Т.В. Драгунова. Психологический анализ оценки поступков подростками

 в раздел Оглавление

«Вопросы психологии личности школьника»

Т.В. Драгунова

Психологический анализ оценки поступков подростками

1. Задачи и методика исследования

Задачей данного исследования является изучение особенностей оценки поступков подростками.

Поступок - это акт поведения, который имеет нравственную мотивацию и общественный результат; в нем проявляется отношение человека к действительности, к окружающим людям и к самому себе. В силу этого поступок всегда выражает (с большей или меньшей полнотой) нравственную сущность личности, а оценка поступка раскрывает нравственную сторону личности того, кто дает оценку.

Поэтому изучение отношения подростков к тем или иным поступкам может раскрыть их нравственные представления и их отношение к тем качествам личности человека, которые проявились в поступке, и к тем мотивам, намерениям, нравственным нормам, по которым действовал человек, совершая данный поступок. Следовательно, изучение оценки подростками поступков должно позволить глубже проникнуть в сферу переживаний и отношений подростка и тем самым углубить наши знания о психологических особенностях данного возраста.

Таким образом, изучение отношения подростков к поступкам другого человека являлось для нас средством изучения психологических особенностей самих подростков, при этом мы ограничили свою задачу изучением особенностей оценки подростками поступков сверстника.

В ранее проведенном нами исследовании1 мы уже применили в качестве способа изучения особенностей подростков выявление их отношения к другому человеку, использовав для этого литературный образ их сверстника. В настоящем исследовании, в отличие от предыдущего, нас интересовали как психологические особенности детей подросткового возраста, так и нравственные оценки, выражающие нравственные представления и требования в этом возрасте. Мы стремились глубже проникнуть в те особенности, которые характеризуют именно нравственную сторону личности подростка.

Вопрос об особенностях оценки поступков в зависимости от возраста детей в психологии почти не исследован. Наиболее непосредственно относящимся к этому вопросу является исследование К.Д. Радиной [5], посвященное изучению мотивов детских школьных проступков, а также исследование И.М. Подберезина [3] по вопросу о нравственной мотивации поведения детей школьного возраста. В исследовании К.Д. Радиной ставился вопрос о выделении и изучении «основных» мотивов поведения подростков. На основе собранного материала исследователь приходит к заключению, что основным мотивом поведения подростков является стремление быть и казаться взрослым, стремление к самостоятельности, причем автор справедливо считает, что в этом выражается одна из основных возрастных особенностей подростков. К.Д. Радина приходит к интересному и важному, с нашей точки зрения, выводу о том, что у подростков оценка поступков другого человека и даже отношение к этому человеку зависит от того, как подросток оценивает отношение этого человека к себе, насколько он считает это отношение справедливым.

В исследовании И.М. Подберезина рассматривается вопрос о становлении у школьников внутренних критериев в оценке поступков. Автор приходит к выводу, что постепенно нравственные критерии становятся из внешних внутренними. Этот процесс он ставит в зависимость от умения детей проникнуть в мотивационную сторону поступка и от степени обобщения соответствующего нравственного опыта ребенка.

В некоторых других исследованиях (Б.Д. Прайсман [4], Т.В. Рубцовой [6], Н.В. Яшковой [7] и др.) изучался вопрос об особенностях понимания школьниками младшего и среднего возраста поступков литературных героев и образа героя в целом, а также осознания школьниками моральных свойств личности героя. Вывод из этих исследований, имеющий наиболее непосредственное отношение к нашему исследованию, заключается в том, что с возрастом дети все глубже и полнее раскрывают мотивы поступков героев, больше проникают во внутренний мир и переживания героя, выделяют в произведении и в образе наиболее существенные моменты, анализируют факты поведения в их взаимосвязи и оценивают их не только с точки зрения общественного результата, но и тех мотивов, по которым действовал герой произведения.

Таким образом, вопрос об особенностях оценки подростками поступков другого человека освещается в ряде работ советских психологов, но наименее исследованным остается вопрос о зависимости оценки поступков от возрастных особенностей детей, в то время как этот вопрос нам представляется одним из наиболее важных и поэтому требующим дальнейших исследований.

Именно этот вопрос и явился предметом нашего изучения. Свое исследование мы проводили не только на подростках, но и на детях младшего школьного возраста (для того чтобы иметь возможность сравнения и выяснения специфических особенностей, характеризующих оценку поступков у подростков).

Методом исследования, как и в предыдущей нашей работе, была беседа по специально подобранному литературному тексту, позволяющему выявить отношение детей к различным поступкам героя. В связи с задачами данного исследования этот текст должен был удовлетворять следующим требованиям: в описанных поступках должны были проявляться некоторые интересующие нас психологические особенности детей подросткового возраста, а также особенности взаимоотношений героя-сверстника с теми людьми, поведение которых имеет непосредственное отношение к данным поступкам героя.

В ранее проведенном исследовании мы использовали в качестве экспериментального материала повесть Л.Н. Толстого «Детство, отрочество и юность» и нам было известно, что, несмотря на то что подростки относятся к главному герою повести (Николеньке) в целом как к чуждому им, все же они находят много общего в его отдельных поступках и переживаниях. Кроме того, в образе Николеньки раскрыты особенности, характерные вообще для детей подросткового возраста, а не только связанные с общественно-историческими условиями его жизни и воспитания.

Учитывая это, мы составили из четырех глав данной повести2 (с соответствующими сокращениями) текст, содержащий описание нескольких поступков Николеньки Иртеньева, в которых проявились некоторые общие особенности его, как подростка, не специфические для конкретных условий его жизни и воспитания. В тексте по существу остается только один чуждый для наших детей момент - это то, что у Николеньки был гувернер и он учился дома.

Выбор упомянутых выше глав повести Л.Н. Толстого был обусловлен также следующими соображениями:

  1. В этих главах имеется описание нескольких поступков Николеньки и его брата Володи, которые касаются основных отношений ребенка: отношения к своим обязанностям, к взрослым, к сверстникам и к себе.
  2. Герой повести Николенька совершает ряд поступков, с которыми дети постоянно сталкиваются в повседневной жизни, общении с товарищами и взрослыми.
  3. Каждый из поступков Николеньки дан не изолированно, а в сложных связях с другими поступками. Это порождает довольно сложные и даже конфликтные внутренние ситуации; они могут быть поняты и оценены по-разному, в зависимости от учета детьми разных моментов и от характера имеющихся у них критериев оценки поступков и личности.
  4. Поскольку каждый из поступков Николеньки связан с другими поступками, это дает возможность исследовать не только особенности анализа и оценки нашими подростками отдельных поступков, но и характер более общей оценки поведения и личности, основанной на обобщении нескольких поступков.

В связи с задачами исследования мы были вынуждены при составлении текста несколько сократить главы повести, однако при этом мы старались по мере возможности не вносить в текст никаких других изменений3.

Предварительные опыты показали, что предлагавшийся детям текст оказался вполне доступным учащимся IV и даже III класса, но для более младших детей он был труден. В связи с этим мы переработали основной текст с целью облегчения его понимания для учащихся I и II классов. Мы несколько изменили первую часть текста, но полностью сохранили описание всех поступков Николеньки, мотивы поступков и его переживания. Таким образом оказалось возможным получить материал, относящийся к детям разных возрастов, но в то же время сравнимый, поскольку в эксперименте использовался один и тот же текст.

Эксперимент проводился следующим образом: перед чтением текста мы рассказывали детям, когда и в какой семье жил Николенька, говорили, что он не ходил в школу, а учился дома, а также объясняли некоторые слова, которые могли быть неизвестны детям. Затем читался текст, а после этого с ребенком проводилась беседа. В беседе мы ставили перед собой задачу выяснить, с какой точки зрения дети оценивают поступки Николеньки, какие моменты при этом являются для них наиболее существенными, что в поступках, мотивах и переживаниях Николеньки им близко и понятно и в какой мере это влияет на отношение детей и к самому Николеньке, и к его поступкам. В связи с этим мы спрашивали ребенка, как он относится к Николеньке, в чем он ему сочувствует, а за что осуждает, что ему нравится и не нравится в его поступках, чем Николенька похож и непохож на наших ребят, спрашивали, как бы ребенок поступил на месте Николеньки, и пр.

Все эксперименты проводились индивидуально с каждым ребенком.

Предварительные эксперименты по этому тексту показали, что если младшие школьники чувствуют себя свободно и отвечают на вопросы откровенно, то необходимым условием работы с подростками является предварительное установление с ними тесного контакта. При его отсутствии сбор материала был затруднен и даже невозможен, поскольку в этом случае подростки о многих очень существенных для нас моментах умалчивали или отвечали коротко и формально. Поэтому нашей первой задачей было установление контакта с подростками. Когда у нас налаживались дружеские отношения с подростком, создавались необходимые условия для работы, подростки очень серьезно относились к беседам, были очень откровенны, не стремились что-либо скрыть от нас и свободно рассказывали о своем отношении и своих собственных переживаниях.

Общее количество детей, с которыми проводилось исследование, - 14 младших школьников и 10 подростков.

При обработке материала мы проводили детальный качественный анализ каждого протокола по определенным, интересующим нас вопросам; полученные данные сравнивались с данными таких же бесед с другими детьми, в результате чего устанавливалось общее и отличное у разных детей.

обобщение всего материала позволило сделать выводы относительно направления изменений, происходящих с возрастом, и тех особенностей, которые специфичны для подростков.

При изложении материала после приведения протокола беседы следует его анализ. При анализе последующих протоколов мы отмечаем их сходство и отличие от предыдущих протоколов, особенно выделяя то новое, что выступило в данном протоколе беседы.

Мы приводим не весь материал, а только некоторые протоколы бесед с детьми младшего школьного возраста (II-IV классы) и подростками, учащимися VII-VIII классов. Протоколы бесед с учащимися V-VI классов не представлены в статье потому, что по своему содержанию они являются «переходными»; их исключение позволяет наиболее ярко и отчетливо показать основное различие в оценке поступков у младших школьников и подростков.

2. Особенности оценки поступков младшими школьниками

Таня К., 8лет 6мес., II класс
Как относишься к Н.4? Сочувствуешь ему или осуждаешь его? Осуждаю.
Почему? Воспитателю нагрубил и ударил его, получил единицу... (думает) ...еще...
Что еще? Не сказал правду... и сломал ключик.
А в чем ты ему сочувствуешь? Не знаю.
Хороший он или плохой мальчик? Плохой.
Чем плохой? Дерется со всеми, рвет платье... урок не выучил.
А что тебе в нем нравится? Он мне не нравится.
Ну хоть что-нибудь есть в нем хорошее? Нет.
Совсем, совсем ничего? Нет.
Похож он на наших ребят? Нет.
Чем непохож? (Долго думает.) Не знаю.
Наши ребята поступают как он? Поступают. Дерутся...
С кем? С ребятами.
Чем еще ребята похожи на него? Не знаю... Я не помню...
Как поступил В.5? Плохо.
Почему? Потому что он сказал неправду.
Какой же он, по-твоему, мальчик? Хороший.
Почему он хороший? Потому что он учится на пять и хорошо ведет себя.
Но он сказал неправду, это хорошо? Нет, наверное, он пожалел Колю.
А как Н. вел себя на вечере? Плохо.
Почему? Потому что он ударил воспитателя и нагрубил.
Справедливо воспитатель его наказал? Да.
Почему? Чтобы он не безобразничал, не грубил и не дрался.
А сильно нужно было его наказать? Да... Он со всеми дерется, обидел учителя... рвет платье.
Что Н. было более всего обидно? Что воспитатель посмотрел... (молчит)...
Н. было за что обижаться на воспитателя? Было.
Что его обидело? (Долго думает.) Не знаю.
Мог Н. обидеться? Мог.
Почему? Не знаю.
Стала бы ты дружить с таким мальчиком? Нет.
Почему? Потому что он дерется, рвет платье, учителю грубит... единицы получает.
Правильно воспитатель поступил с Н.? Да.
Люба З., 9лет, II класс
Как ты относишься к Н.? Осуждаешь его или сочувствуешь ему? Осуждаю.
Почему? Он плохо поступил.
Чем? Нарочно оборвал платье... грубил... не выучил уроки...
А в чем ты ему сочувствуешь? Нет, не сочувствую.
Совсем, совсем ни в чем? Нет, ни в чем.
Хороший он мальчик или плохой? Плохой.
Почему? Потому что он всем грубил, отметки плохие получал, разорвал платье...
Еще чем-нибудь он тебе не нравится? Он плохо там в комнате поступил. Ему папа сказал: достань конфеты, а он увидел портфель и начал рыться в нем... без разрешения.
А что тебе в нем понравилось? Ничего.
Совсем ничего? Ничего.
Чем Н. похож на наших ребят? Ничем.
А наши ребята всегда хорошо учатся? Нет, двойки тоже получают.
Всегда слушаются? Нет, тоже не слушаются и дерутся,.. а еще грубят тоже.
А чем Н. непохож? Юбки рвал... ругался с воспитателем.
А наши так поступают? Юбки не рвут...
Как поступил В.? Плохо.
Почему? Надо же говорить правду, а он неправду сказал.
Хороший он мальчик или плохой? Хороший.
Почему? Потому что он не ругался с Колей и воспитателем, получил пятерку... ни с кем из гостей не ссорился, хорошо играл в кошку-мышку, никому не мешал...
Но он ведь обманул воспитателя, почему же он хороший? Потому что он двойки не получает.
Как он отнесся к брату? Хорошо.
Зачем он сказал неправду? Хотел спасти брата.
Почему Н. нагрубил воспитателю? Потому, что воспитатель его ругал... и гости были... Он нехорошо поступил.
А если бы гостей не было? Все равно нельзя.
Что было самое плохое в поступке Н.? Ударил.
На что Н. обиделся? Ему было обидно, что он велел ему уйти.
Что было всего обиднее? Как он его за руку схватил.
А еще? (Молчит...)
Правильно, что воспитатель хотел увести Н. с вечера? Правильно.
Почему? Потому что он все время мешал, вел себя плохо... единицу получил.
Справедливо воспитатель наказал Н.? Да.
Почему? Потому, что он плохо себя вел, получил единицу.
Должен был Н. обидеться на воспитателя? Должен.
Почему? Потому что ему было стыдно перед гостями.
Чего он стыдился? Потому что получил единицу.
Стала бы ты с ним дружить? Нет.
Почему? Он все время хулиганил.

В содержании бесед с Любой и Таней имеется очень много общих моментов, поэтому мы будем анализировать оба протокола вместе.

Обе девочки выделяют все основные поступки Николеньки (он не выучил урок и получил плохую отметку; не сказал правду гувернеру, когда тот его спросил об отметке; открыл без разрешения портфель и сломал ключик; нарочно оборвал платье; нагрубил воспитателю и ударил его). Каждый поступок они оценивают отрицательно, потому что Николенька поступил так, как поступать нельзя.

Обеим девочкам Николенька абсолютно ничем не нравится, и они ему ни в чем не сочувствуют. Ни Таня, ни Люба самостоятельно не выделяют ни одного мотива поступков Николеньки, и вообще ни о мотивах поступков, ни о переживаниях Николеньки они не говорят. Девочки отмечают только факт поступка и его несоответствие нормам поведения.

Переживание Николенькой стыда перед гостями Люба связывает с тем, что он якобы осознает плохое поведение и недобросовестность в учении (а не связывает эти переживания с обидным для него отношением гувернера). Поступок гувернера девочки считают правильным, а наказание Николеньки — заслуженным и справедливым.

Поступок Володи обе девочки осуждают, так как он сказал неправду; но сам Володя им нравится, потому что он хорошо учился («учился на пять», «двоек не получал») и хорошо вел себя; именно эти факты выступают как наиболее существенные для положительной оценки Володи. Для оценки Николеньки слабые успехи в учении тоже очень важны для девочек. Так, Таня говорит, что она не стала бы дружить с Николенькой, и в качестве одной из причин этого указывает на то, что он получает единицы.

Сережа Е., 10лет, III класс
Понравился рассказ? Понравился.
Чем? Интересно, как мальчик никого не слушался, учится очень плохо... Он безобразник был. Понравилось, как написано — хорошо.
Как ты относишься к поступкам Н.? Осуждаешь их, сочувствуешь им? Осуждаю.
Почему? Потому что он ко всем задирался, учился плохо, никого не слушался.
В чем ты ему сочувствуешь? Я не знаю. Нет, ни в чем не сочувствую.
Нравится тебе Н.? Нет.
Почему? Дрался, еще он всем наступал на юбки.
Что-нибудь нравится в нем? Не знаю... Нет.
Совсем, совсем ничего? Нет, ничего не нравится.
А как он отвечал учителю? (Мнется.) Нравится.
Чем? Он не растерялся и здорово врал учителю.
А когда девочек хотел рассмешить? Это у него здорово получилось. Он интересно, здорово придумал.
А ты бы сделал так? Нет, я бы не прыгал и не обрывал юбок.
Что тебе близко и понятно в Н.? Мне понятно, что он переживал, когда получил двойку и не хотел говорить, потому что знал, что ему попадет.
А еще? Больше ничего. Только как он получил плохую отметку.
А когда ему хотелось всех удивить? Понятно. Он хотел похвалиться.
Чем? Он хотел, чтобы ребятам было завидно, что он так умеет, а они не умеют.
Хороший Н. мальчик или плохой? Не очень хороший и не плохой.
Что тебе нравится в Н.? Мне ничего в нем не нравится.
Что не нравится? Мне не нравится, что он никогда не учил уроки и получал двойки и единицы и все время врал... Потом он ничего не делал, никому не помогал.
Кому? Ни товарищам, ни дома.
Что еще не нравится? Надо было сказать, что он получил единицу и сломал ключик, а он на бал пошел и никому не сказал.
А как бы ты поступил на месте Н.? Я бы сказал, что получил единицу, сломал ключик и не ударил бы воспитателя.
Похож Н. на наших ребят? Похож. Наши некоторые ребята дерутся, потом некоторые врут, не слушаются родителей, некоторые не помогают.
Как поступил В.? Володя поступил плохо. Он сказал неправду, надо было правду сказать.
Какой он мальчик? Хороший.
Почему? Он хорошо учился, никого не бил.
Как бы ты поступил на месте В.? Сказал, что Коля получил единицу.
Почему бы ты сказал? Потому что я не соврал бы.
Правильно гувернер наказал Н.? Правильно.
Почему правильно? Потому что он его стукнул, а он его наказал.
На что обиделся Н.? Он обиделся, что гувернер наказал его при гостях.
Что ему было обидно? Потому что он очень громко говорил и все это слышали.
Почему Н. не хотелось, чтобы все слышали? Потому, что ему было стыдно.
Чего он стыдился? Что получил плохую отметку и соврал.
Еще что было стыдно? Ему стыдно было, что ему попадет от папы. Он рассердился на гувернера, что тот его схватил за руку и потащил.
Что же здесь обидного? То, что при гостях.
Правильно его наказали? Правильно, потому что он ударил гувернера, плохо ответил учителю.
Как ты думаешь, ему было обидно, что его так наказали? Нет.
Почему? Потому, что он сам заслужил.
Даже розгами? Да, розгами.
Как бы ребята отнеслись к его поступкам? Осудили, конечно. У нас Петин раз одну девочку ударил, до крови. Его чуть из школы не выгнали.
А товарищи? Девочки с ним не разговаривали, долго некоторые не разговаривали.
Оля Н., 10лет 1мес., III класс
Понравился рассказ? Да.
Чем? Интересно, как он брал из портфеля бумаги, как портфель открыл... как наступил на юбку этой тетеньке...
А еще? Еще, как он видел, как один мальчик разговаривает с Соней...
Чем это интересно? Потому что он все кругом подслушивал и ему казалось интересно. Он делал все неправильно.
Почему? Ему папа сказал, чтобы он не открывал портфель, а он открыл и баловался и плохо учился.
Как ты относишься к поступкам Н. на вечере? Он неправильно поступил.
Почему? Потому что он старших должен слушаться, не должен их бить, а должен был что-нибудь сказать или молчать. Он должен был понять, что он наказан, так как поступил неправильно...
Что тебе в Н. близко? Когда он получил единицу и еще когда сломал ключик и переживал, говорил: зачем это я так сделал. Он переживал, боялся, что его накажут при гостях...
А у тебя такое случалось? Не знаю...
Еще что близко? Когда он не выучил урок и переживал, что его спросят и поставят плохую отметку...
Тебе нравится Н.? Нет...
А что-нибудь нравится в нем? Только то, что он переживал из-за плохих отметок, а так больше ничего не нравится...
Почему не нравится? Потому что он поступал плохо: наступил нарочно на юбку и ударил гувернера...
Что тебе в нем еще не нравится? Его поступки.
Какие? Которые он сделал: ударил гувернера, открыл портфель без разрешения и на юбку нарочно наступил...
Как бы ты поступила на месте Н. в этот день? Я бы в первом случае учила уроки, а потом сделала так, как папа сказал: ничего бы не открывала, а достала конфеты. Если бы нечаянно наступила на юбку, я бы второй раз не наступила.
А когда ему гувернер замечание при всех сделал? Я бы вся покраснела или заплакала.
Почему? Потому что мне было бы стыдно.
Что стыдно? Что все видели, как я поступила неправильно.
Чем неправильно? Потому что я не послушалась папу, ударила учителя и потом еще наступила на юбку.
Чем Н. похож на наших ребят? Не знаю. Вообще-то похож. Такой же непослушный. Еще похож тем, что получает плохие отметки. Есть у нас такие ребята.
Как поступил В.? Вообще, по-моему, неправильно, а для Коли правильно. Он хотел, чтобы его не наказали. Надо было сказать правду.
Хороший или плохой В. мальчик? Вообще? Хороший.
Почему? Потому что он спас своего брата, получал хорошие отметки и вел себя хорошо.
А поступил он как? Не знаю...
Как бы ты поступила на его месте? Я бы на его месте молчала.
Почему? Чтобы Н. сам сказал, какую он отметку получил, так как не меня спросили, а его.
Ты бы не сказала, как В.? Если бы хотела выручить брата и меня попросили, я бы его выручила.
А если бы знала, что потом накажут? Все равно.
Почему? (Молчит.)
Почему В. мог так поступить? Потому что он помог своему брату, он любил его, наверное.
Правильно гувернер наказал Н.? Правильно.
А розгами? Да.
Почему? Потому что сначала он его хотел не так наказать. Он думал: ладно, пусть побудет, я его потом накажу. А Николенька сделал еще плохой поступок, он не выдержал и наказал.
Н. было обидно такое наказание? Я думаю, что не обидно, потому что он заслужил это.
Что Н. больше всего обидело? Что ему поставили плохую отметку.
Что в этом обидного? Потому что ему никто не помог.
Что здесь обидного? То, что его за это наказали. Он думал: вот я набаловался, а если бы мне кто-нибудь сначала помог, я бы не баловался.
Почему Н. ударил гувернера? Не знаю.
А все-таки? Потому что он не вытерпел уже.
Что было для него самое обидное? Потому что он сказал при всех: я наказал тебя. Ему было еще обидно: он думал, что его накажут завтра, а его наказали сегодня. Ему хотелось побыть на балу.
Почему обидно, что при всех? Потому что он как-то стеснялся.
Почему стеснялся? Что все хорошо себя ведут, а он плохо. Он не знал, что так получится. Ему было стыдно.
Как ты оцениваешь все поведение Н.? Нравится оно? Нет.
А его желание всех удивить? А зачем удивить?
Показать, какой он есть. Он уже и так себя показал.

Сережа и Оля, так же как Таня и Люба, осуждают поступки Николеньки, он им ничем не нравится и они ему не сочувствуют. С их точки зрения, он все делает не так, как нужно («Он старших должен слушаться, не должен их бить», «Надо сказать правду», «Надо было сказать, что он получил единицу и сломал ключик»). Поэтому к наказанию Николеньки Сережа и Оля относятся как к справедливому и заслуженному и считают, что Николенька не должен был бы обижаться, что его наказали. Оля и Сережа утверждают, что, будучи на месте Николеньки, они бы поступили совсем иначе, и предвидят свое поведение как полностью отвечающее известным им требованиям и не допускают возможности их нарушения.

Говоря о поступках Николеньки, и Оля и Сережа в основном констатируют факты поведения, а не учитывают их психологическую сторону. Наиболее отчетливо это проявляется, когда они пытаются установить сходство Николеньки с их товарищами. Сравнение с ними идет по линии установления сходства не в мотивах, стремлениях и переживаниях, а в определенных фактах поведения (балуется, не слушается, говорит неправду, получает плохие отметки).

Однако, в отличие от предыдущих детей, Оля и Сережа все же раскрывают некоторые мотивы поступков Николеньки и говорят о его переживаниях (связанных с ожиданием наказания, осуждением себя в истории с ключиком, желанием «похвалиться»). Кроме того, они наделяют его своими собственными переживаниями, причем именно такими, которые связаны с нарушением соответствующих норм. Это прежде всего относится к утверждению, что Николенька «переживал из-за плохих отметок». То же самое в известной мере касается их утверждения, что Николеньке было стыдно перед гостями главным образом из-за его собственных плохих поступков. Как и первые двое детей, Сережа и Оля придают очень большое значение тому, что Николенька получил единицу; на этом основании они говорят, что он вообще плохо учился, не готовил уроков и получал плохие отметки. В оценке Володи и Николеньки эти моменты имеют для них существенное значение.

Важно отметить, что характер высказываний Оли и Сережи свидетельствует о том, что они уже начинают понимать поступки Николеньки не как изолированные, а как связанные друг с другом и ставят их в зависимость от отношения окружающих к Николеньке. Так, Оля первопричину всех бед Николеньки видит в том, что ему «никто не помог». Кроме того, она связывает между собой его поступки («он не вытерпел уже») и видит в отношении гувернера к Николеньке нечто неправильное.

Володю Оля и Сережа оценивают так же, как другие дети этого возраста, и по тем же основаниям, но в этих протоколах яснее выступает то, что этим детям нравится отношение Володи к брату.

Петя Л., 10лет 8мес., IV класс
Понравился рассказ? Да.
Что понравилось? Все понравилось.
Как ты относишься к поступкам Н.? Сочувствуешь или осуждаешь? Осуждаю.
Почему? Потому что он себя хотел всем показать, какой он, порвал платье, ударил воспитателя, получил единицу, а потом танцевать захотел.
Почему осуждаешь? Он плохо себя вел весь этот день.
В чем-нибудь ты сочувствуешь Н.? Сочувствую.
Чему? Его никто не выбирал, других выбирали, он получался остающимся... когда учитель спрашивал, и он ничего не сказал, тот не поправлял его. Ему тяжело было.
Что тебе в поступках Н. близко и понятно? С уроком истории. У меня тоже так было. Только мне «4» поставили, но меня поправила учительница и поставила «4» (думает). Больше ничего.
Тебе нравится Н.? Не знаю. Лодырничает, урок не сделал. Получил единицу, после этого еще на бал захотел.
Нравится? Не очень.
Что нравится? Даже не знаю.
А что не нравится? Что ударил воспитателя, что плохую отметку получил, пришел на бал с плохой отметкой, платье оборвал, обманул.
Как бы ты поступил на месте Н.? Я уроки всегда готовлю, я еще никогда единиц не получал... было раз в первом классе.
А потом? Я бы не полез в чужой портфель и не ударил бы воспитателя, не стал бы рвать юбку. Во-первых, это бал, и так вести себя нельзя, а, во-вторых, ей тоже хотелось танцевать, а не идти зашивать платье.
Чем похож Н. на наших ребят? Не на всех, но характером похож. Такой же настойчивый, настырный, хочет себя показать, что он герой. Есть ребята тоже настойчивые, только они настойчивость к лучшему применяют, а он к плохому.
Как поступил В.? И правильно, и неправильно. Неправильно то, что обманул, а правильно — что было жалко брата.
Какой он, по-твоему, мальчик? Хороший.
Почему? Брата выручить хотел, отметку хорошую получил.
Но он сказал неправду, какой же он хороший? Соврал-то он не со зла, а из-за брата.
Как бы ты поступил на его месте? (Долго думает.) Даже не знаю. Я бы ничего не говорил, потому что, если он заслужил, так заслужил. Получил плохую отметку, так расплачивайся, а он еще воспитателя ударил.
Правильно гувернер наказал Н.? Неправильно.
Почему? Потому что он ему ничего не говорил, не объяснял, не поправлял... не помогал, а только розгами учил. Сделал — хорошо, а не сделал — розги получишь. Он должен был ему сначала помочь, а он розгами.
На что Н. более всего обиделся? Потому что он при всех сказал, чтобы он на балу не был и не должен быть. Он плохо себя вел. А Н. хотел себя показать. И он обиделся.
А что Н. было более всего обидно? Что после гувернер его бил. Я бы тоже обиделся. Это больно... любому неприятно.
А Н. справедливо наказали? Нет... (думает). Вообще-то он заслужил, потому что провинился.
А розгами? Когда заслужил, тогда не обидно. Обидно, когда ни за что наказывают, когда сваливают на тебя, тогда обидно.
Правильно Н. «взбунтовался»? Нет.
Почему? Потому что он все-таки его воспитатель, его воспитывает. Он правильно ему сказал, чтобы он ушел, а он ему язык показал да еще ударил. Он неправильно поступил, потому что он его старше и он его воспитатель.
Унизил его гувернер? Унизил, но он правильно сказал, что Коля плохо себя ведет; ведь он получил плохую отметку, скрыл это от воспитателя.
Имел право Н. обижаться? Нет, не имел.

Беседа с Петей имеет много сходных моментов с предыдущими беседами, но и во многом от них отличается.

Во-первых, Петя меньше, чем другие дети, говорит об отдельных фактах поведения Николеньки и значительно больше о его взаимоотношениях с другими людьми, мотивах его поступков и переживаниях. Он отмечает моменты, на которые дети более младшего возраста не обращали внимания и которых не выделяли. Сравнивая Николеньку со своими товарищами, Петя устанавливает сходство между ними в стремлениях и некоторых качествах личности («хочет показать, что он герой», «настойчивый», «настырный»).

Во-вторых, хотя Петя считает поступки Николеньки неправильными и осуждает его, он прямо говорит о том, что «кое в чем сочувствует» Николеньке. Петя сочувствует Николеньке в его переживаниях, связанных с отношением к нему сверстников («его никто не выбирал, он получался остающимся»), учителя («ничего не сказал, не поправлял его») и гувернера («ничего не говорил, не объяснял, не помогал, а только розгами учил»). Петя считает это отношение неправильным и обидным. Он связывает поступки Николеньки с отношением к нему других людей, а также видит связь между отдельными поступками Николеньки.

По существу он начинает анализировать всю ситуацию и взаимоотношения Николеньки с людьми. Виноватыми в поступках Николеньки оказываются не только он сам, но и другие люди. Именно поэтому, по-видимому, он затрудняется ответить на вопрос, какой Николенька мальчик - хороший или плохой. В данном случае намечается зависимость оценки Николеньки от отношения к нему со стороны других людей. Однако, с точки зрения Пети, факт неправильного отношения к Николеньке хотя и смягчает его вину, но не оправдывает его поступков. Петя считает, что гувернер унизил Николеньку, но при этом он все же полагает, что Николенька не имеет права устраивать «бунт», так как он совершил много неправильных поступков и сам был виноват перед гувернером.

Кроме того, Петя не допускает мысли о возможности активного сопротивления взрослым по этому поводу и в подобной ситуации.

Свое собственное поведение в сходных ситуациях Петя предвидит, как отвечающее тем нормам, с точки зрения которых он осудил поступки Николеньки Иртеньева.

Следует отметить, что для Пети, как и для других детей, в оценке Николеньки и Володи большое значение имеет отношение к учению этих мальчиков и то, как они учились.

Юля И., 10лет 10мес., IV класс
Понравился рассказ? Понравился.
Что понравилось? Как разорвал юбку — очень смешно; как начался праздник, как они веселились, играли, как шептались.
Как относишься к Н.? Сочувствуешь ему или осуждаешь? Немного сочувствую, немного осуждаю.
Почему сочувствуешь? Потому, что с ним никто не водился, никто с ним не играл. Он Соню смешил, а она не обращала внимания. Он видел из-за пианино, как Сережа целовал Сонечку; ему было неприятно.
Еще? Как получил единицу.
Почему? Потому, что учитель к нему относится очень плохо, он его даже ни разу не поправлял, не помог ему.
Еще? Как его заперли в чулан. Это как-то неприятно. Еще, что на него кричал гувернер, велел принести розог... Больше не знаю...
За что ты его осуждаешь? Он все назло делал: юбки рвал, хотел доказать, что он тоже что-то умеет делать. Захотел что-то выкинуть, чтобы на него обратили внимание.
А тебе никогда не хотелось так сделать? Не хотелось. Он же плохо при этом делал.
Еще что осуждаешь? Он был злой, сердился все время, когда что-нибудь было не по нем. Он еще нехорошо поступил, что сломал ключик. Ему папа не велел ничего смотреть, а он полез. Потом сказал себе, что будет, то и будет, и уже не обращал ни на кого внимания: не думал, что́ он делает, как себя плохо ведет.
Ты поступала когда-нибудь так же? Я бы никогда так не поступила. Может быть, двойку еще получила, а единиц я никогда не получала и не хочу получать.
Что тебе нравится в Н.? Даже не знаю, что нравится. Ничего не нравится. Ведь не может нравиться, что он ударил?! Это нехорошо.
Что-нибудь нравится в Н.? Ничего не нравится.
Что не нравится в Н.? Как он открыл портфель, получил единицу, ни с кем не играл и считал, что его никто не любит. С ним тоже нехорошо поступили — никто не играл. Еще было ему неприятно, что девочки шептались.
Что еще не нравится? Как он ударил гувернера, как обрывал юбку. Он это назло сделал. Она пошла зашивать, а он опять оборвал.
Как ты думаешь, какой он мальчик? Он плохой мальчик. Назло делает, дерется, со старшими нехорошо поступает. Ведь гувернер — взрослый. Потом он не учил уроки, как Володя, — это тоже плохо.
Как бы ты поступила на месте Н. в этот день? Чтобы мне сказали, то бы я и делала: идти в чулан, я бы пошла, пускай бы наказали. Я бы не стала рвать юбки. Если бы хотела рассмешить, то фокусы какие-нибудь показывала. Не обязательно рвать юбку.
Ну, а с портфелем? Я бы так не сделала. Я бы у папы спросила или у мамы. Ведь не все можно знать.
Чем Н. похож на наших ребят? Двойки получал, дерется. Старшим грубо отвечал, ребята тоже так отвечают. Конечно, сейчас балов нет... Учитель к нему домой приходил, сейчас не приходят... Больше ничем.
Как поступил В.? Он нехорошо поступил, но он все-таки был хороший мальчик.
Почему? Он учил уроки, не обижал старших, не грубил, со всеми играл, все его любили, колы не получал, но он был зазнайка.
Почему зазнайка? Потому что он должен был Коле объяснить, помочь, а он не помог.
Как он поступил на уроке? Плохо поступил. Он должен был сказать правду потом или сказать, что не знаю.
Но ведь он спас брата? Ну и что? Он должен был сказать «не знаю» или придумать что-нибудь, но не врать. Не обязательно врать, можно как-нибудь еще сказать.
Каким ты его считаешь мальчиком? Хорошим...
А у вас бы в классе ребята осудили В.? Не знаю... Ведь надо всегда говорить правду.
Как поступил Н., когда взбунтовался на вечере? Неправильно... Нехорошо поступил. Потому, что все-таки это некрасиво, неприлично... все-таки гости были.
А если бы гостей не было? Все равно так нельзя поступать — некрасиво. Можно объяснить все. Он все-таки обидел гувернера, ударил, обозвал его, сердился.
За что Н. обиделся на гувернера? Что он кричал на него при всех, сказал, что я тебе сейчас всыплю розгами... что тот схватил его за руку и потащил в чулан. Это неприятно. Ему было обидно.
Было что-нибудь неправильным в отношении гувернера к Н.? Он кричал во все горло. Надо было сказать тихонечно, отвести в сторону, поговорить. Гувернер все-таки неправильно сделал, но Коля не имел права с ним так поступать.
Как ты думаешь, гувернер унизил его? Унизил. Ну и что? В драку лезть? Тем более со взрослым.
Если бы на месте гувернера был мальчик, как бы Н. должен был поступить? Поговорить с ним. Ведь нехорошо — ударить товарища.
Есть, по-твоему, такие случаи, когда можно ударить человека? Нельзя, тем более старшего. Коля ударил его потому, что он при всех сказал и схватил его за руку. Коля думал, что он ни в чем не виноват...
Мог он так думать? Конечно, мог.
Почему? Потому, что он думал, что он правильно делал, а он неправильно делал.
Виноват Н. перед гувернером? Конечно.
Правильно он его наказал? Правильно, потому что он его ударил.
А перед этим, когда сказал при всех о плохих поступках Н.? Тоже правильно. Он провинился в этот день... Много раз: единицу получил, юбку порвал, ключик сломал.
Разве гувернер уже знал об этом? Может быть, он уже знал.
Справедливо было наказать Н. розгами? Правильно его наказали.
Жалко тебе его? Ему ведь больно было. А розги это как метелка, да? Прутики такие?
А как бы ребята у вас отнеслись к поступку Н.? Сказали бы, что он неправильно поступил… Наверное бы, его выгнали из школы.
Кто-нибудь ему бы сочувствовал? Ведь он же ударил взрослого. Разве можно так поступать. Нет, его бы еще на сборе отряда разбирали.

Беседа с Юлей отличается отпредыдущей только большей определенностью и ясностью наметившихся ранее моментов.

Николенька Юле не нравится, и она его осуждает за то же, за что его осудили и другие дети; однако она ему сочувствует и даже больше, чем Петя. Юля выделяет почти все мотивы поступков Николеньки, его переживания, связанные с этими поступками и отношением к нему окружающих людей, общее состояние, возникшее у него после того, как он сломал ключик.

Так же как и Петя, Юля уже по существу анализирует всю ситуацию и рассматривает поступки Николеньки на фоне отношений Николеньки с людьми и причин, обусловивших его поступки. Юля считает обидным и неправильным отношение к Николеньке со стороны сверстников, Сонечки, учителя и гувернера и сочувствует Николеньке в его переживаниях по этому поводу. Например, она сочувствует Николеньке в том, что с ним «никто не водился, не играл», в том, что ему не помог учитель, а гувернер поступил совсем не так, как было нужно («надо было сказать тихонечко, отвести в сторону» и т.д.). Однако факту унижения Николеньки и его переживаниям по этому поводу Юля не придает большого значения; она даже отбрасывает возникшую у нее мысль о возможности сопротивления со стороны Николеньки и считает такое поведение неправильным и недопустимым по отношению к взрослому. Она не сочувствует Николеньке в его переживаниях по поводу его унижения, хотя считает, что Николеньке было все это неприятно и обидно.

Несмотря на то что Юля видит много неправильного в отношении окружающих к Николеньке, однако это не является для нее оправданием его поступков и не меняет ее оценку Николеньки и отношение к нему.

Так же как и другие дети, Юля считает, что, будучи на месте Николеньки, она бы поступала правильно и делала все так, как нужно.

Следует отметить, что и Володю, и его поступок Юля оценивает так же, как и другие дети: поступок - отрицательно, а самого Володю - положительно.

***

Обобщая все данные, полученные в беседах с детьми младшего школьного возраста, можно сказать следующее: все младшие школьники оценивают поступки Николеньки отрицательно и дают отрицательную оценку ему самому. Основанием такой оценки является факт нарушения Николенькой определенных норм поведения.

Только в конце младшего школьного возраста (IV класс) у некоторых детей исчезает категоричность в отрицательной оценке Николеньки при наличии отрицательной оценки его поступков.

Самые младшие из изучавшихся нами детей (второклассники), выражая свое отношение, просто перечисляют поступки Николеньки, в которых он нарушал нормы поведения. О мотивах его поступков и переживаниях сами они не говорят и по этому поводу на вопросы даже не всегда могут ответить.

С возрастом положение меняется. Третьеклассники не просто перечисляют поступки Николеньки, а выделяют уже мотивы его поступков и говорят о некоторых его переживаниях (это - переживания, связанные с получением единицы и ожиданием наказания за нее, самоосуждение Николеньки в истории с ключиком, а также желание «похвалиться», переживание стыда перед гостями, которое дети истолковывают как стыд за то, что он себя плохо вел и плохо учился). Четвероклассники, кроме этих моментов, выделяют и другие мотивы и переживания, причем именно такие, которые связаны с несправедливым отношением к Николеньке сверстников, учителя и гувернера.

Следовательно, до IV класса дети в основном говорят о фактах поведения и высказывают свое отношение к ним, но не раскрывают причины поступков и связанные с ними переживания. Это проявилось также и в том, на что дети обращают внимание при сравнении Николеньки с их товарищами.

Очень важно отметить, что младшие школьники особенно выделяют и обращают наибольшее внимание на факт получения Николенькой единицы и его поведение на уроке. Для младших школьников очень существенным основанием оценки (и Николеньки, и Володи) являются моменты, связанные с учением и отметкой. То, что Николенька «плохо учился», «получил единицу», «плохо вел себя», а Володя, наоборот, «хорошо учился», «получил пятерку» и «хорошо вел себя», выступает для второклассников как главное основание общей оценки Николеньки и Володи. Для третьеклассников и четвероклассников эти моменты также продолжают оставаться очень существенными. Иначе говоря, для оценки, которую дают младшие школьники Володе и Николеньке, наиболее важными являются моменты, относящиеся к выполнению основных требований, предъявляемых детям этого возраста в школе и дома - это хорошо учиться и хорошо вести себя. Кроме того, в тех случаях, когда дети уже начинают выделять переживания Николеньки, они в первую очередь отмечают именно переживания, связанные с получением плохой отметки. Только в этих переживаниях они находят свое сходство с Николенькой.

Интересно, что некоторые дети не только раскрывают подлинные переживания Николеньки, связанные с отметкой, но и приписывают ему переживания, которые он, с их точки зрения, должен был бы при этом испытывать, т.е. наделяют его своими собственными переживаниями; например, утверждают, что Николенька «переживал из-за плохих отметок» и по поводу того, что ему «никто не помог».

Все эти факты могут быть объяснены на основе результатов исследований Л.И. Божович, Л.С. Славиной [1], М.Н. Волокитиной [2] и др., в которых было показано, что для детей школьного возраста учение составляет основное содержание их жизни и все связанное с учением и отметкой является для них очень существенным. По-видимому, именно поэтому все указанные моменты являются для младших школьников очень важным основанием как их оценки поступков Николеньки, так и отношения к нему.

Существенным изменением, происходящим при переходе от младшего возраста к более старшему, является то, что дети все больше обращают внимание на переживания Николеньки и мотивы его поступков, связанные с отношением к нему окружающих людей. Более того, постепенно в центре внимания детей оказываются взаимоотношения Николеньки с людьми и именно в связи с этим дети переходят от констатации и перечисления отдельных поступков Николеньки к анализу всей ситуации, в которой он эти поступки совершил, и тех условий, которые оказывали на них влияние. Если второклассники рассматривали поступки Николеньки изолированно один от другого, то в дальнейшем появляется и возрастает тенденция связать между собой отдельные его поступки и понять обусловившие их причины внешнего и внутреннего порядка. С каждым классом эта особенность проявляется все отчетливее. При этом с возрастом дети все больше связывают мотивы поступков Николеньки и его переживания с отношением к нему окружающих. По-видимому, это свидетельствует о том, что для младших школьников взаимоотношения со взрослыми и товарищами постепенно становятся все более важными, а к концу младшего школьного возраста они выделяются как более или менее самостоятельная область действительности, которая является предметом их внимания и размышления. Тот установленный в исследовании факт, что детьми все больше выделяется характер взаимоотношений Николеньки с окружающими людьми, является следствием накопления ими на протяжении младшего школьного возраста значительного опыта взаимоотношений с учителем, товарищами, коллективом и связанных с этими взаимоотношениями переживаний. По мере накопления такого опыта у детей растет понимание соответствующих переживаний Николеньки и сочувствие им. сочувствие младших школьников Николеньке, как мы видели из анализа материала, непосредственно связано с выделением ими фактов обидного для Николеньки отношения к нему со стороны окружающих.

Однако ни выделение этих фактов, ни появление сочувствия Николеньке не изменяет у младших школьников их отрицательной оценки как отдельных его поступков, так и его самого.

На протяжении младшего школьного возраста дети все полнее раскрывают мотивы поступков Николеньки и его переживания, тем не менее даже четвероклассники не выделяют некоторых чрезвычайно существенных моментов в его взаимоотношениях и переживаниях. Это прежде всего относится к переживаниям Николеньки, связанным с отношением окружающих к его личности и его отношением к себе. Только некоторые школьники III и IV класса понимают, что Николенька стремился «показать себя», но этому они не сочувствуют. Ни один младший школьник не придает особого значения факту унижения Николеньки; дети не понимают подлинных причин обиды и протеста Николеньки, не сочувствуют ему в его переживаниях, связанных с оскорбительным отношением к нему гувернера. Мысль о том, что оскорбление и унижение могут быть основанием для активного протеста со стороны униженного, даже не возникает у них, наоборот, они считают такой протест недопустимым и неправильным, особенно по отношению к взрослому. Иначе говоря, вся гамма переживаний Николеньки, связанных с оскорбительным отношением к нему окружающих, с унижением его личности и с его собственным отношением к себе, остается вне сферы внимания младших школьников, не вызывает у них понимания и сочувствия.

Во всех беседах обращает на себя внимание также тот факт, что младшие школьники не сравнивают себя с Николенькой, не пытаются стать на его место даже в тех случаях, когда они говорят о некоторых моментах сходства с ним. Они относятся к его поступкам как бы со стороны, хотя в некоторых случаях ему сочувствуют. Это можно объяснить следующими причинами: во-первых, тем, что у младших школьников еще нет особого интереса к своим собственным качествам и особенностям (хотя, конечно, у них есть какое-то представление о них); во-вторых, по-видимому, тем, что Николенька нарушает очень существенные нормы поведения и требования, и это в сознании детей тесно связано с представлением не только о «плохом поведении», но и вообще «плохом» мальчике или девочке. Понятно, что дети не хотят быть такими, и это мешает им ставить себя на место Николеньки. Правильность этого объяснения подтверждается тем, что все младшие школьники, отвечая на наш вопрос о том, как бы они поступали на месте Николеньки, говорят, что во всех случаях они поступали бы иначе, чем он: свое поведение в сходных ситуациях они предвидят как полностью отвечающее нормам поведения и предъявляемым им требованиям.

Подводя итог рассмотрению данных, полученных в беседах с младшими школьниками, мы должны констатировать, что наиболее существенным основанием оценки поступков детьми этого возраста является соответствие этих поступков определенным нормам поведения и требованиям, которые предъявляются детям этого возраста в школе и семье.

3. Особенности оценки поступков подростками

Вера П., 13лет 4мес., VII класс
Понравился рассказ? Понравился.
Что тебе понравилось? Все понравилось. Мальчик понравился, очень симпатичный.
Чем понравился Н.? Просто настоящий мальчишка.
Сочувствуешь ему или осуждаешь его? Сочувствую, все у него как-то складывалось неудачно в этот день.
Чему сочувствуешь? На него никто не обращал внимания, а ему очень хотелось показать себя, особенно перед девочками. Ему было обидно, что он незаметный и даже в игре лишний. Потом его гувернер очень сильно обидел. Он даже оскорбил его, унизил.
Правильно Н. вел себя? Он все делал не так, неправильно, но я ему сочувствую. Ведь ему за все надо было потом расплачиваться. Он уже после портфеля и думать даже перестал. Юбку оборвал, язык показал, ударил.
Чему ты сочувствуешь? Ему было обидно.
Что? Что на него никто не обращает внимания, что его должны наказать. А потом еще гувернер ему при всех пригрозил. Это стыдно и неудобно.
Что тебе близко и понятно в Н.? Когда историю не выучил, потому что не любил этот предмет; когда получил единицу; потом оказался в кабинете папы, ему было любопытно во всем порыться, узнать. Он уже не отдавал отчета, что потом делал. У меня тоже так бывает. Иногда что-нибудь сделаешь плохое, а потом уже все равно, что будет.
Что тебе понравилось в Н.? Все понравилось, почти все.
Что? Понравилось, что он ударил гувернера.
Почему это понравилось? Он защищал свое самолюбие.
Ты оправдываешь этот его поступок? Оправдываю. Если бы у меня был похожий случай, я бы тоже так сделала. Ну, может быть, не ударила, а сказала что-нибудь резкое. Если бы меня так обидели, я бы тоже что-нибудь выкинула, полезла бы...
Но ведь это нехорошо? Ну и что же. Но я бы тоже защищала свое самолюбие.
Считала бы ты свой поступок правильным? Да... Не знаю. Вообще-то неправильный, но я все равно так сделала бы.
А что тебе не нравится в Н.? Только то, что он не выучил урок истории, а все остальное понятно. Я бы тоже, наверное, не сказала, что получила единицу.
А в эпизоде с портфелем? Нельзя сказать, что он плохо поступил. С юбкой ужасно смешно. Ему хотелось обратить на себя внимание. Он не знал как, ну и оборвал. Сонечка ему очень нравилась, а она не обращала на него внимания, так он поэтому и старался. А потом рассердился на нее, а здесь еще гувернер с выговором. Вот он и не выдержал.
Но ведь это все плохо? Да, это плохо; но все-таки, по-моему, не плохо. Я понимаю, почему он так поступил.
Я бы так тоже поступила. Он поступил, как и всякий другой на его месте.
Чем Н. похож на наших ребят? Всем. Хотел обратить на себя внимание, хотел совершить какой-нибудь поступок, стукнул гувернера, юбку оборвал.
Еще чем? Тем, что ему было обидно, что на него никто не обращает внимания. Обидно было, что гувернер его хочет увести с бала и наказать.
Правильно, что гувернер наказал Н.? Правильно. Он заслужил наказание, но, конечно, розгами его нельзя было сечь. Ведь он не маленький. Можно было по-другому наказать и потом не говорить об этом при всех. Он его унизил перед всеми.
Что более всего было обидно Н.? То, что он хотел его высечь и сказал об этом при гостях.
Почему это? Он его унизил. Николенька провинился, но у него тоже ведь есть свое самолюбие. Ему, конечно, было обидно, что его хотели увести, когда все веселились. Сонечка здесь была. А гувернер ему при Сонечке, при всех такое сказал.

В отличие от младших школьников Вере нравится Николенька, и она сочувствует его поступкам, хотя и не считает их правильными, она не раз говорит, что «он делал все не так, неправильно». Вера выделяет все истинные мотивы и цели его поступков, всю гамму переживаний Николеньки в их самых существенных моментах и, наконец, говорит о его общем эмоциональном состоянии, с которым связаны отдельные его поступки. Мотивы поступков Николеньки Вера ставит в связь с определенным отношением к нему окружающих людей. Она осуждает поведение гувернера, считает, что он унижает Николеньку, и сочувствует Николеньке в его стремлении «защитить свое самолюбие», хотя и полагает, что можно было поступить иначе. Поступки и все поведение Николеньки Вера анализирует и оценивает с точки зрения его конкретных взаимоотношений с окружающими людьми.

Важным моментом в этом протоколе является то, что Вера все время соотносит переживания Николеньки со своими. Она почти по каждому поводу говорит: «я это понимаю», «я ему сочувствую», «у меня тоже так бывает», «я бы тоже так поступила», «я бы тоже что-нибудь выкинула», «он поступил, как и всякий другой на его месте». Вера оправдывает его бурную реакцию на то, что было оскорбительным для его самолюбия. Более того, она считает, что на месте Николеньки она поступила бы подобным же образом, хотя понимает, что такое поведение ведет к наказанию, и она сама считает наказание за это справедливым.

Олег Н., 14лет 3мес., VIII класс
Как относишься к поступкам Н.: осуждаешь или сочувствуешь? В некоторых случаях осуждаю, в некоторых - сочувствую. Он, конечно, все плохо делал: получил двойку - надо было сознаться и попросить прощения; потом при гостях разошелся и решил, что все равно потом отвечать за все. Семь бед - один ответ. Зря сделал это.
Осуждаешь? Осуждаю, конечно.
А вообще как относишься? Больше, пожалуй, сочувствую.
Почему? Потому что все-таки гувернер обошелся с ним жестоко. Как в то время расправлялись! Розги всякие!.. Потом, конечно, жалко его, потому что он так опозорился при всех.
Какой он был, по-твоему, мальчик? Он был вообще неплохой мальчик. Он ничего особенного не сделал. Конечно, его нужно осуждать, но в то же время он не плохой, а просто, можно сказать, пошалил.
Почему неплохой? Потому что он делал все без умысла, не как какой-нибудь преступник. С ключиком - это можно понять как простое любопытство, а не как умысел узнать то, что нельзя. Ему было просто любопытно узнать, что там лежит. А потом он начал платье обрывать - тоже шалость. Теперь уж он думал: все равно накажут. Здесь еще гувернер стал грозить, он уж совсем расстроился. Конечно, все это плохо.
Осуждаешь его? Особенно осуждать не за что. Наказать за баловство надо, но нельзя сказать, что он плохой мальчик. Просто на него так подействовало влияние окружающего. Ведь можно сказать, что гувернер унизил, оскорбил его. Гувернер хотел показать ему, что ты передо мной, как пепел под ногами. По сравнению со мной ты ничтожество, что хочу, то и делаю. У него было такое плохое состояние, на душе было неприятно. Он осознавал, что гувернер может с ним все сделать. И так как гувернер та́кк нему отнесся, он тоже подумал: «Я же тоже человек» - и стал буянить. Я бы тоже так поступил. Он понимал, что гувернер имел большую силу и позволял себе многое. Конечно, ему не надо было особенно буянить, но он правильно поступил.
Что тебе в Н. близко, понятно? Его отношение к гувернеру, я бы на его месте так же поступил. Когда он не выучил урок, конечно, не надо было нести чепуху. Надо было сознаться. Зря так сделал, еще хуже для себя.
Чем же тогда это тебе понятно? У меня тоже так бывает иногда. Когда я совсем не учил, я не буду выходить и по своему соображению рассказывать. А когда учил и знаешь почти все, а спросят и немного не помнишь, ну и начинаешь привирать, свое придумывать. Обидно, что учил, знаешь и получишь плохую отметку. Конечно, хочется вывернуться, ну и начинаешь свое придумывать, вспоминать, где, что читал, чего в учебнике не было.
Еще что тебе понятно? Есть у нас ребята, которые хотят себя показать, например: я сильнее, я умнее всех. У меня приятель есть; он все хочет показать, что он знает больше, всех называет «болванами», говорит: «ты ничего не знаешь, не понимаешь, я сильнее, выше, а ты пониже». Он бы мог хорошо учиться, а сам только хвалится. Он, говорят, одаренный… Вот бабушка и дедушка все говорят: «Одаренный...» Я та́к, как он, никогда не говорю. Я, конечно, по-английски знаю больше. Если сравнить меня с ним, то это как меня с учительницей, но я не хвалюсь. Силой своей я тоже не хвалюсь, а у меня бицепсы-то побольше, чем у него. Он говорит: «Я сильный, одни мускулы», а когда разденется - шкелет.
Что тебе нравится в Н.? Нравится, что у него вроде какая-то смелость есть. Вот с гувернером. Он сознает, что у гувернера есть превосходство, но хочет показать, что он тоже человек, сопротивляется, говорит, что с ним тоже надо считаться в жизни, а не то, что он маленький и ничего не понимает.
Еще что? Потом еще, когда залез в портфель, он про себя рассуждал, что он плохо поступил - открыл чужую тайну. Самое главное было не то, что он сломал ключик, а что лазил без спроса и знал, что за это ему попадет. Кроме того, у него было сознание, что он сделал плохо, что полез в чужую тайну. Ему было стыдно, он понимал, что этого не надо было делать.
Что тебе в Н. не нравится? То, что он наступил гувернантке на платье, нарочно оборвал его. Он хотел просто показать себя, девочек рассмешить, обратить на себя внимание. Конечно, он это зря делал. Поставил гувернантку в неловкое положение.
Еще? Кажется, все. Любопытство нельзя осуждать. Конечно, этого не надо делать, но особенно сильного осуждения он не заслуживает. Это просто любопытство, а не умысел. Конечно, он неправильно сделал, зря, но это должно не в такой степени осуждаться.
Чем Н. похож на наших ребят? Ведь ему было лет 12? В таком возрасте все ребята стараются себя показать, не смиряются ни с чем и в то же время любопытны. Это очень похоже. Не побоялся вступить вроде как бы в драку с гувернером. Некоторые ребята, не все, конечно, но большинство, не боятся, если другой придирается, даже если тот и посильнее, даже взрослый. Не смиряются, а отвечают за обиду. Потом стремятся показать себя перед всеми, выделиться среди своих товарищей, показать: он сильнее, умнее, лучше умеет делать...
Как поступил В.? С одной стороны, со строго педагогической, он поступил неправильно - надо было открыть истину, от нее никуда не уйдешь, а с другой стороны, правильно, что не выдает своего брата, не хочет испортить ему вечер. У него было чувство товарищества, он не выдает друга в беде.
Как ты оцениваешь поступок В.? Даже трудно сказать.
Как бы ребята оценили? Хорошо бы оценили. У нас бы никто его не осуждал, кроме тех, кто подлизывается к учителям. Некоторые ребята сказали бы, что он поступил неправильно, а все ребята скажут - правильно. Все бы так поступили. Никто бы не сказал, что он получил два. Когда я в младших классах учился, то бабушка за мной приходила и всегда спрашивала, какие я отметки получил. Если я получал когда плохую отметку, так товарищи говорили: я не слышал, что он получил. Никто бы не сказал, что я получил два.
А как бы ты поступил на месте В.? Я бы сказал: «Я не слышал, что поставили».
Сказал бы неправду? (Мнется.) Ведь это такая ложь, это серьезная ложь. В глазах воспитателя это серьезная ложь. Правда, гувернер не знал, что́ правда.
Сказал бы? Не знаю.
Правильно гувернер наказал Н.? Он наказал его не по проступку, а хотел показать свое превосходство. Мне кажется, что он хотел показать: «Я сильнее тебя, я все могу; захочу, тебе попадет. Падиниц передо мной!» Он его не за поступок наказывал, а за то, что Николенька непокорный.
Правильно, что его так наказали? Пожалуй, нельзя так наказывать. Он заслуживает наказания, но не такого, чтоб сечь, бить. Его надо было лишить удовольствия быть на празднике, увести его, лишить вкусного, но не такое. А гувернер не наказывал его, а унижал, даже оскорблял. Гувернер хотел ему назло сделать, растоптать его. Настоящий человек так бы не сделал. Если хорошему человеку сделали бы какую-нибудь неприятность, нанесли оскорбление, он вряд ли бы стал так мстить.
На что Н. обиделся? Потому что он чувствовал, что гувернер не считает его человеком и хочет показать, что он может сделать с ним все, как с вещью: и приказывать, и распоряжаться, увести, насмеяться. Он сознавал, что он ничего против этого не может сделать. Поэтому он и ударил. Он, конечно, не сделал себе лучше, но он уже больше ничего не мог сделать. Он чувствовал, что гувернера никто не остановит, а он - беззащитный. У него злоба накопилась.
Как ты думаешь, правильно ли Н. поступил? Правильно вообще-то. Хотя ничего не вышло, не стало лучше, но он это правильно сделал. Он показал, что он не будет перед ним пресмыкаться и считает себя тоже человеком.

Из беседы видно, что все поступки Николеньки Олег разделяет как бы на три категории (по степени их серьезности). Безоговорочно он осуждает Николеньку за то, что он не сознался, что получил двойку. Однако это Олег не считает «особым» проступком.

Ряд поступков Олег в основном рассматривает как «шалость» и «баловство» (когда Николенька из-за любопытства открыл портфель; оборвал гувернантке платье, чтобы насмешить девочек; не зная урока, говорил учителю все, что придет в голову). Олег считает, что за эти поступки Николенька не может особенно осуждаться. Самым серьезным нарушением Олег считает поступок по отношению к гувернеру, но именно этот поступок он оправдывает и говорит, что, будучи на месте Николеньки, он поступил бы так же. Следовательно, в каждом поступке Николеньки Олег видит нечто отрицательное (нарушение некоторых норм поведения и требований), но мера его осуждения поступков Николеньки не находится в прямой зависимости от «степени их серьезности».

Олег абсолютно правильно выделяет мотивы поступков Николеньки и всю гамму его переживаний по поводу этих поступков, их последствий и взаимоотношений с людьми, которых эти поступки касаются.

Олег, так же как и Вера, понимает, почему Николенька поступал именно таким образом, и во многом ему сочувствует.

Он постоянно сравнивает Николеньку с собой и приводит аналогичные примеры своего поведения и поведения товарищей в сходных ситуациях. Эти примеры говорят о том, что во многих случаях он поступал или поступил бы так же, как и Николенька.

Общее отношение Олега к Николеньке сочувственное, хотя он и считает некоторые поступки Николеньки неправильными с точки зрения норм поведения.

В центре внимания Олега находятся взаимоотношения Николеньки и гувернера и их поступки по отношению друг к другу. Он как бы полностью входит в эту ситуацию и постоянно сравнивает мотивы поступков Николеньки, его переживания и реакцию на отношение гувернера с тем, как он представляет себе свое поведение и отношение к человеку в подобной ситуации. Он очень сочувствует Николеньке и оправдывает его поступки, вызванные проявлением неуважения к нему, отношением как к «маленькому», с которым можно не считаться, и сочувствует стремлению Николеньки защитить свое достоинство и показать, что он «тоже человек». Олег считает такое поведение правильным и предполагает, что он поступил бы так же. Олег категорически осуждает отношение взрослого к подростку, в котором проявляется нечуткость, отсутствие уважения и стремление одержать над ним верх, не считаясь с ним и безнаказанно оскорбляя его.

Проявление такого отношения Олег считает основанием для самого бурного протеста со стороны сверстника и оправдывает этот протест.

Олег осознает, что такое поведение может быть связано с нарушением некоторых норм поведения и должно повлечь за собой наказание. Тем не менее он считает допустимым и даже необходимым нарушение этих норм, если подросток вынужден защищать свое достоинство.

При этом он считает наказание заслуженным и, представляя себя на месте Николеньки, соглашается быть наказанным.

В Николеньке Олегу нравятся такие черты, как смелость, умение постоять за себя, чувство собственного достоинства, «непокорность» и др. Даже в тех случаях, когда при этом он нарушает некоторые нормы общественного поведения, Олег как бы отделяет эти качества от отрицательного поступка и относится к ним положительно.

Сеня Д., 14лет 7мес., VIII класс
Как ты оцениваешь поведение Н.? Правильно он взбунтовался; гувернер над ним издевался, унижал его душу, как человека. У Николеньки тоже было чувство собственного достоинства. Пускай бы учитель попробовал поступить со мной так, я бы не знаю что сделал! За единицу можно получить наказание, я бы не возражал против этого. А он не наказывал, а унижал, да еще на балу!
Как ты относишься к Н.? Я очень сочувствую Николеньке, я его очень понимаю.
Ты больше сочувствуешь ему или осуждаешь? Умом осуждаю, а чувством нет, хотя знаю, что надо было сдержаться. Поступал он неправильно, но я ему сочувствую, так как сам это испытывал.
В чем же сходство? На празднике мы были с одним товарищем на Красной площади. Народу - тьма, яблоку негде упасть. Интересно! Мне так хотелось буянить. Со стороны наше поведение можно было назвать хулиганством. Мы приставали ко всем, все нас боялись, от нас шарахались. А народу - жутко! Мы идем, хулиганим, локтями народ распихиваем - праздничное настроение... Или на катке. Подъедешь к девчонке - раз ее боком. Она: «Мама!» Ну, ей с другой стороны подбавишь - и хорошо.
Откуда такое настроение? От избытка радости, восторга. Все мне трын-трава. Вот, думаю, докажу сейчас всем… И все делаю так, чтобы всем было и весело, и плакать, и смеяться хотелось. Не то что плакать, а чтобы на душе было так хорошо и чтобы всем было завидно, что умею так делать: собираю вокруг себя ребят, целую ватагу - все вокруг меня.
А в это время думаешь, что будет потом? Нет, не думаю об этом. Мелькнет - плохо делаю, ну и ладно; будет дома нагоняй, попадет - пусть будет! Много не будет!
Совсем не думаешь? Нет, почему? Перед тем как делать - подумаю. Нет, вернее, так: сделаю, а потом подумаю: «Ах, неправильно сделал!..» Ну и ладно, что неправильно, ну и пусть... И еще неправильно сделаю, все равно уж теперь!.. И еще поддашь!..
Прав был Николенька? Да и гувернер неправ. Поставил его в такое нехорошее положение. Коля танцевал с девочкой, он к нему подходит... По существу гувернер прав, но надо знать время, когда можно что делать, а когда нельзя. Ведь Коле было так горестно, стыдно и неудобно.
Перед кем? Что же было самое обидное? Неудобно и стыдно перед всеми. Гувернер хотел сделать ему больно, унизить. Ему на человека было наплевать, ему было все равно, поможет ли Коле наказание. Он просто сам себе доставлял удовольствие. Коля взбунтовался потому, что он унижал его душу. Он бы не ударил человека, если бы знал, что тот его любит.
Значит, самое обидное — это унижение при всех? Конечно. Пускай бы меня завуч попробовал унизить во время школьного вечера!.. Я бы ему показал!..
Это почему? Я ведь не мог бы никуда глаза показать. Ведь после этого он будет один, не сможет никому в глаза смотреть.
Что бы ты сделал в таком случае? Если бы знал, что он плохой человек, хотел меня не наказывать, а унизить, я бы думал, как ему отомстить.
Ну и что же бы ты придумал? Не знаю. Что-нибудь уж наверняка бы придумал. Во всяком случае, не спустил бы такое. Он бы меня помнил.

Тебе жалко Николеньку?

Это не то слово. Я ему просто очень сочувствую. Весь день у него был неудачным; все как-то складывалось плохо. Он даже чувствовал себя несчастным. У меня тоже иногда такое бывало.
Когда, например? Например, получу от директора выговор. Побежал в класс - на лестнице завучу в живот угодил, опоздал на урок - учительница сделала замечание, я ей нагрубил - она записку написала, а дома - от отца влетело, на следующий день в школу пришел - опять учительнице нагрубил. Было после всего такое ощущение, что я какой-то несчастный, что ко мне все плохо относятся.

Содержание беседы с Сеней в принципе не отличается от предыдущих двух бесед, хотя некоторые моменты здесь проявились еще более отчетливо. Это касается прежде всего понимания Сеней внутреннего состояния Николеньки, его стремления «показать себя», чтобы обратить на себя внимание окружающих. Он сравнивает Николеньку с собой и находит большое сходство («Вот, думаю, докажу сейчас всем...И все делаю так, чтобы всем было завидно, что я так буяню, что я умею так делать...»). Сеня говорит, что он при этом может совершать поступки, которые сам считает неправильными. Он понимает общее состояние, порожденное, с одной стороны, рядом неудач, а с другой, - как он выражается, рассказывая о себе, «избытком радости», восторга, желанием удивить окружающих. Он сам переживал состояние, при котором почти полностью теряется контроль над своим поведением и способность им управлять.

Сене очень понятны и близки мотивы последнего поступка Николеньки. Отношение гувернера он расценивает как унижающее человеческое достоинство Николеньки (гувернер над ним издевался, унижал его душу, как человека, у Николеньки тоже было чувство собственного достоинства). Такое отношение гувернера Сеня переживает как оскорбление и поэтому оправдывает возможность самой бурной и резкой реакции на него. У мальчика возникает представление о том, что он сам может оказаться в подобной ситуации (на школьном вечере), и собственное поведение он представляет себе как сходное с реакцией Николеньки на отношение гувернера.

Из беседы ясно выступил факт наличия у Сени двойственной оценки поступков Николеньки. Он прямо говорит: «Умом осуждаю, а чувством нет», - причем указывает на очень важный момент: «так как сам это испытывал». Иначе говоря, Сеня оценивает поступки Николеньки не только с точки зрения их соответствия нормам поведения, но и на основе собственного опыта отношений и переживаний.

Лена И., 15лет 5мес., VIII класс
Как ты относишься к Н.? У меня у самой так часто бывает. Ведь гувернер его унизил. Лучше уж за ухо, чем как он... Ведь гувернер Николеньке при всех розгами угрожал. Ужас!
Сочувствуешь Н. или осуждаешь его? Я понимаю его, так бывает. Обидят сильно и оскорбят, думаешь: взять бы и стукнуть. Он не сознавал, что делал. У него тогда было состояние «была - не была». Ведь на него обрушились все несчастья. Он уже голову потерял. Очень его гувернер оскорбил. В общем его поступок мне понятен бывает так, что уже ничего не чувствуешь, ничего не думаешь. Раз одно плохо - и пошло... И у него так было: кол получил, ключик сломал, платье оборвал, сказал дерзость, язык показал...
Правильно он поступил? Нет, надо было сдержаться. Хотя у него и было состояние «была — не была», но все равно надо было сдержаться. Ведь тот, кто хочет унизить другого, унижает только себя.
А ты бы сдержалась? Смотря в каком состоянии. Если как у Николеньки — внутреннее волнение, отсутствие размышления, у меня так же получилось бы. Такое вполне возможно, да еще часто так случается. Чуть что — истерика. Вот «пожалуйста» не скажут, я уже кричу: «Иди сама, я тебе не слуга!»

Мы привели часть беседы с Леной ради того, чтобы подчеркнуть некоторые моменты.

Так же как и Сеня, Лена большое значение при оценке поведения Николеньки придает его состоянию, порожденному рядом неудач и фактом его публичного унижения гувернером. Она понимает состояние Николеньки, сопереживает ему и говорит, что подобное состояние ей очень знакомо. К унижению Николеньки и его реакции на отношение гувернера она относится так же, как и другие подростки: не осуждает Николеньку за его поступок и говорит, что если бы у нее было такое же состояние, то она поступила бы так же. Она даже говорит, что в подобных ситуациях ее первое побуждение очень похоже на реакцию Николеньки.

Наряду с пониманием переживаний Николеньки и сочувствием к нему, что является общим для всех подростков, важно отметить следующее различие, касающееся отношения подростков к форме реакции Николеньки. В отличие от Веры и Олега Сеня уже говорит о том, что надо было Николеньке сдержаться, а Лена дважды повторяет эту мысль. Мы считаем этот факт очень важным. Он говорит о том, что, хотя ситуация, в которой был совершен последний поступок Николеньки, всеми подростками переживается в достаточной мере аффективно, у старших из них намечается уже нечто новое в отношении к поведению Николеньки. Они стремятся как бы отвлечься от непосредственного воздействия этой ситуации и оценить его поведение со стороны. Они считают, что Николеньке было необходимо овладеть своим поведением, несмотря на его переживания, очень понятные подросткам и вызывающие их сочувствие.

Таким образом, старшие подростки в своей оценке как бы снова возвращаются к признанию обязательности определенных общественных норм поведения, но уже на другом уровне, чем это было у младших школьников. Несмотря на полное понимание Николеньки и сопереживание ему, они принимают обязательность этих норм как высшего регулятора поведения, который требует от человека подчинения им своих непосредственных реакций. Особенно отчетливо это выступило у Лены, которая по возрасту старше остальных наших испытуемых и которая находится на пути перехода от подросткового к юношескому возрасту.

***

Обобщая данные, полученные нами в беседах с подростками, можно сказать следующее.

В отличие от младших школьников подростки относятся к Николеньке очень сочувственно. Важно отметить, что почти в каждом из его поступков они видят нечто неправильное с точки зрения определенных норм поведения, однако это не оказывает существенного влияния на отношение подростков к Николеньке.

В отличие от младших школьников подростки абсолютно правильно выделяют всю систему мотивов поступков Николеньки, всю гамму его переживаний в самых ее существенных моментах.

Наибольшее понимание и сочувствие подростки проявляют к факту унижения и оскорбления Николеньки. Они сочувствуют переживаниям Николеньки, связанным с отношением к нему, как к «маленькому», с которым можно не считаться, проявлять бестактность и грубость. Подростки безусловно понимают и сочувствуют Николеньке в его стремлении защитить свое «самолюбие», достоинство и право на уважение его как человека.

Всем подросткам также очень понятно и близко стремление Николеньки показать себя, проявить свои качества, выкинуть какую-нибудь «штуку», чтобы обратить на себя внимание и завоевать симпатии окружающих.

Некоторые подростки прямо указывают на наличие этого стремления у них самих и их сверстников.

Всем подросткам также очень понятно общее состояние Николеньки, его возбуждение и «отсутствие размышления», порожденное рядом неудач. Подростки сами отмечают, что в таком состоянии может осознаваться объективная неправильность поступков и возможность неприятных последствий, однако доминирующими оказываются не трезвые соображения, а собственные переживания, в результате чего теряется способность контроля и управления своим поведением.

Таким образом, подросткам более всего понятна и близка система переживаний Николеньки и мотивы его поступков, связанные с его осознанием себя как личности, с отношением к себе и стремлением занимать определенное место в отношениях с окружающими. Тот факт, что подростки более всего сочувствуют Николеньке именно в этом отношении, говорит о том, что для подростков эта система переживаний имеет особое значение.

Из нашего материала отчетливо видно, что, говоря о поступках Николеньки и его переживаниях, подростки постоянно сравнивают себя с ним и устанавливают сходство в своих и его переживаниях и реакциях на отношение окружающих людей. Сравнение себя с Николенькой как бы пронизывает у подростков весь процесс анализа его поступков и поведения. Это и выступает как специфическая особенность и существенный компонент всего процесса анализа поступков у подростков.

Возникновение у подростков установки на сравнение себя с другим человеком мы расцениваем как появление нового средства, которое позволяет им более полно, чем младшим школьникам, установить сходство и различие собственного опыта переживаний с соответствующим опытом переживаний другого человека, а тем самым глубже и адекватнее понять другого человека и оценить его поступки.

В результате того, что почти в каждом поступке Николеньки есть моменты, близкие подросткам, дети этого возраста не только входят в ситуацию каждого его поступка и переживания, но и «сопереживают» ему и как бы даже отождествляют себя с ним.

Для того чтобы понять описанное отношение подростков к Николеньке и их оценку его поступков и личности в целом, необходимо обратиться к тем психологическим особенностям, которые возникают у детей в подростковом возрасте.

Подростковый возраст - это переломный период в развитии детей. На основании ряда исследований можно сказать, что этот перелом связан с процессом формирования самосознания подростков и их стремлением занять новое положение в жизни и во взаимоотношениях с окружающими людьми. В этом возрасте у детей появляется интерес к своей личности, формируется новое представление о себе, новое отношение к себе, суть которых заключается в том, что подростки начинают считать себя взрослыми и требуют от окружающих соответствующего отношения; у них появляется желание, чтобы окружающие считались с ними, с их правами и требованиями, не относились к ним, как к «маленьким».

Как мы уже упоминали, в исследовании К.Д. Радиной [5] было показано, что стремление быть и казаться взрослым, стремление к самостоятельности является одним из основных мотивов поступков подростков. Автор отмечает повышенную чуткость подростков к оценке их личности, вследствие чего существенную роль для них играют переживания, связанные с характером отношения к ним окружающих людей. Более того, автор делает вывод, что мотивы поступков подростков непосредственно связаны с оценкой подростками отношения к ним окружающих. В исследовании приведено много фактов, которые показывают, что, если подросток оценивает отношение взрослых как несправедливое, это порождает у него переживания, оказывающие влияние на его поведение и на отношение к данному человеку. В связи с этим подросток становится мнительным, пристрастным, осторожным, ему тяжело иметь дело с этим человеком и по отношению к нему подросток проявляет негативизм, недоброжелательство и пр. К.Д. Радина считает, что в основе многих конфликтов подростков с окружающими людьми лежит оценка подростком отношения к себе взрослого. Это нам кажется очень правильным.

Мы полагаем, что для понимания детей подросткового возраста и установления с ними правильных взаимоотношений необходим анализ вопроса об отношении подростка со взрослыми, и вообще с окружающими людьми. Этот вопрос является центральным потому, что именно в подростковом возрасте у детей возникает новое представление о себе и новое отношение к себе, а в связи с этим и новые требования к окружающим людям.

В материалах нашего исследования выявилось, что у детей подросткового возраста чрезвычайно существенным и качественно новым моментом, по сравнению с младшими школьниками, является возникновение новой системы переживаний, связанных с отношением окружающих к их личности, и эти переживания занимают чрезвычайно важное место во внутренней жизни подростка. Материал показал, что по сравнению с младшими школьниками у подростков новым является то, что они сосредоточивают свое внимание на отношении окружающих к личности Николеньки и на его переживаниях по этому поводу и что именно эти переживания вызывают в наибольшей мере сопереживание подростков. Если принять во внимание, что для самих подростков чрезвычайно важно, как относятся окружающие к их личности, то ситуация, в которой оказался Николенька, объективно является такой, которая должна породить у них такие же переживания, как у Николеньки. Об этом прямо говорят сами подростки. Косвенным показателем наличия у них подлинного сопереживания является эмоциональность их речи, проявляющаяся, в частности, в характере употребляемых ими выражений («как пепел под ногами», «унижал его душу», «пади ниц» и др.), которые говорят о том, что вся ситуация поступков Николеньки очень задевает самих подростков, задевает очень значимые для них самих моменты их взаимоотношений с окружающими. В связи с этим мы считаем, что именно совпадение собственного опыта переживаний подростков по линии наиболее значимых для них отношений со взрослыми с соответствующими переживаниями сверстника обусловливает возникновение у них сопереживания. Как мы видели при анализе данных, касающихся младших школьников, у некоторых из них возникало сочувствие тем или другим переживаниям Николеньки. Но это сочувствие вызывали не те переживания, которым главным образом сопереживают подростки.

Подросткам близки переживания Николеньки, связанные с отношением окружающих к его личности. Мы полагаем, что причиной этого является изменение в подростковом возрасте отношения детей к собственной личности и появление у подростков ряда новых требований, касающихся отношения к ним взрослых. Возникающая при этом новая система переживаний является специфической именно для данного возраста. Все это, с одной стороны, позволяет подросткам глубже, чем младшим школьникам, проникнуть во внутреннюю сторону поступков Николеньки, адекватно понять соответствующие его переживания, а с другой стороны, обусловливает иное отношение подростков к этим поступкам и переживаниям. Оценка подростками поступков Николеньки является как бы «пристрастной», субъективной, т. е. оценкой с точки зрения тех переживаний, которые близки подросткам и связаны с субъективно очень важными для них отношениями с людьми.

Однако роль сопереживания не ограничивается только этим. внимание подростков к характеру взаимоотношений сверстника с окружающими и наличие у них сопереживания по этому поводу приводит к тому, что на основе поступков Николеньки подростки выделяют по преимуществу те качества его личности, в которых выражается его отношение к взрослым, связанное с его отношением к себе. Это такие качества, как «самолюбие», «непокорность», чувство собственного достоинства, умение сопротивляться при несправедливом отношении и защитить свое достоинство. Эти качества в личности сверстника нравятся подростку, поскольку они позволяют занять то место в отношениях со взрослыми, которое соответствует его отношению к себе, и показать окружающим, что он «тоже человек».

Таким образом, в оценке подростками личности Николеньки играют роль и его определенные качества, которые проявляются в его поступках.

Важно отметить, что если проявление этих качеств связано даже с нарушением сверстником некоторых норм поведения, это не изменяет положительного отношения подростков к нему. Можно сказать, что эти качества представляют для подростков как бы абсолютную ценность, в значительной мере не зависящую от характера поступка и его результата. Ради защиты своего достоинства и некоторых прав во взаимоотношениях со взрослыми подростки считают возможным нарушение некоторых норм поведения и готовы понести за это наказание.

Таким образом, отношение подростков к нормам поведения иное, чем у младших школьников: эти нормы уже не являются для них незыблемыми, и возможность нарушения некоторых из них допускается и даже внутренне оправдывается.

У подростков наблюдается известная двойственность отношения к Николеньке, которая хорошо выражена одним из них: «Умом осуждаю, а чувством нет». Отношение и оценка Николеньки и его поступков базируются у подростков как бы на двух основаниях. Первое основание оценки связано со знанием подростками определенных норм общественного поведения и моральных требований.

Вторым основанием оценки является собственный опыт переживаний подростков, связанных с их отношением к тому положению, которое они занимают во взаимоотношениях с людьми. Возникающее у подростков на основе этого сопереживание Николеньке опосредствует оценку его отдельных поступков и отношение к нему. Однако в более старшем возрасте в оценках подростков появляются новые черты. Возникает, как мы уже говорили, возврат к признанию обязательности норм поведения, несмотря на понимание подростками переживаний Николеньки и сопереживание ему.

Для старших подростков характерно определенно выражаемое ими признание необходимости и желание овладеть своими непосредственными переживаниями и реакциями ради выполнения обязательных норм поведения и моральных требований.

Отношение старших подростков к этим нормам и требованиям, в отличие от младших школьников, опосредствовано их опытом переживаний и взаимоотношений с людьми, который позволяет им увидеть в общественных нормах и требованиях новый смысл - смысл более высокого принципа поведения, чем непосредственно переживаемые чувства. На этой ступени нравственного развития ребенка знаемые им нормы становятся его нравственными убеждениями.

На основании анализа материалов нашего исследования можно сделать следующие выводы.

  1. Основанием оценки поступков у младших школьников является главным образом соответствие поступков определенным моральным нормам и тем требованиям, которые предъявляются детям со стороны взрослых.
  2. Глубина и адекватность понимания детьми младшего школьного и подросткового возраста нравственных поступков зависит от степени их проникновения во внутреннюю сторону поступков (мотивы, переживания), от умения раскрыть и правильно понять взаимоотношения человека с окружающими людьми, связать его поступки с этими отношениями и понять их как обусловленные ими.
  3. Основная тенденция в развитии понимания детьми нравственных поступков заключается в том, что с возрастом дети все глубже проникают во внутреннюю сторону поступков и приходят к пониманию всей ситуации, в которой совершен поступок, и вызвавших его условий. Возможность этого связана с ростом собственного опыта отношений и переживаний детей и его совпадением с переживаниями и отношениями человека, совершившего данный поступок.
  4. Подростки анализируют и оценивают поступки сверстника с двух точек зрения. Во-первых, так же как и младшие школьники, с точки зрения того, в какой мере поступок самого сверстника соответствует определенным моральным нормам и требованиям. Во-вторых, с точки зрения того, в какой мере поведение окружающих людей, которых касаются эти поступки, соответствует общепринятым нормам поведения и тем требованиям, которые дети этого возраста предъявляют к окружающим.
  5. У подростков возникает новая система требований, касающаяся отношения окружающих к их личности: требование уважения, признания человеческого достоинства, отношения не как к маленькому, с которым можно не считаться, и др.
  6. Качественно новым в личности подростка является возникновение переживаний, связанных с отношением окружающих к личности человека, и в частности к его собственной личности. Эти переживания занимают большое место во внутренней жизни подростка и в его взаимоотношениях с окружающими людьми.
  7. У подростков размышления о поступках пронизаны постоянным сравнением другого человека (сверстника) с собой, и это выступает как новое средство анализа поступков, позволяющее подросткам глубже понять поступки другого человека, привлекая к этому анализу свой собственный опыт.
  8. Совпадение у подростков опыта собственных переживаний, касающихся отношения окружающих к их личности, с соответствующим опытом сверстника, порождает сопереживание ему и опосредствует оценку его поступков и личности. Наличие такого опосредствования в оценке является причиной того, что одни и те же поступки оцениваются младшими школьниками и подростками по-разному вследствие того, что личный опыт переживаний младшего школьника и подростка является различным.
  9. Данные исследования позволяют предположить, что в оценках поступков старшими школьниками снова обнаруживается признание ими обязательности нравственных норм как высшего регулятора поведения, которому должны быть подчинены непосредственные переживания и реакции.

Приложение  

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ТЕКСТ, ПО КОТОРОМУ ПРОВОДИЛИСЬ БЕСЕДЫ С ДЕТЬМИ
(УЧАЩИМИСЯ III-VIII КЛАССОВ)

В день рождения Любочки еще перед обедом к нам стали съезжаться гости, но мы, т.е. я и Володя, не могли к ним присоединиться, так как у нас еще должен был быть один урок истории.

Учитель опаздывал. Володя повторял урок. От нечего делать я раскрыл учебник истории и стал прочитывать урок. История всегда казалась мне самым скучным предметом. Учил историю я без желания и интереса. Урок на сегодня был большой и трудный, я ничего не знал и видел, что уже никак не успею хоть что-нибудь запомнить. За прошедший урок истории учитель жаловался на меня гувернеру и поставил мне два. Гувернер сказал, что если в следующий урок я получу меньше трех, то буду строго наказан. Теперь-то и предстоял этот следующий урок, и, признаюсь, я сильно трусил.

Я так увлекся перечитыванием незнакомого мне урока, что не заметил, как пришел учитель.

- Ну-с, — сказал он, потирая руки, — отвечайте уроки.

Володя отвечал урок свободно и уверенно и получил заслуженную пятерку. Потом учитель обратился ко мне.

- Надеюсь, вы выучили урок, — сказал он.
- Выучил, — отвечал я.
- Потрудитесь мне что-нибудь рассказать о крестовом походе Людовика Святого.

Я проглотил несколько раз слюни, прокашлялся и начал.

- Людо... Людовик Святой был... был... был умный и добрый царь.
- Кто?
- Царь. Он вздумал пойти в Иерусалим и передал бразды правления своей матери.
- Как ее звали?
- Б... б... бланка.
- Как? Буланка?

Я усмехнулся как-то криво и неловко.

- Ну, не знаете ли еще чего-нибудь — сказал он с усмешкой.

Мне было нечего терять, я прокашлялся и начал врать все, что только мне приходило в голову. Учитель молчал, пристально смотрел мимо моего уха и приговаривал: «Хорошо, очень хорошо!...» Я чувствовал, что ничего не знаю и выражаюсь совсем не так, как следует, и мне страшно больно было видеть, что учитель не останавливает и не поправляет меня.

- Зачем же он вздумал идти в Иерусалим?— сказал он, повторяя мои слова.
- Затем... потому... оттого... затем, что... — Я решительно замялся, не сказал ни слова больше и чувствовал, что, если этот учитель хоть целый год будет молчать и вопросительно смотреть на меня, я все-таки не в состоянии буду произнести более ни одного слова.

Учитель минуты три смотрел на меня с выражением глубокой печали, потом взял мою тетрадь, задумался, потом посмотрел на меня. Вдруг его рука сделала чуть заметное движение, и в графе успехов появилась красиво начертанная единица и точка; другое движение — и в графе за поведение другая единица и точка.

Я смотрел на него с отчаянием, мольбой и упреком.

- Так нельзя учиться,— сказал он, выходя из комнаты.

В эту минуту в комнату вошел гувернер.

- Сколько вы получили? — спросил он Володю.
- Пять.
- А Коля? — я молчал.
- Кажется, четыре,— сказал Володя. Он понимал, что меня нужно было спасти, хотя бы на нынешний вечер. Пускай накажут, только не сегодня, когда у нас гости.

Гувернер поверил Володе, велел нам одеваться и идти к гостям.

Едва успели мы войти в комнату, где были гости, как меня позвал папа. Он вдруг вспомнил, что забыл отдать Любочке подарок — коробку конфет, и попросил меня ее принести. Он дал мне ключи от стола и крикнул вдогонку:

- Самым большим ключом отопри второй ящик стола. Там найдешь коробку. Да смотри, у меня ничего не трогать!..

Я прибежал в кабинет и хотел уже отпирать ящик стола, как меня остановило желание узнать, какую вещь отпирал крошечный ключик, висевший на той же связке. На столе стоял портфель с висячим замочком, и мне захотелось попробовать, подойдет ли к нему маленький ключик. Испытание увенчалось полным успехом, портфель открылся, и я нашел в нем целую кучу бумаг. Любопытство так сильно толкало меня узнать, какие это были бумаги, что я не успел прислушаться к голосу совести и принялся рассматривать то, что находилось в портфеле. В нем лежали письма, портреты, ветка засушенных цветов и много всяких других вещей. Я понял, что коснулся какой-то тайны жизни папы, и сознавал, что поступил нехорошо. Мне было стыдно и неловко. Под влиянием этого чувства, я как можно скорее хотел закрыть портфель. Вложив ключик в замочную скважину, я повернул его, но... не в ту сторону. Воображая, что замок заперт, я вынул ключ — и о ужас! — у меня в руках была только головка ключика. Тщетно я старался соединить ее с оставшейся в замке половиной и высвободить ее оттуда... Надо было, наконец, привыкнуть к мысли, что я совершил новое преступление, которое сегодня же должно будет открыться. Единица, ключик! Гувернер — за единицу, папа — за ключик… и все это обрушится на меня не позже как сегодня вечером.

- Что со мной будет? Что я наделал? — говорил я вслух. Э! — сказал я, доставая конфеты, — чему быть, того не миновать... — и выбежал из комнаты. Входя к гостям, я находился в несколько раздраженном и неестественном, но чрезвычайно веселом состоянии духа.

После обеда начались игры, и я принимал в них живейшее участие. Играя в «кошку-мышку» и как-то неловко разбежавшись, я нечаянно наступил на платье игравшей с нами гувернантки одной из девочек и оборвал его. Всем девочкам, и в особенности Сонечке, которая мне очень и очень нравилась, доставило большое удовольствие видеть, как гувернантка с расстроенным лицом пошла зашивать платье. Заметив это, я решился доставить девочкам это удовольствие еще раз. Как только гувернантка вернулась в комнату, я принялся галопировать вокруг нее и продолжал это до тех пор, пока не нашел удобной минуты снова зацепить каблуком за ее юбку и оборвать ее. Сонечка и другие девочки едва могли удержаться от смеха, что весьма приятно льстило моему самолюбию. Гувернер, заметив мои проделки, подошел ко мне и, нахмурив брови, сказал, что я, кажется, развеселился не к добру и что ежели я не буду скромнее, то, несмотря на праздник, он заставит меня раскаяться. Но я находился в раздраженном состоянии человека, которому уже нечего терять. Я дерзко улыбнулся и ушел от него.

Скоро затеяли другую игру. Она состояла в том, что ставили два ряда стульев, один против другого, дамы и кавалеры разделялись на две партии и по очереди выбирали одна другую. Катенька выбирала Володю или Иленьку, а Сонечка каждый раз Сережу и нисколько не стыдилась, когда Сережа прямо шел и садился против нее. Она смеялась и кивала ему в знак того, что он угадал. Меня же никто не выбирал. К крайнему оскорблению моего самолюбия я понимал, что я лишний, остающийся, что про меня всякий раз должны были говорить: «Кто еще остается? Да, Николенька... Ну, вот ты его и возьми».

Сонечка же, казалось, так была занята Сережей, что я не существовал для нее. Не знаю, на каком основании, но я мысленно называл ее изменницей. Она, правда, никогда не давала мне обещания выбирать меня, а не Сережу, но я твердо был убежден, что она самым гнусным образом со мной поступила.

После игры я заметил, что Сонечка, Катенька и Сережа отошли в угол и о чем-то таинственно разговаривали. Подкравшись из-за рояля, я увидел следующее: Катенька держала за два конца платочек в виде ширмы, загораживая им головы Сережи и Сонечки.

- Проиграли, теперь расплачивайтесь! — говорил Сережа. И после этих слов нагнулся и поцеловал Сонечку. Так прямо и поцеловал ее в розовые губки. И Сонечка засмеялась, как будто это ничего, как будто это очень весело. Ужасно!!! О, коварная изменница!..

И я вдруг почувствовал презрение ко всему женскому полу вообще и к Сонечке в особенности. Мне чрезвычайно захотелось буянить и сделать какую-нибудь такую молодецкую штуку, которая бы всех удивила. Случай не замедлил представиться.

Проходя через комнату, я случайно заметил, что гувернер пошел наверх, и звуки его шагов послышались сначала на лестнице, а потом по направлению к классной комнате. Значит, он пошел посмотреть журнал. Через несколько минут он вернулся и сказал мне, что я не имею права быть здесь, так как я плохо вел себя и учился, что я должен уйти. Под влиянием внутреннего волнения и отсутствия размышления я показал ему язык и сказал, что не пойду отсюда.

В первую минуту гувернер не мог произнести ни слова от удивления и злости.

- Хорошо, — сказал он, догоняя меня, — я уже несколько раз обещал вам наказание, от которого вас хотела избавить ваша бабушка; но теперь я вижу, что, кроме розог, вас ничем не заставишь повиноваться, и сегодня вы их вполне заслужили.

Он сказал это так громко, что все слышали его слова. Кровь с необыкновенной силой прилила к моему сердцу; я почувствовал, как краска сходила с моего лица и как совершенно невольно затряслись губы. Я должно быть был страшен в эту минуту, потому что гувернер, избегая моего взгляда, быстро подошел ко мне и схватил за руку; но только я почувствовал прикосновение его руки, мне сделалось так дурно, что я, не помня себя от злобы, вырвал руку и изо всех сил ударил его.

- Что с тобой делается? — спросил Володя, с ужасом и удивлением видевший мой поступок.
- Оставь меня! — закричал я на него сквозь слезы, — никто вы не любите меня, не понимаете, как я несчастлив! Все вы гадки, отвратительны, — прибавил я с каким-то исступлением, обращаясь ко всему обществу.

В это время гувернер снова подошел ко мне и сильным движением, как тисками, сжал мои обе руки и потащил куда-то. Через пять минут за мной затворилась дверь чулана.

Я нисколько не боялся боли наказания, но одна мысль, что гувернер может ударить меня, приводила меня в тяжелое состояние подавленного отчаяния и злобы. Через минуту я услыхал, как он сказал отвратительным торжествующим голосом:

- Василий, принесите розог!..

ЛИТЕРАТУРА

  1. Божович Л.И., Морозова Н.Г., Славина Л.С., Развитие мотивов учения у советских школьников, «Известия АПН РСФСР», вып. 36, 1951.
  2. Волокитина М.Н., Очерки психологии младших школьников, М., изд-во АПН РСФСР, 1955.
  3. Подберезин И.М., Психологические вопросы нравственной мотивации в школьном возрасте, канд. дисс., М., 1948.
  4. Прайсман Б.Д., понимание младшими школьниками мотивов поведения литературных персонажей, Автореферат канд. дисс., Киев, 1954.
  5. Радина К.Д., Мотивы детских школьных проступков и меры педагогического воздействия, канд. дисс., Л., 1947.
  6. Рубцова Т.В., Особенности осознания моральных свойств личности школьниками разного возраста, «Вопросы психологии», 1956, № 4.
  7. Яшкова Н.В., О понимании советской детской литературы школьниками 5-7 классов, Автореферат канд. дисс., Л., 1953.

Сноски

1 См. статью Т.В. Драгуновой «О некоторых психологических особенностях подростка» в настоящем сборнике.

2 Для составления текста мы использовали следующие главы повести: «Единица», «Ключик», «Изменница», «Затмение».

3 Этот текст мы приводим в приложении к статье.

4 Н. — Николенька.

5 В. — Володя.