Ценностные ориентации молодежных субкультур

Сафонцева Светлана Владимировна, кандидат психологических наук, медицинский психолог, Московский научно-практический центр наркологии Департамента здравоохранения Москвы, Россия

Аннотация. В статье обсуждаются проблемы, связанные с процессом социализации молодежи в субкультурных объединениях; рассматриваются особенности их ценностных ориентаций и риски формирования негативной духовности. Утраченное доверие к вере, традиции и социальным институтам, ценностный и информационный хаос – все это дезориентирует молодых людей, порождает тревогу и сомнения. В субкультуре молодые люди «играют во взрослую жизнь», так как в рамках культуры «отцов» они не находят места. Субкультурное объединение выступает в качестве суррогата семьи, здесь молодые люди находят то, чего лишены в родной семье – понимание и сочувствие, принятие и признание, остроту ощущений и чувство принадлежности. Автор придерживается позиции, что следует пересмотреть взгляд на молодежные субкультуры как на явление по преимуществу делинквентное, и признать ее как среду, представляющую подростку определенные возможности для нравственного выбора. В обсуждении вопроса предложено развивать исследования феномена молодежных российских субкультур с целью определения и использования их защитного, воспитательного и креативного потенциала, налаживать межгенерационный диалог, основанный на отказе от прямолинейного мышления, направленно изучать вопрос «личностных смыслов», которыми подростки наделяют субкультуру. Но молодежная субкультура является реакцией на духовно–нравственный вакуум, в котором взрослеют современные молодые люди. Поэтому столь актуальной является задача пропаганды духовно-нравственных ориентиров, наработанных и хранящихся в русской православной традиции.

Ключевые слова: субкультурное объединение, реакция оппозиции, обретение самоидентификации, творческое самовыражение, трансформация, духовные и нравственные ценности.

VALUE ORIENTATION OF YOUTH SUBCULTURES

Svetlana V. Safontseva, PhD, Moscow scientific-practical center of narcology of Moscow Health Department, Moscow, Russia

Abstract. The article discusses the problems associated with the process of socialization of young people in subcultural associations; considers the peculiarities of value orientations and their risks of negative spirituality. Undermined confidence in social institutions, values and information chaos, lost faith and traditions – all this desorientiert young people, breeds anxiety and doubt. Subcultural Association acts as surrogate families and young people find something lost in own family – understanding and empathy, acceptance and recognition, thrills and a sense of belonging. In the subculture of young people "play in adult life", as within the culture of the "fathers" they cannot find a place. The author takes the position that they should reconsider look to the youth subculture as a phenomenon predominantly delinquent, and recognize it as a medium, which the teenager some room for moral choice. In the discussion of the question proposed to develop the study of the phenomenon of Russian youth subcultures with the purpose of definition and use of their protective, educational and creative potential, to establish an intergenerational dialogue based on the rejection of straight thinking, directed to examine the issue of "personal meaning", which give the adolescent subculture. But youth subculture is a response to the spiritual and moral vacuum in which older young people. So the current task is the propaganda of spiritual and moral reference points accumulated and stored in the Russian Orthodox tradition.

Keywords: subcultural аssociation, the reaction of the opposition, the attainment of identity, creative expression, transformation, spiritual and moral values.

Вхождение подростков и молодежи в современное социокультурное пространство происходит в условиях кризисов и конфликтов, отсутствия ясных ценностных ориентиров. Стабильность социума ослаблена разнообразными переходными процессами. Все выработанные прежней культурной традицией правила и ограничения отвергаются. Утрачены внешние опоры – вера, нравственные нормы, традиции, а также идея обязательного знания, разделяемого всеми членами сообщества и обеспечивающего его единство. В культурном поле одновременно присутствуют принципиально различные глобальные ценностные ориентации, переплетаются идеи авторитаризма и демократии, социум раздроблен на локальные сообщества, позиционирующие себя в качестве самостоятельных социальных субъектов. На социально- психологическом уровне произошел распад большинства устойчивых социальных групп, обеспечивающих процесс социализации человека (молодежные организации, клубы и т.д., которые задавали «простые» и долгосрочные цели: образование, работа, семья, личная и общественная карьера). Кризисные времена переживает и российская семья, пораженная аномией и девиантным поведением. Даже нравственно здоровые родители потеряли четкие ориентиры относительно духовно-нравственных ценностей и норм, к которым следует стремиться.

Таким образом, механизм передачи культурного опыта поврежден, и Социализация подрастающего поколения формальными способами работает неполноценно. В попытках обретения самоидентификации, поиска смыслов и путей самовыражения подрастающее поколение обращается к «нетрадиционным» течениям. Избыток жизненных сил, богатство воображения у молодежи в сочетании с ограниченными экономическими возможностями и личностной и интеллектуальной незрелостью находят воплощение в различных субкультурных объединениях: со своим нравственным климатом, картиной мира, специфическими обычаями, жаргонным языком, модой, атрибутами, музыкой. Если жизнь в картине мира хиппи – это некий поток, которому нужно всецело вручить свою жизнь, то геймеры представляют собой полную противоположность – они сами решают, что и когда им делать, независимо от влияния внешней среды. В субкультуре сочетаются радикализм и инфантильность, стремление найти ответы на вечные вопросы бытия и мечта о вечной игре, нонконформизм и идолопоклонство, рационализм и иррациональность.

Учитывая, что в современных условиях Социализация через субкультурные молодежные образования приобретает универсальный характер, перед исследователями встает задача осмысления происходящих в молодежной среде процессов. Очевидна потребность не только преодоления деструктивных тенденций, но определения и использования творческого и защитного потенциала молодежных субкультур.

Бурное развитие субкультурных практик началось в середине прошлого столетия, когда после окончания Второй мировой войны европейская цивилизация столкнулась с проблемой утраты ценностных ориентиров, переосмысления прошлого, фрагментации социальной структуры общества. В России эти процессы активизировались в конце ХХ века, тогда и здесь появилось множество молодежных субкультур. М.Брейк (M.Brake, 1995) отмечал, что субкультуры, как «cистемы значений, способов выражения или жизненных стилей, развивались социальными группами, находившимися в подчиненном положении, «в ответ на доминирующие системы значений субкультуры отражают попытки таких групп решить структурные противоречия, возникшие в более широком социетальном контексте» [6, p. 16].

Для подростков субкультурное объединение выступает в качестве суррогата семьи, здесь они находят то, чего лишены в родной семье – понимание и сочувствие, принятие и признание, возможность творческого самовыражения и нравственного выбора [4]. Субкультура предоставляет подростку пространство для проявления характерных для данного возрастного периода реакций оппозиции, эмансипации, группирования и хобби-реакций.

Субкультуры оказывают значительное влияние на основную массу молодежи, но сами практически закрыты для внешних влияний. Доступ в них возможен только для тех, кто владеет кодом и сленгом, на котором представители данного субкультурного сообщества общаются друг с другом, понимает смысл символов, которые используются ими. В мире существует около сотни субкультур. Они возникают, развиваются, исчезают: битники, хиппи, геймеры, рокеры, байкеры, моды, панки, стиляги, профессионалы–карьеристы «яппи», анимэ, скинхеды, футбольные фанаты, гопники, готы, растаманы, эмо, ролевики, хип–хоп, стрэйтэдж и др.

Сообщество любой субкультуры неоднородно и включает в себя как элиту, т.е. последовательных сторонников аутентичного субкультурного мировоззрения, имеющего определенные черты и границы, так и потребителей, предпочитающих внешнюю экзотичность субкультурного объединения: стиль одежды, слэнг, ритуалы или музыку. В значительной мере именно стремление приобрести внешние, формальные характеристики, позволяющие выделиться из общей обезличенной массы населения мегаполиса, мотивирует молодежь на присоединение к субкультуре. Поэтому, несмотря на декларирование представителями субкультуры своей приверженности каким–либо идеологическим, религиозным, политическим концепциям, они часто не вникают в них и в основном объединяются по внешним имиджевым характеристикам. Хотя для идеологов (элиты) субкультурного течения имидж – это не только одежда и украшения, но демонстрация своим видом убеждений и ценностей, которые выражает и пропагандирует субкультура. Наиболее важен внешний вид для субкультур гламур, хипстер, хип–хоп, анимэ. Также выразительный внешний вид отличает байкеров, металлистов, растаманов, панков, готов. А вот геймера или хакера по внешнему виду опознать сложно, проще определить их по поведению, мировосприятию и специфическому языку. Если жизнь в картине мира хиппи – это некий поток, которому нужно всецело вручить свою жизнь, то геймеры представляют собой полную противоположность – они сами решают, что и когда им делать, независимо от влияния внешней среды [5].

Субкультуры различаются по уровню протестного и творческого потенциала, но все пронизаны игровыми элементами. Некоторые из них возникли как протест против глобализации, власти корпораций, социального неравенства; другие более ориентированы на творческое самовыражение и ненасильственное противостояние массовой культуре. Например, субкультуры хиппи, панков и готов возникли последовательно и очень тесно связаны между собой. Пессимистичный и агрессивно настроенный панк выразил разочарование части молодежи в идеалах любви и мира, провозглашенных хиппи. От идеи создания коммун и попыток построить некое идеальное сообщество, свободное от жадности и насилия, панки обратились к противостоянию массовой культуре. мировоззрение сводится к анархии, т.е. существованию людей без законов и контроля государства. Отсюда их основной символ – стилизованная буква «А». Для современного панка эпатажный внешний вид уже не так важен, он стремится шокировать идеями и поступками. В конце 70–х годов из панк-субкультуры выделилось довольно немногочисленное направление – постпанк. Незначительно отличаясь от панков по музыкальным предпочтениям и имиджу, постпанки от социального протеста и эпатажа обратились к личным переживаниям и экзистенциальному поиску. Именно из этого направления и возникла готическая субкультура, в которой основной интерес обращен к мировоззренческим вопросам. Но протестный потенциал молодежной субкультуры проявился даже в этой, казалось бы, далекой от социальных разногласий области, – против массового сознания и безвкусицы, за раскрытие индивидуального потенциала и свободу. Готы обратили свое внимание в первую очередь на теневые стороны бытия, которые почти не находят отражения в современной массовой культуре, хотя их не чуждается культура высокая, – смерть и бессмертие [2]. Во многом именно это определило интерес готов к классической литературе и музыке, а также к мистике и оккультизму.

Панку противостоит альтернативная инди-субкультура «безмолвного протеста» поп-сцене, моде и потребительству. Протест инди был эскапистским, не предполагавшим совершения противоправных или эпатирующих действий. Музыкальная инди-сцена (от англ. independent – независимый) создавалась в качестве оппозиции мейнстриму и предполагала полную свободу экспериментов со звуком. Ее представителей сегодня принято называть хипстерами, хотя изначально данное название принадлежало субкультуре, существовавшей в США в 40–50-е годы ХХ в. Инди-музыка в настоящее время продолжает выпускаться на независимых лейблах, однако сама субкультура органично вписалась в массовую культуру. Термин «хипстер» в настоящее время обычно употребляется в смысле «обеспеченная городская молодёжь, интересующаяся элитарной зарубежной культурой и искусством, модой, альтернативной музыкой и инди-роком, артхаусным кино, современной литературой и т. п.». Основными ценностями являются свободное, независимое творчество и свобода информации. Хипстеры стремятся остаться в стороне от общества, которое, по их мнению, пытается подчинить всех своим нуждам. Основу идентификации членов субкультуры хипстеров составляет особый внешний вид, по наличию которого оценивается достойность окружающих. Любимые занятия хипстеров – это фотосъемка и общение в соцсетях Facebook, Twitter, Instagram.

Наиболее яркая и распространенная субкультура, сочетающая в себе и протест, и творческое самовыражение – субкультура хип-хопа, история которой началась с сопротивления расистским взглядам в США в 70-е годы ХХ века. Имеет четкую социальную направленность против глобализации, подавления личности и системы корпоративного контроля и включает в себя три направления: 1) музыкальный стиль «рэп» – речитатив под музыкальный ритм, задаваемый ди–джеем, с четко обозначенными рифмами; 2) танцевальный стиль «брэйк-данс» – уникальный по пластичности и ритмичности танец, который заложил моду на спортивный стиль одежды для хип–хопа; 3) искусство «граффити» – настенные рисунки и росписи. Объединяет их высокая соревновательность, игровое начало, стремление к единению и высокому уровню мастерства.

К сожалению, погружение молодого человека в субкультурные объединения зачастую связано с риском употребления психоактивных веществ и деперсонализации. Так, психоактивные вещества в контексте субкультуры выполняют функции дифференциации и соединения в единую группу.

Например, в субкультурах хип-хоп и растафари употребление марихуаны воспринимается как «ритуал очищения» [7]. Она же выступает в роли своеобразного проводника в «нужное» состояние «освобождения от проблем Вавилона». Для победы в компьютерных играх геймеры нередко употребляют стимуляторы, канабиноиды. Среди хипстеров, стремящихся подчеркнуть свою непохожесть на обывателей, также распространено употребление канабиноидов. Сторонники субкультуры стрэйтэйдж, напротив, выступают за здоровый образ жизни, сознательный отказ от принятия любых веществ, разрушающих человеческий организм, и стремятся к сознательной свободе и самоконтролю. Однако их выбор в пользу духовного самосовершенствования носит вычурный и извращенный характер, здесь соседствуют насилие по отношению к бездомным людям и акции за права животных. В анимэ-субкультуре увлеченных аниме (японской мультипликацией) и манга (японскими комиксами) также не распространено употребление психоактивных веществ, но отождествление себя с персонажем аниме или манга приводит к деперсонализации, искажению развития личности молодого человека.

В России представителей различных субкультур можно встретить, по преимуществу, в мегаполисах и городах-гигантах. При этом адептами молодежной субкультуры являются, как правило, представители среднего класса. Исключением могут стать выходцы из беднейших слоев населения, которых система социальных пособий превращает в иждивенцев с рентными установками, требующих от общества все новых и новых материальных вспомоществований и освобождения для них некоего пространства от менее «продвинутых» представителей других культур. Дети, принадлежащие к семьям, занимающим среднее положение по материальному уровню и духовной составляющей, имеющим традиционный бытовой уклад жизни, как правило, далеки от желания вступать в субкультуру.

В целом, в настоящее время наблюдается активизация формирования молодежных субкультур. Отношение к молодежной субкультуре как к чему-то несерьезному, что «пройдет с возрастом», чрезвычайно опасно в мировоззренческом плане. Экзистенциальные поиски, стремление к самосовершенствованию и достижению высокого уровня мастерства в рамках молодежных субкультур зачастую имеет черты негативной духовности. Анализ молодежных субкультур позволяет выделить основные тенденции изменения ценностей молодого человека, попавшего под влияние субкультурного объединения:

– романтизация саморазрушения, «раскраска» обыденности, поддержка и одобрение всех действий, разрывающих связи человека с нормальным социальным окружением, т.е. фактически – отрицание реальности;
– обесценивание ценности жизни: от ироничного отношения до суицидального поведения (включая увлечение экстремальными видами спорта);
– отсутствие временной перспективы, обращенной в будущее; смысл существования не ради будущего, а ради того, что происходит сейчас, в данный конкретный момент.

Последняя особенность значительно затрудняет возможности адаптации к социальной жизни, т.к. у человека нет опоры в будущем, ради чего нужно совершать усилия и преодолевать препятствия.

Попадая в субкультурное объединение в подростковом возрасте, когда механизм подражания еще активен вплоть до отождествления, молодой человек лишается собственной индивидуальности, поскольку в молодежных субкультурах одно из основных требований к ее членам – принятие определенных общих норм, ценностей, стандартов, языка, ритуалов, поведенческих стереотипов. Желание проявить и сохранить собственную индивидуальность на деле оборачивается лишь иной формой потери индивидуальности. Творческое самовыражение в субкультурном объединении в значительной мере носит дилетантский характер – как приятное времяпрепровождение, дань моде, подражание и сосредоточенность на технических приемах. В то время как творчество художника – это всепоглощающий процесс, полный тревог, сомнений и прозрений. Истинный художник сквозь внешние черты прозревает духовный лик и тонкие нюансы, оживляющие произведение искусства. Но индустрия развлечений, чутко улавливающая и использующая настроения молодежи по всему миру, тиражируя талантливые, оригинальные и искренние произведения, минимизирует их творческую и нравственную ценность, лишая зрителей возможности различения подлинного искусства и симулякров. В юношеском возрасте, сензитивном для становления комплекса характеристик, необходимых для формирования творческих способностей, как личностного новообразования, участие в субкультурном сообществе обусловливает эстетическую неразвитость, ориентацию на компиляцию и цитирование, деперсонализацию ориентаций и установок.

Итогом глубокой и длительной включенности в субкультурное объединение становится интериоризация системы субкультурных ценностей, изменение мировосприятия, что определяет трудности при возвращении в социум – чем больше нравственный разрыв субкультурного движения с базовой культурой, тем труднее для его представителей по мере взросления интегрироваться в социум, преодолеть отчуждение, достичь субъективного благополучия и нравственной целостности.

Некоторые исследователи утверждают, что «спонтанная организация групп вокруг оглушающей музыки, курения и т. д. структурирует посредственность, поверхностность, в которой молодой человек все больше отрывается от своего внутреннего мира. Определенная манера слушать музыку, носить самую некрасивую футболку, самые рваные джинсы, серьгу в ухе или в носу представляет собой не что иное, как попытку обозначить себя в качестве первого среди хаоса» [3, с.11]. Однако более адекватной представляется точка зрения, в соответствии с которой молодежная субкультура является реакцией на духовно–нравственный вакуум, в котором взрослеют современные молодые люди. Поэтому столь актуальной является задача пропаганды духовно-нравственных ориентиров, наработанных и хранящихся в русской православной традиции.

Если общество не будет заботиться о сохранении духовных ценностей материнской православной культуры, формировании и привитии высоких идеалов в обществе, то сами собой идеалы, нравственные оценки образов и поступков никогда не утвердятся в жизни социуме. Высокое всегда трудно, а большинство всегда выбирает то, что легче и удобнее, ярче и громче.

В завершение приведу слова митрополита Антония Сурожского (2011): «Если можно употребить здесь образ, у меня впечатление, что мы ужасно похожи на жука, которого посадили в стакан. Когда он старается пробиться через дно – ему пути нет, через стенки – тоже некуда. Одна только возможность: вылететь из стакана. У нас та же самая возможность…. У нас нет возможности вырваться из тех биологических или душевных условий, которые составляют нашу человечность, но есть одна возможность: вырасти в меру Богочеловека» [1, с.97].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Антоний (Блум), митр. Сурожский. Материя и дух. М.: Издательство «Фонд "Духовное наследие митрополита Антония Сурожского”», 2011. 272 c.
  2. Малахова, Е.В. Эстетическая составляющая современной молодежной субкультуры. Автореф… дисс. канд. фил. наук. М.: МГУ, 2013. 26 с.
  3. Менегетти, А. Система и личность. М.:ННБФ «Онтопсихология», 2007. 342 с.
  4. Парфенюк, Д.В. Социально-психологическая направленность представителей молодежных субкультур. Автореф. … дисс. к.псх.н. М.: ГУУ, 2011. 24 с.
  5. Степанцева, О.А. Субкультура геймеров в контексте информационного общества. Автореф. дис… кандидата культурологии. СПб.: СПб ГУП, 2007. 27 с.
  6. Brake, M. Comparative Youth Culture. The Sociology of Youth Culture and Youth Subculture in America, Britain and Canada. London, 1985
  7. Pawson, M., Kelly, B.C. Consumption and Community: The Subcultural Contexts of Disparate Marijuana Practices in Jam Band and Hip-Hop Scenes // Deviant Behavior. V. 35, Issue 5, May 2014, P. 347–363.

Автор(ы): 

Дата публикации: 

9 ноя 2017

Вид работы: 

Название издания: 

Страна публикации: 

Индекс: 

Метки: 

Для цитирования: 

Сафонцева С.В. Ценностные ориентации молодежных субкультур // Духовное развитие личности: III Рождественские встречи в Психологическом институте: Сб. научн. статей: Материалы науч.-практ. конф. Москва, 20 января, 2017 г. / Сост. и науч. ред. О.Е. Серова, Е.П. Гусева. – М.: ОнтоПринт, 2017. – С. 139-149.

Комментарии

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки