Психофизиологические соотношения при различных уровнях поражения лимбико-гипоталамо-ретикулярного комплекса

 в раздел Оглавление

«Методика многостороннего исследования личности»
в психофармакологически и психофизиологических исследованиях

Психофизиологические соотношения при различных уровнях поражения лимбико-гипоталамо-ретикулярного комплекса

Целостное поведение на церебральном уровне обеспечивается, согласно современным представлениям, функционированием лимбико-гипоталамо-ретикулярного комплекса, представляющего собой вертикально организованную систему. Хотя эта система функционирует как единый комплекс, роль отдельных его уровней для формирования целостного поведения, а в патологических случаях для возникновения психопатологических явлений, по-видимому, не равнозначна. Указанное различие, очевидно, обусловлено наличием структур, с которыми связано формирование, некоторых психопатологических расстройств при любом уровне первичного поражения.

Сравнительная оценка значимости нарушений функционирования различных уровней лимбико-гипоталамо-ретикулярного комплекса для возникновения психопатологических явлений может быть проведена путем сопоставления таких явлений, наблюдающихся при поражении структур подбугорной области, лимбических систем височной доли мозга и неспецифических структур мозгового ствола. Однако Суждение о достоверности обнаруженных различий возможно только при применении количественных методов исследования, допускающих статистическую обработку полученных результатов.

С этой точки зрения представляется целесообразным использование для указанной цели методики многостороннего исследования личности, позволяющей получить количественную оценку широкого круга психологических и психопатологических характеристик. Применение этой методики (Ф.Б. Березин, 1971) позволило обнаружить значимые различия усредненных профилей при различных уровнях поражения указанной системы (рис.20).

Наиболее глубокие изменения психической деятельности отражал профиль, полученный при гипоталамическом синдроме. Он характеризовался высокодостоверным (р<0,001) увеличением показателей по первой, второй и седьмой шкалам. При этом форма усредненного профиля на невротических шкалах определялась максимальным повышением на второй шкале, а на правых шкалах - на седьмой. Поскольку повышение профиля на второй шкале было несколько более выражено (по отношению к среднему его уровню), чем понижение его на девятой, такая форма профиля свидетельствовала о высоком уровне перманентной тревоги, сочетающейся с явлениями депрессии, и о тенденции к соматизации тревоги, отражающейся повышением показателей по первой шкале. Некоторое повышение профиля на третьей шкале указывало на возможность отреагирования тревоги в демонстративных поведенческих реакциях. Значительное повышение, отмечавшееся на восьмой шкале, было связано с явлениями дереализации и деперсонализации, с реакциями, отражающими ощущение необычности происходящего, с тенденцией к снижению уровня тревоги за счет ограничения контактов и построения стабильных критериев поведения, позволяющих избежать необходимости принимать решение в каждом конкретном случае.

Усредненный профиль при различных уровнях поражений лимбико-гипоталамо-ретикулярного комплекса
Рис.20 Усредненный профиль при различных уровнях поражений лимбико-гипоталамо-ретикулярного комплекса.
1 - при гипоталамических поражениях; 2 - при поражении ринецефальных структур; 3 - при стволовых поражениях.

Однако профили рассматриваемой группы больных не были однородными. Подавляющее большинство индивидуальных профилей характеризовалось сочетанием ведущих пиков либо на второй и седьмой, либо на первой и седьмой шкалах. В первом случае форма профиля, указывала на выраженность явлений тревоги, на сочетание тревоги с мрачной окраской перспективы, чувством беспомощности и собственной бесполезности, падением продуктивности и нарастающим безразличием к прежним занятиям. Клинически состояние этих больных определялось тревожно-фобическим синдромом или различными формами депрессии. Суммарные профили при тревожно-фобическом синдроме и тревожной депрессии различались только выраженностью пиков на второй шкале (несколько более выражен при тревожной депрессии) и на седьмой (выше при тревожно-фобическом синдроме). Как уже отмечалось, это различие, нерезко выраженное даже в суммарном профиле, было тем более недостаточным, чтобы дифференцировать указанные синдромы с помощью .индивидуальных профилей.

При апатической и астенической депрессии подъем профиля на второй шкале был так же выражен, как при тревожной, но сопровождался снижением профиля на девятой шкале, повышением его на нулевой и более выраженным подъемом на седьмой и восьмой шкалах, образующих в суммарном профиле плато. Было более выражено также повышение профиля на первой шкале.

Такая форма профиля отражала устранение тревоги за счет углубления депрессивной симптоматики, ограничения межличностных контактов, отнесения тревоги к ухудшению физического состояния. Сказанное подтверждается характерной трансформацией профиля, наблюдавшегося при синдромах, отличающихся высоким уровнем тревога (тревожно-фобический и тревожная депрессия), в типичный для астенической и апатической депрессии с соответствующим видоизменением клинической симптоматики.

Повышение в профиле тревожно-фобического и депрессивного синдромов пиков на второй и седьмой шкалах до 90 Т-баллов свидетельствовало о выраженности психопатологической симптоматики, ее затяжном характере и склонности к рецидивам даже после относительной компенсации. Второй, наиболее частый, тип профиля (нередко сменяющий первый) характеризовался ведущим пиком на первой и другим пиком на седьмой шкалах, отражал возникновение широкого круга неприятных соматических ощущений, касающихся практически всех органов и систем организма, и глубокую озабоченность больных своим соматическим состоянием. В усредненном профиле пик «а первой шкале превышал 90 Т-баллов, а на седьмой — 80 Т-баллов. Выраженность ведущих подъемов профиля указывала на то, что сенестопатические ощущения и озабоченность состоянием своего физического здоровья определяли поведение больных и оказывали решающее влияние на формирование образа жизни.

Вне зависимости от типа профиля, гипоталамический синдром характеризовался отчетливыми изменениями психического состояния, отражающимися в выраженности ведущих пиков профиля методики многостороннего исследования личности.

У больных с поражением лимбических систем височной доли мозга расстройства выявлялись главным образом в период пароксизмов, а исследования с помощью методики многостороннего исследования личности в межпароксизмальный период не обнаруживали выраженного изменения профиля. Отмечалось только относительное повышение показателей по второй и в меньшей степени по седьмой шкале. Более дифференцированное изучение позволило обнаружить различия типов профиля в зависимости от локализации поражения и характера наблюдавшихся пароксизмов (О.А. Колосова, Ф.Б. Березин, 1970).

С учетом данных о различии клинических проявлений в зависимости от стороны поражения было проведено сопоставление профиля при правостороннем, и левостороннем поражении. При правостороннем поражении профиль не отличался от суммарного профиля, полученного при поражениях лимбических систем височной доли, а при левостороннем - отмечалось большее повышение профиля на первой, четвертой и седьмой шкалах. Это различие свидетельствовало о большей выраженности, ипохондрических тенденций, большей тревожности и большем нарушении социальной адаптации. Различный характер пароксизмов ринэнцефального генеза связан с вовлечением в формирование пароксизмов различных структур. В этой связи особенности профиля были сопоставлены с характером пароксизмов. Наиболее выраженные повышения профиля на второй, седьмой и восьмой шкалах (до 78 Т-баллов) были обнаружены у больных с психомоторными пароксизмами, что свидетельствовало о наличии у этих больных тревожно-депрессивных проявлений и своеобразия поведения.

У больных с большими судорожными припадками профиль располагался в пределах нормы с небольшим подъемом на второй и седьмой шкалах, а у больных, у которых пароксизмы протекали с выраженной вегетативной аурой и последующим кратковременным выключением сознания, отмечалась «конверсионное», свидетельствующее о наличии черт демонстративного поведения и склонности к соматизации тревоги. Приведенные данные позволяют считать, что поражение лимбических систем височной доли мозга не приводит к выраженным постоянным изменениям психического состояния.

У больных с поражениями мозгового ствола эмоциональные расстройства были более постоянны, но незначительны по интенсивности. У некоторых из них наблюдались также нарушения сна или бодрствования. Профиль у этих больных обнаруживал повышение на второй шкале, практически не превышающее пределов нормы, и относительное повышение на восьмой шкале. Из этого следует, что исследования не обнаруживали выраженных психических изменений и в этих случаях, что подтверждалось и клиническими данными.Только у больных с поражением оральных отделов мозгового ствола могли наблюдаться изменения профиля, аналогичные описанному суммарному профилю при гипоталамических поражениях и, по-видиому, реализующиеся через структуры подбугорной области (гипоталамо-мезэнцефальный синдром). Обнаруженные различия усредненных профилей методами многостороннего исследования личности при различных уровнях поражения лимбико-гипоталамо-ретикулярного комплекса были позже подтверждены М.Г. Кючуковым и О.А. Колосовой (1973).