VIII «Изложение Последняя книга наций»

 в раздел Оглавление

Изложение Последняя книга наций

VIII

Общество - это коромысло весов, которое не может  
приподнимать одних, не понижая других.  
Жак Ваньер   

Рассмотренные в предыдущих главах понятия власти и иерархии, ответственности и подчинения, берущие своѐ начало в механизме оценивания, дали нам более широкое и глубокое понимание происходящего в межличностных отношениях не только нашего времени, но и всего исторического прошлого. А так же то, что понятия эти используются абсолютным большинством людей-формул совершенно бессознательно или полусознательно, выхватывая какую-либо часть знаний об этом и используя их в конкурентной борьбе с другими.

Чтобы приблизиться к пониманию настоящего и будущего этих явлений, их последствий и эффектов для людей-формул, нам необходимо вновь сделать шаг назад – к вопросу о возникновении иерархии, который, как нам кажется, мы уже рассмотрели. Но в этот раз мы подойдѐм к этому явлению с другой стороны, а именно – с позиции развития этого явления, его эволюции во времени.

Как мы помним, первая иерархия возникает между ребѐнком и родителями в момент потери доверия в той или иной степени, а дальше, путѐм использования механизма переноса, который мы рассмотрели в гл. гл.II, стр.31, аб.1: «Он переносит модель оценки нужности своей жизни на тех взрослых, с которыми вынужден контактировать: на нянек, воспитателей и других взрослых, а так же на детей, в обществе которых ему предстоит расти какое-то время», - эта же иерархия возникает в группах, в которых оказался человек-формула. Поскольку каждая группа обладает своей силой и возможностями, то между ними, путѐм переноса так же образуется иерархия и всѐ продолжается до тех пор, пока на самом верху не останется одна группа, с одним человеком во главе иерархии. Не нужно обладать особыми способностями ума, чтобы, рисуя в воображении картинку, не увидеть в ней пирамиду. Но почему всѐ сводится именно к ней?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нам придѐтся вспомнить целый ряд материалов, а именно, гл.VII, стр.142, аб.1: «И в этот момент происходит немыслимое: ребѐнок начинает чувствовать страх и трепет перед родителями, взявшими на себя ответственность за него. Он чувствует себя виноватым, ничтожным, неполноценным и вечно ошибающимся существом, приносящим больше проблем, чем радости, намертво цепляясь к оценкам смысла и пользы своей жизни, выставляемым другими людьми-формулами, включая своих родителей», - вывод которой открыто базируется на замечании гл.III, стр.37, аб.3, ч.2: «И здесь наступает момент, когда приходит понимание того, что у родителей нет выбора в этом случае, поскольку они совершают предательство в очередной раз чисто механически, словно роботы, не вникая в суть проблемы. Почему? Потому, что у них нет времени, ведь огромная часть их времени и сил уходит на то, чтобы не выпасть из системы. Взрослый человек-формула не может поступить иначе, потому что живѐт по формуле «непослушание-смерть», а ребѐнок не может отказать себе в приѐме такого лекарства, поскольку живѐт по формуле «непослушание-боль».

А растущее значения такого понятия, как «ответственность» в мышлении человека-формулы, приводит к выводу, который мы сделали в гл.VII, стр.145, аб.2-3: «Мы сделали этот скачок в не столь отдалѐнное будущее ребѐнка и настоящее взрослого человека-формулы для того, чтобы наглядно продемонстрировать следствия эффекта переноса из детства во взрослую повседневную жизнь. В детстве ребѐнок чувствовал свою ущербность, когда родители несли за него ответственность, прививая формулу, а затем формула перенесла с помощью оценивания желание нести ответственность за что-то или за кого-то на все, окружающие его, объекты.

Остановимся здесь и зададим себе вопрос: «Почему мы говорим именно о желании нести ответственность?». Во-первых - потому что ребѐнок желает жить, но жить он сможет только при условии, что будет нести ответственность за что-то или за кого-то, а иначе кто и за что его будет одевать, кормить, а потом и платить? Во-вторых, ответственность является оправданием насилия на протяжении всей жизни, которую ведѐт каждый «законопослушный гражданин» и «счастливый семьянин». Ответственность оправдывает насилие, а насилие сбрасывает напряжение, причиненное другим насилием. В-третьих – это единственный способ улучшить свое местоположение в иерархии».

Мы привели несколько заключений для того, чтобы не только продемонстрировать наглядно работу механизма переноса, зеркального отражения, но и ответить на вопрос: «Что же нам даѐт знание о том, что перенос ответственности ведѐт к принуждению нести ответственность для того, чтобы не выпасть из системы?». Знание этого явления дает нам не только понимание того, что в мышлении человека-формулы есть неотделимая потребность в иерархии, но и того, чтобы, в конце концов, за всѐ отвечал только один человек.

Вы задумывались, почему в классах всегда один учитель, в организациях всегда один генеральный директор, в стране всегда один президент, в городе всегда один мэр и т.д.? Потому что это удобно и так было всегда? Нет. Потому что мышление, контролируемое абсолютно большей своей частью формулой, другого допустить не может – это глубоко Бессознательное зеркальное отражение отношений между родителем и ребѐнком, которых воспитали родители родителей и т.д. Итак, мы в шестой раз приходим к одному и тому же, указанному в гл.IV, стр.77, аб.1, ч.2: «В пятый раз мы видим иллюзорность очередной ступени эволюции, снова мы видим лишь смену формы, вновь лживое многообразие, а на деле множественное однообразие одного и того же – под которыми скрыто одна и та же, не меняющаяся по своей сути, неосознанная звериная привычка, лежащая во основе формулы воспитания, дошедшего и до нашего времени».

Но если бы всѐ выстраивалось совершенно аналогично отношениям между ребѐнком и родителями, иерархия была бы похожа на прямую вертикаль, но никак не на пирамиду. Это замечание мы сделали не столько для того, чтобы вновь обратить ваше внимание на то, что иерархия переносится в группы и между группами – которые в любом случае формируют пирамиду и ничто другое, а для того, чтобы показать, какая суть лежит в основе пирамидальной формы.

И для того, чтобы увидеть еѐ, нам в который раз необходимо вернуться в детство, а именно к тому моменту, когда доверие между родителями и ребѐнком было подорвано. А пока вспомним, что перенос и потребность в иерархии были обусловлены необходимостью подчинения, выраженного в послушании. Но на чѐм оно было основано? На зависимости. И вот тут мы возвращаемся в детство и видим ту самую прямую физическую зависимости ребѐнка от родителей. И эта же зависимость, путѐм механизма переноса, зеркального отражения – легла в основу межчеловеческих отношений абсолютного большинства населения планеты. И силу этой зависимости дают ресурсы, которые, как мы уже указали в гл.IV, стр.73, аб.1: «Почему? Потому что эти средства, во-первых – должны обладать действительной значимостью, а во-вторых – действительной редкостью. Много ли таких средств вы можете перечислить? Их никогда не будет много в рамках формулы. Это нам ещѐ предстоит понять в следующих главах», - ограничены.

Нужно отметить, что значимость и уникальность ресурсов не такое уж и относительное понятие, однако, в разные периоды времени это всѐ же было так. Например, сталкиваясь с зависимостью от родителей, в первую очередь мы говорим о таких ресурсах как крыша над головой, питание, сон, образование, общение – всѐ это для ребѐнка имеет критическое значение не только потому, что это имеет значение и для взрослого человека-формулы, но и потому, что он не может обеспечить себя сам всем необходимым. В итоге жажда жизни и страх смерти принуждают к подчинению в форме послушания.

Но ведь никто из нас не станет думать о том, что родители всѐ это время занимались только нами. Параллельно с нашим воспитанием они без остановки конкурировали между собой, без остановки насилуя друг друга бесчисленным множеством способов и терпя насилие, с каждым годом и поколением всѐ больше не доверяя друг другу, избегая общения и постоянно ожидая шанса оказаться в более комфортных условиях, с подавленной злобой оглядываясь на тех, кому это удалось.

А теперь мы всѐ-таки зададим знакомый нам вопрос ещѐ раз: «Так как же много на земле ресурсов, позволяющих ставить людей-формул в зависимое положение, вынуждая подчиняться?». Мы получили совершенно однозначный ответ на этот вопрос в гл. VI, стр.102, аб.2: «И вывод из всего этого заключается не только в том, что возможности достигнуть успеха всегда были, есть и будут ограничены по естественным и искусственным причинам, но и в том, что возможностей воспользоваться открывающимися возможностями хоть в какой-то их части с каждым годом становится всѐ меньше. Объясняется это тем, что люди-формулы, успевшие воспользоваться возможностями по тем или иным причинам, желают лишь одного, что было рассмотрено нами в гл.IV, стр.63, аб.3, ч.2: «Потому что человек-формула, пытаясь сохранить этот уцелевший клочок сознания, пытается стабилизировать окружающую его обстановку. Иными словами, он пытается поймать и удержать баланс между оцениванием себя другими и оценками, которые он может выставлять другим. В одной из глав мы вернѐмся к этому, и вы увидите, какое отвратительное явление создаѐтся благодаря этому» и в гл.III, стр.37, аб.1: «Иными словами степень наслаждения напрямую зависит от места человека-формулы в иерархии», - думаю, вы уловили мысль о том, что под ресурсами понимаются не только то, что мы привыкли считать таковыми: пища, жилье, ископаемые и т.д., - но и возможности, места в иерархии, власть, значимость мнения и оценок.

Однако, дойдя до такой постановки в отношениях, люди-формулы столкнулись с рядом проблем. Во-первых – с тем, что человек-формула, являясь владельцем чего-то крупного, не может в одиночку справляться со всеми делами. Возникает потребность в наѐмных сотрудниках. Во-вторых – с тем, что возникает риск потери обладаемым из-за банального воровства. Возникает потребность в людях, которые будут контролировать других людей. В-третьих – с тем, что люди-формулы, имеющие контроль и знающие больше других, могут однажды пожелать большего. И возникает потребность в контроле над контроллерами, а над последними – собственного контроля. Как итог, формула и время, на основе эффекта иерархии и власти приводит к постепенному формированию, упрочнению и удалению друг от друга – классов, слоев того явления, что мы называем обществом.

Практически каждому известно, что в самом начале пути эволюции человека-формулы и, к сожалению, как и у животных – были два класса: богатые и бедные, сильные и слабые, знать и челядь. Соответственно этому существовал и способ управления – прямая угроза лишения жизни, но, как мы знаем из гл.III, стр.40, аб.1, ч.1: «Не вдаваясь в подробности, укажем на то, что использование такого прямого и грубого метода наказания столь же часто и довольно быстро приводило к ломке государственных и общественных систем в форме революций, убийств и всевозможных видов насилия. Разумеется, люди-формулы, продолжающие воспитываться в рамках формулы всю свою жизнь, начали понимать, что удовольствие от такой формы оценивания может быть довольно скоротечным и закончиться смертью, часто, самой ужасной из характерных для своего времени». И человек-формула нашел выход с помощью интеллекта, создав условия для так называемого среднего класса из тех людей, которые увидели и успели воспользоваться возможностями занять комфортное место в иерархии благодаря обломкам большей системы, выстраивая свои, более мелкие. С точки зрения формулы средний класс играет роль прокладки между высшим классом и тем, что называется беднотой и дном, с одной лишь целью – избавить первых от общества последних.

Продолжая говорить языком метафор и с позиции формулы, средний класс стал прекрасным цепным псом на коротком поводке, предоставляя покой первым и наводя страх и надежды на последних. Поводок этот и стремление служить, выполнять свою роль, основан лишь на постоянном осознании средним классом того, что он находится между «молотом и наковальней». Но в чѐм это выражается? В страхе перед возможностями высшего класса повлиять на их положение и знания желаний и способностей совершить что угодно низших классов для того, чтобы занять их место. Но чего же так бояться? Потери комфорта и снижения условий жизни.

Сытость и более менее спокойная жизнь – вот в чем заключается вторая сторона короткого поводка, ведущая к полному отсутствию понимания того, что не всѐ и не везде всѐ обстоит так хорошо, как и у них. Этот класс будто слепой и глухой, но только не к командам тех, кто выше.