Особенности стратегий совладания у лиц с никотиновой зависимостью

Разделы психологии: 

Особенности стратегий совладания у лиц с никотиновой зависимостью // Обучение и развитие: современная теория и практика. Материалы XVI Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2015.

Особенности стратегий совладания у лиц с никотиновой зависимостью

Никотиновая зависимость на данный момент является одним из последних видов социально-приемлемой наркомании. Но, несмотря на это, зависимость от никотина не отличается по своей сути от зависимости от любых других наркотических веществ, кроме одного: никотин в дозах и формах, употребляемых людьми не имеет или имеет лишь незначительный эффект изменения сознания.

На данный момент по данным Всемирной Организации Здравоохранения 1,3 миллиарда человек находятся в зависимости от никотина (большинство из которых являются табакокурильщиками). При этом в среднем 5-6 миллионов людей гибнут от причин связанных с курением и около 600 тысяч людей от причин связанных с пассивным курением.

Рассматривая статистику количества зависимых по разным странам, можно сделать вывод, что большинство курильщиков приходится на страны с низким или средним достатком, когда как в более благополучных странах число курящих людей в разы меньше.

Мы считаем, что следует рассматривать зависимость от никотина (и табака в частности) в ключе наркотической зависимости, но с учётом особенностей этой зависимости, в таких аспектах как «социальность» курения, его неочевидный вред здоровью в первые годы курения, а иногда и на протяжении многих лет.

В нашем исследовании мы рассматривали особенности копинг-стратегий и механизмов защиты табакокурильщиков, т.к. мы предполагаем, что в этих аспектах у курильщиков будут видны определённые отличия от некурящих людей. Также, мы предполагаем, что эти изменения будут розниться в зависимости от стадии зависимости человека.

На данный момент есть множество исследований, показывающих физиологическую сторону зависимости от никотина, также имеется большое количество описаний общих психических процессов формирования зависимости. Тем не менее, психологические особенности зависимости непосредственно табакокурильщиков почти не изучены. Мы считаем, что изучение этих особенностей может впоследствии поспособствовать оказанию более успешной психологической помощи лицам, зависимым от никотина.

Таким образом, целью данной работы являлось исследование особенностей механизмов защиты и копинг-стратегий у табакокурильщиков на разных стадиях зависимости и сравнение их с некурящими людьми.

В основе данной работы лежали следующие гипотезы:

  1. Существуют значимые отличия в предпочитаемых способах совладающего поведения у групп некурящих людей, людей курящих от 1 года до 5 и людей курящих более 5 лет;
  2. Существуют отличия в связях между определёнными механизмами психологической защиты и общей напряжённостью психологических защит у лиц без никотиновой зависимости и лиц с разной длительностью никотиновой зависимости.

Для достижения поставленной цели были использованы следующие методики:

  • «Индекс жизненного стиля» (Р. Плутчик, Х. Келлерман);
  • «Способы совладающего поведения» (Р. Лазарус, С. Фолкман);
  • «Шкала тревоги» (Ч. Спилбергер);
  • «Шкала депрессии» (А. Бэк).

Таким образом, с помощью использованных методик мы исследовали особенности механизмов психологической защиты, копинг-стратегий, а также, выровняли выборку по уровню ситуативной и личностной тревоги и депрессии.

Выборку составляли люди от 20 до 45 лет без диагностированных психических отклонений. 60 испытуемых были разделены на три группы: некурящие люди (далее группа I), люди курящие от 1 года до 5 (далее группа II) и люди курящие больше 5 лет (далее группа III), по 20 человек в каждой.

Разделение курящей группы по такому критерию было мотивировано разными стадиями зависимости, которые, как мы предполагаем, будут иметь отличия по исследуемым критериям.

Первоначально, полученные результаты, были обработаны по критерию Краскела-Уоллиса (p=0,05) для нахождения значимых отличий во всей выборке.

Значимые различия между выборками были обнаружены по шкале вытеснение («индекс жизненного стиля»), конфронтационный копинг («способы совладающего поведения») и бегство – избегание («способы совладающего поведения»). Значимых отличий по уровню тревоги (ситуативной и личностной) и депрессии найдено не было, что говорит о том, что выборка по этим критериям была выровнена.

Для анализа отличий по вышеописанным шкалам между группами был проведен анализ медиан по выборке, что позволило нам обнаружить определённые тенденции в динамике совладающего поведения испытуемых из разных групп. Мы обнаружили тенденцию к увеличению значения шкалы вытеснение у курящих (группа II и III) по сравнению с группой некурящих (I). Мы обнаружили тенденцию к увеличению значения шкалы конфронтационный копинг у группы II по сравнению с группой I и III, а также увеличение значения шкалы бегство – избегание у группы II по сравнению с группой I и III, при этом значение этой шкалы у группы III меньше, чем у группы I.

Для исследования взаимосвязей психологических защит и общей напряжённости защит (далее ОНЗ) по группам был использован двусторонний корреляционный анализ (по методу Спирмена).Анализируя результаты, мы обнаружили значимые корреляции с ОНЗ у трёх групп по шкалам: регрессия, проекция и замещения. Рассмотрев различия по группам, мы обнаружили, что в первой группе с ОНЗ, помимо вышеперечисленных шкал, коррелируют шкалы компенсация и реактивное образование. Во второй группе – вытеснение и компенсация; в третьей группе – отрицание.

Увеличение значения вытеснения у курящих людей по сравнению с некурящими может быть связано с тенденцией курящих людей к вытеснению негативных фактов о курении (например, вред здоровью). Таким образом, человек изначально более склонный к вытеснению имеет больше шансов стать курильщиком.

Подобные результаты по шкале конфронтационный копинг могут быть связаны с особенностями жизни человека только начавшего курить. Это может быть конфронтация с близкими, выражающими недовольство по поводу выбора человека (выбора курить), или же конфронтация с экзистенциальным страхом смерти.

Результаты, полученные по шкале бегство-избегание, могут быть связанными с тенденцией людей, относительно недавно начавших курить, к уклонению от неприятных фактов, связанных с курением. В то же время, по прошествии определённого времени, эти тенденции значительно ослабляются, что может быть связанно с появлением установки о неэффективности подобного копинга в силу внешних факторов (например, появлением первых проблем со здоровьем из-за курения).

Рассматривая тенденции к взаимосвязи ОНЗ с механизмами психологической защиты, мы обнаружили определённые отличия по выборкам.

В группе некурящих людей, были найдены взаимосвязи ОНЗ с компенсацией и реактивным образованием. Это скорее всего связанно с тем, что компенсация и реактивное образование у курящих людей будет проявляться в процессе курения и, следовательно, требовать меньшее количество психологического ресурса, когда как некурящие люди не имеют такого инструмента.

В группе людей курящих от 1 до 5 лет, мы видим взаимосвязи ОНЗ с вытеснением и компенсацией. В первую очередь следует заметить, что взаимосвязь компенсации с ОНЗ хоть и является значимой, значительно слабее, чем у некурящих людей и пропадает у людей курящих больше 5 лет, что скорее подтверждает нашу вышеописанную интерпретацию отличий курящих людей от некурящих по этому признаку. Взаимосвязь ОНЗ с вытеснением скорее всего обоснована тем, что для удержания в поле бессознательного большого количества негативных фактов о курении требуются большие затраты психического ресурса, ослабление этого фактора у людей курящих более 5 лет, мы считаем, связанно с адаптацией психики к подобному роду защиты.

В группе людей курящих более 5 лет, мы видим связь ОНЗ с отрицанием. Мы предполагаем, что это связанно с тем, что помимо вытеснения (к которому психика уже адаптирована) негативных фактов о курении, человеку приходится применять ещё и механизм отрицания, так как факторы риска курения (в первую очередь, для здоровья) становятся для человека всё более очевидными и одного механизма вытеснения становится недостаточно.