Представления студентов германии о людях с особенностями развития

Автор: 
Разделы психологии: 

Представления студентов германии о людях с особенностями развития // Мышление и речь: подходы, проблемы, решения: Материалы XV Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2014. - Т.1.

Представления студентов германии о людях с особенностями развития[1]

И.А. Котляр (Корепанова) Международный университет природы, общества и человека «Дубна» Россия, Москва

Профессиональное самосознание является одним из важнейших компонентов самосознания человека как субъекта деятельности (Климов Е.А., 1995; Миронова Т.Л., 1999 и др.). Оно складывается на протяжении жизни человека и определяется множеством факторов (Ананьев Б.Г., 1977; Климов Е.А., 1996; Кудрявцев Т.В., 1985; Митина Л.М., 1995 и др.). Профессиональная деятельность формирует систему особых значений и смыслов личности, образует «субъективную модель мира профессионала» (Артемьева Е.Ю., 1999). Этап овладения профессией - один из важнейших этапов становления профессионального самосознания, на котором происходит перестройка смысловой системы личности.

В своем эмпирическом исследовании мы обратились к изучению того, как представлено отношение к людям с ограниченными возможностями здоровья и явление инклюзии в представлениях студентов гуманитарных специальностей, живущих в Германии. Выбор темы и выборки не случаен. Начало 21 века связано с распространением как в обществе в целом, так и в системе образования идей интеграции, инклюзии. Однако традиции инклюзивного образования[2] значительно старше. В Германии они насчитывают 40 лет (первая школа, в которой вместе учились нейротипичные и атипичные дети, появилась в 1975 году). Разрабатываются различные модели включения, ведется подготовка педагогов для инклюзивного образования. Инклюзивное образование становится повседневной практикой (хотя и не всегда успешной, см., например, критический анализ A. Prengel, 2006). В России практика инклюзивного образования «моложе» и интенсивно развивается последние 10–15 лет (хотя первые интеграционные проекты появились более 20ти лет назад) и имеет скорее точечный характер. Мы предположили, что если инклюзивное образование распространено в стране, в нем выросло и растет не первое поколение, то это отражается в системе представлений к инклюзии, к людям с ограниченными возможностями формируется определенное (толерантное) отношение не только в обществе в целом, но и у каждого конкретного человека.

Нас интересовало, каково содержание представлений студентов гуманитарных специальностей, которые после окончания ВУЗа включатся в реализацию инклюзивного образования, о людях с особенностями в развитии в Германии, к которой в течение более чем 40 лет государственная политика, средства массовой информации пропагандируют эти идеи. Существует ли эта идея в представлениях, операционализирована и отрефликсирована ли она? Каково содержание этих представлений?

В исследовании приняло участие 174 студента (30 мужчин и 144 женщины), обучающихся в различных университетах Германии (Потсдам, Мюнхен, Йена, Киль, Берлин). возраст опрашиваемых - 19–49 лет (средний возраст 23,9 года, стандартное отклонение 3,9). 67,55% респондентов изучают педагогику, 17,2% - лингвистику, 10,83% - психологию, в других гуманитарных областях (юриспруденции) специализируются 3,74%. Выборку составили студенты, которые назвали своим родным языком - немецкий и местом рождения - Германию (условное название группы «немцы») и студенты, назвавшие своим родным языком русский и рожденные в России или странах бывшего СССР, однако с детства или юности проживающие и получающее образование в Германии (условное название группы «русские»). Сравнение данных двух групп позволило нам рассмотреть вопрос о том, зависят ли представления об людях с особенностями и об инклюзии от первичной культуры воспитания и влияет ли на них обучение в ВУЗе.

Представления изучались посредством анкетирования, разработанного И. Бовиной и А. Перовой (2010).

Прежде всего нас интересовало, насколько распространены контак‑ ты с людьми с особенностями и как студенты переживают эти контакты. Группа «немцы»: 34,31% опрашиваемых обозначили свои контакты с людьми с особенностями как дружбу и 63,69% как знакомство. 33,12% опрошенных студентов имели в прошлом или имеют во время обучения опыт участия в различных благотворительных волонтерских проектах. У 17,20% в школе одноклассники имели те или иные ограничения в здоровье. Во время обучения в школе у 27,68% студентов на уроках поднимался вопрос о проблеме людей с ограничениями, интеграции и инклюзии.

Группа «русские»: 53% обозначили свое отношение как знакомство и 11,6% как дружбу. 5,88% принимают участие в различных волонтерских, благотворительных проектах. 17,20% опрашиваемых указали, что в их классе учились дети с особенностями и у 23,53% тема инклюзии, людей с особенностями обсуждалась на уроках. Эти данные показывают, что значительная часть немецких студентов имеет собственный опыт общения, взаимодействия с людьми с ограниченными возможностями, контакты студентов из группы «русские» более ограничены и поверхностны.

С помощью методики неоконченных предложений выявлялись осознанные и неосознанные представления студентов о людях с ограниченными возможностями.

При выявлении представлений о том, кто может и кто должен помогать людям с особенностями было выявлено следующее:

В категорию могущих помочь в группе «немцы» вошли близкие и родственники (35,52% опрашиваемых указали эту группу) и специалисты (37,38%). Во вторую категорию вошли ответы об общей ответственности в осуществлении (7,8%) и о персональной ответственности - «каждый может помочь» (16,82%), «мы можем помочь» (6,54%). В категории «кто должен помочь» главные действующие лица - специалисты, профессионалы (25,53%), государство в лице политиков, правительства (37,24%), волонтеры, представители общественных организаций (9,8%), каждый или все (5,88%). Интересно, что респонденты акцентировали внимание на личностных качествах помогающих специалистов - «принимающие проблему», «чувствующие себя в состоянии работать в этой области» и т.п.

Ответы группы «русские» были распределены несколько иным образом. «Кто может помочь» - как главные силы были названы специалисты, врачи и правительство 39,98%, семья (13,33%). Общественные организации, собственные действия были названы лишь в 6,66% случаев. Так же был указан Бог как один из источников помощи (13,33%). В категории «кто должен помочь» указаны социальные учреждения, государство и врачи (80%). Семья и гражданское общество играют лишь незначительную роль (10% и 10%).

Можно отметить, что респонденты группы «немцы» обозначают две тенденции - у общества в целом, у близких родственников и у самих респондентов есть ресурсы для оказания помощи, но помощь должна быть оказана государством. При этом респонденты демонстрируют собственную активную позицию. В группе «русских» ответственность за активные действия делегируется «внешним» силам - государству, профессионалам и практически не ориентируется на собственные активные действия респондентов.

Представления респондентов о потребностях людей с особенностями так же оказались различными.

51,28% опрашиваемых из группы «немцы» и 36,11% группы «русские» полагают, что для людей с ОВЗ нуждаются в моральной поддержке (доверие, любовь, потребность в дружбе, принятие в обществе, понимание со стороны окружающих). Потребности в материальной поддержке назвали 27,92% «немцев» и 58,3% «русских» респондентов (потребность иметь осмысленную работу, уход, заботящийся персонал, безбарьерная среда - в группе «немцев» и материальная и эффективная медицинская помощь, комфортная инфраструктура, помощь государства - в группе «русских»). Потребность в саморазвитии (а так же право, возможность самостоятельно принимать решения о своей жизни)отмечалась 20,79% опрашиваемыми из группы «немцы» и 5,88% «русских».

Выделяя то, в чем не нуждаются люди с ОВЗ, опрашиваемые отметили - жалость (53,7% - «немцы» и 75% «русские»), гиперопека (20,96% - «немцы» и 13,25% - «русские»), негативное отношение со стороны окружающих (19,06% - «немцы» и 13,25% - «русские»), социальные или физические ограничения (3,05%).

Представления о значимости различных видов ограничений распределились следующим образом: 1,52% «немцев» и 8,82% «русских» отметили материальные ограничения, 16,16% «немцев» и 26,47% «русских» - физиологические, 22,86% «немцев» и 14,71% «русских» - физические, 57,62% «немцев» и 50% «русских» - социальные.

Таким образом все опрашиваемые видят проблему скорее в социальной сфере (см. идею Л.С. Выготского о социальной природе дефекта).

Нас интересовала структура и содержание представлений о людях с ОВЗ. Для того, чтобы описать ядро и перефирию представлений, была использована методика прототипического анализа Вержеса (Бовина, Перова, 2011). Ядро представлений в группе «немцы» состоит из следующих представлений:

  1. Представления об инвалидности как о негативном социальном феномене: ущемление интересов, обесценивание, трудности в жизни, ограничения,
  2. Внешние характеристики инвалидности: болезнь, уход, специальные приспособления для инвалидов (трость, костыль, инвалидное кресло). Респонденты перечисляли названия различных достаточность, синдром Дауна, нарушения опорно–двигательного аппарата и др.)
  3. Профессиональная помощь - коррекционно–развивающие занятия
  4. Особенности жизни с особенностями (инаковость, особые потребности)

Периферическая система состоит из следующих областей:

  1. Внешние проявления инвалидности - врожденная и неврожденная инвалидность, причины инвалидности (несчастный случай)
  2. Профессиональная помощь - специальные школы, рабочие места
  3. эмоции по отношению к людям с особенностями - жалость, сострадание
  4. Негативное отношение общества - дискриминация, ограничения
  5. Эмоциональный мир людей с особенностями
  6. интеграция и инклюзия

Первичная периферическая система представлений состоит из следующих областей:

  1. Профессиональное отношение к людям с особенностями - помощь, поддержка и забота, специальные учреждения (дома инвалидов).
  2. Дружелюбие, жизнерадостность людей с особенностями
  3. Позитивные чувства по отношению к людям с особенностями
  4. Негативные чувства, переживаемые людьми с особенностями: зависимость, небезопасность,

Ядро представлений в группе «русских» несколько иное:

  1. Представления об инвалидности как о социальном феномене, имеющем негативные последствия для человека: ограничения, непринятие
  2. Внешние проявления инвалидности - боль, отсутствие частей тела, нарушения интеллекта, помогающие средства (инвалидное кресло)
  3. эмоции по отношению к человеку с особенностями - жалость, печаль

Периферическая система состоит из следующих областей:

  1. Причины инвалидности
  2. Жизненный мир людей с особенностями - трудности, сила воли
  3. Внешние проявления инвалидности - болезнь
  4. Профессиональные помощь, уход
  5. интеграция

В обеих группах интеграция (в группе «немцев» так же инклюзия) не находятся в ядре представлений, а располагаются на периферии. Это означает, в соответствии с законом К.Марба (Петрова), что эти понятия новы для групп, находятся в зоне изменений.

Так же отметим, что в группе «немцы» выражение «человек с особенностями; инвалид» описывается большим числом определений. Это свидетельствует о более развитом, более дифференцированном представлении.

Анализ содержания представлений показывает, что опрашиваемые представляют инвалидность как многомерное явление, а человека с особенностями как обладателя особого внутреннего мира (часто наделенного романтическими чертами - особой силой воли, целеустремленности, имеющим особое мироВосприятие). интеграция (инклюзия) рассматривается как один из способов (наряду с более распространенными в представлениях неинклюзивными способами, такими как специальные коррекционные школы) включения человека в общество.

Полученные нами данные в целом согласуются с данными (Hähner et al., 1997, Cloerkes (1997) und Kreuz (2002) и других), показывающими что понимание такого явления как инвалидность - динамическое.

Литература

  1. Bovina, I.B, Panov, M.S. (2006) Common representations of the mentally ill among college students. Russian education and society, 48, 8, 72–91.
  2. Бовина И.В., Перова А. (2010) Особенности социальных представлений об инвалидности среди молодёжи в России. МГУ.

Пользуясь случаем, выражаем благодарность А. Перовой за предоставленную методику. Так же хотим выразить благодарность профессору Г. Гисту за помощь в организации исследования, К. Хинце за помощь в переводе опросника, профессору К. Зальцберг Людвиг, М.С. Бертау, А. Верани, А. Поршневу, М. Павловой. В. Аболонину, О. Погребняк и А. Зубанову за помощь в сборе данных.


[1]Исследование выполнено при поддержке фонда Александра фон Гумбольдта
[2]В данном тексте мы не проводим дифференциации между понятиями интегративное и инклюзивное образование (подробный анализ на русском языке проведен в работах Н.Н. Малофеева), полагая их двумя этапами одного процесса, в котором происходит переход от интегративного образования к инклюзивному.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки