Контрфактуальное мышление и преднастройка - границы влияния

Разделы психологии: 

Контрфактуальное мышление и преднастройка - границы влияния // Мышление и речь: подходы, проблемы, решения: Материалы XV Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2014. - Т2.

Контрфактуальное мышление и преднастройка - границы влияния

А.М. Молосанов Институт психологии им. Л.С. Выготского РГГУ Россия, Москва

Контрфактуальное мышление (counterfactual thinking) в общем виде - конструирование альтернативной реальности, размышления о том «что могло бы быть» и, чаще всего, относится к прошедшим событиям, который могли произойти каким–либо другим образом. Постоянно растущий объем литературы свидетельствует о том, что контрфактуальные мысли суть не только удел мечтателей, застрявших в прошлом, но и выполняет важные функции для регуляции поведения в целом (см. обзор Epstude & Roese, 2008). Кроме того, этот процесс является культурно–неспецифичным (Gilovich, Wang, Regan, & Nishina, 2003),что делает его ещё более важным для изучения. Наиболее сильной предпосылкой возникновения этого феномена являются события, которые «почти произошли». К примеру, опоздание на самолет на 5 минут естественным образом вызовет больше мыслей, чем опоздание на час, так как, как правило, в первом случае какие–либо предшествующие события имели большую вероятность произойти каким–либо иным образом.

Так же, гораздо легче «переиграть» в воображении весь путь к аэропорту после опоздания на самолет, если путь был проделан каким–либо необычным образом. Другими словами, присутствие очевидно изменяемого компонента в событии в первую очередь инициирует появление описываемого типа мыслей.

По Epstude и Roese (2008), специфика воздействия контрфактуальных размышлений на поведение и психику человека делится на 2 аспекта (пути):

Контент-специфичный путь.

Этот вид сводится к размышлениям непосредственно о произошедшем событии или событиях, с принятием соответствующих решений и их выполнением.

Эффект происходит по следующей схеме :

  1. осознание неудовлетворительного результата каких–либо событий.
  2. Создание контрфактуального суждения, связывающего предпосылку с последствиями по типу если бы я делал X, то произошло бы Y (а не Z, что подразумевается имплицитно).
  3. Принятие поведенческой интенции (Мне следует делать Х в следующий раз)
  4. Реализация скорректированного поведения, заданного контрфактуальным суждением.

В этом случае упор делается на конкретное содержание размышлений и его результаты, что и приводит к строго соответствующим последствиям в поведении.

Контент-неспецифичный путь.

Этот аспект парадоксальным образом не зависит напрямую от содержания мыслей и от ситуации, к которой они относятся. В этом случае происходит активация\фасилитация некого общего стиля обработки информации и формирование неспецифической мотивации. Опишем кратко основные феномены второй стороны контрфактуального мышления:

Мотивация.

Здесь стоит различать 2 типа эффектов.

Первый состоит в эффекте контраста, в случае сравнения с лучшим миром, т.е. по принципу «Я чувствую себя плохо, потому что я мог сделать лучше», второй может быть описан как эффект ассимиляции при сравнении с худшим миром («Я чувствую себя плохо, когда думаю о том, что я мог бы сделать хуже»).По многократно реплицированным результатам, эти два механизма могут действовать как симультанно, так и раздельно, оказывая, в конечном счете, схожее воздействие на поведение (Markman, McMullen, et al., 2008).

Самоотношение.

Здесь, термин «самоотношение» (self–inference) понимается как любая оценка своих способностей, эмоций, черт, навыков и т.д., основанная на какой–либо релевантной информации.

Контрфактуальные мысли, подчеркивая специфичные действия, которые могли бы предотвратить или решить проблему, повышают самоэффективность, уверенность в своих решениях и субъективно воспринимаемый уровень мастерства в чем–либо (Roese, 1999).

Так же, согласно Nasco and Marsh (1999), испытуемые, генерировавшие контрфактуальные мысли по принципу «могло бы быть лучше», выше оценивали свою степень субъективного контроля касательно выполнения академического теста, и были более успешны в последующих тестах.

Так же, контрфактуальные мысли снижают вероятность и силу проявления ошибки хиндсайта, т.е. суждения вроде «все так и должно было быть», или «я это предвидел заранее, и так понятно».

Контрфактуальная преднастройка (mind–set).

КП включает в себя широкий спектр когнитивных операций, от ориентировки внимания в пользу определённых типов информации до специфичных стратегий вывода, или суждения.

К примеру, Kray, Galinsky, and Wong (2006) показали, что эта преднастройка улучшила выполнение заданий, связанных с нахождением способов ассоциации предметов или явлений, но ухудшила генерирование новых идей относительно тех же объектов, не привязанных к внешним ассоциациям.

Так же, в их исследовании КП, вне зависимости от её эмоциональной окраски, улучшала, по отчетам самих испытуемых, такие их характеристики, как «аналитичность» и «критичность». Нужно отметить, что все эти эффекты возникали вне зависимости от типов контрфактуальных мыслей (направленных на сравнение с лучшим или с худшим возможным миром), будучи так же независимыми от эмоционального состояния испытуемых. Так же, эффект преднастройки может заключаться и увязывании между собой противоречащих друг другу элементов. (Kray & Galinsky, 2003).Схожим образом, в исследовании Galinski & Moskowitz (2000) испытуемые были более склонны рассматривать больше (по сравнению с контрольной группой) альтернативных функций предметов в классической задаче Дункера со свечой.

Согласно сразу нескольким объяснительным моделям, базовое влияние КП заключается в рассмотрении альтернатив какому–либо явлению, объекту, или способу действия, что может выражаться, так же, в повышенном уровне скептицизма и склонности более критично оценивать имеющиеся гипотезы и предположения.

Обсуждаемая в этом пункте предустановка может являться настолько сильной, что будет оказывать влияние не на процессы индивидуального познания, а на процессы групповой дискуссии и принятия решений. Так, в исследовании Liljenquist, Galinsky & Kray (2004) было выявлено положительное влияние КП на решение проблем группой из трех не знакомых ранее человек. В частности, это происходило за счет улучшения взаимодействия участников, повышая уровень предоставления информации, доступной изначально только одному из участников, но при снижении уверенности в конечном результате.

Мы сконцентрировались на последнем явлении, на контрфактуальной преднастройке. По нашему предположению, основанному на полученных другими исследователями данных и их теоретической трактовке (Kray & Galinsky, 2003) мы сделали предположение о том, что под влиянием КП эмоции будут распознаваться так же, как и другие стимулы - более разнопланово и с большей степенью рассмотрения альтернативных гипотез.

Нужно отметить, что материал эмоций ранее не использовался исследователями, несмотря на его объем и значимость. Можно сказать, что сами исследователи впадали в ошибку заведомого подтверждения гипотезы (ту самую, вероятность и силу проявления которой уменьшает контрфактуальная преднастройка), проверяя влияние аналитичного механизма на аналитичном же материале, при этом сохраняя основной пафос исследований в рамках суждения «материал, на котором проявляется эффект преднастройки может быть абсолютно отличным от содержания самих продуцируемых мыслей».

Методика.

Общая схема эксперимента такова:

  1. Индуцирование требуемой когнитивной ориентации (КП). Испытуемые читали историю о девушке Джейн, которая пошла на концерт любимой группы и пересела \ не пересела на место поближе, тем самым выиграв \ не выиграв билет на Гаваи, разыгрывавшийся по занимаемым креслам. Испытуемым предлагалось предположить любые мысли, занимающие героиню после концерта. По многократно проверенным данным (напр. Kray, Galinsky, and Wong, 2006) сценарии в которых Джейн пересаживалась провоцируют контрфактуальные суждения.
  2. Оценка испытуемым своего аффективного состояния (настроения). Здесь мы предлагали испытуемым простую шкалу от 1 до 9, где 1 - наиболее негативное состояние, 9 - наиболее позитивное. Эта шкала необходима для контроля возможно влияния нашей преднастройки на последующее задание через изменение аффективного состояния.
  3. Выполнение основного задания - распознавание эмоций по фотографиям. Здесь испытуемый в свободной форме предполагал, какие эмоции испытывает человек на фотографии. Последние были подобраны таким образом, что на них можно увидеть как одну, так и несколько эмоций.
  4. Пост–экспериментальный контроль - оценка уровня эмоционального интеллекта опросником Люсина с соавторами (2013).

Этот контроль обусловлен тем, что ЭИ так же может являться предиктором той или иной специфики оценки эмоций других (т.е. выступить побочным фактором в нашей экспериментальной схеме).

Согласуясь с нашими теоретическими предположениями, основным показателем выступила оценка тремя экспертами противоречивости, разноплановости понятий (или внутренняя противоречивость одного понятия, в случае односложного ответа), использованных для оценки эмоций. Так же, мы подсчитывали общее количество понятий\словосочетаний, использованных испытуемыми (в т.ч., на одну фотографию), и долю уникальных понятий.

Результаты и обсуждение

Согласуясь с результатами прошлых экспериментов, продуцирование контрфактульных мыслей не повлияло на настроение испытуемых, ровно как и последнее не повлияло на выполнение основного задания.

Так же, не был получен эффект воздействия контрфактуальной преднастройки на оценку эмоций по оценённым нами параметрам (разноплановость,количество и процент уникальных использованных понятий). Таким образом, в нашем случае, оценка эмоций явилась процессом, выходящим за рамки когнитивной ориентации, создаваемой использованной преднастройкой. Эти данные предполагают сужение размытых пока что границ КП до сугубо аналитично–ассоциативных процессов.

Была получена интересная в теоретическом плане взаимосвязь между шкалой, оценивающей компонент понимания эмоций других людей в межличностном эмоциональном интеллекте, и уровнем разносторонности восприятия эмоций (F(80.38)=4.25; p<0.05). Это тавтологическим образом расширяет понимание понимания эмоций, добавляя новую характеристику в также размытое понятие эмоционального интеллекта.

Выводы

Нами были полученные данные, поддерживающие понимание (КП) как когнитивной ориентации, распространяющейся сугубо на формально–логический материал, не включающий в себя такой специфичный процесс, как Восприятие эмоций.

Так же, была обнаружен новая характеристика способности к пониманию эмоций других, выделяемой в структуре эмоционального интеллекта — Восприятие неоднозначности эмоции, испытываемой другим в конкретный момент времени.

Тем не менее, необходимо опробовать схожие варианты методики с потенциально более сильными праймами, используя ещё менее однозначный материал, равно как и развивать в целом столь актуальную сферу исследований.

Литература

  1. Люсин, Д.В., Овсянникова, В.В., Прихидько, А.И., & Гулевич, О.А. (2013). Новая методика для измерения эмоционального интеллекта: опросник ЭмИн. Психологическая диагностика. — 2006. - 4.
  2. Epstude, K., & Roese, N.J. (2008). The functional theory of counterfactual thinking. Personality and Social Psychology Review, 12(2), 168-192.
  3. Galinsky, A.D., & Moskowitz, G.B. (2000). Counterfactuals as behavioral primes: Priming the simulation heuristic and consideration of alternatives. Journal of Experimental Social Psychology, 36(4), 384-409.
  4. Gilovich, T., Wang, R.F., Regan, D., & Nishina, S. (2003). Regrets of action and inaction across cultures. Journal of Cross–Cultural Psychology, 34 (1), 61–71.
  5. Kray, L.J., & Galinsky, A.D. (2003). The debiasing effect of counterfactual mind–sets: Increasing the search for disconfirmatory information in group decisions.Organizational Behavior and Human Decision Processes, 91(1), 69-81.
  6. Kray, L.J., Galinsky, A.D., & Wong, E.M. (2006). Thinking within the box: The relational processing style elicited by counterfactual mind–sets. Journal of personality and social psychology, 91(1), 33.
  7. Liljenquist, K.A., Galinsky, A.D., & Kray, L.J. (2004). Exploring the rabbit hole of possibilities by myself or with my group: The benefits and liabilities of activating counterfactual mind-sets for information sharing and group coordination. Journal of Behavioral Decision Making, 17(4), 263–279.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки