Сведение логических уровней сознания

 в раздел Оглавление

«Методы структурной психосоматики»

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Методология и техника работы.
Анализ терапевтических случаев

ГЛАВА IV

Структурная работа

4.4. Сведение логических уровней сознания

Как и многие другие, эта техника была разработана в рамках НЛП и применяется для обучения стратегиям эффективности. Предлагаемый вариант модифицирован в соответствии с концепцией структурной психосоматики и применяется несколько в иных целях.

На практике в самом упрощенном виде это выглядит следующим образом. Пациенту предлагается представить себе ситуацию, в которой он играет роль лидера. Допустим, это его служебное положение. Далее мы при помощи соответствующих когнитивных вопросов постепенно движемся вглубь по логическим уровням сознания, тщательно отслеживая все реакции, все признаки транса и телесные ощущения. На первом логическом уровне задается вопрос типа: «Представьте себе ваше рабочее место, ваш кабинет. Как все это выглядит?». Сразу же возникает вполне определенный зрительный образ, определенные аудиальные и телесные ощущения. Пациент охотно излагает их, иногда, впрочем, испытывая некоторые затруднения, связанные с тем, что все для него слишком привычно; он не всегда понимает, почему нужно говорить о тривиальных вещах. Это хороший повод объяснить ему, что для терапевта особенно ценна не экзотика, а именно тривиальное и обычное, о чем часто умалчивают от непонимания ценности такого рода информации.

То, что для одного из партнеров очевидно, для другого ново. Все предъявленные факты, все невербальные реакции выявляются, отслеживаются и калибруются. Обычно мы не встречаем здесь никаких неконгруэнтностей, но торопиться не следует - на этом этапе происходит втягивание в работу и терапевта, и пациента, и уточнение первичной калибровки, и установление раппорта и т.д.

На втором логическом уровне задается вопрос: «А что конкретно вы делаете? Как это происходит? Из каких действий складывается ваша деловая активность?». внимание фокусируется на отслеживании самых простых вещей: тембра голоса при разговорах с подчиненными, манеры фиксировать какие-то сведения в памяти, других привычных действий, т.е. акцент на том, что. именно делает пациент. При этом происходят некоторые изменения реакций, но и здесь мы редко встречаем несоответствия: поведенческие приемы, связанные со вторым логическим уровнем, относятся к легко воспитуемым качествам. Кроме того, вектор внимания обращен вовне и личность остается не вовлеченной в работу. Можно сказать, что дефекты остаются не потревоженными и никак не проявляют себя. Единственные негативные реакции, которые он может испытывать - это скука и недоумение по поводу того, зачем терапевт ведет разговор в таком русле, которое никак не связано с его проблемами. Опять-таки не следует торопиться, но определенная динамика, напор необходимы, чтобы пациент не утратил рабочего состояния и не пришлось прикладывать дополнительных усилий для возвращения его к тому состоянию.

На третьем логическом уровне все существенно меняется. Так и должно быть - ведь мы пересекаем первую барьерную мембрану, вступаем в зону собственной личности. Вектор внимания разделяется, появляются первые признаки транса. Их появление маркер правильности направления работы или его отсутствие - признак того, что ничего не выходит, что мы столкнулись с завесой дигитальной болтовни, погружение на третий логический уровень не совершилось. Впрочем, такое происходит крайне редко, поскольку привычное присутствие центра осознания на третьем логическом уровне присуще подавляющему большинству людей.

Происходит примерно такой диалог: «А какие у вас есть качества для того, чтобы быть лидером в своей области (хорошим специалистом, классным менеджером, опытным руководителем и т.п.)?». Пациент начинает описывать свои навыки: умею то, умею это. Дав ему достаточно выговориться и втянув его в подобный разговор, а также получив достаточный материал для калибровки на этом этапе, терапевт совершает очень важный поворот сюжета - говорит: «Это хорошо. А каких качеств вам не хватает? Чем еще вы хотели бы обладать, чтобы быть не просто лидером, а идеальным лидером?». Следует ответ: «Да, я хотел бы уметь это, это и это». - «Представьте себе, что у вас все это есть. Вы проснулись завтра утром - и все это у вас уже есть. Что будет тогда? Что изменится в вашей жизни?». Человек легко входит в ресурсное состояние и отвечает: «Ну, тогда все было бы очень здорово...» - «А какие ощущения в теле?» Здесь все и начинается. Мы получаем комментарии типа: «Я ощущаю приятное расширение в груди, но вот почему-то начало сводить икроножные мышцы...». Или: «Очень хорошее состояние, но почему-то пальцы скрючивает...» и т.п. Речь идет, об одновременной активизации разных стратегий, о разнобое в скорости прохождения ощущений, что может быть в разных терминах интерпретировано как структурный дефект, смешение контекстов и карт на более глубоком четвертом уровне, внутренний конфликт.

Почему, двигаясь, казалось бы, в самой благоприятной контекстуальной зоне, мы оказываемся в области структурного дефекта и сталкиваемся с явными неконгруэнтностями? Дело в том. что те навыки, которые человек хотел бы иметь, но не имеет, по каким-то причинам недоступны ему. Происходит инверсия - благоприятная зона противопоставляется всем прочим и сопоставляется с ними. Таким образом, мы как бы моментально просвечиваем всю структуру пациента, и в ней неизбежно обнаруживается несущиостная зона, коль скоро таковая существует (рис.70).

Перенесение центра осознании на более глубокие логические уровни
Рис.70 Перенесение центра осознании на более глубокие логические уровни

Попытка представить обладание недостающими качествами активизирует область дефекта, что проявляется через соответствующие стратегии на периферии как некие неприятные ощущения на общем благоприятном фоне.

Выявив эти первые неконгруэнтности, мы переходим к четвертому логическому уровню и задаем вопрос: «А для чего вы вообще занимаетесь этой деятельностью? Почему это вам надо?». Обычно следует дигитальный ответ, человек выходит из ресурсного состояния и заявляет что-нибудь вроде: «Ну, как - почему? Потому что это важная работа, престижное дело». Либо выдвигает ряд идеологических причин: «Это важно для общества. Я считаю, что тем самым способствую прогрессу, развитию общества». Мы не слышим только одного: «Мне это интересно. Я получаю от этого удовольствие». (Сказанное не значит, что такое объяснение никогда не возникает. Если человек именно так отвечает на поставленный вопрос, приводя прочие - идеологические - аргументы как дополнительные, значит, он действительно занимается своим делом, и здесь не возникает внутреннего конфликта[1].

Мы можем попробовать повторить работу в другой контекстуальной зоне или использовать другую технику (дело в том, что нас интересуют именно неконгруэнтности, маркеры структурных нарушений, если таковые имеют место).

В нашем случае, т.е. в случае наблюдаемых неконгруэнтностей, фиксируются выраженные телесные феномены, которые могут быть описаны как система глубоких внутренних асимметрий: где-то зажало - в другом месте ощущается расслабление: ноги «как ватные» или, наоборот, «налиты свинцом» - руки очень легкие; голову стягивает «железный обруч» - в груди ощущается расширение и т.д.

Терапевт не комментирует происходящее, он просто тщательно отслеживает его и рассказывает пациенту о наблюдаемом: давайте посмотрим вместе, что происходит с вами, какие вещи наблюдаются. Происходит постепенное Обобщение телесных метафор и переход от модальности: «В чем смысл вашей деятельности?» (т.е. почему эта деятельность важна) к модальности: «В чем смысл вашей деятельности лично для вас?» (т.е. почему эта деятельность важна именно для вас), что знаменует переход на пятый логический уровень.

Проникновение на пятый логический уровень часто не требует дальнейшей постановки конкретных когнитивных вопросов: дальнейшее углубление происходит «автоматически» в ходе работы с проявившимися неконгруэнтностями. Но если дигитальные высказывания продолжаются, следует сказать: «Давайте остановим эту болтовню. Скажите лучше, чего бы вы на самом деле хотели? Чем бы вы хотели заниматься? В чем ваши подлинные желания, заветные мечты?». Таким образом, пациента обращают к самоидентификации, шестому логическому уровню. Здесь возникает очень интересное состояние - пациент говорит: «Ну конечно, если бы я был свободен, если бы я не был должен делать то-то и то-то, я бы занимался совершенно другим делом. Я мечтал заниматься им с самого детства...»

Это состояние опирается на воление «Я хочу!», оно сущностное по своей природе и, соответственно, связано с сущностными структурами. Таким образом, мы можем дальше развивать это состояние, двигаясь к ядру личности. Здесь проявляются глубокие трансовые феномены. Как правило, человек уже ничего не говорит -а он весь погружен в свои ощущения. И терапевт может также абсолютно без слов работать в техниках телесной терапии или использовать иные - суггестивные, третьепозиционные и т.д. - техники.

Как результат, через несколько дней или несколько часов с человеком происходят глубокие и сильные изменения. Они касаются не только заявленных проблем, не только явных патологий, но и самых различных убежденческих конструкций, поведения, самоидентификации и т.д. Дело в том, что происходит пересоздание дефектной зоны на сущностной основе; при этом затрагиваются глубинные составляющие человеческого существа, которые в содержательном плане могут быть определены как изменение цели. Структурно они принадлежат очень глубоким уровням - самоидентификации и даже проекции Абсолюта и определяют сущностность космограммы. Мы уже отмечали, что процесс картирования реальности принципиально бесконечен - всегда находятся контексты, которые редки или никогда не встречаются в жизни конкретного человека, непроработанные места или целые участки реальности, «выпавшие из поля зрения». Также обычны случаи, когда те или иные карты строятся не на базе непосредственного опыта отражения -отреагирования соответствующего контекста, а по образу других, подобных карт. Только сущностная космограмма может при этом обеспечить истинное картирование и дать критерии, при которых та или иная карта признается истинной или ложной.

Важно понимать, что, подобно тому как «истинность» карты вовсе не означает ее «правильности», «истинность» космограммы должна рассматриваться лишь в структурных, а вовсе не в мировоззренческих категориях. С точки зрения Глобального взаимодействия может существовать множество истинных космограмм, т.е. подобных по структуре, но терминологически различных моделей тех аспектов реальности, которые отражаются на уровне парадигмы. Более того, мы знаем примеры людей, в чьем сознании сущностно присутствовали разные космограммы, - это те люди, для которых привычным является пребывание центра осознания на шестом логическом уровне сознания и даже на уровне проекции Абсолюта. Таким человеком был Рамакришна, который, будучи изначально индуистом и жрецом храма Кали, далее естественным образом принял самые различные космограммы - от других вариантов индуизма до буддизма, ислама и христианства. Он вовсе не пытался создать некий конгломерат этих парадигмальных систем или некий их синтез (такой синтез в рамках самого уровня парадигмы возможен лишь ценой профанации) подобно тому, как это делали и делают теософы и другие приверженцы идеи «единой религии», - он утверждал лишь, что все религии тождественны на некотором, более высоком уровне знания.

Действительно, все истинные космограммы (несводимые друг к другу на уровне парадигмы) тождественны на уровне Глобального взаимодействия, а все варианты самоидентификации - на уровне проекции Абсолюта. Обсуждая эти вопросы, мы неизбежно приходим к проблемам эффективности. Существует эффективность внешняя и внутренняя. Первая связана исключительно с социальным и деловым успехом и не может считаться достаточной. Какой человеку прок, если он оплачивает свою карьеру и внешнее благополучие внутренними конфликтами и, как следствие, множеством тяжелых психосоматических расстройств?

Другое дело - эффективность внутренняя, которая возможна лишь тогда, когда убеждения и цели соответствуют сущности человека, ядру его личности. Такая позиция вовсе не означает асоциальности, просто одному человеку нравится заниматься одним делом, а другому - другим. В тех же случаях, когда социальные условия требуют определенных действий, необходимо уметь вырабатывать к ним «третью позицию» - то, что, скажем, в индуистской традиции называлось недеянием или карма-йогой (действие, необходимое по социальным условиям, и потому дхармическое, но при этом не затрагивающее подлинного Я человека, его Атмана, который остается не заинтересованным в плодах такой деятельности, и потому никак не сказывающееся на карме).

Характерным примером работы в технике сведения логических уровней сознания может служить случай исцеления тяжелой онкологической патологии (гистологически подтвержденная опухоль гипофиза, II стадия, была назначена срочная операция), который наблюдался на семинаре в Москве. Интересно и то, что перед сеансом пациентка Р. не сообщила терапевту о своих телесных проблемах. В процессе работы выявились сильнейшие неконгруэнтности, которые были тщательно проработаны - вплоть до прояснения ложных и истинных целей. Далее работа велась с телесными метафорами, производилась их трансформация. В результате через месяц Р. сообщила, что повторное обследование показало полное отсутствие патологии - врачи просто не могли поверить в это. Другой пример - развод с мужем. Р. стало ясно, что ее семья - следствие реализации в поведении имплантированного социального стереотипа, а не собственных желаний.

Такое подобное поведенческое следствие структурной работы очень типично. Мы уже говорили об этом и объясняли подобное явление обширностью зоны перестроенного дефекта, которая может затрагивать различные группы карт, в том числе и весьма далеких от первоначального направления работы.

В случае Р. особенно важны два момента.

  1. Иногда (в частности, это можно сказать о технике сведения структурных уровней) структурная работа не требует знания проблем пациента - оно абсолютно не важно, поскольку терапевт ориентируется только на неконгруэнтности и в подлинном смысле слова играет роль своеобразного зеркала, в котором пациент лучше него самого видит свои несоответствия; терапевтическую роль исполняет собственная сущностная триада человека, когда при погружении на глубинные логические уровни сознания удается совместить ее с текущей триадой, как бы на какое-то, пусть даже непродолжительное, время снять завесу, отделяющую ядро от периферии; коль скоро это произошло, фрактальные законы строения структуры человеческого существа вступают в свои права: сущностная триада сама перестраивает дефектную зону, человеческое существо само себя исцеляет.
  2. мотивация играет огромную роль в терапевтической работе: Р. была очень сильно замотивирована на исцеление, и поэтому работа с ней потребовала столь непродолжительного времени; иногда же приходится тратить недели и месяцы, прежде всего, на мобилизацию волевой составляющей человеческого существа и направление его волевых усилий в нужное русло; но любое волевое усилие, направленное даже против действий терапевта, все же лучше апатии и безволия - в последнем случае редко что удается сделать.

Один из этапов работы с И. также проводился в технике сведения логических уровней. Был выбран контекст его занятий бодибилдингом: здесь И. чувствовал себя уверенно, имел многолетний опыт занятий, хорошие результаты и был в течение нескольких лет действующим тренером по этому виду физической культуры. Сеанс проводился в условиях семинара, когда терапевту по результатам индивидуальной и групповой работы были уже ясны многие структурные проблемы пациента и их примерная контекстуальная привязка.

Погружение на третий логический уровень произошло быстро и без каких-либо неожиданностей, что и не удивительно, поскольку партнеры уже хорошо знали друг друга. На уровне навыков начали проявляться первые неконгруэнтности, вообще характерные для телесного статуса И.: он чувствовал «расширение в груди» и одновременно «скованность ног». На четвертом логическом уровне система присущих ему асимметрий дополнилась неприятными ощущениями в области плечевого пояса, начиная от грудинно-ключично-сосцевидных мышц, вплоть до локтевых суставов. Любопытно, что и присущая И. Привычная травма, о которой мы упоминали выше, была связана с этой зоной. Уровень напряжений в выявленных неконгруэнтных зонах был настолько большим, что И. испытывал боль, как при растяжении связок.

В содержательном плане фиксировалась следующая динамика: на вопрос: «Чего вам не хватает, чтобы добиться больших успехов?» - И. заговорил о проблемах рационального питания, о том, что его образ жизни не позволяет придерживаться желательной диеты. Предложение представить себе, что желаемое осуществилось, вызвало ожидаемую ресурсную реакцию, сопровождаемую первыми признаками описанных телесных неконгруэнтностей. Дальнейшая работа по схеме: «В чем смысл вашей деятельности?»... - «В чем смысл вашей деятельности лично для вас?»... - «Чего вы на самом деле хотите?» - обратила И. от дигитальных рассуждении о физическом здоровье, о мужественности и образе «настоящего мужчины» к детским воспоминаниям - свое подлинное желание И. сформулировал, казалось бы, неожиданным образом: «На самом деле я никоим образом не хочу походить на своего отца».

По опыту предыдущей работы с этим пациентом и по ряду других признаков терапевт предполагал наличие подобной проблематики, но разбор всех связанных с ней дефектов и пробелов в структуре И. потребовал еще многих усилий и применения других техник. Этот же сеанс - в технике сведения логических уровней - дал свои плоды: дальнейшая работа на уровне самоидентификации позволила снять некоторые телесные проявления, и все же окончательная коррекция не была достигнута. Почему? Может показаться, что техника сведения логических уровней универсальна и, коль скоро удается вовлечь пациента в заинтересованный диалог на первых этапах работы[2], то переход к шестому логическому уровню и «прикосновение» здесь к сущностной триаде автоматически разрешат все проблемы - следует спонтанная перестройка текущей триады во всех несущностных зонах.

Однако это не так. И этому есть две очень существенные причины. Во-первых, топологическое строение структуры человеческого существа на глубинных логических уровнях можно определить как некоторое гиперпространственное многообразие. Спонтанная перестройка структуры, возникающая, как следствие проникновения на шестой логический уровень в технике сведения логических уровней, действительно затрагивает многочисленные несущностные зоны, но далеко не всегда во всех составляющих этого многообразия. Можно сказать, что сущностное обновление затрагивает только некоторые пространства, доступные из точки перестройки, в то время как остальные оказываются незатронутыми (рис.71).

Единственной зоной, откуда доступны все структуры человеческого существа, является уровень проекции Абсолюта - шестой же уровень сам по себе разделен на ряд зон, каждая из которых имеет свою периферию. Теперь становится понятно, почему, работая в данной технике, при постановке вопроса о сущностности деятельности пациента в исследуемом контексте можно обнаружить ее полную конгруэнтность, несмотря на то что в структуре в других контекстуальных зонах будут присутствовать обширные дефекты.

Структурная перестройка в выделенной контекстуальной зоне
Рис.71 Структурная перестройка в выделенной контекстуальной зоне

Во-вторых, техника сведения логических уровней не может задействовать неразвернутые зоны генома и, тем более, откорректировать ошибки трансляции - для этого необходимы совершенно иные методы.

Приходится признать, что универсальных техник не существует, да и не может существовать. Именно поэтому мы понимаем структурную работу как свободное и творческое сочетание техник на общих концептуальных и методологических основах.


[1] Иллюстрацией сказанному может служить отрывок из интервью с пилотом Формулы-1 Френтценом: корреспонденты спросили его, что же заставляет его заниматься этим делом, предложив ряд вариантов ответа, идеологических по своему содержанию. В русле данной постановки вопроса пилот сказал, что им движет желание побеждать, но затем признался, что настоящий мастер должен обладать «жаждой скорости» (need for speed). Последняя формулировка тождественна утверждению «это мне нравится, я получаю от этого удовольствие; таким образом, Френтцен продемонстрировал сущностность своей деятельности в этом контексте, ее адекватность своей структуре. Однако адекватность структуре какой-либо конкретной деятельности не обязательно предполагает полную конгруэнтность всего человеческого существа во всех актуальных для него контекстуальных зонах.
[2] Бывают случаи, когда такое вовлечение очень затруднено, поскольку человек либо слишком пассивен, либо его самооценка настолько неадекватна, что он не может предложить контекст, в котором чувствует себя комфортно. Существуют и другие причины, которые делают применение техники сведения логических уровней затруднительным.