вести: «По сторонам смотри!»
Правильно Н. обижался, когда его считали маленьким? Смотря, что говорят. Если все разговаривают, советуются и я что-нибудь скажу, а мама мне скажет: «Яйца курицу не учат!» - я обязательно надуюсь. Ведь я не маленькая, я уже большая. А потом вдруг думается ведь я маленькая, мне всего 13 лет...
Тебе нравится отношение Н. к Сереже? Он хотел был во всем подражать: и в хорошем, и в плохом. Можно учиться хорошему, а плохому зачем? Дружить, помогать надо, но не исполнять все, как раб. Если Николенька любил Сережу, то должен был бы не трепетать перед ним, как перед Троекуровым. Подумаешь, один - господин, другой - раб. У нас отношения проще и лучше. Дружат, так уж по-настоящему дружат. Я всегда сержусь, когда подруга не имеет своего мнения и только хочет сделать мне приятное.
Тебе нравится, что Н. стремился доказать, что он умный? Даже не знаю; можно не стараться доказывать, а просто так поговорить, чтобы другие сразу почувствовали, какой ты. Если я вижу, что кто-нибудь думает, что я что-то не понимаю или что я маленькая, говорит - «нос не дорос», - думаю, как бы ему доказать, что я тоже это понимаю и уже не маленькая. Разозлюсь: вот докажу, что дорос... Мне вообще нравится, когда уважают друг друга.
Как тебе кажется, был Н. особенный, лучше всех? Нет. Это ему так казалось. Он хотел, чтобы и другие так считали. А зачем? Если будет хорошо учиться, хорошо работать — и так все будут с него пример брать, он и будет особенным, уважаемым, все его любить будут. Какой еще «особенный»? Вот я не хочу быть особенной! Вот у нас есть одна «особенная». Она любит себя больше других, ставит себя выше других, мы ее так «единоличницей» и зовем. В ней ничего особенно плохого нет, и учится она хорошо, а у всех к ней какое-то отвращение. У нас себя никто не ставит выше других. Галя — отличница, а такая хорошая, простая девочка.
Значит, ты совсем не хочешь быть особенной? Если только отличницей, чтобы ко мне все подходили, а я бы все объясняла - тогда согласна. А если только о самой себе думать, что ты лучше всех, когда другие этого не думают, можно только краснеть за себя. В «Алых погонах» мальчик один все хотел, чтобы у него было все лучше, чем у других. Неправильно думал. Я думаю, что лучше, чтобы было как у всех. Тогда не будут отчуждаться.
Тебе мечты Н. близки? Я тоже мечтаю, как вырасту большая, как буду работать, буду известным человеком, про меня в газетах напишут. Поступлю в авиационный техникум, буду конструктором. Изобрету самолет, в газетах напишут, а люди скажут: «Это Р. сделала!»
Только так, как Николенька, я никогда не мечтаю. Мне не нравится, когда он мечтает, что станет лучше других, выше всех, все будут перед ним преклоняться. Я себя так не ставлю: мне хочется, чтобы люди меня уважали, относились, как товарищ к товарищу. А он хотел, чтобы все на него смотрели, завидовали, любовались, говорили: «Вот Иртеньев... Иртеньев... Иртеньев!..» Он, один он! Он стремился к единоличной славе, только себя хотел показать. Хоть бы вместе с товарищами, все равно его фамилия будет, но вместе с товарищами. С товарищами еще лучше.
А ты мечтала о том, чтобы стать великим человеком? Даже не знаю. Если все на пользу народу делать - это хорошо. А если только для себя выхваляться - мне не нравится. Ведь можно быть просто хорошим работником - инженером или рабочим. А великим быть совсем не обязательно.
Тебе никогда не хотелось быть особенной, выделяться, как Н.? Хотелось немного. Иногда я мечтаю, какую бы задачу решить, которую никто в классе не решил, или правило знать, которое никто не знает. Учительница говорила о нем, а учить не задавала, а я запомнила. И вот она меня вдруг вызывает, а я знаю. А потом я бы всем его объяснила. Или у нас диктант - и трудное слово появилось как раз на это правило. Все его забыли, а я помню. Всем скажу, чтобы правильно написали.
Вера Д., 12лет 11мес., VI класс
Тебе кажется правильным, что Н. обижался на то, что его считали маленьким? Правильно. Знаете, как это обидно. Попросишь брата: «Расскажи, что было в кино?» - «Ты еще маленькая, ничего не поймешь!»; или папа скажет: «Что ты при Вере такие вещи говоришь, она еще маленькая!» Так обидно, какая же я маленькая?
Тебе нравится, как Н. вел себя на экзамене? Он всем своим видом показывал, что все знает и презирает Иконина. Лицо морщил, улыбался, на учителя смотрел: вот, мол, смотрите, он ничего не знает, а для меня это пустяки. А стали спрашивать - молчал да путал. Так ему и надо, не выхваляйся. Я не люблю таких воображал.
Тебе нравятся мечты Н.? Очень. Я тоже очень часто представляла свое будущее. Мне очень приятно думать, как я буду большая, буду работать, а мама с папой - нет. Мне очень хочется поскорей маму кормить, хочется скорей ей помогать. Я не хочу на ее шее сидеть.
Сережа Г., 14лет 9мес., VIII класс
Ты сочувствуешь Н. в том, что ему не хотелось быть маленьким? Николеньке хотелось быть взрослым и мне тоже. Хочется казаться более выдержанным, чтобы окружающие не смотрели на меня, как на расхлябанного мальчишку. При этом будешь иметь больше уважения со стороны окружающих.
Хорошо, что Н. подражал Сереже? Мне не нравится, что Николенька не мог выйти из-под власти Сережи. Зря. Нужно иметь чувство собственного достоинства. Зачем унижаться? Н. хотел быть не хуже Володи. У меня такое было. Мне тоже хотелось показать брату, что я не хуже его. Мне хотелось ему доказать, чтобы самому почувствовать, что я не хуже, но чувствую, что он лучше. Он взрослее, сильнее меня, умеет делать то, что я не умею.
Хорошо, что Н. стремился быть особенным? Что значит особенный!? Не походить ни на кого? Нет, в этом нет ничего хорошего. Он тогда не сможет ни с кем общаться. Быть особенным - это значит быть одному. А я не могу без товарищей. Николенька не был особенным. Он, может быть, сам себя считал особенным, а как другие посмотрят — еще неизвестно.
Тебе хотелось бы, как Н., чтобы на тебя обращали внимание? Глупость! Он был очень самолюбив, хотел быть лучше всех, чтобы все на него смотрели. Мне тоже этого хотелось, но я не думал, что я лучше и выше всех. Мне просто хотелось, чтобы и на меня тоже обратили внимание. Просто хочется, и все. А если этого не было, то становилось грустно.
Тебе не кажется, как Н., что тобой должны интересоваться люди? Это опять его самолюбие! Он сам только о себе думал, и ему казалось, что другие тоже должны только о нем думать. Я об этом не думаю. Зачем посторонние мной будут особенно интересоваться? Чем я такой особенный?
Как ты относишься к тому, что Н. дал почувствовать профессору, что он выше товарища? Зачем это делать? Если я знаю, я просто хочу хорошо ответить, почувствовать, что я не хуже других. Зачем унижать товарища? Ему и так несладко было. Оскорбился, что его с Икониным соединили! А тот был парень, как парень, только хуже учился.
Имел право Н. считать себя выше сверстников? Конечно, не имел. Он был богаче, хорошо одет, дрожки имел, ну и что же? Даже наоборот. Ведь они были его ученее, развитее, больше знали, потом они к нему по-простому отнеслись. Почему он оскорбился? Я бы на его месте ни за что так не поступил! Я даже был бы рад, что ребята ко мне так хорошо и просто первые подошли. А ему это было «дико и неприятно». Ерунда все это! Да ну его! Ничего не понимал и не чувствовал. А вы знаете, как у нас? Друг у друга на головах сидят, кричат «ура», и никто не обижается - всем хорошо и весело.
Тебе близки мечты Н. стать великим человеком? И я воображал насчет учености. По-моему, ничего в этом плохого нет, но он не только воображал, а считал других людей ниже себя, не замечал их. А я совсем не ставлю себя выше других.
Галя Б., 15лет 6мес., VIII класс
Чем похож Н. на наших ребят? У него есть очень похожая на наших ребят черта: думает и хочет другим доказать, что он уже большой.
Что тебе в Н. нравится? Нравится то, что Н. и Володя ничего не перенимали друг у друга. Николенька хотел неожиданно для всех все по-новому, по-своему сделать; правда, у него ничего не получалось.
Понравились тебе отношения Н. и Сережи? Нет, он перед Сережей унижался. Мне не нравится такое унижение себя.
Ты можешь, как Володя, обидеться, когда у тебя хозяйничают без спроса? Очень. Не люблю, когда без меня в моих ящиках копаются. У меня дневник был, я его с IV класса вела. Пришла раз домой, смотрю, у мамы очки на носу - читает дневник. Я заревела, говорю: «Мамочка! Это нельзя читать! Помру, тогда читай!» Она ужасно взъелась на меня, и неправильно. Ведь это мое личное дело!.. Дневник я бы без разрешения никогда не стала читать!
Тебе нравится отношение Н. к себе? Он все думал, что он самый умный, может поговорить, удивить всех, хотел поблистать в обществе. И обязательно поблистать!.. Серость какая-то!.. Не нравится. Неужели я могу думать, что я умнее всех, могу удивить всех умом, разговором или блистать в обществе? У него черта, присущая дворянству, выплывает. Он! Он и ему все подчиняются. Вот барин-то...
Рая И., 16лет, IX класс
Чем похож Н. на наших ребят? С ним окружающие не разговаривали, как со взрослым, и это его угнетало. Такое сейчас тоже бывает. На иных такое отношение не действует, а на меня ужасно, особенно как только почувствую, что думают, что я маленькая, ничего не понимаю, или если прямо скажут: «Мала об этом рассуждать». Когда мать мне говорит: «Ты должна меня бояться!» - я спорю - не бояться, а уважать. Ну, и кричим друг на друга. Директор на комсомольском собрании сказал, что мы должны в школе подчиняться. Я не выдержала и стала ему доказывать, что мы должны не беспрекословно подчиняться, а исполнять то, что от нас требуют.
Вообще я не люблю, когда мной командуют. Скажут резко да еще без «пожалуйста» - сейчас же ощетинишься. А если насмешка прозвучит в голосе или приказание, буду ссориться, да еще как! Если подшучивают надо мною — или не отвечу, или нагрублю.
Тебе нравятся отношения Сережи и Н.? Сережа был над Николенькой командиром. Это плохо. Унизительно подчинятся. Надо уважать друг друга, а не подчиняться. Всякие отношения должны быть построены на уважении. Я из-за этого с мамой много спорю и ссорюсь. Надо помогать, делать все, но не из страха или безропотного подчинения. Такие слова, как «бояться», «подчиняться», меня в ярость приводят. Я бы ни за что никому этого по отношению к себе не позволила. Бывало так: дай книгу! дай тетрадь! принеси! подвинь! - я сейчас же взрываюсь: «Не командуй». Я от боли никогда не заплачу, а от обиды - моментально. Не люблю, когда в мои вещи влезают. Прихожу, сразу вижу, когда рылись. Требую, чтобы в мои вещи без разрешения не лазили; если возьмут без спроса - буря! Я мечтаю, что у меня будет своя комната, чтобы мама не входила, не вмешивалась, когда я занята или читаю.
Что еще не нравится в Н.? То, что он подражал Сереже. Я ни за что не буду подражать. Обязательно свое. Как это подражать?! Мне никогда никто не говорил, что я кому-нибудь подражаю.
Даже таким героям, как Зоя, Олег, не подражаешь? Это совсем другое дело! Это уже не подражание. У них учишься. А учиться и подражать - разные вещи. Хочется быть лучше, многое черпаешь из книги, из жизни, без этого нельзя. Можно учиться и вкладывать в это свое. А подражать - это не иметь своего «я».
Правильно Н. относился к себе? Нет, он без основания думал, что он лучше других, выше; он был богаче, но по знаниям не выше.
Тебе нравится стремление Н. к оригинальности? Быть исключением? Быть оригинальной в учебе? Учиться лучше всех - хорошо. Но считать себя выше других, показывать свой ум перед людьми - нехорошо. Мне хочется быть действительно умной. Мне не нравится его презрительное отношение к людям. Можно быть сверхособенным, сверхумным, но не ставить себя выше других. И ниже тоже ставить не нужно. Я высказываю всегда то мнение, которое у меня есть; если оно противоречит остальным, я не отступлю. Не люблю думать и поступать по чужой указке. Самолюбие у человека мне нравится, и я самолюбивая. Но умнее всех я себя не считаю. Быть уверенной в себе - это одно, но считать, что я умнее всех, все «я», «я» - это другое. И в других меня это «яканье» бесит. У Н. был страшный эгоизм, он о себе только и думал. Он был не только самолюбивый, но и себялюбивый - все делал только для своего благополучия, думал и любил только себя, а остальных считал перед собой за ничто. Конечно, я не такая.
Иногда хочется показать, что я тоже не глупая, особенно если вокруг есть люди умнее меня. Но я не думаю, что я лучше, умнее всех.
Мне иногда кажется, что я очень способная, стоит мне только захотеть, по-настоящему взяться за уроки, я могу не только все знать, но и быть специалистом в этих областях: в математике, в истории, астрономии. Но я все-таки ленюсь, хотя очень люблю работать.
Инициативные люди тебе нравятся? Если стремятся сами выделиться - нет. И класс обычно с такими ссорится. Я, наоборот, хочу быть и казаться проще, внимательнее. В спорах иногда получается так, что я покрикиваю на девочек, подчеркиваю свой ум, личные качества, но это нечаянно, когда очень рассердишься. Я ценю людей и не люблю людей, равнодушных к другим.
Тебе самостоятельность нравится в людях? Очень. Я очень люблю, когда трудно. Все равно сделаю, все равно добьюсь своего. Трудность подбадривает. Спрашивать не люблю, лучше сама в книгах покопаюсь, подумаю. Приятно! Ни на кого не надеешься!.. Я люблю все сама. И сейчас как бы ни было трудно, если я решила, обязательно сделаю.
Мечтать любишь? Очень люблю. Вот, например, вызовут меня в райком комсомола: «Вам важное задание, ответственное поручение - вам надо для Родины сделать большое дело!» Я ведь в доску расшибусь, а сделаю. Иногда мечтаю быть известной, героиней, изобретателем, писательницей. Мне очень нравится Сергей Тюленин — он мечтал о подвиге, геройстве, сил не жалел для Родины, а ведь простой был мальчишка. Я очень люблю таких.

Приведенный материал показывает, что стремление к самоутверждению есть и у изучаемых нами подростков. Они сочувствуют Николеньке и другим героям-сверстникам в их стремлении к взрослости, к утверждению себя. Некоторые переживания Николеньки близки и понятны нашим подросткам, например повышенная чувствительность к тому, что задевает их самолюбие, к недооценке их возможностей, к покушению на их права, на их самостоятельность. Наши подростки тоже считают себя взрослыми или почти взрослыми и требуют от окружающих (учителей, родителей, товарищей) признания этого и соответствующего отношения: уважения, учета их мнения и советов, признания определенных прав и т.д. Отношение к ним «как к маленьким» вызывает протест, который не только внутренне переживается, но и выражается ими внешне (например: «Мама мне скажет: «Яйца курицу не учат», - я обязательно надуюсь»).

Изучавшиеся нами подростки считают необходимой основой взаимоотношений с людьми уважение, а в коллективе товарищей и в дружбе - равноправие. Требование подчинения, командование, проявление неуважения, а тем более унижение их личности (даже воображаемое) вызывают резкий протест.

Всем исследуемым подросткам не нравятся отношения Николеньки и Сережи, потому что Николенька был «рабом» Сережи, действовал «по его указке». Подростки считают для себя немыслимым рабское подражание и беспрекословное подчинение в отношениях с товарищами, хотя в то же время считают необходимым учиться у взрослых и товарищей всему хорошему.

Самоутверждение наших подростков, как правило, не приводит к возникновению таких якобы всегда ему сопутствующих черт личности, как эгоизм, чувство исключительности, пренебрежение к другим людям и т.п. Им очень не нравится в Николеньке то, что он считал себя «выше всех», «умнее всех» и стремился показать это окружающим. Наши подростки не хотят быть особенными, исключительными. Им кажется, что в результате этого их чуждались бы товарищи, они оказались бы одинокими, исключительность мешала бы их жизни и общению в коллективе, в какой-то мере выключала бы их из жизни коллектива и противопоставляла ему.

Наши подростки умеют видеть достоинства товарищей, оценивать превосходство того или другого человека и не считают для себя унизительным признать это. Они осуждают Николеньку за его стремление возвыситься над окружающими, вызвать по отношению к себе всеобщее внимание, удивление, преклонение.

Сравнивая себя с Николенькой, подростки отмечают, что они тоже хотят быть известными, уважаемыми людьми, стремятся к этому, но ими руководят не эгоистические побуждения, а желание приносить пользу и тем самым заслужить уважение и признание их достоинств другими людьми.

Вместе с тем у них есть некоторая неуверенность в отношении к ним окружающих. Они претендуют на то, чтобы взрослые больше считались с тем, что они стали уже «большими», что они умеют сами разбираться во многих вопросах, имеют собственное мнение и могут помочь советом и делом. Поэтому подростки особенно чувствительны к недооценке их «взрослости». В этих случаях у них возникает стремление доказать свою самостоятельность, добиться уважения взрослых, а иногда даже противопоставить им свое мнение и во что бы то ни стало отстаивать свою независимость.

У наших подростков также есть стремление утвердить себя не только в настоящем, но и в будущем; они мечтают о необыкновенных открытиях, изобретениях, подвигах. Однако, сравнивая свои мечты с мечтами Николеньки, они прямо говорят, что мечтают не так. Им не нравится, что Николенька, мечтая о будущем, думает только о «единоличной славе» и совсем не думает о самом важном - о том, как ему стать «полезным Родине человеком».

Факты, полученные на основе анализа отношения подростков к образу Николеньки, подтвердились в сочинениях подростков на тему «Мой любимый литературный герой», а также в их отзывах о произведениях русской классической и советской литературы.

Главным мерилом ценности человеческой личности, как показывают эти материалы, для наших подростков является отношение человека к Родине, народу, общественному долгу. В 44 из 58 сочинений указывается на то, что А. Мересьев, А. Григорьев, У. Громова и другие стали любимыми героями подростков именно потому, что они были не только смелыми, настойчивыми, сильными и решительными людьми, но и (что самое главное) умели подчинять свои личные интересы интересам общественным.

В этих материалах, так же как и в беседах о Николеньке, обнаруживается, что пути личного самоутверждения наши подростки видят в основном в том, чтобы участвовать в великих делах своей страны, приносить пользу обществу. «Я не мыслю, чтобы могла жить, не принося пользы. И я хочу, чтобы слух обо мне прошел по всей Руси великой... Я часто думаю, что́ надо делать и как работать, чтобы принести всем, всем пользу, чтобы страна мною гордилась не зря» (VIII класс).

***

Таким образом, на основании полученных нами данных мы можем прийти к следующим положениям.

У подростков в период от 12 до 15 лет можно отметить наличие активного стремления утвердить себя в мнении окружающих, добиться среди взрослых и товарищей того положения, на которое благодаря своим возросшим возможностям они действительно имеют право.

У подростков возникает потребность утвердить себя не только по отношению к близким им людям, как это бывает в более младшем возрасте. Это стремление имеет у них более широкую общественную направленность: они стремятся утвердить себя в коллективе, в обществе (и не только сейчас, но и в будущем).

Возникновение самоутверждения подростков связано с формированием их личности и свидетельствует о новом этапе в этом процессе; оно связано, во-первых, с тем, что подростки фактически становятся уже способными занять новое место в жизни: выполнять более ответственные поручения, вступать в новые, более равноправные отношения с окружающими взрослыми; во-вторых, с возникновением у них нового представления о себе и своих возможностях, т.е. с развитием их самосознания. В подростковом возрасте происходят большие изменения в физическом развитии. В первую очередь надо отметить роль полового созревания. В психологии известны попытки истолковать самоутверждение подростка в свете только этого факта (напомним хотя бы положение Ш. Бюллер о том, что самоутверждение подростков вызывается стремлением показать свое превосходство перед представителями другого пола в борьбе с соперниками).

Такого рода попытки являются, безусловно, неправильными, хотя факт полового созревания не остается безразличным. Его роль с психологической точки зрения, по-видимому, заключается в том, что происходящие при этом многообразные изменения в организме дают подростку дополнительные основания осознавать себя взрослым человеком.

Однако основным моментом, обусловливающим самоутверждение в этом возрасте, является чувство взрослости, связанное не столько с фактом полового созревания, сколько с возросшими возможностями подростка, его опытом, знаниями, умениями и пр. Эти возможности порождают у него сознание своих прав и стремление занять новое место в жизни, в системе его отношений с окружающими людьми.

Следовательно, возникновение самоутверждения в подростковом возрасте является результатом логики развития и формирования личности ребенка и не зависит от характера общественных условий, в которых он живет.

Однако на основании наших материалов мы можем сделать также и другой вывод, а именно, что специфика самоутверждения определяется общественно-историческими условиями жизни, деятельности и воспитания подростков.

Сравнивая полученные нами данные, характеризующие особенности самоутверждения советских подростков с данными о самоутверждении подростков, принадлежащих к привилегированным слоям классового общества (с особенностями самоутверждения Николеньки в изображении Л.Н. Толстого с данными, собранными Ш. Бюллер, Т. Цигеном и другими авторами), необходимо отметить глубокое различие в содержании и формах самоутверждения тех и других.

Самоутверждение у советских подростков, как правило, не приводит к возникновению индивидуализма, чувства исключительности, стремления к завоеванию господствующего положения, пренебрежению к другим людям и т.п. Эти черты порождаются условиями жизни и воспитания в буржуазном обществе.

Система советского воспитания, приводящая к тому, что наши подростки живут общими интересами коллектива, постоянно сравнивают себя с другими людьми, главным образом с товарищами, испытывают на себе влияние общественного мнения, создает условия для формирования у них правильного суждения о своей личности и ее правильной оценки.

Представление о своей исключительности, стремление противопоставить себя окружающим они рассматривают как то, что может привести к разрыву с коллективом, а это расценивается и переживается ими как крайне нежелательное. Подростки сознают свою связь с коллективом, дорожат ею и стремятся ее укреплять. Вследствие этого специфической особенностью самоутверждения советских подростков является стремление к утверждению себя через коллектив, через помощь коллективу, участие в общественной жизни, в общественно полезной деятельности. Эта особенность проявляется в повседневной жизни и деятельности подростков и ярко выражена в их мечтах. Мечты их отнюдь не являются аутистическими. В своих мечтах они как бы «проектируют» свою будущую жизнь и деятельность, «проектируют» свою личность.

В противовес утверждениям буржуазных авторов можно сказать, что у советских подростков не наблюдается противоположности между мечтой и действительностью, мечта не отодвигает для них окружающий мир и не служит средством ухода от действительности.

Все наши материалы опровергают положение буржуазных психологов о том, что самоутверждение подростков неизбежно приводит к конфликтам с окружающими и к пренебрежению со стороны подростков моральными нормами поведения.

На основе всех имеющихся у нас данных мы можем утверждать, что и протест против норм общественной морали, и конфликты с окружающими являются исключительно результатом неправильной организации жизни и воспитания подростков. Протест против требований морали возникает лишь в том случае, если подростки сталкиваются с расхождением между этими требованиями и практикой поведения окружающих, которую они также в известной мере усваивают. В этих случаях получается расхождение между личным опытом подростка и предъявленными ему моральными требованиями.

Что касается конфликтов с окружающими, то они могут порождаться, с одной стороны, указанным расхождением, с другой - неправильным подходом к подростку со стороны взрослых, если взрослые в своем отношении к нему не учитывают изменений, происходящих в этом возрасте.

Содержание и форма предъявления требований к подростку должны соответствовать уровню его развития и не быть ни заниженными, ни чрезмерными. В противном случае они вызывают сопротивление подростка, что и приводит к конфликтам. Подростки требуют от окружающих признания их возросших возможностей, человеческого достоинства, определенной самостоятельности в поступках и убеждениях, уважения и т.п., а в отношениях с товарищами - равноправия.

Если окружающие не учитывают этого, подростки становятся резкими до грубости, упрямыми, противопоставляют себя взрослым и т.д.

Как показывают полученные нами данные, в основном конфликты возникают при следующих обстоятельствах:

  1. При требовании от подростка беспрекословного подчинения и повиновения; при предъявлении требований в категорической форме, особенно в том случае, когда подростку неясны основания этих требований.
  2. При неучете взрослыми советов подростка, отказе от его помощи, при отношении к нему, как к маленькому, при чрезмерном контроле, опеке, недооценке его самостоятельности, сознательности, знаний, умений и пр.- это не только обижает подростков и внутренне ими глубоко переживается, но может стать основой для возникновения у них неуверенности в себе, в своих возможностях.
  3. При стремлении взрослых не убедить подростка, а навязать ему чуждое убеждение, не соответствующее уже сформировавшимся его собственным убеждениям.
  4. И наконец, в тех случаях, когда взрослые без достаточных оснований вмешиваются в личные дела подростков: их личные записи, дневники, письма, первые «пробы пера» и т.д.

Таким образом, конфликты в подростковом возрасте не являются роковыми и неизбежными, а возникают как следствие неправильного воспитания, неправильного подхода к подростку, при котором не учитываются психологические особенности детей этого возраста.

Если непонимание подростка, неумение подойти к нему являются постоянными, они могут стать причиной глубокого конфликта подростка со взрослым и формировать у него не только стойкое отрицательное отношение к данному лицу, но и соответствующие отрицательные черты личности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как было сказано в начале статьи, целью данного исследования было получение ответа на следующие два вопроса: какие изменения и новообразования появляются в подростковом возрасте и какие черты характеризуют советских подростков в отличие от подростков, развивающихся в иных общественных условиях?

В результате мы можем выдвинуть некоторые положения, отвечающие на эти вопросы.

  1. Подростковый возраст характеризуется возникновением нового уровня самосознания.
    Специфическую черту этого уровня самосознания составляет появление у подростков размышлений о себе, как самостоятельного внутреннего процесса и потребности в них. В центре размышлений подростков о себе находится поступок как акт общественного поведения человека. К размышлению о себе подростки обращаются как к средству, необходимому им для организации своей деятельности и взаимоотношений с окружающими людьми. осознание подростками качеств с точки зрения предъявляемых общественных требований приводит у них к возникновению потребности в самовоспитании.
  2. С развитием самосознания в подростковом возрасте связано появление и других новых по сравнению с младшими школьниками черт: интереса к внутреннему миру своему и других людей, стремления к самоутверждению и т.д.
  3. Однако черты, специфические для подросткового возраста вообще, по своему содержанию и характеру проявления, оказываются существенно различными у подростков, живущих и воспитывающихся в различных общественных условиях.

Наиболее отчетливо эти различия выступают в особенностях самоутверждения подростка и в тех чертах, которые непосредственно с ним связаны. У советских подростков самоутверждение не вступает в противоречие с общественной направленностью их личности и не противопоставляется интересам и целям коллектива. Наши подростки хотят утвердить себя через общественно важные дела, через служение народу. Поэтому их самоутверждение не связано со стремлением к личному превосходству, с чувством исключительности и пренебрежительным отношением к другим людям.

Достаточно выразительно указанные различия выступают в мечтах, которые у советских подростков не имеют аутистического характера, а, напротив, выражают их связь с действительностью и представляют собой как бы проекцию жизни подростков в будущем.

4. Специфические условия жизни и воспитания в советском обществе не дают оснований для возникновения у подростков отрицательных черт, присущих буржуазным подросткам, и это прежде всего такие черты, как самоуглубление и стремление к одиночеству («к уходу от внешнего мира в мир внутренних переживаний»), чувство одиночества, как доминирующее жизнеощущение, пессимизм, противопоставление себя окружающим и «бунт» против правил общественного поведения и требований морали.

Таким образом, полученные в исследовании данные свидетельствуют о том, что возрастные особенности, возникающие в ходе развития ребенка, в своем конкретном содержании и формах проявления определяются прежде всего общественными условиями его жизни и воспитания.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Аркин Е.А., Переходный возраст и школа, «Советская педагогика», 1939, № 2.
  2. Арямов И.А., Особенности детского возраста, Очерки, М., Учпедгиз, 1953.
  3. Арямов И.А., Возрастные особенности школьника, М., 1940.
  4. Рубинштейн М.М. и Игнатьев В.Е., Психология, педагогика и гигиена юности, М., «Мир», 1926.
  5. Рубинштейн М.М., воспитание читательских интересов у школьников, М., Учпедгиз, 1950.
  6. Рыбников Н.А., Интересы современного школьника, М., 1926.
  7. Рыбников Н.А., Деревенский школьник и его идеалы, М., 1916.
  8. Седов Л.Д., Психология юношеского возраста, «Вестник воспитания», 1897, № 6—7.
  9. Смирнов В.Е., Психология юношеского возраста, Л., 1929.
  10. Циген Т., Душевная и половая жизнь юношества, М., «Современные проблемы», 1924.
  11. Шнирман А.Л., Формирование отношений к коллективу и развитие самосознания старших школьников, «Известия АПН РСФСР», вып. 18, 1948.
  12. Bühler Ch., Das Seelenleben des Jugendlichen, Jena, 1927.
  13. Busemann A., Handbuch der pädagogischenMileukunde, Halle, 1932.
  14. Busemann A., Die JugendimeigenenUrteil, Langensalza, 1926.
  15. Gross K., Das Seelenleben des Kindes. 1920.
  16. Hetzer H., SystematischeDauerbeobachtungen am Jugendlichenüber den Verlauf der negativen Phase, «Zeitschr. f. Päd. Ps.», 1927, № 2.
  17. Mead M., Coming of age in Samoa, N-Y, Morrow, 1928.
  18. Mead M., Growing up in New Guinea (A study of adolescence and sex in primitive societies), Middlesex, England, Penquin books, 1942.
  19. Schmëing K., Der Sinn der Reifungsstufen. DritteAuflage, Leipzig, 1950.
  20. Spranger E., Psychologie des Jugendalters, Leipzig, 1925.
  21. Stern E., Jugendpsychologie. (JedermannsBücherei, Breslau, 1928, 2 Aufb.)

Сноски

1 Н - сокращенно - Николенька Иртеньев.

2 «Будников младший».