Связь оценки телесных ощущений, субъективного переживания и показателей возбуждения при восприятии позитивных стимулов

Связь оценки телесных ощущений, субъективного переживания и показателей возбуждения при восприятии позитивных стимулов // Обучение и развитие: современная теория и практика. Материалы XVI Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2015.

Связь оценки телесных ощущений, субъективного переживания и показателей возбуждения при восприятии позитивных стимулов

Большое количество научных исследований в психологии эмоций направлены на изучение природы эмоций в целом и отдельных ее компонентов. К основным трем компонентам относятся субъективное переживание эмоций, поведенческий компонент, физиологический компонент. К физиологическому компоненту относятся: изменение сердечного ритма, уровня кровяного давления, возбуждения, уровня глюкозы в крови и т.д. Эти физиологические изменения представлены в сознании человека в форме интероцептивных ощущений, которые можно почувствовать и оценить. Как правило, они описываются как «ком в горле», «покраснение лица», «тремор», «жар» и т.д. Проявления данного компонента возможно зафиксировать с помощью специального оборудования.

К поведенческому компоненту относят экспрессию (мимику, пантомимику), жесты и комплексы поведенческих действий, такие как борьба, бегство и т.д. Данный компонент эмоций проще других наблюдаем со стороны, об эмоциональном состоянии человека, как правило, мы судим именно по поведенческим проявлениям. Частично по внешним признакам можно фиксировать и проявления физиологического компонента, когда человек краснеет или бледнеет, либо у него наблюдается тремор конечностей.

Третий компонент представляет собой субъективное переживание эмоций, то есть понимание того, какие эмоции я испытываю, наиболее неустойчивый из всех трех, часто изменяющихся под действием различных факторов, практически недоступный стороннему наблюдателю. Для его выявления могут использоваться только самоотчеты, здесь можно рассчитывать лишь на адекватный уровень понимания своих эмоциональных переживаний испытуемым. При повторении экспериментальных условий результаты по самоотчетам у одних и тех же испытуемых об их субъективных эмоциональных переживаниях могут сильно отличаться, потому что испытуемый пришел в другом настроении или он хочет есть.

Многих исследователей до сих пор интересует вопрос о соотношении субъективных переживаний эмоции и телесных реакций, что в эмоциональном процессе стоит на первом месте, а что на втором. Взгляд на характер данной связи от подхода к подходу может разительно отличаться. Часть исследователей считает, что именно телесные ощущения лежат в основе субъективного переживания (У. Джеймс, П. Экман и мн.др.), другая часть главенствующую роль отдает работе других систем психики, а периферические изменения считает частыми, но не обязательными следствиями переживания. Так, представители когнитивных теорий эмоций первичным компонентом появления эмоции считают непосредственно когнитивную оценку. Ниже различные подходы к пониманию данной связи будут рассмотрены более подробно.

Начиная с периферической теории У. Джеймса, телесные изменения считались основным источником субъективного переживания. Житейский опыт и некоторые исследования, проведенные уже после смерти У. Джеймса, подтверждают это предположение. Согласно этой позиции, различия между эмоциями зависят от особенностей наборов телесных паттернов.

Разнообразие эмоций зависит от количества различных процессов протекающих в организме, и каждая эмоция имеет свой собственный набор экспрессивных проявлений (Джеймс, 1991). Предполагалось, что выяснить конкретный набор телесных изменений не составит особого труда, и до сих пор еще предпринимаются попытки их найти. Позднее крупными представителями периферической теории эмоций стали С. Томкинс, который считал, что эмоции это не что иное, как организованные паттерны телесных изменений, состоящие из лицевой экспрессии, висцеральных изменений и поведенческих реакций (Tomkins, 1963), К. Изард, П. Экман.

На несостоятельность основной идеи данного подхода критики указывали еще при жизни У. Джеймса, так как, одни и те же телесные проявления могут сопровождать различные эмоции и эти эмоции могут быть противоположны друг другу. Кроме того, люди могут использовать одну и ту же схему поведения при абсолютно разных переживаниях и вести себя по-разному при переживании схожих эмоций. А если обратиться к результатам эмпирических исследований, то можно констатировать, что выявление конкретного набора ощущений и телесных изменений, различающих даже наиболее фундаментальные эмоции, пока что невозможно.

Первой альтернативой теории У. Джеймса стала теория эмоций Уолтера Кеннона и Филиппа Барда являвшихся представителями центральных теорий эмоций, теоретические взгляды которых основывались на представлении, что возникновение эмоциональных реакций первично зависит и базируется в отдельных структурах или зонах мозга, а не на периферических ощущениях. Они были одними из первых, кто пытался не только теоретически описать эмоциональный процесс, но и использовать экспериментально полученные данные. Для этого они удаляли отдельные зоны мозга у животных и наблюдали реакции на различные раздражители. Позже другие исследователи стали проводить наблюдения над людьми с различными травмами позвоночника, утратившими чувствительность частично или полностью, операции на открытом мозге со стимуляцией отдельных зон и бесконтактные способы мозговой стимуляции (Panksepp, 1998).

В периферических и центрально-мозговых теориях, не смотря на их внешнюю противоположность, есть общие черты: оба этих направления теорий эмоций ищут четкие телесные детерминанты (телесные или мозговые) определяющие каждую конкретную эмоцию. Но впоследствии исследования Х. Дельгадо показали, что стимуляция одного и того же отдела мозга может приводить к абсолютно разному поведению и будет это зависеть от социальной обстановки. Это свидетельствует о том, что предполагаемые связи могут быть не столь однозначны, как видели их первоначально. Ведь Х. Дельгадо доказал, что связь между телесными реакциями и субъективным переживанием эмоции опосредована внешними по отношению к организму, социальными факторами, т.к. одни и те же реакции центральной и периферической нервной систем, активация одних и тех же мозговых структур сопровождается различными паттернами поведения и переживания, в зависимости от того, в каком окружении и в какой ситуации возникает эмоция.

Представители третьего направления кроме центральных и периферических изменений брали во внимание еще и средовой фактор. Стенли Шехтер был представителем когнитивных теорий эмоций (Schachter &Singer, 1962), разработал двухфакторную теорию эмоций, согласно которой переживание зависит от двух предпосылок – физиологического возбуждения и когнитивной оценки источника возбуждения. Он был одним из первых исследователей, кто отводил столь значимую роль когнитивной оценке ситуации.

С. Шехтер своей теорией запускает мощную волну экспериментов, в которой исследователи манипулировали либо телесными проявлениями, либо характеристиками стимула. Наиболее известные были с использованием медицинских препаратов, адреналина и подобные ему препараты. В итоге развития данной теории от нее отделилась позиция теорий когнитивной оценки, которая не отрицает значение телесного возбуждения, но на первый план выносит когнитивный компонент эмоций – то смысловое отношение к стимулу, которое содержится в каждой эмоции (например, страх – это результат оценки объекта как угрожающего благополучию, радость связана с противоположной оценкой, гордость – с оценкой себя как исключительного, превосходящего других и т.п.). Сторонники этого подхода напрямую не отрицают участие телесных реакций в переживании, но он не считают его обязательно необходимым.

В вышеописанных исследованиях, можно видеть, что ставится под сомнение сама необходимость связи между субъективным переживанием и телесными изменениями, служащими источником ощущений. Вопрос, кото‑ рый остается в тени на протяжении этой многолетней дискуссии, состоит в том, насколько хорошо человек может распознавать собственные ощущения при возникновении эмоциональной реакции. Возможно, именно трудности с адекватным осознанием ощущений влияют на особенности субъективного переживания, так как единственным доступным нам источником знаний о субъективном переживании эмоций до сих пор служит самоотчет. Неточное понимание своих телесных реакций и связанных с ними ощущений может искажать данные такого самоотчета и приводить к искажениям при понимании связей между этими двумя компонентами эмоции.

В описываемом далее исследовании предпринята попытка выяснить характер данной неоднозначной связи между телесными изменениями, их осознанием и субъективным переживанием эмоций.

Данная работа является продолжением ранее проведенного исследования, основной задачей которого было выяснить связь между соотношением субъективного переживания, понимания эмоций и телесных ощущений в ситуации просмотра веселого мультфильма (Кравченко, 2013). Это исследование показало, что при подавлении улыбки испытуемые оценивают мультфильмы как более веселые. В данном исследовании кроме вышеописанных показателей измерялся так же уровень возбуждения организма. Изменение уровня возбуждения важно проконтролировать, т.к. с одной стороны, оно является важным маркером возникновения эмоций, с другой стороны, свидетельствует о том, что в организме протекают некие процессы, задействующие энергетические ресурсы организма и служащие источником ощущений у испытуемых.

Гипотеза

Количество и интенсивность телесных изменений после просмотра веселого мультфильма будет положительно коррелировать с объективными показателями возбуждения и отрицательно с пониманием своих эмоций (по опроснику на уровень эмоционального интеллекта).

Выдвижение данной гипотезы на первый взгляд может показаться несколько не логичным, более соответствует повседневному опыту предположение, что чем лучше мы понимаем свои телесные изменений, тем выше уровень нашего субъективного понимания эмоций, что соответствует утверждениям У. Джеймса. Но существуют другая точка зрения на связь между этими компонентами эмоций, ее придерживаются представители психоаналитических теорий эмоций и в частности З. Фрейд. Из нее следует, что в нашем подсознании существует большое количество табу и запретов, социально неприемлемых желаний и стремлений, которые формируются с детства и в течении всей жизни, если не смотря на запреты эти желание все равно появляются, то человек входит в борьбу между «хочу» и «нельзя», что неминуемо ведет к стрессу. Но благодаря защитному механизму вытеснения эти запретные желания переходят в зону бессознательного. Впоследствии, они могут проявляться в сознании в виде различных психосоматических расстройств или заболеваний, которые распространяются, как на органическую, так и на психическую сферу человека. Исходя из этого, следует, что чем больше человек сконцентрирован на своих телесных ощущениях, тем меньше он понимает свои собственные эмоции, вытесненные и ставшие неосознаваемым источником этих ощущений. Вследствие этих предположений нами и была выдвинута подобная гипотеза.

Для ее проверки в экспериментальной обстановке испытуемым было необходимо создавать определенное эмоциональное состояние – веселье. Для этого им демонстрировались короткометражные мультфильмы, для усиления эмоционального переживания испытуемых просили подавлять возникающие у них эмоциональные проявления (смех, улыбки и т.д.), таким образом, первый мультфильм испытуемые просматривали, свободно выражая свои эмоции, а второй – подавляя улыбку. Исходя из житейских наблюдений известно, что чем больше мы пытаемся подавить эмоциональную реакцию, тем ярче она становится, связанно это с тем, что эмоции переживаются как определенные состояния с изменением уровня возбуждения и сопровождаются различными телесными реакциями. Результаты эксперименты С. Валинса с ложной обратной связью (Valins, 1966) и большинство психоаналитический теорий (Лакосина, 2003) показывают, что при сильных эмоциональных переживаниях, сопровождающихся высоким уровнем эмоционального напряжения и возбуждения, при которых начинает испытываться эмоциональный дискомфорт, организм автоматически ищет способы разрядки, проявляется он как поведенческий компонент эмоций. Если эти состояния не находят выхода, то они могут реализоваться в телесных проявлениях, симптомах.

Проанализировав опыт предыдущего исследования, и предполагая, что если телесные ощущения, о которых сообщали испытуемые, были реальными, то их появление должно сопровождаться изменением уровня возбуждения, т.к. любой телесный процесс сопровождается определенной электрической активностью (Анохин, 1975). На основании этого перед нами встала задача выбора объективных показателей входящих в физиологический компонент эмоций, но необходимо было соблюдать ряд требований: приборы не должны были быть пугающими (иметь шумы), громоздкими и мешать просмотру стимульного материала. Поэтому решено было фиксировать показатели пульса и электрическое сопротивление кожи (ЭСК). Пульс измерялся пульсоксиметром Choicemmed MD300C318, ЭСК с помощью модификации UNI-T UT30-С с двумя электродами хлорированного серебра, фиксирующимися на пальце. Датчики крепились на пальцы руки, которую испытуемый не использует при письме (все испытуемые были правши). Для контроля субъективного компонента эмоций давался для заполнения опросник Д.В. Люсина «ЭмИн» (Люсин, 2006). Опросник измеряет эмоциональный интеллект (ЭИ), который понимается как способность к пониманию своих и чужих эмоций и управлению ими. Опросник давался к заполнению, непосредственно после крепления оборудования перед демонстрацией мультфильмов, чтобы испытуемые привыкли к датчикам и не отвлекались на них во время просмотра эмоциональных стимулов.

Процедура: для создания состояния веселья испытуемые просматривали два короткометражных мультфильма студии Пиксар: «Новая машина Майка» (Mike’s New Car, 2002) и «Потерянный орех» (Gone Nutty (Scrat’s Missing Adventure), 2002). Мультфильмы являются бессюжетными, безречевыми, короткими средней продолжительностью 3,5 мин. Эти мультфильмы использовались в предыдущих исследованиях (Кравченко, 2013) и результаты были опубликованы.

При предъявлении одного из мультфильмов испытуемые могли свободно проявлять любые эмоции, которые у них возникали. При предъявлении другого мультфильма их просили подавлять проявления эмоций. Последовательность мультфильмов, инструкций и сочетание мультфильма с инструкцией были уравнены.

После просмотра каждого мультфильма заполнялся список из 27 телесных ощущений. Испытуемые оценивали выраженность каждого из ощущений в процессе просмотра мультфильма по шкале от 0 – ощущение отсутствовало до 10 – отчетливое ощущение. Список из телесных ощущений давался первым по причине скорости телесных изменений, не всегда хорошего восприятия телесных изменений и быстрого их забывания. Для оценки эмоционального впечатления давался перечень эмоциональных шкал, который был заимствован из исследования В.В. Овсянниковой (Овсянникова, 2006). Оба списка испытуемые могли пополнять.

Испытуемые: 9 мужчин, 57 женщин в возрасте от 18 до 45 лет (m = 27,8), имеющие незаконченное или полное высшее гуманитарное образование.

Результаты

Демонстрируемые испытуемым веселые мультфильмы не выявили значимых различий мужчинами и женщинами. Были выявлены эмоциональные состояния, которые вызывали мультфильмы по десятибалльной шкале в наибольшей степени: удовольствие (m = 5,36), интерес (m = 5,1), радость (m = 5,08) и расслабление (m = 3,94). Можно утверждать, что мультфильмы в данном исследовании вызывали у испытуемых те состояния, которые подразумевались в нашем стимульном материале.

Далее мы суммировали все самооценки телесных ощущений и получили показатель суммарной интенсивности ощущений. Также мы посчитали количество разных ощущений, оценки интенсивности которых превышали ноль. Для проверки гипотезы исследования мы оценили корреляции между количеством и интенсивностью ощущений, показателями пульса и ЭСК, а также шкалами методики ЭмИн.

Выяснилось, что показатели количества разных ощущений и суммарной интенсивности ощущений, о которых сообщили испытуемые, не коррелируют с аппаратными оценками возбуждения (пульсом и ЭСК). Зато они высоко коррелируют с оценками всех позитивных переживаний, которые были в предложенном испытуемым списке, а также с пониманием эмоций по опроснику на эмоциональный интеллект, а именно со шкалами ВП – понимание своих эмоций и ВЭИ – внутриличностный эмоциональный интеллект. Результаты корреляционного анализа см. в таблице.

Таблица. Корреляции Спирмена между количеством и интенсивностью ощущений, пульсом, ЭСК и эмоциональным интеллектом при свободном проявлении и подавлении улыбки.
  Без подавления улыбки После подавления улыбки
К-во ощущений Интенсивность К-во ощущений Интенсивность
понимание своих эмоций   -0,28  р=0,03 -0,32  р=0,013 -0,35  р=0,007
Внутриличностный эмоциональный интеллект   -0,27 р = 0,04 -0,31  р=0,016 -0,37  р=0,004
удовольствие 0,44  р=0,01 0,47  р=0,001 0,49  р=0,001 0,51  р=0,001
интерес 0,57  р=0,001 0,57  р=0,001 0,56  р=0,001 0,61 р=0,001
радость 0,43  р=0,001 0,42  р=0,001 0,55  р=0,001 0,61 р=0,001
расслабление   0,38  р=0,03   0,29 р=0,03
Показаны только значимые корреляции

Из таблицы мы видим, что:

  1. чем выше количество и интенсивность ощущений, о которых сообщают испытуемые, тем ниже их способности к пониманию эмоций и внутриличносный эмоциональный интеллект в целом по опроснику ЭмИн. И наоборот, чем выше показатели понимания своих эмоций и внутриличностного интеллекта по этому опроснику, тем меньше разных ощущений указывают испытуемые и тем ниже их суммарная интенсивность. При этом не выявилось ни одной значимой связи с другими компонентами эмоционального интеллекта.
  2. количество и интенсивность ощущений хорошо коррелируют с переживанием всех позитивных эмоций из списка, данного испытуемым для оценки, и незначимо коррелируют с другими эмоциями, негативными и нейтральными состояниями (Спокойствие). Чем выше оценки субъективного переживания всех этих эмоций, тем больше разных ощущений называют испытуемые и тем выше оценивают их интенсивность.
  3. подавление улыбки привело к тому, что значения коэффициентов корреляции и уровень их значимости увеличились.

Интерпретация результатов

Полученные данные частично подтверждают нашу теорию: те испытуемые, которые сообщали о большем количестве телесных ощущений и большей их интенсивности, хуже понимали свои эмоции согласно опроснику ЭМИН. Возможно, это связанно с предположением, выдвинутым в обосновании гипотезы, о механизме вытеснения.

С одной стороны, это свидетельствует о том, что ощущение телесных изменений связанно с субъективным переживанием эмоций, но мы не наблюдаем связи с уровнем возбуждения организма, хотя испытуемые сообщали о наличии телесных ощущений. Возможно это связано с тем, что веселые стимулы не вызывают столь высокий уровень изменения возбуждения организма, и возникающие реакции сложно уловимы для испытуемых. Можно предположить, что ощущения, сопровождающие эмоциональное переживание, не являются прямым результатом интероцепции. Похоже, что в основе понимания или осознания испытуемыми своих эмоций лежит какой-то другой, более сложный процесс.

Так же мы наблюдали положительную связь между количеством и интенсивностью телесных изменений с эмоциями соответствующим модальности, которую и должны были вызывать наши мультфильмы. При подавлении улыбки данная связь только возрастала, к сожаления здесь также мы не увидели связи с уровнем возбуждения, что еще раз подтверждает непрямую представленость интероцептивных изменений в телесных ощущениях.

Все эти результаты вместе наводят на мысль, что чем больше ощущений осознает и воспринимает испытуемый, тем сложнее ему разобраться, результатом каких процессов они являются – эмоциональных или других. И именно поэтому большее количество ощущений связывается с худшим пониманием эмоций и коррелирует со всеми положительными эмоциями, по которым испытуемые оценивали свое впечатление от мультфильма, а не с одной конкретной. А подавление улыбки способствует уменьшению количества ощущений именно за счет ощущений эмоциональной природы, что еще более затрудняло задачу соотнесения субъективного переживания и телесных ощущений.

Выводы

В результатах исследования нашла подтверждение гипотеза о том, что большее количество и интенсивность ощущений, о которых могут сообщить испытуемые, сопровождается более низкой способностью к пониманию своих эмоций, точнее самоотчетом о развитии у испытуемых такой способности в результатах по опроснику на эмоциональный интеллект, и даже более того, о более низком уровне внутриличностного интеллекта в целом.

Литература

  1. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. М.: Медицина, 1975.
  2. Балуева О.В., Кравченко Ю.Е., Карташов С.И. Значение телесных ощущений для понимания собственных эмоций, 2015
  3. Балуева О.В., Кравченко Ю.Е. Связь осознания телесных реакций и интенсивности эмоционального отклика на отвратительные и смешные стимулы, 2015.
  4. Джеймс У. Психология / Под ред. Л.А. Петровской. М.: «Педагогика», 1991. 368с.
  5. Кравченко Ю.Е. (2013) Факторы интенсивности субъективного качества переживания на примере веселья. Журнал Высшей школы экономики, Т.10, №2, с.148–154.
  6. Лакосина Н.Д., Сергеев И.И., Панкова О.Ф., Клиническая психология.: МЕДпресс-информ, 2003. – 416с.
  7. Люсин Д.В. (2006) Новая методика для измерения эмоционального интеллекта: опросник ЭмИн. Психологическая диагностика, №4, с.3–22.
  8. Овсянникова В.В. Роль когнитивных факторов в субъективной оценке эмоционального состояния / Дис. на соиск. уч. степ. канд. психол. наук. Л.:ИПРАН, 2007.
  9. Panksepp, J., 1998. Affective Neuroscience: The Foundations of Human and Animal Emotions. Oxford University Press, New York.
  10. Schachter S., Singer J.E. (1962). Cognitive, social, and physiological determinants of emotional states. Psychological Review, 69, 379-399.
  11. Tomkins S.S. (1963). Affect, imagery, consciousness. Volume II. The negative affects. New York: Springer.
  12. Valins S. (1974). Persistent effect of information about internal reactions: Ineffectiveness of debriefing. In H. London & R.E. Nisbett (Eds.), Thought and feeling. Cognitive alteration of feeling states (p. 116–124). Chicago, IL: Aldine.
  13. Valins S. (1966). Cognitive effects of false heart-rate feedback. Journal of Personality and Social Psychology, 4, 400-408.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки