Трансперсональная психология

 в раздел Оглавление

«Основы психологии»

Глава 2. Психологические концепции

7. Трансперсональная психология

Трансперсональная психология наиболее глобально рассматривает человека, как космическое существо, связанное на уровне бессознательной психики со всем человечеством и всей Вселенной, обладающее возможностью доступа к общемировой космической информации, к информации человечества (коллективное Бессознательное).

Хотя до конца 60-х годов трансперсональная психология не оформилась как отдельная дисциплина, трансперсональные тенденции в психологии существовали уже несколько десятилетий. Своеобразными основателями трансперсональных тенденций были К. Юнг, Р. Ассаджиоли, А. Маслоу, поскольку их идеи о коллективном бессознательном, о «высшем Я», о бессознательном взаимовлиянии людей друг на друга, о роли «пиковых переживаний» в развитии личности, послужили основой для становления трансперсональной психологии. Идеи Юнга и Ассаджиоли рассматривались ранее, напомним лишь то, что коллективное Бессознательное выступает как мощное информационное поле, посредством которого каждый человек бессознательно связан со всем человечеством (ранее жившим, ныне живущим и будущими поколениями), со всей Вселенной.

Важный вклад в трансперсональную психологию внес Абрахам Маслоу (о его роли в развитии гуманистической психологии уже говорилось), он провел исследование опыта людей, у которых были спонтанные мистические или, как он их называл, «пиковые переживания». В традиционной психиатрии к любому мистическому опыту обычно относятся как к серьезной психопатологии. В своем исследовании Маслоу показал, что спонтанные «пиковые переживания» часто оказывались благотворными для испытавших их людей, впоследствии они проявляли отчетливую тенденцию к «самореализации» или «самоактуализации». Он предположил, что такой опыт относится к категории выше нормы, а не ниже или вне ее, и тем самым заложил основы психологии, исходящей из этой предпосылки. Другим важным аспектом работы Маслоу был анализ человеческих потребностей и пересмотр теории инстинктов. Он считал, что высшие потребности представляют собой важный аспект человеческой личности, что их нельзя рассматривать как производное от низших инстинктов. По его мнению, высшие потребности играют важную роль в психическом здоровье и развитии болезней. Высшие ценности (метацеиности) и стремление к ним (метамотивация) свойственны природе человека; признание этого факта абсолютно необходимо для любой теории человеческой личности. Высшие потребности в понимании смысла жизни, в самореализации и самоактуализации, в духовности свойственны природе человека, и лишь неблагоприятные факторы социальной и индивидуальной жизни на какой-то срок заглушают и отодвигают на задний план эти высшие потребности человеческой души.

Таким образом, истинной отличительной чертой трансперсональной психологии является модель человеческой души, в которой признается значимость духовного и космического измерений и возможностей для эволюции сознания.

Мощным рычагом для нового движения послужили клинические исследования с применением психоделических препаратов (ЛСД), методов холотропного погружения и ребёфинга (С. Гроф).

Почти во всех трансперсональных мировоззрениях выделяют следующие главные уровни:

  1. физический уровень неживой материи, энергии;
  2. биологический уровень живой, чувствующей материи/энергии;
  3. психологический уровень ума, ЭГО, логики;
  4. тонкий уровень парапсихоло-гических и архетипических явлений;
  5. причинный уровень, характеризующийся совершенной трансценденцией;
  6. абсолютное сознание. 

Вселенная представляет собой интегральную и единую сеть этих взаимосвязанных, взаимопроникающих миров, поэтому не исключено, что при определенных обстоятельствах человек может восстановить свою тождественность с космической сетью и сознательно пережить любой аспект ее существования (телепатия, психодиагностика, видение на расстоянии, предвидение будущего и т.д.).

7.1 Трансперсональный подход к человеку Станислава Грофа

Эмпирическое подтверждение трансперсональному подходу к пониманию человека дали многолетние исследования Станислава Грофа. Он доказал, что в сфере сознания человека нет четких пределов и ограничений, тем не менее полезно выделить четыре области психики, лежащие за пределами нашего обычного опыта сознания:

  1. сенсорный барьер;
  2. индивидуальное Бессознательное;
  3. уровень рождения и смерти (перинатальные матрицы)
  4. трансперсональная область.

По мнению С. Грофа, трансперсональные явления обнаруживают связь человека с космосом - взаимоотношение, в настоящее время непостижимое, когда глубокое исследование индивидуального бессознательного становится эмпирическим путешествием по всей Вселенной, когда сознание человека выступает за обычные пределы и преодолевает ограничения времени и пространства.

Эти переживания ясно указывают, что каким-то необъяснимым пока образом каждый из нас имеет информацию обо всей Вселенной, обо всем существующем, каждый имеет потенциальный эмпирический доступ ко всем ее частям и в некотором смысле является одновременно всей космической сетью и бесконечно малой ее частью, отдельной и незначительной биологической сущностью.

Люди, переживающие трансперсональные проявления сознания, начинают догадываться, что сознание не является продуктом центральной нервной системы и что оно как таковое присуще не только людям, а является первостепенной характеристикой существования, которую невозможно свести к чему-то еще или откуда-то еще извлечь. Человеческая психика по существу соразмерна всей Вселенной и всему существующему.

Хотя это кажется абсурдным и невозможным с точки зрения классической логики, но человеку свойственна странная двойственность: в некоторых случаях людей можно с успехом описать как отдельные материальные объекты, как биологические машины, т.е. приравнять человека к его телу и функциям организма. Но в других случаях человек может функционировать как безграничное поле сознания, которое преодолевает ограничения пространства, времени и линейной причинности. Для того, чтобы описать человека всесторонним способом, мы должны признать парадоксальный факт, что человек одновременно и материальный объект, и обширное поле сознания. Люди могут осознавать себя самих с помощью двух различных модусов опыта. Первый из этих модусов можно назвать хил ©тропическим сознанием: он подразумевает знание о себе как о вещественном физическом существе с четкими границами и ограниченным сенсорным диапазоном времени в мире материальных объектов. Другой эмпирический модус можно назвать холотропическим сознанием: он подразумевает поле сознания без определенных границ, которое имеет неограниченный опытный доступ к различным аспектам реальности без посредства органов чувств. Жизненный опыт, ограниченный хилотропическим модусом, в конечном счете лишен завершенности и чреват потерей смысла, хотя может обходиться без больших эмоциональных невзгод. А выборочный и исключительный фокус на хо-лотропическом модусе несовместим (в то время, пока такое переживание длится) с адекватным функционированием в материальном мире.

Рассмотрим более подробно результаты исследований, полученные С. Грофом. Как уже отмечалось, Гроф обнаружил, что когда человек от уровня сознания начинает проникать в область своей бессознательной психики, то встречается со следующими уровнями:

  1. сенсорный барьер;
  2. индивидуальное Бессознательное;
  3. уровень рождения и смерти (перинатальные матрицы);
  4. трансперсональная область.

Большинству людей доступны переживания на всех четырех уровнях. Переживания эти можно наблюдать во время сеансов с психоделическими препаратами или в современных подходах экспериментальной психотерапии, где используется дыхание, музыка (ребёфинг, холотропное погружение), работа с телом. Их переживанию способствуют самые разнообразные религиозные обряды, восточные духовные практики. Много случаев такого рода можно наблюдать во время спонтанных эпизодов неординарных состояний сознания.

Кратко охарактеризуем каждый из этих уровней. Всякая техника, дающая возможность эмпирически, т.е. опытным путем, войти в сферу бессознательного, будет вначале активировать органы чувств: разнообразные физические ощущения в теле (физический барьер), безадресные, по-видимому, ранее часто сдерживаемые эмоции (человеку хочется плакать или смеяться без какого-либо конкретного повода - эмоциональный барьер), актуализация зрительных образов (цветные пятна, геометрические формы, какие-либо пейзажи могут мелькать в поле зрения за закрытыми веками - образный барьер), изменения в слуховой зоне могут проявляться как звон в ушах, жужжание, звуки высокой частоты, это может сопровождаться необычными осязательными ощущениями в разных частях тела и т.п. Все эти сенсорные переживания и представляют тот «сенсорный барьер», который необходимо преодолеть, прежде чем начнется путешествие в бессознательную сферу психики.

Следующая сфера переживаний - область индивидуального бессознательного (биографический уровень) - все что угодно из жизни человека - какой-то неразрешенный конфликт, какое-то вытесненное из памяти и не интегрированное в ней травмирующее переживание может всплыть из бессознательного, любые события или обстоятельства жизни человека с момента рождения до настоящего момента, имеющие высокую эмоциональную значимость переживаний, - реально переживаются заново. Воспоминания из биографии проявляются не по отдельности, а образуют динамические сочетания - «системы конденсированного опыта» (СКО). СКО - это динамическое сочетание воспоминаний (с сопутствующими им фантазиями) из различных периодов жизни человека, объединенных сильным эмоциональным зарядом одного и того же качества, интенсивных телесных ощущений одного и того же типа. Психологические и телесные травмы, пережитые человеком в течение жизни, могут быть забыты на сознательном уровне, но хранятся в бессознательной сфере психики и влияют на развитие эмоциональных и психосоматических расстройств - депрессии, тревожности, страхов-фобий, сексуальных нарушений, мигрени, астмы и т.п. Особенно психотравмы, сопряженные с опасностью для жизни, оставляют неизгладимый отпечаток в психике. Если на биографическом уровне индивидуального бессознательного с опасными для жизни ситуациями предстоит во время самоисследования встретиться только тем, кто в действительности пережил схватку со смертью, то на следующем уровне бессознательного вопрос смерти универсален для каждого человека, поскольку при рождении каждый находился какое-то мгновение на грани смерти. Хотя полный спектр переживаний, происходящих на этом уровне, нельзя сводить к повторному проживанию биологического рождения, родовая травма составляет саму суть процесса. Поэтому Гроф назвал эту сферу бессознательного перинатальной. Переживания смерти и нового рождения, отражающие перинатальный уровень бессознательного, весьма разнообразны и сложны. Проявляется такой опыт в четырех «базовых перинатальных матрицах» (БПМ), которые сформировались во время четырех клинических стадий биологического рождения.

Перинатальные матрицы - это глубинные структуры бессознательной психики, в которых содержится информация о переживаниях и ощущениях организма с момента зачатия до завершения рождения. Перинатальные матрицы в обычных условиях не осознаются человеком, хотя способны существенным образом влиять на его здоровье .психику, поведение и жизнь. С помощью специальных психологических методик (холотропное дыхание, ребсфинг) любой человек может «проникнуть» в область перинатальных матриц и осознать содержащую в них информацию и переживания в символической или реальной форме.

Биологическая основа первой перинатальной матрицы (БПМ-1) - опыт исходного симбиотического единства плода с материнским организмом во время внутриматочного существования. Приятные и неприятные воспоминания о пребывании внутри матки могут проявляться в конкретной биологической форме. Это могут быть переживания комфорта, безопасности, единения с матерью, с миром, удовлетворенности и спокойствия.

Вторая перинатальная матрица закладывается в самом начале протекания родов, когда плод периодически сжимается маточными спазмами, но шейка матки закрыта и выхода еще нет. Эту биологическую ситуацию во время самоисследования можно пережить снова вполне реалистичным образом либо на эмоционально-символическом уровне: появляются ощущения возрастающей тревоги и надвигающейся смертельной опасности, могут возникнуть образы ужасного спрута или питона, которые сжимают, сковывают все тело, либо образы подземелья, из которого невозможно найти выход и т.п. Ситуация представляется невыносимой, безнадежной. Среди стандартных компонентов этой матрицы — мучительные ощущения одиночества, беспомощности, безнадежности, отчаяния и вины. БПМ-П притягивает воспоминания СКО о ситуациях, в которых пассивная и беспомощная личность попадает во власть могучей разрушительной силы и становится ее жертвой без шансов на спасение.

Третья перинатальная матрица (БПМ-ПХ) отражает ту стадию биологического рождения, когда сокращения матки продолжаются, но шейка матки уже открыта и это позволяет плоду постепенно продвигаться по родовому каналу. Под этим кроется отчаянная борьба за выживание, сильнейшее механическое сдавливание, порой удушье. На конечной стадии родов плод может испытывать непосредственный контакт с такими биологическими материалами, как кровь, слизь, околоплодная жидкость, моча. Во время сеансов самоисследования, помимо истинных реальных ощущений разных аспектов борьбы в родовом канале, человек может испытывать и символически-эмоциональные переживания: элементы титанической борьбы, образы стихийных бедствий, войн, схваток с дикими животными, столкновение с огнем, кровавые жертвоприношения, сильное сексуальное Возбуждение, агрессию и пр. Тот факт, что на перинатальном уровне сексуальное Возбуждение происходит в контексте смертельной угрозы, страха, агрессии и биологического материала, по мнению Грофа, становится ключом к пониманию сексуальных отклонений. Во время третьей перинатальной матрицы ситуация уже не кажется безнадежной и человек принимает активное участие в происходящем и чувствует, что страдание имеет определенную направленность и цель, этот опыт борьбы смерти - возрождения представляет собой границу между агонией и экстазом, иногда слияние того и другого.

Четвертая перинатальная матрица (BlIII-IV) связана с непосредственным появлением на свет человека, когда мучительный процесс борьбы за рождение подходит к концу, продвижение по родовому каналу достигает кульминации и за пиком боли, напряжения и сексуального возбуждения следует внезапное облегчение и релаксация. Ребенок родился и после долгого периода темноты впервые сталкивается с ярким светом дня или операционной. Как и в других матрицах, некоторые относящиеся к этой стадии переживания представляют точное воспоминание и переживание реальных биологических событий, происходящих при рождении, а кроме того, вспоминают те специальные акушерские приемы, которые реально применялись при рождении данного человека. Символическим выражением последней стадии родов является опыт смерти-возрождения: проход от БПМ-Ш к БПМ-IV влечет за собой чувство полного уничтожения - физической гибели, эмоционального краха, интеллектуального поражения, мгновенного уничтожения всех прежних опорных точек в жизни человека. За опытом полного уничтожения немедленно следует видение ослепительного белого или золотого цвета сверхъестественной яркости и красоты. Человек испытывает чувство духовного освобождения, спасения и чувствует себя свободным от тревоги, депрессии, вины, и это сопровождается потоком положительных эмоций в отношении самого себя, других или существования вообще. Мир кажется прекрасным и безопасным местом, и интерес к жизни отчетливо возрастает.

Таким образом, перинатальный уровень бессознательного представляет собой многогранное и богатое вместилище эмоциональных состояний, телесных ощущений и мощной энергии. По-видимому, он функционирует как универсальная и относительно недифференцированная потенциальная матрица для развития большинства форм психопатологии. В той мере, в какой перинатальные матрицы отражают действительную травму рождения, можно ожидать существенного варьирования общего объема негативных элементов в разных случаях. Конечно же, есть разница между стремительными родами в лифте или в такси по пути в родильный дом и родами продолжительностью в пятьдесят часов с применением щипцов и других экстренных мер.

Рождение травмирует не только потому, что ребенок от райских безопасных условий в чреве матери переходит к неблагоприятным условиям внешнего мира, но и потому, что само прохождение через родовой канал связано с чрезвычайно высоким эмоциональным и физическим стрессом и неимоверной болью. Понятно, что среди индивидов, чье рождение было схожим, одни могут быть относительно нормальны, тогда как другие будут проявлять психопатологию различного вида и разной степени. Резерв тяжких эмоций и телесных ощущений, вытекающих из родовой травмы, представляют только потенциальный источник ментальных нарушений; разовьется ли психопатология, какую специфическую форму она примет и насколько будет серьезной - все это решающим образом определится индивидуальной постнатальной историей, и следовательно, природой и динамикой систем конденсированного опыт (СКО).

Чуткое обращение с новорожденным, возобновление симбиотического взаимодействия с матерью, достаточное время, затрачиваемое на установление связи, - вот, наверное, ключевые факторы, способные нейтрализовать вред родовой травмы. Обнаруживается глубокая связь обстоятельств и паттернов рождения человека с общим качеством всей его жизни. Это выглядит так, что опыт рождения определяет фундаментальные отношения к существованию, мировоззрение, расположенность к другим людям, соотношение оптимизма и пессимизма, всю стратегию жизни, даже такие специфические черты, как доверие к себе и способность справляться с проблемами и проектами. Если ситуация рождения прошла без эксцессов и истощения, а пост-натальный уход был правильным и чутким, человек остается с «почти клеточным» ощущением веры в себя в борьбе с препятствиями и в их преодолении. Те же, кто рождался в условиях тяжелой общей анестезии, нередко отмечают, что они способны мобилизовывать достаточно энергии на ранних стадиях любого большого начинания, но потом теряют сосредоточенность и чувствуют, что энергия рассеивается и исчезает, в результате им никогда не доводится испытать полную завершенность своего проекта. Мануальное вмешательство или применение щипцов для ускорения родов приводит к образованию в чем-то похожего паттерна. Обладатели такого опыта способны работать с адекватной энергией на начальных стадиях проекта, но теряют веру в себя перед самым его завершением и вынуждены опираться на внешнюю помощь для «последнего рывка».

Физиологический опыт рождения без анестезии подготавливает индивида к будущим серьезным превратностям и создает глубокую веру в свою способность справиться с ними. Но при патологических обстоятельствах «трудных родов» без серьезной фармакологии, которая могла бы облегчить страдания матери и младенца, такое трудное рождение способно заложить паттерн для насильственного суицида, тенденции к самоубийству. Тяжелая анестезия может, в свою очередь, запрограммировать индивида на поиски облегчения стрессов в наркотических состояниях и алкогольном опьянении. Так, тяжелое и длительное протекание начальной стадии родов (БПМ-П) может служить основной причиной склонности человека к депрессии, тревоге, отчаянию, отсутствию инициативы, потере интереса ко всему, к неспособности радоваться существованию,  к подавленному сексуальному желанию, к малой способности испытывать сексуальный оргазм, к общей двигательной заторможенности.

Типичные соматические проявления депрессии (проявления БПМ-П) - ощущения сдавленности,  зажатости и ограниченности, удушья, напряжения и давления, головные боли, мигрень, запоры, сердечные расстройства, потеря интереса к еде и сексу. Биохимики открыли, что у людей, страдающих подавленной депрессией, высокий по содержанию катехоламинов и стероидных гормонов состав крови, что обусловливает высокий уровень стресса, а это вполне соответствует картине БПМ-П, которая отражает высокострессовую ситуацию без внешних действий и проявлений. И если глубинную природу подавленной депрессии можно понять только по динамике БПМ-П, то связанные с ней и способствующие ее развитию СКО включают следующие биографические элементы: отделение от матери, ее отсутствие или холодность, холод, голод в младенчестве и раннем детстве, семейные ситуации подавления и наказания ребенка, не допускающие сопротивления или избавления, чувство одиночества, ситуации, угрожающие жизни или телесной целостности индивида, когда он играл роль беспомощной жертвы. Тяжелое, длительное или патологическое протекание родов на фазе прохождения ребенка по родовому каналу (БПМ-Ш) способно привести к разнообразным психопатологическим отклонениям: мазохизм, садизм, некрофилия, сексуальные отклонения, гомосексуализм, самоувечье, кровавое самоубийство (броситься под поезд, перерезать вены), изнасилования, агрессивность. агрессивность крайних степеней связана с трудным процессом рождения как реакция на чрезмерную физическую и эмоциональную боль, удушье и угрозу жизни. Подобная жестокость по отношению к животному на воле привела бы его к вспышкам ярости и двигательной буре. А у ребенка, зажатого в узком пространстве родового канала, нет способа вывести поток эмоциональных и моторных импульсов, так как он не может двигаться, сопротивляться, выйти из ситуации и даже кричать. Понятно поэтому, что огромный запас агрессивных импульсов и общего напряжения будет оставаться внутри организма в ожидании высвобождения. Этот громадный резервуар задержанной энергии может позднее послужить основой не только агрессивности и насильственных импульсов, но и различных моторных явлений, которыми обычно сопровождаются многие психиатрические нарушения - таких как общее мышечное напряжение, тремор, судороги, тики и припадки. Перинатальные матрицы задействованы и в патогенезе серьезных психосоматических заболеваний бронхиальной астмы, мигрени, головных болей, псориаза, желудочной язвы, гипертонии.

Глубинная основа артериальной гипертонии - запись в организме длительного эмоционального и физического стресса биологического рождения. Различные стрессы на протяжении жизни добавляют к этому первичному запасу, облегчают доступ перинатальных элементов в сознание. В итоге гипертония является психосоматической реакцией на все незавершенные гештальты стрессовых ситуаций в жизни индивида, включая его перинатальную историю, а не отражением только ближайших по времени обстоятельств.

Для достижения извлечения и от указанных болезней и психопатологических отклонений, по мнению С. Грофа, пациент должен снова прожить исходную стрессовую ситуацию во всей ее полноте и с полным осознаванием: когда природа и интенсивность сознательного переживания в точности совпадут с бессознательным гештальтом-опытом, проблема будет решена и произойдет излечение. Но переживание видоизмененной копии исходной стрессовой ситуации без доступа к тому уровню бессознательного, к которому она принадлежит, только отягощает проблему, а не решает. Так, например, головная боль должна усилиться до предельной, непереносимой степени, сравнимой с болью, фактически пережитой во время рождения, - тогда это принесет внезапное взрывоподобное освобождение от мигрени, излечит ее полностью. Повторное проживание своего рождения с помощью методов ребёфинга, холотропного погружения или психоделической терапии дает устойчивое излечение психосоматических заболеваний и психопатологических отклонений.

Патогенные последствия рождения определяются не только объемом и характером родовой травмы, но и тем уходом, который получает ребенок сразу после рождения. И это еще не все: эмоционально важные события последующей жизни также влияют на то, в какой мере динамика перинатальных матриц перейдет в проявленную патологию.

Хороший, материнский уход, удовлетворенность, безопасность и общее преобладание позитивных переживаний в детст ве могут создать динамическую буферную зону, предохраняющую индивида от прямого возмущающего воздействия перинатальных эмоций, ощущений и энергии. И наоборот, продолжение травматизации в детстве не только не дает этого защищающего экрана, но еще и добавит материала к негативным эмоциям и ощущениям, накопленным на перинатальном уровне. Поэтому детские психологические травмы очень сильно влияют на всю последующую жизнь человека, на его поведение, болезни, психологические отклонения и проблемы. Из-за дефекта в защитной системе перинатальные элементы могут впоследствии прорваться в сознание в виде психопатологических синдромов. Эмоциональные, психосоматические и межличностные проблемы имеют не только биографический и перинатальный элементы, но и корни из трансперсональной области.

Что такое трансперсональная область психики? По мнению С. Грофа, трансперсональные явления обнаруживают связь человека с космосом. Можно предположить по этому поводу, что где-то в ходе перинатального развития происходит странный количественно-качественный скачок, когда глубокое исследование индивидуального бессознательного становится эмпирическим путешествием по всей Вселенной, когда сознание человека выступает за обычные пределы и преодолевает ограничения времени и пространства. Трансперсональные переживания интерпретируются испытавшими их как возвращение в исторические времена и исследование своего биологического и духовного прошлого, когда человек проживает воспоминания из жизни предков, из своих воплощений.

Трансперсональные явления включают не только трансценденцию, преодоление временных барьеров, но и трансценденцию пространственных ограничений. Сюда относится опыт слияния с другим человеком в состоянии двуединства (то есть чувство слияния с другим организмом в одно состояние без потери собственной самоидентичности) или опыт полного отождествления с ним, подстройка к сознанию целой группы лиц или расширение сознания до такой степени, что кажется, будто им охвачено все человечество. Сходным образом индивид может выйти за границы чисто человеческого опыта и подключиться к тому, что выглядит как сознание животных, растений или даже неодушевленных объектов и процессов. Важной категорией трансперсонального опыта с трансценденцией времени и пространства будут разнообразные явления экстрасенсорного восприятия - например, опыт существования вне тела, телепатия, предсказание будущего, ясновидение, перемещение во времени и пространстве, опыт встреч с душами умерших или со сверхчеловеческими духовными сущностями (архетипические формы, божества, демоны и т.п.).

В трансперсональных переживаниях люди часто получают доступ к детальной эзотерической информации о соответствующих аспектах материального мира, которая далеко превосходит их общую образовательную подготовку и специфические знания в данной области. Так, сообщения людей, испытавших трансперсональные переживания и переживших эпизоды эмбрионального существования, момент оплодотворения и фрагменты сознания клетки, ткани и органа, содержали медицински точные сведения об анатомических, физиологических аспектах происходивших процессов. Подобным образом наследственный опыт, элементы коллективного и расового, бессознательного (в юнговском смысле) и «воспоминания прошлых воплощений» часто содержат примечательные детали исторических событий, костюмов, архитектуры, оружия, искусства или религиозной практики древних культур (о чем человек знать никак не мог). Трансперсональный опыт иногда включает события из микрокосма и макрокосма, из областей, недостижимых непосредственно человеческими органами чувств, или из периодов, исторически предшествовавших появлению Солнечной системы, Земли, живых организмов. Эти переживания ясно указывают, что каким-то необъяснимым пока образом каждый из нас имеет информацию обо всей Вселенной, обо всем существующем, каждый имеет потенциальный эмпирический доступ ко всем ее частям.

При трансперсональных переживаниях люди часто испытывают яркие и сложные эпизоды из жизни других культур и других исторических периодов, проживают эпизоды из своих предыдущих жизней. По мере развертывания этих переживаний испытывающий обычно узнает, что определенные лица в его настоящей жизни напоминают важных лиц-участников из кармических ситуаций его прошлых жизней. В этом случае межличностные проблемы и конфликты с этими людьми часто узнаются и интерпретируются как прямые следствия деструктивных кармических паттернов. Повторное проживание и разрешение подобных кармических ситуаций-воспоминаний приводит к облегчению, освобождению от тягостных кармических «завязок», причем чувства и поведение людей, в которых индивид во время трансперсональных переживаний увидел действующих лиц его прошлых воплощений, имеют тенденцию изменяться в специфическом направлении, совпадающем с курсом событий во время трансперсональных переживаний в ходе ре-бёфинга или холотропного погружения. Важно подчеркнуть, что эти изменения происходят совершенно независимо, даже если причастные к ним лица находятся за тысячи километров и отсутствовали контакт и общение с этими лицами. Это как раз проявление той синхроничности, о которой писал еще К. Юнг.

Таким образом, обнаруживается, что человек может функционировать как безграничное поле сознания, которое преодолевает ограничения пространства, времени и линейной причинности. Для того чтобы описать человека всесторонним способом, мы должны признать парадоксальный факт, что человек одновременно и материальный объект, и обширное поле сознания. Люди могут осознавать себя самих с помощью двух различных модусов опыта: хилотро-пическое и холотропическое сознание. Хилотропическое сознание присуще всем людям: оно подразумевает знание о себе как о вещественном физическом существе с четкими границами и ограниченным сенсорным диапазоном, которое живет в трехмерном пространстве и линейном времени в мире материальных объектов. Переживания этого модуса систематически поддерживают следующие базовые предположения: материя вещественна; два объекта не могут одновременно занимать одно и то же пространство; прошлые события безвозвратно утеряны; будущие события эмпирически недоступны; невозможно одновременно находиться в двух и более местах. Другой эмпирический модус можно назвать холотропическим сознанием (присуще немногим людям, переживавшим «пиковые переживания» и трансперсональные переживания): он подразумевает поле сознания без определенных границ, которое имеет неограниченный опытный доступ к различным аспектам реальности без посредства органов чувств. Переживания в холотропическом модусе систематически поддерживаются противоположными (чем у хилотропического модуса) предположениями: вещественность и непрерывность материи является иллюзией; время и пространство в высшей степени произвольно: одно и то же пространство одновременно может быть занято многими объектами; прошлое и будущее можно эмпирически перенести в настоящий момент; можно иметь опыт пребывания в нескольких местах сразу. До сих пор традиционная психиатрия рассматривает всякое чистое переживание холотропического модуса как проявление патологии. Но этот подход устарел и неверен, ибо в природе человека отражения фундаментальная двойственность и динамическое напряжение между опытом отдельного существования в качестве материального объекта и опытом безграничного существования как недифференцированного поля сознания, т.е. и хилотропический, и холотропичес-кий модусы естественны для человека. А психопатологические проблемы возникают в столкновении и негармоничном смешении двух модусов, когда ни один из них не переживается в чистом виде, не интегрируется с другим в переживании высшего порядка.

Эмоциональные, психосоматические и межличностные проблемы могут быть связаны с любым уровнем бессознательного (биографическим, перинатальным, трансперсональным), а иногда коренятся во всех. Существует множество симптомов, которые сохраняются до тех пор, пока личность не встретит, не переживет и не интегрирует те перинатальные и трансперсональные темы, с которыми симптомы связаны. Для таких проблем биографическая работа любого вида и продолжительности окажется неэффективной. Бывают такие серьезные эмоциональные и психосоматические симптомы, которые не удается разрешить на биографическом в даже перинатальном уровне, а требуются трансперсональные переживания (повторное проживание попыток аборта, материнских болезней или эмоциональных кризисов во время беременности, переживание своей нежеланности, переживание опыта своих прежних воплощений, повторное переживание событий из жизни близких и далеких предков - ибо именно эти события являлись первопричиной теперешних бед и проблем человека).

Вклад в трансперсональную психологию внес Вен Уилбер, идеи которого представлены в его книгах «Спектр сознания» (1977), «Выше рая» (1981). Процесс эволюции сознания, согласно Уилберу, включает наружную дугу (движение от подсознания к самосознанию) и внутреннюю дугу (профессию от самосознания к сверхсознанию). Описание, которое дает Уилбер наружной дуге эволюция сознания, начинается со стадии плеромы, недифференцированного сознания новорожденного, в котором нет времени, пространства и объектности, которое не знает разницы между самостью и материальным миром. Следующая стадия уробороса тесно связана с питательными функциями и предполагает первое, примитивное и незавершенное различение субъекта и материального мира. Стадия тифона характеризуется выделением обособленности и независимости своего тела, т.е. создается самость тела - эго с доминантой принципа удовольствия и инстинктивных побуждений. Далее, с обретением языка, мыслительных и концептуальных функций начинается стадия речевого участия. Здесь самость отделяет себя от тела,  становится ментальным И вербальным существом («Я - мыслю и говорю», «Я - мыслю, следовательно, я существую»). Этот процесс затем продолжается на ментально-эгоистической стадии, относящейся к развитию абстрактного и понятийного мышления и к идентификации с представлением о самом себе. развитие личности завершается на стадии кентавра, т.е. высоко упорядоченной интеграции Эго тела, личности.

Уровень кентавра - это самый высокий уровень сознания, который признается западной механической наукой, любые более высокие состояния  сознания либо не признаются существующими, либо их называют патологическими. Но уилберовская модель эволюции сознания не заканчивается кентавром. В кентавре он видит переходную форму, ведущую к трансперсональным сферам бытия, которые так же далеки от эго-разума, как эго-разум далек от тифона. Первой из этих сфер эволюции сознания является нижний тонкий уровень, включающий астрально-медиумическую область. На этом уровне сознание, отделяя себя от разума и тела, способно превзойти обычные способности грубого телесного ума. Сюда относится опыт «оставления тела», оккультные явления, аура, астральные путешествия, предвидение, телепатия, ясновидение, телекинез и т.п. Высший тонкий уровень - это область подлинной интуиции, символического видения и архетипических форм. За высшим тонким уровнем лежит каузальная сфера. Ее нижний уровень включает божественное сознание, источник архетипических форм. В высшей каузальной сфере происходит коренная трансценденция всех форм, которые сливаются в безграничном слиянии Бесформенного Сознания. На уровне предельного единства сознание полностью пробуждается к своему изначальному состоянию, которое есть основа, сущность всего существования, — грубого, тонкого и каузального. «В этой точке весь мировой процесс проявляется от момента к моменту как собственное бытие носителя сознания, вне которого и прежде которого нет ничего». Это предельное состояние, к которому тяготеет вся космическая эволюция.  Согласно модели Уилбера, феноменальные миры создаются из первоначального единства путем постепенной редукции и прогрессивного свертывания высших структур в низшие (из каузальных структур в тонкий мир, из тонкого мира - в наш мир грубой материи). 

Уилбер показывает, что мотивирующей силой на всех уровнях эволюции является целенаправленное стремление человека к исходному космическому единству. Из-за врожденных ограничений этот процесс идет такими путями, которые приводят лишь к неудовлетворительным компромиссам, что ведет к отказу от ранее использованных уровней и к трансформации на следующей стадии. Каждый новый уровень высшего порядка становится еще одной подменой, пусть и более близкой к реальному - до тех пор пока душа не укоренится в сверхсознании, а это единственное, чего она желала с самого начала. К трансперсональной психологии примыкает концепция дианетики и сайентологии, которую разработал Л.Р. Хаббард. Хаббард различает «инграммы», т.е. ментальные записи времен физической боли и бессознательного состояния и «вторичности», т.е. ментальные образы, содержащие такие эмоции, как горе или гнев. Вторичности возникают за счет инграмм, которые лежат в их основе и являются тем самым глубоким источником психологических проблем. Хаббардом была разработана система преодоления психологических проблем. Он признает первостепенную значимость родовой травмы и перинатальных воздействий (включая опыт зачатия), он признает и память предков и эволюции (или, как Хаббард ее называл, «Опыта по генетической линии»), акцентируя внимание на прошлых воплощениях человека.