V «Изложение Последняя книга наций»

 в раздел Оглавление

Изложение Последняя книга наций

V

Ахиллесова пята насилия в том, что оно - ведущая в пропасть спираль, рождающая именно то, 
что пытается уничтожить. Вместо того, чтобы уменьшать зло - оно преумножает его. 
Силой вы можете убить лжеца, но не сможете убить ложь и помочь правде.
Вы убьете ненавидящего, но не уничтожите ненависть.
Напротив, насилие увеличивает ненависть. И так по кругу. <...>   
Цепная реакция зла - ненависть, порождающая ненависть и войны, 
порождающие новые войны - должна быть разомкнута, 
или иначе мы скатимся в темную пропасть самоуничтожения.  
Мартин Лютер Кинг   

Поднимая вопросы о насилии, ведя разговоры о нѐм и его причинах, можно с легкостью увязнуть в бесконечных дискуссиях о том, кто виноват и тех, чьи руки и совесть остаются чистыми. И для того, чтобы отсечь возможность этой бесконечной сутолоки, мы так же, как и в предыдущих четырѐх главах, вернѐмся в начало.

Ребѐнок, воспитываемый формулой «непослушание-боль», не может воспитываться никакой другой формулой родителями, что живут формулой «непослушание-умирание-смерть». Мы сделали это замечание для того, чтобы напомнить об отсутствии у ребѐнка выбора, демонстрируя отражение популярной мысли о том, что родителей не выбирают. Вспоминая ранее рассмотренное, мы непременно найдѐм и в своей собственной жизни многочисленные эпизоды того, что причиняемая родителями и взрослыми людьми физическая и душевная боль никогда не понималась ими глубоко, т.е. их понимание содеянного всегда были и остаются поверхностными. Почему? Потому что им некогда, они озабочены вопросами выживания: своего и своей семьи. И мы так же помним, что в попытках снять проблему с повестки дня, и сосредоточиться на борьбе за выживание, взрослый даѐт ребѐнку возможность оценивания других для того, чтобы спасти ему жизнь и здоровье путѐм сброса нервного напряжения. Если вы подзабыли, то вернѐмся в гл.III, стр.34, аб.2-3: «Такой стресс и напор ребѐнок не может выдержать долго, он просто умрѐт от потрясений. Он это чувствует, но не может осознать и объяснить, а это столь же страшно, как понимать, что ты умираешь, но никто не может понять от чего.

И взрослые оказывают ему «помощь» из самых благих намерений. Как? Родители просто говорят ребѐнку о том, что остальные неправы потому-то и потому-то. И ребѐнку от этого становится действительно легче! Почему? Потому что этим поступком родители запустили совершенно другой механизм, на который стоит обратить особое внимание, поскольку они дают ребѐнку понимание того, что он сам может оценивать всех и вся. Родители практически никогда не задумывались над этим, они делали и продолжают делать это машинально, поверхностно, т.к. они заняты более важным делом – им нужно не выпасть из системы».

Не нужно полагать, что всѐ это происходит бесследно и гладко, поскольку ребѐнок, получая очередной физический или душевный удар от родителей и взрослых, начинает задавать вопросы: «Почему?», «За что?».

Поскольку родители постоянно трясутся от страха выпасть из системы, то содержательность ответов и, часто, их тон, приводят к тому, что ребѐнок начинает на уровне ощущений, а потом и ума, понимать, что родители говорят так лишь из желания того, чтобы он отвязался, отстал от них с вопросами и не отвлекал от борьбы или от наслаждения во время передышки перед очередной бойней с себе подобными. Конечно, встретив такое обращение, ребѐнок обижается (как и любой взрослый, порой едва спосоный признаться в этом даже самому себе) и начинает вести себя непослушно, восставая против воли родителей и их поведения, бунтуя и нарушая однажды заведенный порядок отношений.

Но что он получает в ответ? Ещѐ большее насилие и заветную фразу, который слышал каждый: «Подрастешь-поймешь» или «Ты мне ещѐ спасибо за это скажешь!». Как бы то ни было, абсолютное большинство скандалов и семейных ссор между родителями и детьми заканчиваются примирением, вот только в период, когда ребѐнок ещѐ действительно является ребѐнком – родители в абсолютном своѐм большинстве заглаживают последствия всевозможных семейных конфликтов покупкой чего-то приятного для ребѐнка или позволением ему воспользоваться тем, что запретили ранее (поиграть на улице с друзьями, к примеру).

С этого момента, совершенно бессознательно, ребѐнок приобретает возможность терпеть насилие, ожидая награды за него. Так укрепляется послушание и становится ещѐ сильнее надежда и вера в шанс, удачу, везение – вознаграждение в том или ином виде, которое когда-нибудь обязательно наступит. Но усиление рабской наклонности в сознании, а ещѐ точнее, в бессознательной части, контролирующей формирующееся мышление – это только половина дела. Почему? Потому что человек-формула живѐт в системе, во взаимоотношениях, в мире, где ничто не может произойти, не вызвав изменений где-либо ещѐ. Иначе говоря, то, что вошло в мышление и стало его частью, найдѐт свое отражение, проявится практически во всѐм, особенно – во внешнем мире, точно так же, как послушание проявляется во внешнем мире в форме приспособления.

Но как это выглядит? Для того, чтобы это увидеть. Нам придѐтся вернуться к гл.III, стр.36, аб.3: «Процесс просто стал двусторонним: одна сторона этого механизма-процесса без конца переносит оценку своей личности на всѐ, с чем вступает в контакт (т.е. происходит оценивания «Я» ребѐнка другими) и вызывает у него раздражение и колоссальное нервное напряжение, а другая сторона при «помощи» родителей без остановки переносит оценивание на всѐ, с чем прямо или косвенно вступает в контакт, сбрасывая это напряжение. Давайте особо отметим этот момент и запомним его, поскольку мы не раз к нему ещѐ вернѐмся, чтобы показать ужасные последствия, которые множат люди-формулы, живущие «самой обыкновенной жизнью», а затем к выводу гл.IV, стр.62, аб.3: «И вновь нам нужно вспомнить тот момент, когда доверие между родителями и ребѐнком пошатнулось. Возникшее разделение, перенос оценок на родителей, а потом, путѐм простейшего зеркального отражения и повторения – перенос оценок на других людей и остальной мир, приводит к простому и естественному следствию: пониманию или(и) ощущению того, что весь остальной мир и люди, населяющие его, как и родители, могут быть источником боли. Так человек-формула обрекает себя на существование в состоянии постоянной угрозы».

Для чего нам нужно было вспомнить это? Для того, чтобы можно было увидеть, что вот так же, пользуясь простейшим механизмом переноса, образованного с помощью родительской помощи в момент передачи ребѐнку возможностей оценивать других, ребѐнок приходит к абсолютно логичному и верному заключению о том, что он не один такой. Какой такой? Который готов потерпеть насилие. Он начинает понимать, что абсолютное большинство людей вокруг готовы потерпеть различные формы и виды насилия, в ожидании возможного вознаграждения, надежды «поймать удачу за хвост», веры в то, что однажды им выпадет шанс. Для чего? Чтобы в момент появления возможности ухватиться за неѐ как голодный бульдог хватает зубами сочную мозговую кость и радоваться тому, что он поднялся чуть выше остальных в иерархии способным охранять это положение всеми возможными способами.

В этот момент, самостоятельно и практически бессознательно, не понимая, как, и не осознавая последствий этого явления, практически на уровне чувств и инстинкта ребѐнок впитывает следствие формулы, цементирующее и укрепляющее еѐ в самом еѐ основании. Но что же он впитал? Смутное и неосознанное понимание того, что насилие может быть оправдано. Нужно сказать, что далеко не каждый взрослый способен настолько глубоко копнуть в себя, чтобы прийти к подобному заключению и более того, принять его. Что же говорить о ребѐнке? В детстве кто-нибудь из вас поднимал такие вопросы? Конечно, нет. Да что тут дети, когда абсолютному большинству взрослых людей-формул некогда об этом думать.

Как мы уже говорили, одним только проявлением чего-либо дело не заканчивается. ПодСознание ребѐнка автоматически, совершенно без участия его воли начинает направлять его, заставляя обращать внимание на те явления, исторические факты и собственные воспоминания, которые подтверждают оправдание насилия. Кто-то может задать вопрос: «Почему же подСознание ребѐнка вдруг начинает что-то искать, требуя дополнительных доказательств, когда родители, по своей власти сравнимые для ребѐнка лишь с богами, уже всѐ доказали своим поведением?».

Потому что однажды родители уже потеряли доверие ребѐнка, и он начинает перепроверять всѐ, что было сказано, увидено, услышано, прочувствовано с помощью обращения к другим источникам. И что же он видит? Бесконечное повторение одного и того же: одни применяют насилие к другим, причем одни оказываются хорошими и получают за применение насилия всевозможные награды, а другие считаются плохими и получают заслуженное наказание - в борьбе ради высших целей, «нашего же блага», процветания народа, безопасности, независимости и т.д. В школах и еѐ учебниках истории, на экранах телевизоров и компьютеров, в книгах различных жанров, даже таких как сказки – он видит бессознательно только одно, требуемой формулой – насилие может быть оправдано, даже убийство – им можно гордиться и за него вас могут почитать и носить на руках.

Кто-то может указать здесь на некоторую несостыковку. Ведь никто не идѐт насиловать и убивать, грабить банки, воровать, обманывать и т.д. – после того, как прочитал книгу или посмотрел фильм. Будьте бдительны с такого рода замечаниями, поскольку абсолютное большинство из них носят характер искусных манипуляций, которые заставляют вас дать однозначный ответ в форме «да» или «нет» там, где это невозможно без полного понимания природы явления. Признание того, что это действительно так и люди не идут убивать друг друга после прочтения книги или просмотра фильма поднимет вас на смех в глазах стада, именуемого толпой. Почему? Потому что толпа, это люди-формулы, привыкшие и требующие поверхностных и быстрых выводов и не терпящих глубоких разбирательств в себе от того, что их начинает буквально тошнить от осознания собственного ничтожества, они раздражаются и высмеивают тех, кто пытается объяснить в паре фраз то, что требует месяцев тяжелой умственной работы, самостоятельной работы!

Толпа не может понять изящность этого трюка, поскольку книги, фильмы, развлечения и т.д. – создают условия, причины и следствия, но не процесс, т.е. не само насилие. Всѐ услышанное, увиденное, прочувствованное, в форме впечатлений откладывается в подсознании и ждѐт, не шевелясь – именно поэтому и нет такой реакции: посмотрел фильм - пошел и сделал, что показали. Но чего ждѐт? Подтверждения личным опытом. И он получает его с первым наказанием - словом, физическим воздействием, лишением чего-либо. Чтобы не погрязнуть в обилии всевозможных примеров, приведѐм один, который понятен каждому взрослому: что вы чувствуете, какие эмоции выражаете, когда приносите домой заработанные деньги и видите радость своих любимых?

Вспомнили? А теперь скажите, насколько эти эмоции и чувства ценнее для вас, чем те, что в течение месяца вы получали от начальства, коллег, потребителей, партнѐров? Всѐ негативное и то, что можно назвать хорошим перекрывается, забывается в один миг, когда вы оказываетесь в окружении тех, кто вам дорог. Сравнивая их, вы скажете то, что говорили и говорят все люди-формулы с момента появления человечества как вида: «Это того стоило». Так и ребѐнок, который терпит насилие в различных формах, даже в форме насмешек от своих сверстников, учителей и родителей только ради того, чтобы в моменты получения хороших оценок, одобрения родителей и похвалы совершенно неинтересных ему людей – сказать, что это того стоило.

Видите ли вы разницу в поведении ребѐнка и взрослого? Еѐ нет. Еѐ там никогда и не было. Видите ли вы суть? Ведь заключается она в том, что награда за послушание, эмоции и чувства, вызываемые ею, способны заглушить те, что вызваны насилием, которое было совершенно кем-то над ним и то, что было совершено им над кем-то другим – вне зависимости от степени его тяжести, которая в жизни всегда относительна. И после того, как личное переживание этого явления, т.е. получения опыта и принятия этого вывода, состоялось, вся масса впечатлений, установок, стереотипов и форм поведения, оправдывающих насилие в той или иной степени, работавшая в подсознании, активируется и буквально продавливает неокрепшее мышление ребѐнка, как пресс выдавливает раскалѐнный и мягкий металл. И закрепляет этот штамп, установки, принципы, убеждения непрекращающимся жизненным опытом.

Стоит только вновь задать себе вопрос, поднятый в гл.II, стр.25, аб.1: ««Ведь это уже взрослые люди, почему они допускают наличие такого явления, когда могут прекратить его существование и проявления в любую минуту?», - как мы увидим не только объяснение в их подвластности формуле, но и то, что они сами были воспитаны так же, как и их родители были воспитаны бабушками и дедушками и т.д. Да, мы вновь говорим о той же самой неосознанной привычкой полуобезьяны, недочеловека в полном смысле этого слова, всю свою жизнь вынужденного биться за выживание с другими животными, убийство которых всегда было причиной праздника не только для семьи, но и для племени. Вот только время борьбы с дикими зверями за выживание прошла, а звериная привычка уничтожать и оправдывать своѐ насилие – осталась, и лишь эволюционировала, принимая актуальные для своего времени формы.

Мы прояснили вопросы, ответы на которые могут позволить нам сформулировать промежуточный и дополнительный вывод. Третье заключение, выходящее из второго так же, как второе – из первого: сутью всех средств, обслуживающих взаимоотношения абсолютного большинства людей-формул, является насилие, вне зависимости от его форм и наличия оправданий. Насилие – единственная суть отношений, делающая возможным рассмотрение и использование людей в качестве расходного материала. Насилие – это то, чем живѐт человек-формула. Но, говоря о насилии, какими бы проявлениями оно не врывалось в нашу жизнь, нужно отметить две еѐ ключевых особенности:

Во-первых – угроза лишением жизни в любой форме и под любым оправданием и в любом воплощении, остается при любой системе. Но оно, встречая активное сопротивление, принимает другие формы, более растянутые во времени и пространстве, действуя косвенно, чтобы не было видно тех, кто за ним стоит. Насилие никогда и никуда не исчезает, скрывая свою суть за достижениями высших целей, к которым люди-формулы стремятся на протяжении всего времени своего существования как вида.

Во-вторых – фундаментальная и мощнейшая основа насилия всегда остаѐтся скрытой от глаз тех, кто привык жить поверхностными вопросами и ответами на них, выбирая в качестве опоры в поисках ответа излюбленное толпой понятие – факты. А ведь это основа и является еѐ сутью. И суть эта – сдерживание.

Когда мы говорим о сдерживании, нужно всегда держать в голове то, что это понятие невероятно сложно в своѐм понимании для многих людей, ведь оно и форма проявления насилия, и еѐ причина, и еѐ следствие, еѐ средство и цель – в одно и то же время. Именно поэтому следует с крайней осторожностью работать с этим понятием и отбросить все попытки как-то выделить его, отчленить от всего остального и попробовать представить себе в виде отдельно стоящего явления, поскольку это приведѐт лишь к ошибкам. Рассматривая сдерживание во всех его взаимосвязях и проявлениях, вы сами можете прийти к тому, что, прежде всего, проявляется оно только через оценивание, механизм и процесс, первый и фундаментальный способ сброса напряжения, который получает человек после своего рождения. И, возвращаясь к истокам, мы видим, что оценивание – это основа формулы, причина, средство и цель еѐ существования в одно и то же время. Без оценивания формула не могла бы функционировать, жить. Именно оценивание обеспечивает сдерживание в своей основе и ничто другое, поскольку исключительно на основе каких бы то ни было оценок мы позволяем себе делать одно и боимся делать другое, оставляя третье на потом, а о четвѐртом можем только мечтать и т.д.

Перед нами складывается та же самая ситуация, что была рассмотрена в гл.IV, стр.53, аб.4, ч.1: «Получается, что послушание и приспособление – это две стороны одной и той же формулы. Послушание – это внутренняя характеристика, а приспособляемость – это лишь еѐ проявление в отношении к другим людям-формулам и системе взаимоотношений между ними», - только уже с понятиями оценивания и сдерживания, где оценивание является его внешней стороной, воплощаясь в насилии. И теперь возникает довольно острый вопрос: «Каким образом, как проявляется суть насилия – сдерживание в таком механизме как оценивание. И с какой целью?». Думаю, вам потребуется время на то, чтобы вспомнить о существовании ответов на эти вопросы во всѐм предыдущем материале и увидеть их. Эта задача будет осложнена тем, что ответ будет скрыт между строк, он будет подразумеваться, намекать на своѐ существование, но ничто не скажет прямо о том, что он так же реален, как строки, из которых последовало такое предположение. Запомните этот момент, мы к нему ещѐ вернѐмся в одной из заключительных глав. Чтобы подтвердить ваши догадки или лишь предоставить ответы на вопросы, мы пойдем дальше и осветим их подробнее.

Сдерживание проявляется в оценивании с помощью таких ключевых понятий как – прошлое, мнение и выбор. При их рассмотрении следует постоянно учитывать их взаимосвязь друг с другом и еѐ наличие не только во внешних проявлениях межчеловеческих взаимоотношений, но и внутри психической деятельности каждого человека-формулы.

Стоит только присмотреться внимательнее к своей собственной жизни, как становится понятным, что оценивать мы в состоянии только прошлое, даже не отдавая себе отчѐта в том, насколько это опасно. Начните размышлять и признайтесь сами себе в том, что человека без прошлого для нас попросту не существует. Конечно, не в буквальном смысле, ведь он может сидеть прямо перед вами живым и здоровым, а том плане, что, не зная его прошлого вынести какое-либо мнение о нѐм, и принять решение относительно его будет практически невозможно. В мире людей-формул, которых на планете абсолютное большинство из всего «разнообразия» их деятельности такому человеку будет позволено занимать лишь самое низкое положение. Чтобы не запутаться в обилии «причин», лежащих на поверхности, обратимся к фундаменту, вспомнив выводы гл.IV, стр.63, аб.3, ч.2, аб.4: «Потому что человек-формула, пытаясь сохранить этот уцелевший клочок сознания, пытается стабилизировать окружающую его обстановку. Иными словами, он пытается поймать и удержать баланс между оцениванием себя другими и оценками, которые он может выставлять другим. В одной из глав мы вернѐмся к этому, и вы увидите, какое отвратительное явление создаѐтся благодаря этому», - результатом которых является существование с постоянным ощущением угрозы. И «А пока отметим только то, что это невозможно в рамках формулы, поскольку она сама исключает то, к чему побуждает. Гениально, не так ли? Вы ещѐ не раз убедитесь в гениальности этого неосознанного механизма. Невозможно это потому, что вокруг этого человека-формулы живут точно такие же люди-формулы, каждый из которых не прочь занять место получше. И на земле не было и нет ни одного взрослого человека, который бы этого не понимал», - результатом чего является постоянно растущий страх.

Как видим, баланс в рамках формулы - явление весьма хрупкое, которое постоянно пытаются нарушить точно такие же люди-формулы, норовящие переместить своѐ существование на более высокий уровень комфорта и получения возможности оценивать тех, кто раньше оценивал их. Мы ещѐ вернѐмся к этому абзацу, запомните его. А теперь, внимание, вопрос, ответ на который способен показать внутреннюю омерзительную сторону, суть насилия, которая скрыта под вполне деликатным термином – сдерживание. Так вот: «Каким образом человеку-формуле, озабоченному сохранением баланса между своей, абсолютно большей частью прогнившей сущностью, которая уже предала его самого и угрозой от других, посягающих на последнее, сберечь что у него осталось? Как ему сохранить своѐ текущее положение в иерархии и, при возможности, улучшить его?». Убить, подкупить, покалечить, угрожать? Это, конечно, широко используется и в наше время, но не на толпе, ведь мы же живѐм в «цивилизованном мире», где насилие более изощрѐнно.

И ответ на этот вопрос нашла сама толпа людей-формул, предложив способ, заключающийся в таком термине как – мнение. Помните гл.V, стр. 89, аб.2: «Сдерживание проявляется в оценивании с помощью таких ключевых понятий как – прошлое, мнение и выбор. При их рассмотрении следует постоянно учитывать их взаимосвязь друг с другом и еѐ наличие не только во внешних проявлениях межчеловеческих взаимоотношений, но и внутри психической деятельности каждого человека-формулы», - сейчас мы коснемся именно мнения, учитывая его взаимосвязь с такими понятиями как – прошлое и выбор.

Но почему такое понятие как мнение, стало ключевым в сдерживании? Всѐ дело в том, что оно неразрывно связано с тем, чего мы уже касались однажды, а именно в гл.III, стр.45-46, аб.4-1: «И этот «новый» способ выхода напряжения через оценивание – понятие «шанса», т.е. удачи, везения. Суть которого состоит в допущении того, что когда-нибудь обстоятельства сложатся так, что человек-формула заменит одну степень умирания на другую, более комфортную, т.е. просто поднимется по иерархии. Омерзение этого явления для людей-формул заключается в том, что у них появляется надежда, и они уже живут «там», всеми силами хотят оказаться на другой ступени, более комфортной и сытой. И рост этого желания направляет все их мысли на поиск решений быстрого достижения своей «мечты». И люди-формулы, творящие систему и окружающий их порядок вещей, находят очередное «решение» в убеждении о том, что нужно просто усерднее трудиться, стараться и тогда, может быть, тебя заметят и жизнь изменится к лучшему», - а что есть шанс, удача, везение в своей сути как не то, что мы называем возможностью?

Мнение человека-формулы и возможность – взаимосвязаны настолько, что одно совершенно не подлежит рассмотрению без другого не только в рамках книги, но в вашей повседневной жизни. Ведь благодаря чему вы получаете доступ к тем или иным возможностям? Только благодаря наличию хорошего мнения о вас, отзывов, репутации и т.д. Кого-то мнения возносят, а кого-то не просто прибивают к земле, но и втаптывают в грязь. В мире людей-формул между мнением и возможностью можно уверенно ставить знак равенства. Мнение стало одним из товаров, который каждый из людей-формул старается продать подороже, а цена его определяется местом в иерархии.

Рассматривая мнение как дверь, открывающую дорогу к возможностям, нужно сделать небольшое отступление и напомнить о том, что довольно часто отсутствие мнения играет решающую роль в перекрытии доступа к возможностям. В этом случае люди-формулы обычно говорят о недостойности чего-то их внимания, что им нечего сказать по этому поводу и т.д., тем самым вполне реально формируя установку на восприятие чего-либо как ничтожного: события, явления, человека и т.д. При этом так же следует упомянуть о том, что в системе, относительно мнения, люди-формулы подразделяются на несколько категорий: тех, чье мнение может оказать решающее влияние на предоставление или отказа в возможностях в данные период времени или вообще; тех, кто своим мнением или его отсутствием даѐт вам шанс воспользоваться возможностью, но не саму возможность; тех, кто считает, что их мнение не играет никакой роли.

Каждая из этих категорий людей-формул, прямо или косвенно участвует в распределении возможностей. Но как? С помощью того же оценивания, которое стало частью повседневной жизни человека-формулы. Оглянитесь вокруг и что вы увидите? Суть абсолютного большинства организаций, учреждение, институтов, министерств, администраций, сообществ, ассоциаций и т.д. – заключена лишь в оценивании, играющем определяющую роль в ответе на вопрос о том, кому и сколько достанется возможностей и шансов, а кто останется ни с чем.

Взрослые оценивают детей, и от их оценки зависит то, получат ли дети то, что хотят или считают нужным и будут ли они чувствовать себя спокойно. Странно, но это маленькое предложение может вызвать у родителей-формул поток негодования, ведь мы буквально сказали о том, что дети никогда не могут чувствовать себя спокойно рядом с родителями. Но ведь это так и есть, и это не изменится, даже если вы начнѐте спрашивать у своих детей, спокойно ли им с вами – они просто не поймут вопроса и ответят так, как вы хотите услышать: «Конечно, мне с вами спокойно, я вас люблю». Но хоть кто-нибудь из родителей, хоть когда-нибудь отдавал себе отчѐт в том, почему ребѐнок, подрастая, так радуется, когда родителей нет дома? Спросите его, и о не сможет ответить, потому что эта радость бессознательна, он ещѐ не осознаѐт еѐ причин, но вы, ознакомившись с предыдущими главами, уже знаете, что эта радость вызвана отсутствием ваших бесконечных оценок, мнений и авторитетов.

Но значит ли это, что ребѐнок солгал? Нет, он вас действительно любит. Вы спросите, как это связано с ответом на вопрос? Вспомните гл.III, стр.40, аб.3: «В том, что пользуясь такими понятиями как «правда» и «факты», являющимися на деле лишь поверхностными явлениями, можно с невероятной легкостью манипулировать людьми. Иными словами, говоря чистую правду можно обманывать людей. Если вы задумаетесь над этим в свободное время, то поймете, что понятие «правда» ограничивается лишь кругом ваших знаний и умений ими пользоваться, а так же уровня осознания взаимосвязей и умения их видеть», - видите ли вы эту связь? Ребѐнок не знает, что родители не могут принимать под любовью то, что он чувствует себя без них легче, свободнее, радостнее, чем с ними – именно поэтому он не сможет ответить на ваш вопрос о том, почему он радуется, но когда вы рядом, он сможет ответить только то, что любит вас. Лишь позже, наблюдая за вашей, в большинстве случаев, естественной для людей-формул реакцией в форме расстройства и обиды, как бы вы еѐ ни скрывали – ребѐнок поймѐт, что причиняет вам боль своей радостью и начинает «играть» в любовь с самого детства.

И не нужно думать, что всѐ это явление ограничивается одним единственным примером. Почему? Потому что им пропитана вся ваша жизнь. А суть его состоит лишь в том, что человек начинает бояться и скрывать истинные чувства, опасаясь того, что он заденет чувства других людей-формул, абсолютно большая часть убеждений, мыслей, мнений, характер и прочее которых – лишь неосознанная звериная привычка. Лицемерие, ложь, полуправда – становятся качеством жизни людей-формул и вполне конкретными инструментами приспособления к окружающей среде и, естественно, послушания, чего так хотели родители, общество, государство.

А ведь во все времена и в настоящее время люди-формулы борятся с этими явлениями (лицемерием, ложью, полуправдой) всеми доступными мерами, ведущими лишь к новым методам воспитания и образования. Вот только вся история человечества, каким мы его знаем, служит наглядным примером того, что вся эта борьба не стоит и ломаного гроша, поскольку ничего не изменилось и качества эти никуда не делись. Удивительно, но именно здесь так уместны слова о том, что: «За что боролись, на то и напоролись», - и вот же как обстоит дело, ведь слова эти можно применить к абсолютному большинству последствий поступков людей-формул, подтверждая это не только анализом своего жизненного опыта, но и истории.

Но что происходит после того, как ребѐнок начинает проводить с родителями меньшее время, избегая их оценивания. Ему становится легче? Нет. На протяжении 16 лет обучения в школах, колледжах, университетах и т.д. – он постоянно живет в стрессе оценивания, который только возрастает, когда ребѐнку и подростку приходится возвращаться домой. Напряжение не спало, оно только растѐт, ведь ставки выросли – теперь на кону будущее, качество и комфортность которого, как наивно полагают родители-формулы, напрямую определяется его успехами. А что дальше? Стало легче? Нет, напряжение станет ещѐ больше, поскольку уже ставших взрослыми подростков оценивают боссы, начальники, коллеги, собственные дети, жены. Боссов оценивают всякого рода службы, коллеги, собственные дети, жены, партнѐры, инспекции. Людей из инспекций, служб, министерств, ведомств оценивают другие министерства, ведомства и снова люди – все просто рады кругом заклеймить друг друга, выставить какой-нибудь рейтинг, проранжировать друг друга. А что потом? Стало легче? Нет, напряжение становится ещѐ больше – на носу пенсия, цены растут, люди становятся злее, а болезни беспокоят всѐ чаще – смерть становится всѐ реальнее. И всюду страх, переживания, боль, страдания, суета, нервы, спешка, конкуренция, болезни, давка.

Как только эмоции утихнут, продолжайте чтение. Глубинная суть рассмотренного нами явления, вне зависимости от его масштабов – в перераспределении возможностей путѐм проставления оценок. А как можно получить более высокую оценку, хорошее мнение о себе? Правильно, быть как можно более послушным, не лезть «куда не надо», «не быть белой вороной» и тогда, может быть, вам удастся занять в иерархии более «достойное» вас положение. На какое-то время.

А что представляет собой эффект сдерживания, вполне реальное его следствие, как не то, что мы уже рассматривали – послушание, которое даѐт лишь иллюзию выбора, не позволяя быть кем-то, кроме того, что необходимо системе, созданной людьми-формулами? И мы видим, что круг замкнулся – оценивание, служащее фундаментальным проявлением насилия в виде понятия «сдерживание» ведѐт к усилению послушания. Послушание ведѐт к ещѐ большему страху последствий ослушания, стимулируя недоверие, желание сохранить или улучшить своѐ положение в иерархии. Этот страх потери стабильности ведѐт к ещѐ большему оцениванию, стимулируя насилие в его самых разнообразных формах, вызывает напряжение у других, посягая на их стабильность. И это приводит к ещѐ большему послушанию, озлоблению - цикл повторяется заново.

А теперь вернѐмся к той точке, в которой мы упоминали о том, что человека без прошлого для человека-формулы не существует. Теперь вы понимаете почему? Потому что у него нет оценок, бирок, ярлыков, рейтинга, клейма и чьих-либо мнений на его счѐт – т.е. нет того, на основании чего человек-формула может сделать вывод о послушности этого человека, насколько его уцелевший клочок сознания забит оценками и чувством вины. А без этих оценок, по которым можно судить о послушности, любой человек для человека-формулы – прямая и явная угроза или потенциальная угроза, непонятное и раздражающее явление, которое может пошатнуть его место в иерархии, на достижение и сохранение которого было потрачено столько сил, времени и денег.

Эти выводы, которые вам кажутся простыми только после прочтения и о существовании которых многие из вас и не подозревали, на самом деле гораздо глубже, чем может показаться на первый взгляд. Почему? Потому что если вы начнѐте рассуждать, то, возможно и сами придѐте к более глубокому выводу, прямо указывающему на то, что понятие - свободный Человек – это практически оскорбление для людей-формул, активно охраняющих своѐ место на полке иерархии. Понятие – свобода – исключается из обихода совершенно бессознательно или сознательно, в чѐм ни один человек-формула не признается, поскольку это признание будет равносильно смертному приговору.

С помощью этой промежуточной главы нам удалось собрать в некую часть мозаики, открывающей полную картину на происходящее, еѐ отдельные элементы, которые казались несвязанными друг с другом, отдельно стоящими друг от друга понятиями и определениями, которые, казалось бы, можно рассматривать как самостоятельные.

Мы слегка приоткрыли некую завесу, скрывающую то простое обстоятельство, что каждое из этих понятий, проявляясь в жизни и образуя наши мысли, характеры, чувства и эмоции, влияя на восприятие каждого из нас, формируя наше мышление – выполняет одну единственную задачу: как можно эффективнее скрыть глубинные причины, основание, которым и является формула и еѐ механизмы, следствия и эффекты. А так же и то, что насилие – единственный способ существования человека-формулы, определяющий взаимоотношения с себе подобными в абсолютном большинстве своих поступков.