Факторы продуктивности совладания со стрессом разрыва близких отношений с партнером у девушек

Т.П. Григорова (Кострома) - к. психол. н., доцент кафедры социальной психологии ФГБОУ ВО КГУ

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, проект № 1506-10671.

Близкие отношения с романтическим партнером, несомненно, представляют значительную ценность для человека и развития его личности в разных возрастах. В юности и ранней взрослости создание и поддержание подобных отношений выступают позитивным новообразованием, по Э. Эриксону. В благополучных близких отношениях, окрашенных переживанием позитивных чувств и эмоций, удовлетворяются важные для личности потребности: переживание безопасности, принятие и любовь. Разрыв же близких отношений, даже в том случае, если они стали тяжелыми, непереносимыми для обоих или для одного партнера, тем не менее, является сильнейшим стрессом в жизни человека (D. Felmlee, S. Sprecher, А.К. Бочавер, Т.Е. Карташева и др.). Т. Холмс и Р. Раге, исследовавшие возникновение заболеваний в зависимости от различных стрессогенных жизненных событий, считают такое событие, как разрыв с партнером, третьим по силе своей стрессогенности после таких событий, как смерть супруга (супруги) и развод (Holmes, Rahe, 1967).

В психологии принято рассматривать разрыв близких отношений как процесс, начинающийся с разъединения с партнером, снижения изначальной удовлетворенности отношениями с ним. С каждой фазой происходит все большее наполнение отношений негативными переживаниями, вследствие чего они становятся непереносимыми, возникает крайняя степень обособления партнеров, исчезает диадический копинг (Крюкова, Дорьева, 2016; Екимчик, Крюкова, 2015).

Однако, так же как и близкие отношения с партнером, которые включены для личности в более широкую систему взаимоотношений с миром, являясь хоть и значимой, но все же частью этих взаимоотношений, так и разрыв отношений происходят в контексте разнообразных жизненных условий, событий, происходящих с индивидом.

Л.А. Нефф, Б.Р. Карнэйв изучали влияние внешних стрессоров на когнитивные процессы в браке. Было установлено, что внешний стресс оказывает негативное влияние на восприятие и оценку характера партнера, а также восприятие качества близких отношений. Кроме того, отмечается, что несовладание партнеров с внешними стрессорами снижает Удовлетворенность отношениями, способствует их распаду (Екимчик, 2016).

Нами проведено эмпирическое качественно-количественное исследование ряда факторов, связанных, по нашим предположениям, с продуктивностью индивидуального копинга, ориентированного на завершение близких отношений: общего накопления внешних, не связанных с отношениями, стрессовых воздействий в течение года, предшествующего разрыву отношений с партнером; субъективной оценки собственных копинг-действий, удовлетворенности ими. Мы предположили, что продуктивность и специфика копинга, направленного на совладание с разрывом близких отношений, а также Удовлетворенность собственными копинг-усилиями снижаются в зависимости от силы пережитых стрессов в иных сферах жизнедеятельности личности, приводящих к общему снижению ее адаптационного потенциала.

Метод. выборка: 20 девушек, в возрасте 20–23 лет (средний возраст – 21 год, SD=0,3), которые 1,5–2 года назад пережили разрыв близких отношений с романтическим партнером. Длительность самих отношений у 14 девушек составляла 2 года, у 6 девушек – 2,5 года. Для всех испытуемых это был второй опыт близких романтических отношений, т.е. все они уже имели опыт романтических отношений с партнером: переживания влюбленности, а также опыт совладания с разрывом отношений. Применялись психодиагностические методики: Опросник способов совладания – WCQ (адаптирован Т.Л. Крюковой и др., 2004), Шкала накопления стресса (Модификация опросника Холмса и Раге, 1967) и интервью.

Результаты. Было подтверждено, что все респонденты, принявшие участие в исследовании, переживали разрыв отношений как стресс высокой силы. Это выражалось в описании своих чувств, эмоций и состояний как крайне негативных, невыносимых, мешающих полноценно участвовать в различных сферах жизнедеятельности (депрессия, боль, тоска, отчаяние, потеря смысла жизни и др.) (по данным интервью). Разрыв отношений с партнером происходил по различным причинам, не включающим в себя такие высокотравматичные обстоятельства, как применение партнером насилия, измену (собственную или партнера), разрыв отношений без объяснений. Наиболее часто встречающейся причиной расставания с партнером наших респондентов является значительное усиление конфликтности в отношениях, снижение эмоциональной близости, удовлетворенности общением с партнером. Такое изменение отношений имеет название dissolution, или «растворение, таяние» (Regan, 2011).

В интервью респондентам также предлагалось оценить, справились ли они на данный момент со стрессом разрыва близких отношений, и на чем основывается их оценка. 9 девушек (из 20) отмечали, что им так и не удалось совладать со стрессом, что выражается в частых навязчивых негативных воспоминаниях о партнере, возникшем недоверии к людям, снижении общительности, подавленности, чувстве одиночества, устойчивом снижении настроения.

18 девушек (из 20) говорили о том, что с подобным видом стресса необходимо и возможно справляться максимально быстро и эффективно, а принятое решение не должно меняться («надо было забыть его как можно быстрее», «назавтра бы вычеркнула его из своей жизни и начала бы новую», «слишком много переживала», «слишком долго переживала» и др.). Вместе с тем респонденты склонны предъявлять к своим возможностям завышенные требования («надо было держать себя в руках», «надо было сразу переключиться», «надо было сразу понять, что это за человек», «жалею, что не рассталась раньше»). На наш взгляд, подобные установки отличаются неадекватностью в оценке реальной силы переживаемого стресса, соответствуют завышенным требованиям к себе, а также стремлению к вытеснению стрессовой ситуации, избеганию подлинных копинг-усилий, нежеланию сталкиваться со своими негативными чувствами, горем, болью и давать себе право их испытывать.

Нами выявлено существование слабых отрицательных связей между уровнем накопления внешних стрессовых воздействий и копингом планирование решения проблемы (r=–0,323; р≤0,02). Кроме того, чем выше была сила пережитых внешних стрессов и чем чаще они переживались, тем чаще испытуемые обращались к стратегии бегство–избегание (r=0,298; р≤0,03). Вероятно, данные связи можно объяснить общим снижением адаптационного уровня вследствие переживания непосильных эмоциональных нагрузок. Также испытуемые, подвергавшиеся в течение года, предшествующего разрыву отношений, стрессам большей силы, реже обращаются к стратегии положительная переоценка (r=–0,241; р≤0,04), что может быть связано с нарастанием пессимистичности в оценке происходящих событий, накоплению негативных последствий стресса. Кроме того, такие испытуемые реже обращаются к поиску социальной поддержки (r=–0,224; р≤0,04) и чаще – к стратегии принятие ответственности (r=0,215; р≤0,04) при совладании со стрессом разрыва отношений. Вероятно, это связано с ненахождением адекватной поддержки от окружающих, ее возможном низком качестве, о чем часть испытуемых сообщали в интервью.

Те из испытуемых, кто считает, что им удалось полностью справиться со стрессом разрыва близких отношений, значимо чаще использовали такие стратегии, как планирование решения проблемы (r=0,384; р≤0,02) и дистанцирование (r=0,241; р≤0,03). Вероятно, активное применение ими подобных разноплановых стратегий делало их копинг более гибким, а следовательно, более продуктивным. Напротив, те из испытуемых, кто не смог за длительное время полностью совладать со стрессом разрыва отношений, чаще обращались к стратегиям бегство–избегание (r=0,449; р≤0,01), поиск социальной поддержки (r=0,332; р≤0,01), самоконтроль (r=0,217; р≤0,02). Использование данных стратегий препятствует как совершению целенаправленных действий для снижения стрессового воздействия, так и полноценному выражению и проживанию своих эмоций. Вероятно, чрезмерная, неадекватная поддержка от окружающих может усиливать чувство беспомощности, жалости к себе, поддерживать негативные чувства в отношении партнера.

Таким образом, Неудовлетворенность своими копинг-усилиями, накопление стрессовых переживаний удлиняет переживание стресса и негативных эмоций, снижает продуктивность копинга, направленного на совладание с разрывом близких отношений. Мы предполагаем, что в практической психологии, в рамках профилактики накопления негативных стрессовых воздействий, несовладания, была бы эффективна положительная эмоционально-когнитивная переоценка человеком своих усилий по совладанию, возвращение доверия и принятия себя, своих действий и чувств.

Литература

  1. Екимчик О.А. Стресс в близких гетеросексуальных отношениях. 2016. Т. 9. № 49. С. 6. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: 25.08.2016).
  2. Екимчик О.А., Крюкова Т.Л. Психология совладания с завершением близких отношений // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. 2015. Т. 21. № 4. С.117–125.
  3. Крюкова Т.Л., Дорьева Е.А. Динамика завершения/разрыва близких отношений партеров: возможности профилактики негативных последствий // Психология стресса и совладающего поведения: ресурсы, здоровье, развитие: Материалы IV Международной научной конференции. Кострома, 22–24 сентября 2016 г. Т. 2 / Отв. ред.: Т.Л. Крюкова, М.В. Сапоровская, С.А. Хазова. Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2016. С. 67–71.
  4. Holmes T.H., Rahe R.H. The Social Readjustment Scale // J. of Psychosomatic Research. 1967. V. 11. № 2. P. 213–218.
  5. Regan P. Close Relationships. N. Y.: Routledge, 2011.

Автор(ы): 

Дата публикации: 

7 ноя 2017

Вид работы: 

Название издания: 

Страна публикации: 

Индекс: 

Метки: 

    Для цитирования: 

    Григорова Т.П. Факторы продуктивности совладания со стрессом разрыва близких отношений с партнером у девушек // Психология - наука будущего: Материалы VII Междунар. конф. молодых ученых "Психология - наука будущего". Москва, 14-15 ноября 2017 г. – М.: Ип РАН, 2017. – С. 193-196. – 0,2 п.л.

    Комментарии

    Добавить комментарий

    CAPTCHA на основе изображений
    Введите код с картинки