Немедикаментозный путь коррекции

 в раздел Оглавление

«Хрестоматия по психологии»

ГЛАВА 4
Основные пути и направления предотвращения, купирования и коррекции эмоционального стресса

4.2 Немедикаментозный путь коррекции

В связи с тем, что использование фармакологических препаратов не исчерпывает всех возможностей по коррекции эмоционального стресса, а также и то, что они имеют много побочных эффектов, в последние годы появились многочисленные исследования по изучению и использованию немедикаментозных средств коррекции стресса. В этом направлении интересным и перспективным является возможность использования эндогенных пептидов в центральных нейрохимических механизмах, отрицательных эмоциональных состояниях (Юматов Е.А., 1980).

4.2.1 Использование эндогенных пептидов

Одним из эндогенных пептидов, широко представленных в разных отделах мозга, в том числе и в эмоциогенных зонах гипоталамуса, является вещество Р. Известно, что вещество Р способно оказывать непосредственное влияние на активность центральных нейронов, в большинстве случаев возбуждая их. Вместе с тем была отмечена способность вещества Р изменять реакции нейронов на нейроме-диаторы. Доказано, что вещество Р способно снижать степень выраженности невротических состояний, нормализовать сон, улучшать память и процессы обучения, что позволяет рассматривать его как модулятор физиологических и патологических процессов.

Кроме того, вещество Р, содержащееся в нейронах задних рогов спинного мозга, способно передавать сигналы от периферических болевых рецепторов в центральные отделы нервной системы. Исследования на крысах позволили Е.А. Юматову (1980) рассматривать вещество Р, синтезирующееся в гипоталамусе, как один из возможных пептидных факторов устойчивости к эмоциональному стрессу. Вещество Р оказывает также модулярное влияние на метаболизм катехоламинов мозга при эмоциональном стрессе, выражающееся в способности вызвать долговременные изменения содержания норадреналина и дофамина в гипоталамусе и среднем мозге в сторону повышения, что расценивается Е.А. Юматовым как проявление центральных нейрохимических механизмов адаптации к эмоциональному стрессу.

Экспериментальные данные показывают, что содержание вещества Р в гипоталамусе коррелирует с устойчивостью к эмоциональному стрессу (Dupont А. etal., 1981). Принимая во внимание эти данные, A.M. Вейн и соавт. (1989) показали, что у больных неврозом отмечены снижение содержания вещества Р в крови и расстройства сна. У экспериментальных животных, подвергнутых эмоциональному стрессу, также нарушается электроэнцефалографическая структура сна. Сон является антистрессовым фактором. Во время бодрствования содержание вещества Р в крови снижается. При полноценном сне его уровень вновь повышается. Введение в организм животных, подвергнутых эмоциональному стрессу, вещества Р восстанавливает нормальную структуру сна. Таким образом, эмоциональный стресс, нарушая сон, лишает организм одного из защитных механизмов, с помощью которого повышается содержание вещества Р и обеспечивается устойчивость к стрессу. Учитывая то, что организм способен сам синтезировать вещество Р в большей степени во время сна, с одной стороны, и то, что содержание этого вещества в гипоталамусе коррелирует с устойчивостью к эмоциональному стрессу, с другой стороны, встает вопрос: каким путем, кроме полноценного сна, можно добиться ускоренного и полного восстановления в организме уровня вещества Р?

Одним из путей достижения этой цели, на наш взгляд, является использование рефлексотерапевтических методов (игло-, электро- и прессотерапии). Воздействуя на определенные биологически активные точки организма, связанные с гипоталамусом и средним мозгом, можно "запустить" выработку данными структурами мозга вещества Р. Физиологический эффект вещества Р как одного из эндогенных пептидов проявляется в модуляторном действии, выражающемся в способности влиять на нейрохимические свойства и катехо-ламиновый метаболизм нейронов, участвующих в формировании эмоциональных реакций, и тем самым прекращать нейромедиаторную интеграцию отрицательного эмоционального возбуждения, от которой зависит продолжительность отрицательной эмоциональной реакции, а значит и возможность развития эмоционального стресса.

В работах М.А. Звягинцевой (1988), К.В. Судакова (1989) и др. разрабатываются способы коррекции и купирования стрессовых реакций и вызванных ими нарушений кровообращения с помощью эндогенных нейропептидов, а именно субстанции Р и пептида дельта-сна. Как показали исследования К. Гехта, субстанция Р обладает антистрессовым действием, улучшает функциональные состояния головного мозга и нормализует А.Д. Синтез в мозге эндогенных пептидов (вещества Р и, возможно, других эндогенных пептидов) может быть одним из факторов, определяющих генетические и индивидуальные различия в устойчивости к острому и хроническому эмоциональному стрессу и особенность метаболизма биогенных аминов в различных структурах мозга у устойчивых и предрасположенных к эмоциональному стрессу особей (Юматов Е.А., 1980). Другими эндогенными пептидами, регулирующими эмоциональные реакции, в том числе и стрессовые, помимо вещества Р, являются эндорфины и энкефалины. Они так же, как и вещество Р, широко представлены в различных отделах мозга, в том числе в эмоциогенных зонах лимбической системы и в промежуточной доле гипофиза (Блум Ф. и соавт., 1985).

эндорфины и энкефалины обладают необычайной способностью подобно морфину и героину снимать Болевые ощущения. Это так называемые естественные опиаты. Тот факт, что морфин, героин и эндорфины связываются в одних и тех же местах, позволяет предположить, что эндорфины играют роль и в тех разновидностях эмоций, которые не имеют прямого отношения к боли. Ф. Блум и соавт. (1988) показали, что у экспериментальных животных и человека при стрессе происходит выработка и высвобождение эндорфинов в нервных сетях. Высвободившиеся эндорфины, по всей вероятности, действуют двояко. С одной стороны, как опиаты, с другой - как регуляторы эмоциональных (стрессовых) реакций. Как опиаты, они блокируют высвобождение в синапсах задних рогов спинного мозга вещества Р, выделяемого из медленных (безмиелиновых) волокон, проводящих болевые импульсы от болевых рецепторов. В результате этого постсинаптический нейрон подвергается более слабой стимуляции веществом Р и головной мозг получает меньше болевых импульсов. Как регуляторы эмоциональных реакций, они каким-то образом, по всей вероятности через лимбическую систему, регулируют возбуждение, страх и другие стрессовые состояния в соответствии с ситуацией (Федоров Б.М., 1991).

4.2.2 Использование различных методов и способов рефлексотерапии

Высвобождение эндорфинов происходит не только под действием болевого, психического, эмоционального и других видов стресса, но и в результате применения немедикаментозных средств его предупреждения, купирования и лечения, а именно - рефлексотерапии. На первом месте в этом плане выступает иглотерапия, затем электропунктурная терапия и, наконец, точечный массаж. Первое исследование в этом направлении было проведено Дэвидом Дж. Майером из Медицинского колледжа в Вирджинии. Он изучал обезболивающий эффект иглоукалывания и нашел, что оно действительно производит такой эффект, но, поскольку этот эффект может быть блокирован с помощью налоксона, он тоже обусловлен действием эндорфинов (Блум Ф. и соавт., 1988).

Согласно представлениям канадского невролога Брюса Померанца обезболивающее действие акупунктуры осуществляется следующим образом: введение игл активизирует глубоко расположенные сенсорные нервы, что вынуждает гипофиз и средний мозг выделять эндорфины, которые блокируют прохождение сигналов по нервным путям, передающим болевые импульсы от спинного мозга к высшим отделам головного мозга.

В исследованиях Е.О. Брагина и соавт. (1982) было продемонстрировано, что при аурикулоэлектропунктурном обезболивании у экспериментальных животных (крыс) достоверно снижается болевая чувствительность. Эффект аналгезии также был достигнут в опыте на крысах фиксацией электродов в виде клипс, при этом стимуляцию током не проводили. Авторы объясняют данное явление тем, что такие электроды вызывают раздражение нервных окончаний аналогично стимуляции точек иглами, но без электрического тока. В контрольной группе у интактных крыс болевая чувствительность не изменялась. Было установлено, что развитие аналгезии при аурикулоэлектропунктурном обезболивании сопровождается достаточным содержанием опиатподобных веществ в периакведукальном сером веществе (ПАГ), медиальном таламусе и базомедитальном гипоталамусе, которые содержат высокие концентрации опиатподобных пептидов и их рецепторов. Участие этих образований мозга, в частности ПАГ, в механизме акупунктурного обезболивания было показано в электрофизиологических исследованиях с использованием метода вызванных потенциалов, проведенных в ЦНИИ рефлексотерапии (Дуринян Р.А., 1980).

Таким образом, проведенные экспериментальные исследования показали, что при аку-, электро- и пресспунктурном воздействиях выделяются эндогенные морфиноподобные пептиды: эндорфины и энкефалины. Локализация эндогенных опиатов соответствует тем областям центральной нервной системы, которые ответственны за регуляцию эмоций, болевой чувствительности, двигательных, вегетативных реакций, а также сна и бодрствования.

Практический опыт свидетельствует о возможности использования различных методов рефлексотерапии в целях купирования боли, повышения работоспособности и сопротивляемости организма, ликвидации или коррекции различных негативных психических и эмоциональных состояний на производстве, в спортивной практике, повседневной деятельности, в военном труде.

Наиболее древним из используемых в настоящее время методов рефлексотерапии является иглоукалывание (чжень-цзю-терапия, акупунктура, иглотерапия, иглорефлексотерапия). Его корни уходят в глубь веков. По утверждению историков, возникновение его относится чуть ли не к каменному веку. Его родина - Китай. Первые литературные сведения об иглоукалывании и прижигании относятся к VIв. до н.э. (Вогралик В.Г., 1978).

Зародившись в странах Востока, этот метод рассматривался во второй половине XVIIIв. во Франции, затем - и других странах Западной Европы, а также в Америке и Австралии. С 1958г. он применяется в Советском Союзе и получает все большее распространение. Многовековой опыт рефлексотерапии (РТ), накопленный в Китае, Японии, Малайзии, Сингапуре, Корее, Индии, результаты научных и клинических наблюдений, полученные в последние десятилетия на Западе, а также в нашей стране, свидетельствуют об эффективности относительной безопасности и перспективности методов РТ.

Из всего арсенала рефлексотерапевтических воздействий, используемых для профилактики и лечения различных функциональных и преморбидных состояний, по мнению ряда авторов (Лувсан Г., 1986; Ибрагимова B.C., 1984, и др.), наиболее доступным является точечный массаж и электропунктура. Это объясняется более простой техникой их применения, атравматичностью, практически полным отсутствием возможности внесения инфекции и самое главное - использование данных методов индивидуально, т.е. самостоятельно в процессе трудовой деятельности. Последнее имеет первостепенное значение при использовании данных методов (особенно точечного массажа) одновременно у больших контингентов людей, например у военнослужащих в условиях экстремальных ситуаций или перед ними.

Физиологические механизмы действия различных методов РТ очень сложны и до настоящего времени изучены недостаточно. Большинство теорий механизмов действия РТ (китайская меридианная, электрическая, капиллярная, тканевая, медиаторная, биохимическая, "малого атомного взрыва" и др.), освещая какую-либо одну их сторону, не раскрывали вопроса в целом. Общим их недостатком была недооценка роли нервной системы.

Наиболее полно в настоящее время изучены механизмы действия иглоукалывания. Основной теоретической концепцией, базирующейся на современных физиологических данных, является представление об иглоукалывании как о методе рефлекторной терапии, ведущем к гуморально-гормональным изменениям.

Основоположником рефлекторной теории иглоукалывания была Чжу Лянь (1959)- китайский врач-невропатолог, которая считала, что "сущность чжень-цзю-терапии заключается в воздействии через определенные активные точки тела на соответствующие им внутренние органы. Действенность этого метода, по-видимому, объясняется тем, что умеренное раздражение чувствительных окончаний, сосредоточенных в определенных точках кожи, мышц и других тканей и через их посредство и нервных стволов восстанавливает нервную регуляцию в организме, нормализует силу, подвижность и уравновешенность процессов возбуждения и торможения. И именно потому, что лечебное воздействие иглоукалывания и прижигания осуществляется рефлекторным путем через нервную систему, контролирующую деятельность всего организма в целом, оно не ограничивается только областью той или иной точки или нерва, а зачастую благотворно сказывается на органах, отдаленных от места укола".

Подобную точку зрения поддерживают Э.Д. Тыкочинская (1979), В.И. Шапкин и соавт. (1987), считая, что в начальном механизме иглоукалывания первое и решающее значение принадлежит механическому раздражению рецепторов точек. Его дополняют изменения электрического потенциала, явления биохимических процессов. Далее через сегментарный аппарат спинного мозга рефлекторно возникают висцеро-сегментарные реакции. Определенное, но не решающее значение имеет также положительное психическое состояние больного.

Таким образом, в механизме действия иглоукалывания основная роль принадлежит безусловным рефлексам, замыкающимся на различных уровнях: в спинном, продолговатом мозге, стволовой части подкорковой области, а отчасти и в коре. Возникающие под влиянием иглоукалывания нейрогуморальные сдвиги в крови свидетельствуют о вовлечении в процесс различных отделов вегетативной и эндокринной систем.

P.M. Toyama (1975), не отрицая рассмотренных выше положений рефлекторной теории, считает, что иглоукалывание, активируя клетки ретикулоэндотелиальной системы, усиливает иммунологические свойства организма. Кожная стимуляция иглами действует как стресс, первоначально влияя через нейроэндокринную систему, а затем через ретикулоэндотелиальную систему, которая активируется образованием в месте укола гистокининов. Помимо образования гистамина и серотонина, это ведет к активизации и освобождению протеаз и энзимов, участвующих в образовании кининов.

Кинины плазмы действуют как субстанции, стимулирующие фагоцитоз, а через нейрогуморальные пути они ведут к стимуляции диэнцефальных центров. Последние стимулируются иглоукалыванием также прямым нейрогенным путем через спиноталамический тракт. Эти пути стимуляции приводят к нормализации функции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, в результате чего наступает оптимальная адаптация. В свою очередь, диэнцефальные центры, влияя через ретикулярную формацию на выработку адренокортикотропного гормона, в известной степени сами испытывают на себе влияние со стороны лимбической системы (Тыкочинская Э.Д., 1979).

Таким образом, методы рефлексотерапии основаны на раздражении рецепторных окончаний кожи и глубжележащих тканей путем воздействия на организм физическими факторами, что приводит к развитию многоуровневых рефлекторных и нейрогуморальных реакций организма, обусловленных интегративной деятельностью нервной системы, обеспечивающих нормализацию гомеостаза.