Понятие, классификация, структура, функции и механизмы формирования профессиональной идентичности психологов

 в раздел Оглавление

«Профессиональная идентичность психологов»

Раздел 1. Теоретико-методологические основы исследования профессиональной идентичности психологов

Глава 2. Понятие, классификация, структура, функции и механизмы формирования профессиональной идентичности психологов

§1. Сущность понятия профессиональной идентичности психологов

Переживание идентичности актуализируется и в профессиональной деятельности человека. Проблема идентичности возникает в плане реализации профессиональной идеологии человека, осуществления профессиональной подготовки специалиста, становления профессионализма [20].

Л.Б. Шнейдер даёт следующее определение понятию профессиональной идентичности. Профессиональная идентичность - это результат процессов профессионального самоопределения, персонализации и самоорганизации, проявляющийся в осознании себя представителем определенной профессии и профессионального сообщества, определенная степень отождествления-дифференциации себя с Делом и Другими, проявляющаяся в когнитивно-эмоционально-поведенческих самоописаниях Я [22].

Позже Л.Б. Шнейдер уточняет своё определение [21].

Профессиональная идентичность, с её точки зрения, является психологической категорией, которая относится к осознанию своей принадлежности к определённой профессии и определённому профессиональному сообществу. Профессиональная идентичность детерминирована профессиональным общением и профессиональным опытом, репрезентируется посредством речевых средств через образ Я. Она является аспектом специфической интеграции личностной и социальной идентичности в профессиональной реальности. Исходным становится самосознание. Исполнительным механизмом - процессы идентификации- отчуждения. Профессиональная идентичность, с точки зрения Л.Б. Шнейдер, – это объективное и субъективное единство с профессиональной группой, делом, которое обуславливает преемственность профессиональных характеристик (норм, ролей и статусов личности). Образ Я является способом выражения профидентичности.

Профессиональная идентичность, по Л.Б. Шнейдер, может быть построена через три составляющие, которые в Я – концепции часто определяют как совокупность установок «на себя» [22]:

  1. когнитивная составляющая (профессиональные знания и профессиональные умения);
  2. эмоциональная составляющая (эмоционально-оценочное отношение к профессиональным убеждениям и знаниям, к самому себе как «деятелю»);
  3. поведенческая составляющая (соответствующая реакция, которая, в частности, может выражаться в поведении).

По аналогии с взглядами Дж. Марсия, Л.Б. Шнейдер выделяет статусы (виды) профессиональной идентичности: достигнутая (позитивная), мораторий, преждевременная, диффузная (размытая) идентичность. Она выделяет пятый тип идентичности - псевдоидентичность, под которой подразумевает «стабильное отрицание своей уникальности или, напротив, её амбициозное подчёркивание с переходом в стереотипию, а также нарушение механизмов идентификации и обособления в сторону гипертрофированности, нарушения временной связи жизни, ригидность Я-концепции, болезненное неприятие критики в свой адрес, низкая рефлексия» [21, с.68].

И.Б. Субботин рассматривает профессиональную идентичность как разновидность социальной идентичности, обусловленную спецификой протекания процессов идентификации-отчуждения [19]. Под профессиональной идентичностью офицеров воспитательных структур он понимает многомерный интегративный феномен, представляющий собой результат когнитивно-эмоционально-поведенческого процесса отождествления себя с профессией офицера воспитательных структур и военно-профессиональным сообществом, ведущего к самостоятельному построению военно-профессионального будущего. Как и Л.Б. Шнейдер, И.Б. Субботин выделяет три структурных компонента профессиональной идентичности, но дает им несколько иную интерпретацию.

По И.Б. Субботину, когнитивный компонент характеризуют образ профессии и образ Я в профессии. Эмоционально-оценочный – самооценка и самоотношение офицера к себе как к профессионалу, к своей и чужим профессиональным группам. Поведенческий - представлен мотивационным, подражательным, репрезентативным, регулятивным компонентами.

Содержание профессиональной идентичности составляют тождественность, определённость и целостность. Основными факторами, оказывающими влияние на процесс развития профессиональной идентичности, являются: военно-социальная среда, информационная среда, характер совместной деятельности, психофизиологические особенности личности [19].

Ю.П. Поварёнков определяет профессиональную идентичность как принятие на всех уровнях (социальном – с позиции ценностно-этнической, психологическом – внутренних подструктур личности) индивидом профессиональных ценностных позиций, санкционированных в данном профессиональном пространстве. В ней, с его точки зрения, задействованы ценностные элементы (мотивационные механизмы), а также эмоциональные – вербальные характеристики. Иными словами, достижение профессиональной идентичности происходит с помощью рефлексии и самоописания, самоотношения внешнего и внутреннего мира [14].

С точки зрения Ю.П. Поварёнкова, профессиональный компонент идентичности является одним из ведущих критериев профессионализации, наряду с профессиональной продуктивностью и профессиональной зрелостью [14]. Профессиональная идентичность характеризует значимость для индивида профессии и профессионализации в целом как средства удовлетворения своих потребностей и реализации, развития потенциала. Профессиональная идентичность оценивается на основе субъективных показателей, включая удовлетворенность трудом, профессией, карьерой, собой, профессиональную самооценку, индексы самореализации и самоактуализации личности.

Вслед за ярославской школой (Ю.П. Поварёнков) А.А. Яшина определяет профессиональную идентичность как интегративное образование личности, в котором конструируется представление человека о значимых признаках, разделяемых ценностях и целях профессиональной группы, о своём месте в этой группе. Это образование сопровождается чувством принятия своей профессиональной принадлежности и служит одним из критериев профессионализма [23].

Н.Л. Иванова и Е.В. Конева критикуют взгляды Ю.П. Поварёнкова на профессиональную идентичность как на личностное образование [10]. По их мнению, подобная точка зрения возникает именно из-за отсутствия достаточных материалов в отечественной литературе о сути социальной идентичности. Профессиональная идентичность не может быть подвидом личностной идентичности, так как связана с определённым групповым членством. Тем компонентом идентичности, который придаёт ей личностный характер, является система ценностей, сопровождающая Восприятие группового членства. Поскольку профессионализация основана на переоценке сложившейся системы ценностей и осознании собственных профессионально важных качеств, возникает иллюзия, что профессиональная и личностная идентичность – явления одного порядка. Н.Л. Иванова и Е.В. Конева рассматривают профессиональную идентичность как подвид социальной идентичности, обладающей всеми общими признаками социальной идентичности, связанными с самоопределением в социальной группе, принятием группового членства, позитивным отношением к нему, ролью категоризации и сравнения, последствиями межгрупповой дискриминации и т.д. Профессиональная идентичность, будучи подвидом социальной идентичности, всё же является личностным образованием, поэтому появляется в ходе личностного и профессионального становления и оказывает влияние на многие аспекты жизни человека. В структуре профессиональной идентичности они выделяют несколько компонентов: мотивационный, ценностный, эмоциональный и когнитивный [10].

В результате анализа отечественных научных подходов к определению профессиональной идентичности можно сделать следующие выводы: во-первых, профессиональная идентичность является чрезвычайно важной частью становления профессионалов. Сформированная профессиональная идентичность служит надёжной системой координат для осмысления как профессионального, так и личностного опыта [14, 16];

во-вторых, данная проблема не может решаться исключительно в рамках личностного подхода, рассматривающего профессиональную идентичность как разновидность самоидентичности, которая определяется степенью тождественности идеального и реального образов профессионала [7]. Профессиональная идентичность, на наш взгляд, не может быть подвидом личностной идентичности, так как связана с принятием группового членства, позитивным отношением к нему [10].

Таким образом, принимая во внимание полученные выводы, мы трактуем профессиональную идентичность как интегративное (личностно-групповое) социально-психологическое явление. Исходной позицией в определении профессиональной идентичности психологов в нашем диссертационном исследовании послужила теория социальных представлений (Ж.-П. Кодол, Д. Жоделе, С. Московиси, Г.М. Андреева, А.Н. Сухов и др.) и понятие групповой идентичности Э.Эриксона. Э. Эриксон определял групповую идентичность как «включённость личности в различные общности (историческую, географическую, классовые, национальные и др.), подкреплённую субъективным ощущением внутреннего единства и неразрывности со своим социальным окружением» [17, с.46].

По Эриксону, групповая идентичность («перенесённость внутрь групповой идентичности») является одним из трёх компонентов сложной структуры идентичности как таковой, где два других – это Я-идентичность (осознание себя неизменным в пространстве и времени) и психосоциальная идентичность (значимость своего бытия с точки зрения общества) [1]. Социальные представления способствуют формированию социальной (групповой) идентичности, т.е. не просто идентификации индивида с группой, а выработке своего собственного группового самосознания, восприятия себя как элемента системы, имеющей общее мировоззрение, общий взгляд на мир [1]. Г.М. Андреева объясняет связь теории социального познания и теории социальной идентичности следующим образом:

«Проблема социальной идентичности выступает органической частью психологии социального познания. стремление к позитивной идентичности предполагает наличие определённого образа мира: утрата её означает для человека видение «другого» мира. Всякий раз, когда идентичность становиться негативной, возникает стремление уйти в «другой» мир; следовательно, дисгармония между «Я» и «моей» групповой принадлежностью становится механизмом расшатывания сложившегося образа мира. Построенные образы двух элементов этой картины («Я» и «Группа») или при другом «счёте» - четырёх («Я», «Группа», «Время», «Среда») могут быть рассмотрены как своеобразные «результаты» процесса социального познания» [1, с.213].

Итак, мы определяем профессиональную идентичность психологов как многомерное, интегративное (личностно-групповое), социально- психологическое явление, представляющее собой степень их отождествления с профессией и включённости в профессиональную группу на основе делового общения и социальных представлений, в результате чего происходит Восприятие, а также эмоциональная оценка данными специалистами самих себя, характеристик профессии и группы; при этом возникают различные эффекты взаимодействия, прежде всего проявляющиеся в ценностно-профессиональном единстве.