Подход к пониманию процесса идентификации в аналитической психологии: мифологическая идентификация

Подход к пониманию процесса идентификации в аналитической психологии: мифологическая идентификация // Обучение и развитие: современная теория и практика. Материалы XVI Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2015.

Подход к пониманию процесса идентификации в аналитической психологии: мифологическая идентификация

Исследования процесса идентификации и его роли в становлении личности велись на протяжении всего ХХ столетия. понимание феномена идентификации многогранно, различно в отдельных психологических школах, сам термин «идентификация» имеет множество определений.

Наиболее распространенным является трактовка его как неосознанного уподобления себя значимому другому как образцу на основании эмоциональной связи с ним. Посредством механизма идентификации у ребенка формируется личностные черты, стереотипы поведения, личностная идентичность и ценностные ориентации [3]. При этом основная функция идентификации чаще всего характеризуется как овладение реальностью, выход за пределы своего Я, обогащение своего опыта и расширение круга собственных переживаний.

Понятие «идентификация» было введено З. Фрейдом [5], который рассматривал ее как первоначальную форму эмоциональной связи с объектом, как Бессознательное отождествление, уподобление себя другой личности, вследствие чего появляется подражание. З. Фрейд выделяет истерическую и нарциссическую идентификации, различающиеся наличием или отсутствием привязанности к объекту [4]. В психоанализе делается также акцент на защитных функциях идентификации подробно рассмотренных А. Фрейд; отмечается, что она помогает избежать или смягчить переживание болезненных аффектов или активизируется при ощущении человеком угрозы его целостности и идентичности. Тему идентификации и ее роли в становлении идентичности развивал Э. Эриксон, рассматривая процесс идентификации прежде всего как важнейший механизм социализации, характерный для возраста 12-18 лет, когда у подростка связь с окружающим миром колеблется между положительным полюсом идентификации «Я» и отрицательным полюсом путаницы ролей. Основная задача идентификации в этот период – объединение и обобщение представлений о себе, своих социальных ролей для того, чтобы сформировать понимание своего Я и в дальнейшем иметь ясное представление о своей личности[8].

Особое понятие идентификации развивал в своих работах К.Г. Юнг, связывая ее со становлением личности, индивидуальности, определяя ее особую роль в процессе индивидуации. В своей работе «Психологические типы» К.Г. Юнг подробно рассматривает понятие идентификации. Он делает акцент на том, что идентификация как важный механизм нормального развития – это бессознательный процесс (и это отличает ее от имитации, являющейся сознательным подражанием) диссимиляции личности от себя самой и отождествления себя с чем-то иным [11]. Идентификация может осуществляться как посредством личного бессознательного (например, отождествление с родительскими фигурами или идентификация с какими-либо своими чертами характера так, что другие черты характера остаются в качестве фона), так и с коллективным бессознательным. Рассматривая процесс идентификации, Юнг отмечает, что чаще всего Эго человека идентифицируется с Персоной, хотя возможна идентификация и с фигурой Тени. При идентификации с Персоной Эго бессознательно принимает внешние объекты, установки, определенных людей и сливается с ними. Эго стремится идентифицироваться с ролями, которые оно играет в жизни.

Процесс идентификации с чем-то новым необходим человеку для обучения и адаптации к реальности. Идентификация с Персоной предполагает, что человек признает различия между играемой ролью и истинной внутренней идентичностью. Идентификация с Тенью происходит достаточно редко, так как теневая сторона личности воплощает зло, непристойность и деструктивность. Однако отождествление с энергиями и качествами Тени оказывает трансформирующее воздействие и может изменить личность на противоположный ей тип.

Необходимо отметить, что идентификация также может происходить и с собственными психологическими функциями. В этом случае человек идентифицирует себя со своими более развитыми психологическими чертами, в то время, как все остальные черты остаются в сфере бессознательного.

Таким образом, формируется вторичный характер, а истинная индивидуальность человека оказывается в сфере бессознательного[7]. Идентификация может стать источником невроза в том случае, когда она происходит с комплексом, либо осуществляется полная идентификация с какой-нибудь идеей или верованием без учета противоположности этой идеи. Такая односторонность обычно возникает благодаря идентификации с отдельной сознательной установкой. В результате происходит утрата контакта с компенсирующими силами бессознательного. Преобладание идентификации с определенным объектом и игнорирование других возможных путей индивидуального развития, согласно К.Г. Юнгу, ведет к тому, что она становится патологической и препятствует подъему и росту личности. Вследствие патологической идентификации возникает диссоциация личности либо расщепление на частичные личности, чуждые одна другой [12]. Особое внимание Юнг уделяет идентификации с содержаниями коллективного бессознательного, говоря о высокой привлекательности подобной идентификации, но и предупреждая о возможных ловушках такого отождествления. С одной стороны, Юнг считал, что «открытие доступа к коллективному психическому означает для индивида обновление жизни, …».

С другой стороны, – «тот, кто идентифицирует себя с коллективным психическим или, выражаясь языком мифа, дает себя проглотить чудовищу и таким образом растворяется в нем, хотя и находится возле сокровища, охраняемого драконом, но отнюдь не по своей воле и к своему собственному величайшему ущербу» [10, с.196-197]. В последнем случае Юнг говорит о психической инфляции, подразумевая ее негативный аспект – растворение в коллективном бессознательном и потерю индивидуальности.

Однако Юнг отмечает, что помимо отрицательных и патологических функций, которые может нести идентификация с коллективным бессознательным, она необходима человеку. С помощью идентификации с ним сознание начинает включать в себя бессознательные содержания и личность трасцендирует за пределы собственных границ. С помощью идентификации такого рода человек компенсирует недостатки своего индивидуального развития [12].

Согласно К.Г. Юнгу идентификация выполняет несколько функций, необходимых для нормального развития человека. Во-первых, К.Г. Юнг говорит о том, что идентификация – это бессознательная имитация (подражание), и она необходима для развития юной личности, это обязательный этап на пути индивидуации. Она выполняет приспособительную функцию, содействует развитию, но до определенного момента, пока у личности не появится свой собственный индивидуальный метод [1].

Следующей функцией идентификации, согласно К.-Г. Юнгу, является ценностная, смыслообразующая функция. В своей книге «Архетип и символ» К.Г. Юнг приводит такой пример: индейцы пуэбло верят, что они – дети Солнца-Отца, что придает их жизни цель и смысл, дает возможность для раскрытия личности [9, c.117].

Еще одной функцией идентификацииявляется функция расширения границ личности, иногда приводящая к ее расстройствам. К.-Г. Юнг приводит пример идентификации человеком себя с должностью или профессией: когда индивид полностью идентифицирует себя с должностью или титулом, он производит нарушающее естественный порядок расширение своей личности и узурпирует качества, ему не принадлежащие. Такой процесс К.Г. Юнг называет психической инфляцией [12].

Также к функциям идентификации можно отнести регресс индивида для решения возникших проблем. Так, человек идентифицирует себя с другим индивидом, усваивает его образ мыслей и действий для того, чтобы достигнуть какой-либо выгоды или устранить препятствие, решить задачу.

Тот вклад, который вносит коллективное Бессознательное в процесс идентификации, мы будем называть мифологической идентификацией. Таким образом, говоря об идентификации с коллективным бессознательным, можно говорить о мифологической идентификации, которая представляет собой бессознательный психологический процесс отождествления индивидом себя с архетипическими образами, идеями или мотивами, которые в дальнейшем оказывают влияние на личность индивида и определяют его дальнейшую жизнь. На наш взгляд именно о мифологической идентификации пишет Юнг в своей работе «Человек и его символы»: «Не человек Иисус создал миф богочеловека. Миф существовал за много веков до его рождения. И им самим овладела эта символическая идея, которая, как повествует святой Марк, вывела его из скудной ограниченной жизни назаретскогоплотника». Сходным образом К.Г. Юнг характеризует и процесс индивидуации апостола Павла: «Будь святой Павел убежден, что он всего лишь бродячий ковровый ткач, то, разумеется, он не сделался бы тем, кем стал» [13, с.97-99]. На наш взгляд, введение понятия «мифологическая идентификация» позволяет расширить представления об объективной психике и предоставляет новые возможности исследования коллективного бессознательного.

Идентификация с коллективным бессознательным необходима для развития индивида, это важнейший этап на пути индивидуации, так как благодаря отождествлению с универсальными образами, конфликтами, человек соответственно находит универсальные пути решения этих конфликтов. Также мифологическая идентификация выполняет ценностную, смыслообразующую функцию, объединяет индивидов благодаря формированию у них единого взгляда на окружающую реальность. Идентификация с коллективным бессознательным расширяет границы личности, способствует получению нового опыта, помогает человеку обрести определенную целостность, интеграцию личностных и коллективных частей психики. Можно сделать вывод, что мифологическая идентификация присуща всем людям и является частью нормального развития.

Таким образом, необходимо рассматривать мифологическую идентификацию как функцию создания личного мифа, формирующего индивидуальный путь человека. Как пишет В.В. Зеленский: «Подобно своим предшественникам, современный человек продолжает оставаться мифотворцем, он вновь и вновь разыгрывает драмы тысячелетней давности, основанные на архетипических темах» [1, c.144].

Ошибочно предполагать, что индивидуальный миф остается неизменным на протяжении жизни человека и дает фатальные сценарии дальнейшей судьбы. Индивидуальный миф может претерпевать изменения и перестраиваться по-новому. Этому способствует культурная ситуация, окружение индивида, расширение сознания за счет диалога с бессознательным и, как следствие, способности индивида делать сознательный выбор.

Введение данного понятия помогает также по-иному взглянуть на психическуюпатологию. При психической патологии происходит нарушение диалога субличностей, в формировании которых, согласно психологам юнгианской школы [2, 6, 10], непосредственное участие принимает мифологическая идентификация,нарушение их взаимосвязи, вследствие чего возникает диссоциация личности, расщепление на несколько частичных личностей, чуждая одна другой. Исследование мифологической идентификации позволяет изучить природу данных нарушений, расширяя и углубляя представления о психопатологии.

Литература

  1. Зеленский, В.В. Толковый словарь по аналитической психологии. – М.: Когито-Центр, 2008. – 336с.
  2. Кларк, М. Отношения Эго и Самости в клинической практике: Путь к индивидуализации [Текст] / М. Кларк; пер. с англ. И. Бранис, Л. Высоцкий, И. Гальфанович. – М.: Когито-Центр, 2013. – 96с.
  3. Психологический словарь / Под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. – 2-е изд., перераб. И доп. – М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ»: ООО «Транзиткнига», 2004. – 479с.
  4. Фрейд, З. Психология масс и анализ человеческого Я. – М.: Изд-во «Азбука-Аттикус», 2013. – 192с.
  5. Фрейд, З. Я и Оно: Сочинения. – М.: Эксмо; Харьков: Фолно, 2007. – 864с.
  6. Хиллман, Дж. Миф анализа: Три очерка по архетипической психологии [Текст] / Дж. Хиллман; [пер. с англ.]. – М.: «Когито-Центр», 2005. – 352с.
  7. Холл, Д.А. Юнгианская интерпретация сновидений: Руководство / Перев. С англ. В. Мершавки. – М.: Независимая фирма «Класс», 2007. – 144с.
  8. Хьелл, Л., Зиглер Д. Теории личности. – 3-е изд. – СПб.: Питер, 2007. – 607
  9. Юнг, К.Г. Архетип и символ. – М.: Ренессанс, 1991. – 304с.
  10. Юнг, К.Г. Очерки по психологии бессознательного / Пер. с англ. – Издание 2-е., М.: «Когито-Центр», 2010. – 352с.
  11. Юнг, К.Г. Психологические типы. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2006. – 768с.
  12. Юнг, К.Г. Работы по психиатрии. – СПб.: Гуманитарное агентство «Академический проект», 2000. – 304с.
  13. Юнг, К.Г. Человек и его символы. – М.: «Серебряный нити», 2013. – 352с.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки