Шестая шкала. Ригидность аффекта

 в раздел Оглавление

«Методика многостороннего исследования личности»

Шестая шкала. Ригидность аффекта

Фрустрация и возникающая в связи с ней тревога переживаются индивидуумом как импульс, побуждающий к той или иной форме поведения, позволяющей прямо или косвенно удовлетворить блокированную потребность. Этот импульс, если тревога связывается с конкретной причиной, лежит в основе эмоции. Таким образом, «эмоция выступает, как привод от потребности индивидуума к соответствующей форме поведения» (Н.И. Гращенков и др., 1966). После того как форма поведения, выражающая эмоцию, реализуется, эмоция угасает. Однако в условиях организованного общества интериоризирозанные конвенцальные нормы делают невозможным осуществление ряда форм поведения, противоречащих этим нормам. В этих случаях неотреагированная эмоция обычно угасает с течением времени. Если такое угасание происходит у испытуемого значительно медленнее, чем у большинства индивидуумов, и неотреагированный аффект немедленно возникает вновь при одной мысли о вызвавшей его ситуации, несмотря на отсутствие ситуации, подкрепляющей переживание, то в профиле методики многостороннего исследования личности это обычно отражается пиком профиля на шестой шкале.

В группу, по которой валидизировалась шестая шкала, вошли больные с систематизированным бредом преследования, физического и психического воздействия, болезни.

Усредненный профиль характеризовался наиболее выраженным повышением на шестой шкале и несколько менее выраженным повышением на восьмой (рис.5). Если синдром того же круга характеризовался только генерализованной или ограниченной какой-либо областью паранойяльной установкой, идеями отношения или сверхценными образованиями, основанными На особой интерпретации больными своей жизненной ситуации, то пик профиля на шестой шкале в большей степени определяет его форму в связи со значительно менее выраженным пиком на восьмой шкале (рис.6).

Шкала состоит из 40 утверждений, выявляющих сочетание сензитивности и обидчивости с жалобами на недостатки окружающих, их враждебные действия, утверждение моральных устоев, отрицание подозрительности и склонность к идеаторной разработке ситуации. Таковы, например, утверждения: «Вы обидчивее, чем большинство других людей», «У Вас есть недоброжелатели, которые стремятся причинять Вам неприятности» (типичный ответ — «верно»); «Вы считаете, что почти каждый может солгать, чтобы избежать неприятностей» (типичный ответ — «неверно»).

Поскольку альтруистические побуждения обычно могут быть адекватно отреагированы (Leonhard, 1968), ригидность аффекта у лиц, профиль которых характеризуется пиком на шестой шкале, связана главным образом с эгоистическими побуждениями.

Подобного рода ригидный аффект сопровождается интенсивной разработкой концепции, которая призвана объяснить его возникновение и в то же время сохранить приемлемое для индивидуума представление о собственной личности.

Эта вторичная идеаторная разработка создает впечатление независимой позиции, верности собственным установкам и внутренним критериям. Однако в действительности поступки определяются внешним воздействием, так как они являются ответом на действия окружающих, воспринимаемые аффективно, как ущемляющие личность испытуемого, и уже на этой основе осу ществляется,построение ригидных, трудно корригируемых или некорригируемых установок и концепций. В этой связи личности описываемого типа могут обнаруживать ошибочные восприятия или неправильную интерпретацию ситуации, хотя их рассуждения внутренне непротиворечивы, представляются логичными и могут опираться на реальные факты.

Усредненный профиль при параноидном синдромеУсредненный профиль при паранойяльном синдроме
Рис.5 Усредненный профиль при параноидном синдроме.    
Рис.6 Усредненный профиль при паранойяльном синдроме.

Как отмечает Leonhard, ригидный аффект, связанный с эгоистическими побуждениями, в сочетании с подобного рода идеаторной переработкой приводит к возникновению «застревающей» враждебности, обусловливающей злопамятность. С ригидностью аффекта связано также длительное переживание собственных успехов, причем это переживание включает гордость своей ценностью, повышенное себялюбие и недовольство отсутствием или недостаточностью признания со стороны окружающих. Лица такого типа озабочены своим престижем f и отличаются повышенной чувствительностью по отношению к действительным или мнимым несправедливостям.

Автор отмечает также, что декомпенсация состояния у личностей такого типа часто связана с «раскачиванием», когда типичная для них ситуация борьбы приводит к частичному успеху, вновь уничтожаемому усиливающимся противодействием. В такого рода ситуациях неуспевающий угаснуть ригидный аффект постоянно подкрепляется новыми переживаниями. При развитии в этом направлении достижение цели связывается с переживанием чрезвычайно интенсивных положительных эмоций. Цель приобретает характер сверхценности. При дальнейшем углублении такого развития сверхценные образования могут уступать место паранояльным.

Сочетание такого рода сензитивности с тенденцией к самоутверждению порождает подозрительность, критическое, враждебное или презрительное отношение к окружающим, упрямство, а нередко и агрессивность. Лица этого типа честолюбивы и руководствуются твердым намерением быть лучше и умнее других, а в групповой деятельности стремятся к лидерству. В отличие от демонстративных личностей, профиль которых определяется пиком на третьей шкале, личности рассматриваемого типа неспособны к вытеснению отрицательных сигналов и для удовлетворения честолюбия нуждаются в реальных достижениях, подтверждающих их престиж и значимость.

стремление к подобным достижениям может обусловливать высокую мотивированность и большую продуктивность в областях, где уровень достижений зависит от интенсивности мотивации субъекта.

Уже умеренное повышение профиля на шестой шкале обычно указывает на аффективную ригидность, склонность к подозрительности, тенденцию к обдумыванию действий окружающих, представляющихся некомпетентными или недобросовестными. Эти качества могут обусловливать злопамятность и легкое возникновение враждебных реакций. Экстрапунитивность такой личности может выявляться более или менее открыто или выражаться в организации событий, которая ухудшает положение окружающих.

В патологических случаях почти всегда имеются сверхценные идеи или бредовые концепции. Даже при отсутствии сформировавшихся бредовых концепций лица с пиком профиля на шестой шкале трудно корригируемы, склонны с недоверием относиться к терапевтическим мероприятиям и стремятся рационалистически обосновать свое недоверие.

Для дифференциации между аффективной ригидностью как личностной чертой и собственно бредом может быть использовано, помимо выраженности пика, содержание утверждений, совокупность которых образовывает сумму первичного результата по этой шкале.

Наличие пика профиля на шестой шкале имеет большее диагностическое значение, чем его отсутствие, поскольку в ряде случаев лица с аффективной ригидностью и даже с явными психотическими состояниями, протекающими с бредом, могут давать низкий уровень профиля на шестой шкале.

Низкие баллы по шестой шкале могут быть связаны с недоверчивостью и осторожностью испытуемых, опасающихся, что их откровенность может иметь неприятные последствия. В таких случаях низкий уровень профиля на шестой шкале может отражать те же особенности личности, что пик профиля на этой шкале.

Оценка профиля в этих случаях затрудняется тем обстоятельством, что низкие баллы по шестой шкале могут отмечаться также у лиц с чрезвычайно гибким мышлением, легко меняющих концепцию, готовых в любой момент отказаться от своей точки зрения. Дифференцировать эти типы личностей в известной степени позволяет картина профиля на оценочных шкалах: сочетание низкого уровня профиля на шестой шкале с выраженными повышениями его на шкалах L и К или только на последней характерна для аффективно-ригидных личностей, избегающих откровенных высказываний о себе.

Несмотря на указанные трудности интерпретации, шестая шкала дает исследователю ценный материал, который часто трудно получить другим путем.

Сочетание с ранее рассмотренными шкалами.

Сочетание пика профиля на шестой шкале с пиком на первой характерно для лиц, у которых беспокойство за состояние физического здоровья развивается на базе аффективной ригидности. При этом число неприятных физических ощущений невелико, но значимость соматических ощущений и их влияние на поведение весьма высоки. При этом обычно имеется не неопределенное беспокойство о состоянии своего здоровья, а хорошо разработанная концепция заболевания. В тех случаях, где разработка подобной концепции не полностью устраняет тревогу, отмечаются повышения профиля также на второй и на седьмой шкалах. Чем выше шестая шкала по отношению к первой, тем меньшую роль играет собственно соматизация и тем больше значение ригидного аффекта и генерализованной паранояльной установки. При выраженном пике профиля на шестой шкале, особенно если он существенно выше, чем пик на первой, забота о состоянии соматического здоровья выступает только как тема, с помощью которой выражается аффективная ригидность и формируются трудно корригируемые концепции или даже ипохондрический бред (в последнем случае обычно имеется выраженный пик и на восьмой шкале).

Сочетание пика профиля на шестой и второй шкалах отражает выраженную дисгармоничность, поскольку выявляет одновременное существование депрессивных тенденций (при которых высокая симбиотичноеть приводит к блокаде гетероагрессивности) и аффективной ригидности (при которой механизм переноса вины предполагает реализацию гетероагрессивных тенденций). Такой профиль развивается либо при возникновении аффективно насыщенных концепций у исходно субдепрессивных личностей, либо в тех случаях, когда исходная аффективная ригидность и чувство враждебности окружающих приводят к ощущению разрыва межличностных связей, что сопровождается тревогой и (или) депрессивными реакциями.

В любом из названных случаев трудности в межличностных связях увеличиваются: стремление избежать разочарования, ограничивающее контакты личностей тревожных и субдепрессивных, сочетается с ожиданием враждебных или недобросовестных действий окружающих, характерным для аффективно ригидных личностей.

Эти трудности существенно нарушают социальную адаптацию и в первую очередь деятельность, связанную с общением.

В клинических случаях тревожность или подавленность (в зависимости от картины профиля на девятой и в меньшей степени седьмой шкалах), сочетающиеся с ощущением неудовлетворенности, несправедливости со стороны окружающих или враждебности, наблюдаются даже при умеренных пиках профиля. Обычно при этом выражено повышение профиля на шкале F, пропорциональное тяжести состояния. Если при таком типе профиля отмечается повышение его и на первой шкале, то проявление беспокойства по поводу физического здоровья (иногда связывающееся с реальной патологией) не устраняет серьезных эмоциональных нарушений. У лиц с этим типом профиля возможно развитие сензитивного бреда или тяжелых дисфоричеоких эпизодов.

О глубокой дисгармоничности свидетельствует также сочетание пиков на шестой и третьей шкалах, которое указывает на сочетание стремления ориентироваться на внешнюю оценку (с вытеснением отрицательных сигналов исходящих из окружения) и ощущения враждебности со стороны окружающих (с фиксацией и идеаторной переработкой сигналов, которые могут свидетельствовать о такой враждебности).

Аналогичным образом это относится к сочетанию ориентировки на ситуационно обусловленное поведение (отражаемой в пике профиля на третьей шкале) со склонностью к следованию ригидным концепциям (характерной для личностей, профиль которых определяется пиком на шестой шкале).

В результате сочетания этих тенденций лица с описанным типом профиля подавляют свою подозрительность и агрессивность при осуществлении социальных контактов, декларируя свое положительное отношение к окружающим и ситуации. Однако агрессивность проявляется (подобно тому как это имеет место при сочетании пиков на третьей и четвертой шкалах) в степени обратнопропорциональной социальной дистанции, причем враждебность к близким (или кому-либо из близких) либо не осознается, либо получает рациональное объяснение. В любом случае агрессивность и эгоцентричность подобных индивидуумов затрудняет правильную ориентацию таких личностей в ближайшем окружении.

При блокировании указанных тенденций у них возникает тревога и напряженность, обычно умеренно выраженная, при этом наблюдается подъем профиля и на второй шкале. Иногда для давления на окружающих используются немногочисленные, но упорные соматические жалобы, при этом пик на шестой шкале обычно сочетается не с изолированным пиком на третьей шкале, а с конверсионным V.

При сочетании пиков на шестой и четвертой шкалах склонность к асоциальному поведению, характерная для лиц, профиль которых определяется пиком на четвертой шкале, возрастает за счет сочетания пренебрежения морально-этическими нормами, обычаями, правилами, запретами со способностью к стойкой реализации этой тенденции. В связи с этим еще более возрастают трудности социальной адаптации и уменьшается эффективность корригирующих мероприятий. Чем выше шкала по отношению к четвертой, тем больше некорригируемые асоциальные проявления сменяются стойкой недоброжелательностью по отношению к окружающим. Личности с профилем подобного типа, как правило, отличаются угрюмостью или дисфорически-злобным аффектом, склонностью к упорным возражениям и в этой связи трудны и неприятны в общении.

При большой выраженности описываемого сочетания пиков и высокой активности (выраженное повышение на девятой шкале) можно опасаться вспышек агрессивности.

Открытые проявления нетерпимости, враждебности, подозрительности у лиц, профиль которых определяется пиком на шестой шкале, будут при прочих равных условиях тем более выражены, чем более выражены у испытуемого мужские характерологические черты (снижение уровня профиля на пятой шкале у мужчин и повышение его у женщин).