Выделение категорий "трудных" детей

 в раздел Оглавление

«Рабочая книга школьного психолога»

Часть III. "Трудные" дети

Глава 1. Выделение категорий "трудных" детей (А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых)

Школьному психологу часто приходится иметь дело с детьми, которые значительно отличаются (со знаком минус) от других детей. Просьба к психологу "как-то воздействовать" на того или иного "трудного" школьника - одна из наиболее частых со стороны учителей и родителей. При этом в категорию "трудных" попадают самые разные школьники: неуспевающие, недисциплинированные, дети с разного рода нервными и психическими расстройствами, подростки, стоящие на учете в комиссиях по делам несовершеннолетних, наконец, просто дети из так называемых неблагополучных семей. Это делает весьма сложной проблему выбора адекватных методов психологической и педагогической работы с "трудными" учащимися. В настоящее время в психологии нет единого понимания "трудного" ребенка, единого подхода к диагностике и коррекции его поведения и личностного развития. Каждый из имеющихся подходов имеет свои сильные и слабые стороны, и выбор того или иного в практической работе зависит от многих обстоятельств: характера профессиональной подготовки психолога, его теоретических предпочтений, методической оснащенности, наконец, особенностей конкретного случая.

III.1.1. Работа психолога как ответ на запрос.

В качестве первого подхода выделим такой, при котором психолог отвечает на определенный социальный запрос педагога в отношении того или иного "трудного" школьника. В этом случае диагноз "трудный" уже поставлен школьнику педагогами, работниками инспекций по делам несовершеннолетних, медиками. Задача психолога - диагностировать причины трудностей и найти соответствующие методы коррекции.

Как следует относиться к запросу? Вот первый вопрос, на который должен ответить школьный психолог.

Существуют два принципиально разных отношения к запросу и, соответственно, две разных стратегии работы.

Первой возможной стратегией является неспецифическое реагирование на запрос. Она может быть реализована двумя способами. Во-первых, в ответ на запрос (но вне зависимости от его содержания) применяется батарея психодиагностических методов в виде некоторого стандартного набора. В той или иной форме этот способ используется многими практическими психологами, так как позволяет, наряду с видимыми трудностями, выделить некоторые скрытые дефекты личностного развития ребенка. Основная цель такой диагностической работы - создание общей картины уровня психического развития школьника и с этой позиции проведение верификации, а возможно, и реинтерпретации запроса. Результаты такой многосторонней и подробной диагностики дают возможность наметить пути коррекционной и развивающей работы с трудным ребенком как для самого психолога, так и для родителей, учителей. Описанный способ, наряду с очевидными его достоинствами, имеет и определенные недостатки. Прежде всего он очень громоздок, требует значительного времени, ввиду чего его реализация оказывается не всегда возможной. Причем утомляемость и временные затраты здесь проблемы не только психолога, но и "трудного" школьника, который тоже устает, отказывается принимать участие в обследовании, а если и не отказывается, то часто даже незаметно для себя переходит на чисто формальное выполнение заданий.

Практика показывает, что особые трудности вызывают вербальные методики. Кроме того, какой бы полной ни была используемая психологом батарея тестов, она всегда будет недостаточной для целостной характеристики личности. Во-вторых, способом неспецифического реагирования на запрос выступает тип психологической работы, который ввел в обиход психологической науки и практики известный американский психолог К. Роджерс (54). С его точки зрения, для работы с "трудным", или, по его терминологии, проблемным, ребенком содержание запроса, равно как и понимание причин трудностей, не имеет решающего значения. Важно создать такие условия, которые способствовали бы развитию личности ребенка в целом и вынудили бы его отказаться от имеющихся у него отрицательных форм поведения, установок, и создать новые.

Стратегия, противоположная неспецифическому реагированию на запрос, предполагает подбор диагностических процедур в строгом соответствии с полученным запросом. Например, при жалобах на плохую успеваемость в первую очередь анализируется развитие познавательных процессов, и только в том случае, если подобная диагностика не выявляет причины неуспеваемости, рассматриваются другие параметры. В соответствии с результатами диагностики строится и коррекционная работа, часто осуществляемая в виде тренинга. Так, при слабом развитии памяти считается целесообразной ее специальная тренировка, при недостаточном развитии произвольности вводятся специальные программы ее формирования, при нарушении социального поведения - формирование соответствующих социальных навыков и т.д.

Разумеется, встречаются и разного рода промежуточные варианты, включающие элементы обеих стратегий. Общим для этих стратегий является то, что они ориентированы на индивидуальный анализ каждого случая. В наиболее развитой форме такой анализ предполагает не просто "срезовую" фиксацию "зон отставания", "структуры дефекта" и т.п., а генетический анализ динамики становления целостной личности, в контексте которого определяется место и значение дефекта. Развернутая методология такого подхода представлена в работе Л.С. Выготского "Диагностика и педологическая клиника трудного детства".

Приведем ключевой момент его рассуждений: "...центральная проблема этиологического анализа - вскрытие механизма симпто-мообразования: как развился, с помощью какого механизма возник и установлен, как причинно обусловлен данный симптом. Путь исследования описывает здесь как бы круг, который начинается с установления симптомов, далее загибает от этих симптомов к процессу, лежащему в их центре, в их основе, и приводит нас к диагнозу; далее он снова должен повести нас от диагноза к симптому, но уже раскрывая причинную мотивировку и происхождение этих симптомов. Если наш диагноз верен, то он должен доказать свои истинность с помощью раскрытия механизмов симп-томообразования, он должен сделать нам понятной ту внешнюю картину проявлений, в которых обнаруживает себя данный процесс развития. И если диагноз всегда должен иметь в виду сложную структуру личности, о чем мы также говорили выше, и определять ее структуру и динамику, то этиологический анализ должен раскрыть нам механизм того динамического сцепления синдромов, в которых обнаруживается эта сложная структура и динамика личности. .. .Поднять этиологический анализ развития на действительно научную высоту - значит прежде всего искать причины интересующих нас явлений в процессе развития, раскрывая его внутреннюю логику, самодвижение" (т.5, с.320).

III.1.2. Психологические критерии выделения "трудных" детей.

Работа с "трудными" детьми в ответ на запрос не исчерпывает возможных подходов к этой проблеме. Достаточно распространенным является и такой подход, при котором психолог не ориентируется на запросы, а выявляет разные категории "трудных" детей по своим собственным критериям. Приведем некоторые примеры.

Так, английские психологи Хевитт и Дженкинс выделяют две большие категории "трудных" детей: 1) дети с так называемыми "социализированными формами" антиобщественного поведения, для которых не характерны эмоциональные расстройства и которые легко приспосабливаются к социальным нормам внутри тех антиобщественных групп друзей или родственников, к которым они принадлежат; 2) дети с несоциализированным антиобщественным агрессивным поведением, которые, как правило, находятся в очень плохих отношениях с другими детьми и со своей семьей и имеют значительные эмоциональные расстройства, проявляющиеся в негативизме, агрессивности, дерзости и мстительности.

П. Скотт, уточняя данную классификацию, показал, что категорию социализированных трудных подростков составляют две группы детей: дети, не усвоившие никакой системы норм поведения, и дети, усвоившие антиобщественные нормы (по 53). Каждая из выделенных групп трудных детей требует специального подхода. Отметим при этом, что социализированные трудные подростки практически не нуждаются в психологической работе, а требуют активного педагогического, воспитательного воздействия, в то время как представители второй категории чувствительны прежде всего к собственно психологической коррекции.

В работе практических психологов нашей страны хорошо зарекомендовал себя подход к "трудным" подросткам, основанный на выделении разных категорий так называемых "акцентуаций характера". Операционально это выделение осуществляется с помощью Патохарактерологического диагностического опросника (ПДО), разработанного А.Е. Личко (38) в Ленинградском научно-исследовательском психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева. Опросник позволяет выделить 11 типов акцентуаций характера:

Г - гипертимный, Ц - циклоидный, Л - лабильный (эмоционально-лабильный), А - астеноневротический, С - сензитивный, П - психастенический, Ш - шизоидный, Э - эпилептоидный, И - истероидный, Н - неустойчивый, К - конформный.

Кроме того, ПДО предусматривает возможность получения дополнительных показателей: Д - показатель диссимуляции действительного отношения к рассматриваемым проблемам и стремления не раскрывать особенностей своего характера; Т - показатель откровенности; В - показатель черт характера, присущих органическим психопатиям; Е - степень отражения реакции эмансипации в самооценке; d - показатель психологической склонности к делинквентности (38, с. 9-10). Специальная шкала опросника направлена на выявление психологической склонности к алкоголизации. Опросник может применяться при обследовании подростков и юношей в возрасте 13-21 года.

Предложенная А.Е. Личко и его сотрудниками типологиза-ция, преследуя в качестве единственной цели классификацию, дает возможность наметить пути коррекционной работы в зависимости от типа акцентуации. Исходным для данного подхода является клинико-психиатрическая интерпретация отклоняющегося поведения, в основе которой лежит представление о достаточно устойчивых характерологических особенностях субъекта, которые полезно, по существу, принимать как данность. А.Е. Личко определяет акцентуации характера как "крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим" (там же, с.78).

В соответствии с этим стратегия психокоррекционной работы строится на том, что для каждого типа акцентуации выделяются наиболее травмирующие психогенные воздействия. Подросток включается в различные ситуации, подразумевающие такого рода воздействия. Анализируя это направление психокоррекционной работы с акцентуированными подростками, Э.Г. Эйдемиллер и В.В. Юстицкий (64) выделяют три основные цели. Во-первых, необходимо научить подростка распознаванию трудных именно для него ситуаций. Так, при гипертимной акцентуации такими являются ситуации, требующие от подростка сдерживать проявления его энергии, при лабильной - ситуации эмоционального отвержения со стороны значимых лиц, при истероидной - недостаток внимания к нему как личности и т.п. Во-вторых, сформировать у подростка способность объективизировать эти трудные для него ситуации, увидеть их как бы со стороны, научить подростка анализировать такие ситуации, продуктивно использовать опыт собственных ошибок. В-третьих, расширить диапазон возможных способов поведения подростка в трудных для него ситуациях; авторы справедливо отмечают, что стандартность, стереотипность поведения - это главное, что бросается в глаза, когда к личности предъявляются непереносимые для нее требования.

Реализация этих целей, по мнению авторов, должна проводиться не просто на вербальном уровне, а на уровне реального поведения. Они приводят в качестве примера один из сюжетов групповой игры:

Подросткам предлагается трудная для нескольких типов акцен-туантов ситуация: "Ты готовишься к вечеру, гладишь брюки, готовишься перекусить. Желания выпить абсолютно никакого. В это время к тебе заходит приятель. У него в кармане бутылка. Ему ужасно хочется выпить, при этом обязательно с тобой. Он будет уговаривать тебя, пуская в ход все доводы".

Роль "приятеля" играет психотерапевт. Он предлагает "для настроения" выпить. Когда подросток отказывается, он "удивляется" и начинает уговоры. Самые сильные аргументы: "Не будь девчонкой", "Не делай проблему из пустяка", "Не бойся", "Не задерживай нас", "Будь другом", "В прошлый раз ты почему-то пил", "Сделай одолжение, а то у меня плохое настроение".

После того как в роли главного героя побывали несколько подростков, результаты игры обобщаются. На доске или большом листе бумаги выписываются все аргументы "приятеля", обсуждается, какие из них оказались наиболее чувствительными и для кого.

С нашей точки зрения, методика психокоррекционной работы, предлагаемая Э.Г. Эйдемиллером и В.В. Юстицким, может быть использована как при специально организованной групповой психотерапии, так и путем включения в реальный жизненный контекст, когда трудная ситуация "выхватывается" психологом из обыденной жизни школьников и анализируется тут же, "по горячим следам", с живыми участниками событий. Некоторые исследователи считают, что последнее является одним из наиболее эффективных видов работы с трудными, плохо социализированными учащимися (53). Известным недостатком предлагаемого варианта психокоррекции, на который указывают Э.Г. Эйдемиллер и В. В. Юстицкий, является то, что она эффективна лишь тогда, когда сам подросток хочет изменить свое поведение.

Другим путем работы с акцентуированным подростком является создание для него оптимальных внешних условий в зависимости от типа его акцентуации. Например, представителей шизоидного типа часто не имеет смысла вовлекать в активную коллективную деятельность, привлекать к многолюдным общественным мероприятиям. Для него полезным может быть подключение к определенному типу интеллектуальной или физической работы, требующей углубленных индивидуальных занятий (включить в работу математического кружка, в игры и составление программ для компьютера и т.п.).

Методика ПДО хорошо зарекомендовала себя в медицинской психологии, в клинической работе с подростками. Однако при использовании ее в практической работе школьного психолога в массовой школе следует проявлять достаточную осторожность. В частности, нельзя отождествлять "трудных" подростков и "акцентуированных" подростков. Подтверждением этого могут служить данные Г.Л. Исуриной и др. (29), показывающие, что в массовой школе среди "трудных" подростков акцентуированные встречаются не чаще, чем среди остальных. Из этого следует вывод, что психопатологические особенности характера не являются фактором, непосредственно обуславливающим манифестируемые в школе трудности.

III. 1.3. Школьная дезадаптация. Карта наблюдений Д. Стотта.

В психологии были предприняты попытки выделения специфических школьных трудностей. Часто они обозначаются как школьная дезадаптация. С точки зрения одного из исследователей этой проблемы Д. Стотта, задача выделения типов "трудных" детей является малопродуктивной. Более эффективен, с его точки зрения, путь тщательной фиксации различных форм поведения, свидетельствующих о плохой приспособленности ребенка к школе. Остановимся подробнее на методе Стотта. адаптация этого метода для использования в Советском Союзе была проведена психологами Ленинградского НИИ психоневрологии им. В.М. Бехтерева (29, 44). В основе методики Стотта, направленной на выделение характера дезадаптации ребенка к школе, лежит фиксация форм дезадаптированного поведения по результатам длительного наблюдения за ребенком. Методика получила название "Карты наблюдений" (КН). Важно отметить, что психолог может как сам проводить такое наблюдение, так и использовать опыт наблюдения, знание ребенка педагогом. Опора на опыт учителей, воспитателей, классных руководителей - людей, в течение длительного времени постоянно общающихся с детьми, наблюдающих их в самых различных ситуациях, является в работе психолога чрезвычайно существенной. Обычно богатством этого опыта педагог пользуется интуитивно, и передача его другому (например, новому педагогу или школьному психологу) оказывается достаточно сложной задачей. Карта наблюдений Стотта облегчает такую возможность.

По мнению Стотта, наблюдателю необходимо предоставить готовые образцы, чтобы избежать произвольности в наблюдении и способе регистрации его результатов и получить такие материалы наблюдения, которые были бы достаточно однозначны, понятны и не содержали никаких готовых выводов. Поэтому при составлении КН были соблюдены следующие требования:

  • выделение однозначных, относительно элементарных фрагментов поведения ребенка;
  • группировка этих фрагментов в определенные синдромы, т.е. их классификация;
  • определение взаимоотношений между этими фрагментами.

В соответствии с исходным замыслом эти фрагменты поведения не выбираются умозрительно, а берутся из жизни. КН включает 198 фрагментов фиксированных форм поведения, о наличии или отсутствии которых у ребенка должен судить наблюдатель, заполняющий карту. Эти фрагменты сгруппированы в 16 синдромов. Ниже приводится полный текст КН и регистрационный бланк (рис.3).

В регистрационном бланке зачеркиваются те цифры, которые соответствуют формам поведения (фрагментам), наиболее характерным для данного ребенка. Центральная вертикальная черта отделяет более тяжелые нарушения (справа) от менее тяжелых (слева). В бланке номера симптомов не всегда идут по порядку, их расположение зависит от значимости того или иного симптома (фрагмента поведения) для квалификации синдрома. Например, в синдроме Д симптомы 9 и 10 стоят слева, а симптом 8 - справа от вертикальной черты. Это означает, что симптом 8 говорит о более серьезном нарушении в отношении синдрома Д. При подсчете симптом, находящийся слева от вертикальной черты, оценивается одним баллом, справа - двумя. Подсчитываются сумма баллов по каждому синдрому и общий "коэффициент дезадаптированно-сти" по сумме баллов по всем синдромам.

Большое число зачеркнутых фрагментов поведения у ребенка (по сравнению с другими детьми) дает возможность сделать вывод о серьезных нарушениях в развитии его личности и поведения, а также определить те синдромы, которые в первую очередь выделяют эти нарушения.

В начале описания каждого из симптомокомплексов дается их аббревиатурное обозначение (НД, Д, У и т.д.) и краткий ключ, который в ходе практического использования целесообразно не включать в текст методики, а иметь отдельно, применяя только в процессе обработки.

Карта наблюдений Д. Стотта

Карта наблюдений

I. НД - недоверие к новым людям, вещам, ситуациям.

Это ведет к тому, что любой успех стоит ребенку огромных усилий. От 1 до 11 - менее явные симптомы; от 12 до 17 - симптомы явного нарушения. 

  1. Разговаривает с учителем только тогда, когда находится с ним наедине.
  2. Плачет, когда ему делают замечания.
  3. Никогда не предлагает никому никакой помощи, но охотно оказывает ее, если его об этом попросят.
  4. Ребенок "подчиненный" (соглашается на "невыигрышные" роли, например, во время игры бегает за мячом, в то время как другие спокойно на это смотрят).
  5. Слишком тревожен, чтобы быть непослушным.
  6. Лжет из боязни.
  7. Любит, если к нему проявляют симпатию, но не просит о ней.
  8. Никогда не приносит учителю цветов или других подарков, хотя его товарищи часто это делают.
  9. Никогда не приносит и не показывает учителю найденных им вещей или каких-нибудь моделей, хотя его товарищи часто это делают.
  10. Имеет только одного хорошего друга и, как правило, игнорирует остальных мальчиков и девочек в классе.
  11. Здоровается с учителем только тогда, когда тот обратит на него внимание. Хочет быть замеченным.
  12. Не подходит к учителю по собственной инициативе.
  13. Слишком застенчив, чтобы попросить о чем-то (например, о помощи).
  14. Легко становится "нервным", плачет, краснеет, если ему задают вопрос.
  15. Легко устраняется от активного участия в игре.
  16. Говорит невыразительно, бормочет, особенно тогда, когда с ним здороваются.

II. Д - депрессия.

В более легкой форме (симптомы 1-6) время от времени наблюдаются разного рода перепады активности, смена настроения. Наличие симптомов 7 и 8 свидетельствует о склонности к раздражению и физиологическом истощении. Симптомы 9-20 отражают более острые формы депрессии. Пунктам синдрома Д обычно сопутствуют выраженные синдромы ВВ и ТВ (см. IV и V), особенно в крайних формах депрессии. По всей вероятности, они действительно репрезентируют элементы депрессивного истощения.

  1. Во время ответа на уроке иногда старателен, иногда ни о чем не заботится.
  2. В зависимости от самочувствия либо просит о помощи в выполнении школьных заданий, либо нет.
  3. Ведет себя очень по-разному. Старательность в учебной работе меняется почти ежедневно.
  4. В играх иногда активен, иногда апатичен.
  5. В свободное время иногда проявляет полное отсутствие интереса к чему бы то ни было.
  6. Выполняя ручную работу, иногда очень старателен, иногда нет.
  7. Нетерпелив, теряет интерес к работе по мере ее выполнения.
  8. Рассерженный, "впадает в бешенство".
  9. Может работать в одиночестве, но быстро устает.
  10. Для ручной работы не хватает физических сил.
  11. Вял, безынициативен (в классе).
  12. Апатичен, пассивен, невнимателен. 
  13. Часто наблюдаются внезапные и резкие спады энергии.
  14. Движения замедленны.
  15. Слишком апатичен, чтобы из-за чего-нибудь расстраиваться (и, следовательно, ни к кому не обращается за помощью).
  16. Взгляд "тупой" и равнодушный.
  17. Всегда ленив и апатичен в играх.
  18. Часто мечтает наяву.
  19. Говорит невыразительно, бормочет.
  20. Вызывает жалость (угнетенный, несчастный), редко смеется.

III. У - уход в себя.

Избегание контактов с людьми, самоустранение. Защитная установка по отношению к любым контактам с людьми, неприятие проявляемого к нему чувства любви.

  1. Абсолютно никогда ни с кем не здоровается.
  2. Не реагирует на приветствия.
  3. Не проявляет дружелюбия и доброжелательности к другим людям.
  4. Избегает разговоров ("замкнут в себе").
  5. Мечтает и занимается чем-то иным вместо школьных занятий (живет в другом мире).;
  6. Совершенно не проявляет интереса к ручной работе.
  7. Не проявляет интереса к коллективным играм.
  8. Избегает других людей.
  9. Держится вдали от взрослых, даже тогда, когда чем-то задет или в чем-то подозревается.
  10. Совершенно изолируется от других детей (к нему невозможно приблизиться).
  11. Производит такое впечатление, как будто совершенно не замечает других людей.
  12. В разговоре беспокоен, сбивается с темы разговора.
  13. Ведет себя подобно "настороженному животному".

IV. ТВ - тревожность по отношению к взрослым.

Беспокойство и неуверенность в том, интересуются ли им взрослые, любят ли его. Симптомы 1-6 ребенок старается убедиться, "принимают" ли и любят ли его взрослые. Симптомы 7-10 - обращает на себя внимание и преувеличенно добивается любви взрослого. Симптомы 11-16 - проявляет большое беспокойство о том, "принимают" ли его взрослые.

  1. Очень охотно выполняет свои обязанности.
  2. Проявляет чрезмерное желание здороваться с учителем.
  3. Слишком разговорчив (докучает своей болтовней).
  4. Очень охотно приносит цветы и другие подарки учителю. 
  5. Очень часто приносит и показывает учителю найденные им предметы, рисунки, модели и т.п.
  6. Чрезмерно дружелюбен по отношению к учителю.
  7. Преувеличенно много рассказывает учителю о своих занятиях в семье.
  8. "Подлизывается", старается понравиться учителю.
  9. Всегда находит предлог занять учителя своей особой.
  10. Постоянно нуждается в помощи и контроле со стороны учителя.
  11. Добивается симпатии учителя. Приходит к нему с различными мелкими делами и жалобами на товарищей.
  12. Пытается "монополизировать" учителя (занимать его исключительно собственной особой).
  13. Рассказывает фантастические, вымышленные истории.
  14. Пытается заинтересовать взрослых своей особой, но не прилагает со своей стороны никаких стараний в этом направлении.
  15. Чрезмерно озабочен тем, чтобы заинтересовать собой взрослых и приобрести их симпатии.
  16. Полностью "устраняется", если его усилия не увенчиваются успехом.

V. ВВ - враждебность по отношению к взрослым.

Симптомы 1-4 - ребенок проявляет различные формы неприятия взрослых, которые могут быть началом враждебности или депрессии. Симптомы 5-9 - относится ко взрослым то враждебно, то старается добиться их хорошего отношения. Симптомы 10-17 - рткрытая враждебность, проявляющаяся в асоциальном поведении. Симптомы 18-24 - полная, неуправляемая, привычная враждебность.

  1. Переменчив в настроениях.
  2. Исключительно нетерпелив, кроме тех случаев, когда находится в "хорошем" настроении.
  3. Проявляет упорство и настойчивость в ручной работе.
  4. Часто бывает в плохом настроении.
  5. При соответствующем настроении предлагает свою помощь или услуги.
  6. Когда о чем-то просит учителя, то бывает иногда очень сердечным, иногда - равнодушным.
  7. Иногда стремится, а иногда избегает здороваться с учителем.
  8. В ответ на приветствие может выражать злость или подозрительность.
  9. Временами дружелюбен, временами в плохом настроении.
  10. Очень переменчив в поведении. Иногда кажется, что он умышленно плохо выполняет работу.
  11. Портит общественную и личную собственность (в домах, садах, общественном транспорте).
  12. Вульгарный язык, рассказы, стихи, рисунки.
  13. Неприятен, в особенности когда защищается от предъявляемых ему обвинений.
  14. "Бормочет под нос", если чем-то недоволен.
  15. Негативно относится к замечаниям.
  16. Временами лжет без какого-либо повода и без затруднений.
  17. Раз или два был замечен в воровстве денег, сладостей, ценных предметов.
  18. Всегда на что-то претендует и считает, что несправедливо наказан.
  19. "Дикий" взгляд. Смотрит "исподлобья".
  20. Очень непослушен, не соблюдает дисциплину.
  21. Агрессивен (кричит, угрожает, употребляет силу).
  22. Охотнее всего дружит с так называемыми "подозрительными типами".
  23. Часто ворует деньги, сладости, ценные предметы.
  24. Ведет себя непристойно.

VI. ТД - тревога по отношению к детям.

Тревога ребенка за принятие себя другими детьми. Временами она принимает форму открытой враждебности. Все симптомы одинаково важны.

  1. "Играет героя", особенно когда ему делают замечания.
  2. Не может удержаться, чтобы не "играть" перед окружающими.
  3. Склонен "прикидываться дурачком".
  4. Слишком смел (рискует без надобности).
  5. Заботится о том, чтобы всегда находиться в согласии с большинством. Навязывается другим; им легко управлять.
  6. Любит быть в центре внимания.
  7. Играет исключительно (или почти исключительно) с детьми старше себя.
  8. Старается занять ответственный пост, но опасается, что не справится с ним.
  9. Хвастает перед другими детьми.
  10. Паясничает (строит из себя шута).
  11. Шумно ведет себя, когда учителя нет в классе.
  12. Одевается вызывающе (брюки, прическа - мальчики; преувеличенность в одежде, косметика - девочки).
  13. Со страстью портит общественное имущество.
  14. Дурацкие выходки в группе сверстников.
  15. Подражает хулиганским проделкам других.

VII. А - недостаток социальной нормативности (асоциальность).

Неуверенность в одобрении взрослых, которая выражается в различных формах негативизма. Симптомы 1-5 - отсутствие стараний понравиться взрослым. Безразличие и отсутствие заинтересованности в хороших отношениях с ними. Симптомы 5-9 у более старших детей могут указывать на определенную степень независимости. Симптомы 10-16 - отсутствие моральной щепетильности в мелочах. 16 - считает, что взрослые недружелюбны, вмешиваются, не имея на это права.

  1. Не заинтересован в учебе. 
  2. Работает в школе только тогда, когда над ним "стоят" или когда его заставляют работать.
  3. Работает вне школы только тогда, когда его контролируют или заставляют работать.
  4. Не застенчив, но проявляет безразличие при ответе на вопросы учителя.
  5. Не застенчив, но никогда не просит о помощи.
  6. Никогда добровольно не берется ни за какую работу.
  7. Не заинтересован в одобрении или в неодобрении взрослых.
  8. Сводит к минимуму контакты с учителем, но нормально общается с другими людьми.
  9. Избегает учителя, но разговаривает с другими людьми.
  10. Списывает домашние задания.
  11. Берет чужие книги без разрешения.
  12. Эгоистичен, любит интриги, портит другим детям игры.
  13. В играх с другими детьми проявляет хитрость и непорядочность.
  14. "Нечестный игрок" (играет только для личной выгоды, обманывает в играх).
  15. Не может смотреть прямо в глаза другому.
  16. Скрытен и недоверчив.

VIII. ВД - враждебность к детям.

(От ревнивого соперничества до открытой враждебности.)

  1. Мешает другим детям в играх, подсмеивается над ними, любит их пугать.
  2. Временами очень недоброжелателен по отношению к тем детям, которые не принадлежат к тесному кругу его общения.
  3. Надоедает другим детям, пристает к ним.
  4. Ссорится, обижает других детей.
  5. Пытается своими замечаниями создать определенные трудности у других детей.
  6. Прячет или уничтожает предметы, принадлежащие другим детям.
  7. Находится по преимуществу в плохих отношениях с другими детьми.
  8. Пристает к более слабым детям.
  9. Другие дети его не любят или даже не терпят.
  10. Дерется несоответствующим образом (кусается, царапается и пр.).

IX. Н - неугомонность.

Неугомонность, нетерпеливость, неспособность к работе, требующей усидчивости, концентрации внимания и размышления. Склонность к кратковременным и легким усилиям. Избегание долговременных усилий.

  1. Очень неряшлив.
  2. Отказывается от контактов с другими детьми таким образом, что это для них очень неприятно.
  3. Легко примиряется с неудачами в ручном труде.
  4. В играх совершенно не владеет собой.
  5. Непунктуален, нестарателен. Часто забывает или теряет карандаши, книги, другие предметы.
  6. Неровный, безответственный в ручном труде.
  7. Нестарателен в школьных занятиях.
  8. Слишком беспокоен, чтобы работать в одиночку.
  9. В классе не может быть внимателен или длительно на чем-либо сосредоточиться.
  10. Не знает, что с собой поделать. Ни на чем не может остановиться хотя бы на относительно длительный срок.
  11. Слишком беспокоен, чтобы запомнить замечания или указания взрослых.

X. ЭН - эмоциональное напряжение.

Симптомы 1-5 свидетельствуют об эмоциональной незрелости. 6-7 - о серьезных страхах. 8-10 - о прогулках и непунктуальности.

  1. Играет игрушками, слишком детскими для его возраста.
  2. Любит игры, но быстро теряет интерес к ним.
  3. Слишком инфантилен в речи.
  4. Слишком незрел, чтобы прислушиваться и следовать указаниям.
  5. Играет исключительно (преимущественно) с более младшими детьми.
  6. Слишком тревожен, чтобы решиться на что-либо.
  7. Другие дети пристают к нему (он является "козлом отпущения").
  8. Его часто подозревают в том, что он прогуливает уроки, хотя на самом деле он пытался это сделать раз или два.
  9. Часто опаздывает.
  10. Уходит с отдельных уроков.
  11. Неорганизован, разболтан, несобран.
  12. Ведет себя в группе (классе) как посторонний, отверженный.

XI. НС - невротические симптомы.

Острота их может зависеть от возраста ребенка; они также могут быть последствиями существовавшего прежде нарушения.

  1. Заикается, запинается. "Трудно вытянуть из него слово".
  2. Говорит беспорядочно.
  3. Часто моргает.
  4. Бесцельно двигает руками. Разнообразные "тики".
  5. Грызет ногти.
  6. Ходит, подпрыгивая.
  7. Сосет палец (старше 10 лет).

XII. С - неблагоприятные условия среды.

  1. Часто отсутствует в школе.
  2. Не бывает в школе по нескольку дней.
  3. Родители сознательно лгут, оправдывая отсутствие ребенка в школе.
  4. Вынужден оставаться дома, чтобы помогать родителям.
  5. Неряшлив, "грязнуля".
  6. Выглядит так, как будто очень плохо питается.
  7. Значительно некрасивее других детей.

XIII. СР - сексуальное развитие.

  1. Очень раннее развитие, чувствительность к противоположному полу.
  2. Задержки полового развития.
  3. Проявляет извращенные наклонности.

XIV. УО - умственная отсталость.

  1. Сильно отстает в учебе.
  2. "Туп" для своего возраста.
  3. Совершенно не умеет читать.
  4. Огромные недостатки в знании элементарной математики.
  5. Совершенно не понимает математики.
  6. Другие дети относятся к нему как к дурачку.
  7. Попросту глуп.

XV. Б - болезни и органические нарушения.

  1. Неправильное дыхание.
  2. Частые простуды.
  3. Частые кровотечения из носа.
  4. Дышит через рот.
  5. Склонность к ушным заболеваниям.
  6. Склонность к кожным заболеваниям.;
  7. Жалуется на частые боли в желудке и тошноту.
  8. Частые головные боли.
  9. Склонность чрезмерно бледнеть или краснеть.
  10. Болезненные, покрасневшие веки.
  11. Очень холодные руки.
  12. Косоглазие.
  13. Плохая координация движений.
  14. Неестественные позы тела.

XVI. Ф - физические дефекты.

  1. Плохое зрение.
  2. Слабый слух.
  3. Слишком маленький рост.
  4. Чрезмерная полнота.
  5. Другие ненормальные особенности телосложения.

На регистрационном бланке подчеркиваются те фрагменты поведения, которые характерны для данного ребенка. Заполняется КН педагогом или воспитателем, вообще человеком, хорошо знающим ребенка. Однако интерпретация данных и постановка диагноза школьной дезадаптации требуют специальной психологической подготовки, поэтому должны осуществляться самим школьным психологом. Следует отметить, что субъективное представление педагога о ребенке может не совпадать с диагнозом, который ставит психолог на основе заполненной этим педагогом КН. Опыт применения КН показывает, что обычно представление педагога и диагноз психолога не противоречат друг другу, но использование КН позволяет снять излишний субъективизм, оценочность педагогической характеристики и дает более детальную, объективную картину особенностей развития личности и поведения.

Структура заполненной КН может быть различной. Во-первых, может быть подчеркнуто большое число фрагментов поведения, относящихся лишь к нескольким синдромам. Во-вторых, большое число подчеркнутых фрагментов может быть и при отсутствии какого-либо доминирующего синдрома. В-третьих, можно встретить относительно небольшое количество подчеркнутых фрагментов, но таких, которые свидетельствуют о тяжелых нарушениях поведения. Наконец, в-четвертых, наблюдаются изолированные подчеркнутые фрагменты. Анализ структуры КН, доминирующих синдромов (в случае их наличия), особенностей подчеркнутых фрагментов поведения позволяет понять природу и проявления дезадаптации школьника и наметить пути коррекции.

Особого внимания заслуживает вопрос о возможности измерения степени дезадаптации. По мнению Стотта, использование какого-либо "коэффициента дезадаптации", получаемого в результате суммирования отдельных фрагментов поведения, может быть весьма ограниченным прежде всего потому, что эти фрагменты неоднородны. Вместе с тем и сам Стотт, и другие исследователи применяли этот коэффициент для определенных целей.

Приведем некоторые данные об использовании КН, содержащиеся в исследовании В.А. Мурзенко (44), поскольку они, отражая некоторые особенности отечественной выборки (исследование проводилось в V-VIII классах средних школ Ленинграда), могут служить для практического психолога ориентировочными критериями.

По данным В.А. Мурзенко, "коэффициент дезадаптации" основной части выборки составляет от 6 до 25 баллов, у 20,8% выборки "коэффициент дезадаптации" превышает 25 баллов, что свидетельствует, по мнению автора, о значительной серьезности нарушения механизмов личностной адаптации - такие дети стоят уже на грани клинических нарушений и нуждаются в специальной помощи, вплоть до вмешательства психоневролога. В отношении 5,5% учащихся можно скорее говорить о ситуативных реакциях, чем об устойчивых личностных обусловленностях (В.А. Мурзенко использовал только первые 11 синдромов (162 фрагмента), отбросив 36 фрагментов, оказавшихся неинформативными для целей его исследования).

Анализ структур заполненных КН показал, что типичной является структура, при которой выделяется доминирующий синдром, иногда - группа синдромов. Выделены следующие частоты распределения доминирующих синдромов: V. "Враждебность по отношению к взрослому" - 34,4%; VII. "Недостаток социальной нормативности" - 22,2%; III. "Уход в себя" - 12,5%; II. "депрессия" - 11,1%; VIII. "Конфликтность в отношениях со сверстниками" - 11,1%; I. "Недостаток доверия к новым людям, вещам, ситуациям" - 8,3%.

Опыт использования КН в работе отечественных и зарубежных психологов позволяет рекомендовать ее в качестве важного инструмента для диагностики трудностей адаптации ребенка в школе. Очевидное достоинство метода состоит в том, что соответствующая информация о ребенке может быть получена как от учителя, имеющего возможность в течение длительного времени наблюдать за поведением ученика в самых различных ситуациях (для определенных целей может быть полезно сравнение КН, заполненных на одного ребенка разными педагогами), так и от школьного психолога в том случае, если он имел возможность достаточно долго наблюдать за ребенком. Особый интерес представляет совместная работа педагога и школьного психолога по заполнению КН. Такая совместная работа позволяет найти им общий язык как при постановке "диагноза", так и при составлении коррекционных, развивающих программ.

Неоднократное заполнение КН, фиксирующее разные этапы работы с тем или иным учеником (или с группой учащихся), может дать объективные показатели эффективности проводимой воспитательной или психокоррекционной работы. Как известно, проблема определения эффективности деятельности школьной психологической службы в настоящее время стоит довольно остро, и одной из причин этого является как раз отсутствие необходимых объективных способов определения наличия или отсутствия позитивных сдвигов в поведении и особенностях личности детей в ходе работы с ними.

Безусловно, самым важным является то, на что непосредственно направлена КН, а именно тонкая диагностика тех психических нарушений, которые характерны для того или иного конкретного ребенка. Это позволяет оценить КН как важный инструмент для реализации индивидуального подхода к учащимся. Чрезвычайно важным аспектом применения КН является ее "обучающий эффект", так как программированное наблюдение, которое можно проводить, опираясь в качестве ориентиров на систему выделенных в КН симптомов или фрагментов поведения, тренирует эту способность у самого наблюдателя, что может быть полезно как для школьного психолога, так и для педагога, воспитателя. Вместе с тем отметим еще раз, что содержательная интерпретация материалов, получаемых с помощью КН, может проводиться только специалистом-психологом. Это объясняется тем, что психологическая интерпретация полученных результатов с необходимостью включает рассмотрение их в целостном контексте психологических представлений о строении личности и закономерностях ее возрастного развития.

III.1.4. Другие методы изучения дезадаптации.

Использование для определения степени и характера трудновоспитуемости набора симптомов, отражающих отдельные формы поведения, встречается и в работах других авторов. Так, в работе Шюрера и Смекала приводятся следующие "симптомы диффисильности", сформулированные в виде вопросов для исследования (62, с.270-271):

  1. Как заботится о своей внешности?
  2. Как соблюдает порядок в своих вещах? (Складывание одежды и т.д.).
  3. Выполняет свои обязанности без напоминания?
  4. Прекословит, сопротивляется, угрожает? Кому?
  5. Что бывает причиной строптивости?
  6. Раздражает братьев и сестер или других детей? Как?
  7. Бывают частые конфликты - ссоры или драки? С кем?
  8. Ревнует к кому-нибудь? Как?
  9. Завидует кому-нибудь? Берет чужие игрушки и т.п.?
  10. Командует кем-нибудь? Стремится главенствовать?
  11. Отказывается кому-нибудь повиноваться?
  12. Выдумывает о себе неправдивые истории?
  13. Отрицает свои проступки?
  14. Лжет? Когда и как?
  15. Старается кого-нибудь обмануть? Кого и как?
  16. Портит чрезмерно свои вещи - игрушки, одежду?
  17. Портит чужие вещи?
  18. Совершает кражи - чего?
  19. Как использует украденные предметы?
  20. Бродяжничает? При каких обстоятельствах?
  21. Прогуливает (не ходит в школу)? При каких обстоятельствах?
  22. Обращает на себя как-либо внимание?
  23. Есть у него какие-нибудь сексуальные плохие привычки или проступки?
  24. Уклоняется от трудных заданий - при каких обстоятельствах?
  25. Легко отступает после неудачи?
  26. Часто, сваливая вину, ссылается на что-нибудь?
  27. Жалуется или обвиняет других в собственной неудаче?
  28. Есть у него чувство долга?
  29. Умеет развивать усилия и стойко их проводить?
  30. Имеются у него какие-нибудь другие дефекты поведения?

Шюрер и Смекал не приводят какого-либо формализованного алгоритма работы по приведенным выше вопросам. Вместе с тем, учитывая общий подход к изучению трудных детей, реализуемый данными авторами, его близость к подробно изложенному выше подходу Стотта, можно рекомендовать формы работы с выделенными симптомами диффисильности, аналогичные тем, которые выше были изложены при анализе КН. Различия состоят, во-первых, в том, что в данном случае отдельные симптомы не объединяются в симптомокомплексы (синдромы), и, во-вторых, в том, что они характеризуют сравнительно узкую категорию "трудных" детей, а именно тех, которые вызывают затруднения у учителей и воспитателей своей недисциплинированностью, которые не соблюдают социальных норм, плохо социализированы.

Оценка поведения ребенка наблюдателем - не единственный метод изучения трудных детей. Активно применяются в этой области и методы, основанные на самооценке. Одним из таких методов является достаточно хорошо известный опросник Белла, направленный на выявление степени неприспособленности детей в разных областях жизни (в семье, в школе, в отношении к обществу и к самому себе и др.). Опросник Белла может использоваться в работе с детьми всех школьных возрастов. Он состоит из 200 вопросов, на которые ребенок должен ответить, подчеркивая на специальном бланке ответы "да" или "нет". Насколько можно судить по известным нам источникам, опросник Белла в отечественной психологии не применялся. Однако во Всесоюзном центре переводов имеется подробное руководство по его применению (9).

Мы описали некоторые подходы к выделению разных категорий трудных детей и подростков. Школьный психолог может выбрать то или иное направление работы, разработать собственные методы выделения "трудных" детей в зависимости от тех конкретных задач, которые он перед собой ставит. Часто бывает полезно использование разных подходов.