Возможности психологического исследования интерференции когнитивных процессов в контексте учения о высших психических функциях

Автор: 

Возможности психологического исследования интерференции когнитивных процессов в контексте учения о высших психических функциях // Мышление и речь: подходы, проблемы, решения: Материалы XV Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2014. - Т2.

Возможности психологического исследования интерференции когнитивных процессов в контексте учения о высших психических функциях [1]

Р.С. Шилко МГУ им. М.В. Ломоносова Россия, Москва

В психологии ещё в классических исследованиях, описывающих механизмы научения и забывания, важная роль отводилась процессам интерференции (interference) и торможения/подавления (inhibition). Например, благодаря исследованиям Германа Эббингауза было впервые описано явление ретроактивной интерференции в 1878 году при изучении памяти, а философские основания этих исследований восходят к британскому эмпиризму Т. Гоббса и Д. Локка. торможение стало активно изучаться даже раньше интерференции - в контексте физиологических представлений - в исследованиях И.М. Сеченова, Ч.С. Шеррингтона и др. В. Вундт в пятом издании своей работы «Физиологическая психология» прямо указывает на важную роль торможения в интеллектуальном развитии. Примечательно, что в предыдущих изданиях книги не было указания на важную роль торможения, но начиная с пятого издания, оно считается ключевым для понимания сложных психических функций. Историю изучения в психологии процессов интерференции и торможения можно разделить на три периода:

  1. классический, который, будучи посвященным, прежде всего, вербальному научению, начался в конце XIX века и завершился в 1960–х годах,
  2. неоклассический, который пришелся на расцвет классической теории интерференции и когнитивной психологии,
  3. современный, для которого характерно рассмотрение процессов интерференции и торможения полностью в терминах познавательной деятельности (Dempster, 1995).

Со второй декады XX века происходит снижение интереса к изучению торможения, из работ американских психологов это понятие почти полностью исчезает. Возможно, причина этого состояла в распространении идей бихевиоризма, для которого было удобнее рассматривать процессы, оказывающие положительное, улучшающее влияние на поведение, такие эффекты представлялись более объективными. Переход к современному периоду был во многом предопределен такими обстоятельствами, как изучение процессов интерференции и торможения в контексте индивидуальных и возрастных различий в когнитивной сфере, возросшее взаимодействие поведенческих и нейрофизиологических подходов, развитие моделей нейронных сетей, возросший вклад в изучение селективного внимания.

Некоторую реминисценцию идей В. Вундта о ключевой роли процессов торможения/подавления для интеллектуальной деятельности можно обнаружить в современных исследования рабочей памяти (напр., Cowan, Saults, Nugen, Elliott, 1999).

Изучение интерференционных процессов остаётся высоко актуальным и в современных исследованиях познавательной деятельности человека (Dempster, Brainerd, 1995). Процессы интерференции и торможения подробно рассматриваются в разделах психологии познавательной деятельности, посвященных памяти и вниманию. Во многом благодаря созданию и варьированию ситуации интерференции, преодоление которой связано с необходимостью подавления переработки нерелевантной информации, некоторые задачи стали классическими методами для исследования внимания и памяти человека (см., напр., Dempster, 1992). Такой задачей является, в частности, задача Струпа (Stroop task).

Разветвленное дерево современных исследований, опирающееся на эксперимент Струпа в различных его модификациях, восходит своими корнями к истокам экспериментальной психологии (MacLeod, 1992). В 1883г. В. Вундт предложил одному из своих учеников, Д.М. Каттеллу измерить время, необходимое для называния предметов и цветов и прочтения соответствующих им слов. В итоге Д.М. Каттелл опубликовал в журнале Mind (1886г.) первое экспериментальное исследование скоростей называния цветов и прочтения слов–наименований цветов, в котором он описал факт более быстрого прочтения слов, обозначающих цвет, по сравнению с называнием соответствующих цветов. Это исследование не прошло н езамеченным во многом благодаря тому, что на него обратил внимание В. Джеймс в своих знаменитых «Принципах психологии». Ситуация интерференции, когда испытуемый должен называть цвет чернил слова, обозначающего другой цвет, была впервые создана в лаборатории Э.Р. Йенша в Марбурге (Германия) в связи с исследованием перцептивных типов (1929г.). Однако, в американскую и позже в мировую психологию словесно–цветовая задача вошла под именем Джона Ридли Струпа. Д.Р. Струпом была обнаружена значительная интерференция, оказываемая несоответствующими значениями слов на называние цвета их шрифта - теперь она носит название эффекта Струпа (Stroop, 1935).

Начиная с классических исследований Д.М. Каттелла, в когнитивной психологии сложилась традиция изучения интерференции в задаче Струпа в контексте представлений о том, что одни процессы (в данном случае чтение) являются более автоматизированными, чем другие (называние цвета). В сотнях исследований эффекта Струпа были предложены многочисленные модификации задачи и сформулированы различные объяснения самого эффекта.

Но, к сожалению, остается открытым вопрос о том, как человек, сталкиваясь с интерференцией значения слова–наименования цвета и названием цвета шрифта, преодолевает эту интерференцию. Изучение механизмов подавления/торможения для преодоления интерференции не является столь же популярным, как изучение самой интерференции. Так, например, в современной когнитивной психологии для обозначения такого подавления предложен термин «намеренное игнорирование» (directed ignoring) (Zacks, Hasher, 1994). Вместе с тем, при описании механизмов подавления акцентируется главным образом операциональная сторона поведения, без включения его в контекст деятельности.

А деятельностный анализ предполагает рассмотрение торможения/подавления не только как операции, но и как проявления активности субъекта, что выражается в использовании им определенных средств, использовании намеренном (в соответствии с поставленной целью) для организации и управления своими действиями. Такой ракурс рассмотрения процесса подавления задаёт принципиально иные основания для изучения интерференции и её механизмов.

Ставшие классическими исследования Л.С. Выготского и А.Н. Леонтьева по изучению внимания и памяти заложили фундамент учения об этих процессах как высших психических функциях (Леонтьев, 1931). Согласно ставшему уже каноническим описанию высших психических функций, они «… представляют собой сложные саморегулирующиеся процессы, социальные по своему происхождению, опосредствованные по своему строению и сознательные, произвольные по способу своего функционирования» (Лурия, 1969, с.31).

Изучение преодоления интерференции в ситуации конфликта, вызываемого стимулами задачи Струпа позволило выявить, что отвлечение от нерелевантной информации возникает как активный, преднамеренный процесс вследствие осознания конфликта между цветами слов и их значениями (Романов, Дормашев, Шилко, 2003). Каждый испытуемый, выполняющий задачу со стимулами Струпа, быстро осознает этот конфликт и довольно остро его переживает. Примечательно, что эта активность по отвлечению от нерелевантной информации является в основном моторной. Способы отвлечения - учитывая высокую степень такой активности по отвлечению мы можем назвать их стратегиями - можно считать стратегиями концентрации или внимания. Известно, что для борьбы с отвлечениями испытуемые вкладывают в работу дополнительную мускульную энергию, что проявляется в сильных движениях рук, удерживании направления взора, громкой речи, принятии позы сосредоточенности, и совершают оборонительные движения, такие как встряхивание головой, закрывание глаз или прикрывание их руками, движения плечами и др. (Вудвортс, 1950, с.311–315).

Рассмотрение интерференции в контексте учения о высших психических функциях позволяет поставить вопрос о связи таких внутренних процессов, как концентрация и отвлечение, с моторикой, и сделать это в свете представлений об интериоризации и, более широко, идее опосредствованности и сложной организации психических процессов. На наш взгляд, изучение этого вопроса требует существенной концептуальной проработки понятия «стратегия», которое хотя и используется в психологии широко и повсеместно, недостаточно четко определено и операционализировано.

В заключении отметим, что учение о высших психических функциях позволяет изучить еще один важный аспект интерференции и её преодоления в деятельности - генезис - как в масштабах онтогенеза в целом, так и в масштабах выполнения определенного действия, освоения конкретного навыка. На примере изучения интерференции при выполнении задачи Струпа установлено, что младшие дети проявляют более выраженный интерференционный эффект, чем старшие (Bub, Masson, Lalonde, 2005), а тренировка в разных возрастных группах способствует снижению интерферен‑ ционного эффекта (MacLeod, Dunbar, 1988).

Литература

  1. Вудвортс Р. Экспериментальная психология. М., 1950.
  2. Леонтьев А.Н. Развитие памяти. Экспериментальное исследование высших психических функций. М., 1931.
  3. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга. 2–е изд. М., 1969.
  4. Романов В.Я., Дормашев Ю.Б., Шилко Р.С. Взаимодействие внимания и кратковременного запоминания: мнемический эффект Струпа // Психологический журнал, 2003, том 24, №4, С.47-53
  5. Bub D.N., Masson M.E.J., Lalonde C.E. Cognitive Control in Children // Psychological Science, 2005, Vol. 17, No.4, P.351-357
  6. Cowan N., Saults J.S., Nugent L.D., Elliott E.M. The Microanalysis of Memory Span and Its Development in Childhood // International Journal of Psychology, 1999, 34(5/6), P.353-358.
  7. Dempster F.N. The Rise and Fall of the Inhibitory Mechanisms: Toward a Unified Theory of Cognitive Development and Aging // Developmental Review, 1992, Vol. 12, No.1, P.45-75.
  8. Dempster F.N., Brainerd C.J. New Perspectives on Interference and Inhibition in Cognition: Final Comments // Interference and Inhibition in Cognition. Ed. by F.N. Dempster, C.J. Brainerd, C.J. Brainerd. Academic Press, 1995. P.401-407.
  9. MacLeod C.M. Half a century of research on the Stroop effect: An integrative review // Psychological Bulletin, 1991, Vol. 101, No.2, pp. 163-203.
  10. MacLeod C.M. The Stroop task: The «gold standard» of attentional measures // Journal of Experimental Psychology: General, 1992, Vol. 121, No.1, pp. 12-14.
  11. MacLeod C.M., Dunbar K. Training and Stroop–like interference: Evidence for a continuum of automaticity // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, 1988, Vol. 14, No.1, P.126-135.
  12. Stroop J.R. Studies of interference in serial verbal reactions // Journal of Experimental Psychology, 1935, Vol. 18, No.6, pp. 643-662.
  13. Zacks R.T., Hasher L. Directed Ignoring: Inhibitory Regulation of Working Memory // D. Dagenbach, T.H. Carr (Eds.) Inhibitory Mechanisms in Attention, Memory, and Language. New York: Academic Press, 1994. P.241-264

[1]Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект № 13– 06–00553 «Интерференция психических процессов: модели и механизмы»).

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки