О природе интерференции в парадигме установки

 в раздел Оглавление

«Когнитивная и прикладная психология»

Раздел 2
ОПОЗНАНИЕ И ПОЗНАНИЕ

О природе интерференции в парадигме установки

В современных исследованиях познавательной деятельности круг проблем, связанных с изучением интерференции, значительно расширен в связи с интенсивным развитием направления, изучающего различные проявления активности личности в познавательных процессах, индивидуально-личностные детерминанты переработки информации, особенности организации когнитивной и эмоциональной сферы субъекта.

Мы понимаем интерференцию как эффекты, возникающие на всех уровнях обработки информации при взаимодействии различных информационных потоков и отражающие особенности регуляции деятельности как на сознательном, так и на неосознанном уровнях.

В проявлении интерференции существуют большие индивидуальные различия, что свидетельствует о наличии личностных детерминант этого явления. Различия между людьми в характере и способах переработки информации, устойчиво проявляющиеся в различных ситуациях, отражаются в когнитивных стилях. Или иначе, когнитивный стиль есть «проявление в сфере познания более общих закономерностей личностной организации» [1].

Е.Т. Соколова, рассматривая психологическое содержание когнитивного стиля как ключевое в проблеме «личность - познавательные процессы», использует гипотезу об иерархической структуре системы установок А.Г. Асмолова и дает следующее определение этому понятию: «Когнитивный стиль может пониматься как система установок операционального уровня, выражающая в деятельности присущие субъекту обобщенные способы решения познавательных задач» [2].

Когнитивный стиль определяется Дж. Клейном как относительно стабильная структура механизмов контроля, характеризующая индивидуальный тип адаптации и отражающаяся в особенностях познавательных процессов. Когнитивный контроль - это стратегия решения познавательных задач. Контроль влияет на многие аспекты восприятия и мышления, организуя когнитивную деятельность человека. Он «запускается» задачей, но одновременно зависит и от отношения субъекта к требованиям инструкции. Выделено несколько видов когнитивного контроля, среди них наибольшее распространение получила характеристика «гибкости-узости» когнитивного контроля [3].

Выявление особенностей когнитивного контроля возможно в условиях создания конфликта, т.е. в таких ситуациях, в которых наиболее ярко может проявиться интерференция, служащая индикатором особенностей когнитивного контроля.

Наиболее удобной моделью изучения особенностей когнитивного контроля является тест Струпа, позволяющий измерять величину интерференции, создаваемой конфликтными параметрами (значение цвета и значение слова), представленными в одном стимуле. С помощью теста Струпа во многих исследованиях изучались разные параметры когнитивной организации человека: «образность-вербальность», «степень автоматизации», «гибкость-узость» контроля, интерферируемость.

По существу, во всех характеристиках когнитивного стиля, диагностируемых с помощью теста Струпа, отражаются индивидуальные различия людей в способах разрешения конфликтных ситуаций, или шире - в регуляции познавательной деятельности. Оказалось, что в выполнении теста Струпа проявляются большие индивидуальные различия, которые выражаются в том, что одни люди («низкоинтерферируемые») более устойчивы к интерферирующим воздействиям, а у других («высокоинтерферируемые») эффект интерференции сильно выражен. В ряде исследований установлено, что эти группы различаются по ряду поведенческих и психологических характеристик [3, 4, 5].

В структуре когнитивного стиля интерферируемость, как нам представляется, занимает особое место, так как это параметр, в котором проявляется регуляционная функция познавательной сферы личности. Мы полагаем, что свойство когнитивного контроля и его показателя - интерферируемости - можно рассматривать как стержневое в структуре когнитивного стиля. Проявляясь на различных уровнях познавательно-исполнительной деятельности, оно может определять выраженность других параметров когнитивного стиля, отражающих индивидуальные особенности различных аспектов деятельности. В связи с этим можно предположить, что степень выраженности интерферируемости может обусловливать проявления других характеристик когнитивного стиля (полезависимости и поленезависимости, рефлективности и импульсивности), в основе диагностики которых лежит необходимость отстройки от воздействия нерелевантных признаков стимульного поля, выбор из нескольких альтернатив.

Выраженность эффектов интерференции при разрешении проблемно-конфликтных ситуаций является индикатором успешности разрешения таких ситуаций, отражающим индивидуальные особенности (или субъективный план) отдельных аспектов деятельности. Одним из механизмов скрытого, но обязательно присутствующего субъективного плана всякой объективно реализующейся деятельности является установка.

Установка - это «предварительная готовность человека к какому-либо действию, определяющая характер протекания человеческого поведения и его психических процессов» [6]. Основными свойствами установки являются гибкость или РИГИДНОСТЬ, стабильность или неустойчивость [7, 8].

Мы полагаем, что природа интерференции тесно связана с установочными эффектами, и что в индивидуальных особенностях интерференции в познавательно-исполнительной деятельности могут проявиться различные свойства установок (гибкость или РИГИДНОСТЬ), присущие личности, с одной стороны, а с другой, - выраженность интерференции может служить индикатором объективации неадекватной для данной ситуации установки.

Для проверки выдвинутой гипотезы мы воспользовались тестом Струпа, являющимся одним из наиболее популярных в последние годы. Он представляет, по образному выражению Д. Олпорта, «микрокосм эффектов интерференции». Модель конфликтной ситуации, создаваемой в тесте Струпа, с нашей точки зрения, позволяет выявить особенности проявления интерферируемости и вскрыть влияние установочных эффектов при объяснении природы интерференции. Источником интерференции в тесте Струпа является наличие конфликта во внешней стимуляции, т.е. перцептивного конфликта, о чем говорят данные об инверсии результатов выполнения Струп-теста в разных условиях реагирования (чтение, поиск, классификация и т.д.).

Нам представляется, что одним из важных источников интерференции в познавательно-исполнительной деятельности являются различного рода установочные эффекты, которые, будучи неадекватными требованиям задачи, могут вступать в конфликт с этими требованиями и приводить к снижению эффективности и даже срыву деятельности. Мы подчеркиваем в данном случае негативное влияние установочных эффектов на протекание деятельности, поскольку именно отрицательные эффекты, связанные с действием неадекватных установок, позволяют выявить и объективировать эти установки [8].

Основной задачей нашего исследования являлось изучение природы интерференции и проверка гипотезы о связи свойства интерферируемости с особенностями операциональных установок субъекта [9]. Для решения этой задачи была разработана методика, представляющая собой модификацию теста Струпа. Суть модификации состояла в том, что испытуемым при работе с картами теста Струпа предлагалось давать ответную реакцию не на каждый стимул, а только на те, которым предшествует заданный ключевой стимул. Тест включал в себя шесть субтестов. Первые два из них были контрольными. Остальные четыре субтеста, постепенно возрастающей трудности, выполнялись с интерференционной картой. Причем выполнение последних двух заданий (субтесты V и IV) требовало переключения уровней обработки информации (сенсорно-перцептивного и вербального) на каждом шаге выполнения задания. Таким образом, разработанная методика позволяла выявить особенности проявления свойства интерферируемости на разных уровнях обработки информации.

В контексте настоящего сообщения особый интерес представляет тот факт, что предложенная методика позволила создать и исследовать еще один вид интерференции, а именно интерференцию установок и предлагаемой инструкции. Предложенная модификация существенно отличается от теста Струпа, при работе с которым инструкция не изменяется, что позволяет выполнять тест при автоматическом контроле.

Смена инструкций при выполнении модифицированного теста заставляла испытуемых активизировать контроль, создавала предпосылки к когнитивному усилию, требующему как более тщательного фокусирования внимания и устойчивости произвольного контроля, так и включения более глубинных механизмов регуляции деятельности. Как только испытуемый переходил в режим автоматического контроля, происходила подмена задачи, и эффект интерференции проявлялся в замене инструкции. Следует отметить, что данный вид интерференции оказался значительно более выраженным по сравнению с интерференцией, вызываемой наличием конфликтных параметров в стимульном поле. Собственно перцептивный конфликт для испытуемых как бы отступал на второй план. На первый план выступал конфликт, обусловленный скрытыми психологическими механизмами, вовлеченными в деятельность.

Каким образом субъективно переживается создаваемая конфликтная ситуация? Испытуемыми в этом исследовании были студенты факультета психологии СПбГУ (30 человек). Все они указывали на трудность удержания инструкции: «инструкция плывет, ускользает, необходимы специальные усилия, чтобы не нарушалась программа действия». Почти у всех испытуемых возникали сомнения в правильности выполнения заданной инструкции. С этими субъективными отчетами хорошо согласуются объективные данные регистрации результатов выполнения заданий. Оказалось, что у одной трети испытуемых при работе с интерференционной картой отмечались случаи подмены инструкции в ходе выполнения заданий. При этом одни испытуемые замечали переход на другую инструкцию и возвращались к заданной, другие следовали принятой ими неадекватной инструкции на протяжении выполнения всего задания. Выявленный вид интерференции оказался наиболее мощным как по объективным показателям снижения эффективности деятельности, так и по субъективным впечатлениям испытуемых. В эксперименте наблюдались случаи, когда испытуемые не могли преодолеть созданную конфликтную ситуацию и отказывались от выполнения задания.

В чем же природа конфликта, индикатором которого явилась в нашем эксперименте интерференция инструкций? При выполнении задания инструкция испытуемому программирует его деятельность, активизирует необходимые для выполнения задания функциональные структуры, настраивает субъекта на выполнение этого задания и создает определенный уровень готовности, т.е. формирует определенную актуальную установку. Высокая эффективность деятельности в условиях конфликта и частой смены инструкций обеспечивается, с одной стороны, гибкостью актуальной установки, что создает возможность для своевременного переключения на новую программу-инструкцию, а с другой стороны - устойчивостью актуальной установки в ходе выполнения каждого конкретного задания. Такое сочетание гибкости и устойчивости актуальных установок обусловило высокую эффективность деятельности у 20 испытуемых и отсутствие у них эффекта интерференции инструкций.

Индикатором объективации неадекватных установок в эксперименте служили сбои в выполнении заданий. Анализ позволил выявить две основные тенденции в ошибочных реакциях испытуемых. Первая из них заключается в переключении испытуемого на более адекватный для данной задачи способ реагирования - поиск по параметру цвета и чтение слова вместо поиска по значению слова и называния цвета. Иначе говоря, в подобной ситуации имеет место ассимиляция инструкции предпочтительным для испытуемого способом обработки информации и, в результате, реконструкция инструкции в направлении приведения ее в соответствие с этим способом. Мы полагаем, что возникновение этой тенденции связано с действием неосознанной фиксированной установки, вступающей в конфликт с инструкцией. При этом закономерности бессознательного действия фиксированной установки определяют программу деятельности и организацию ответных реакций испытуемого [10]. Осознание неадекватной программы приводит к остановке в выполнении деятельности и к возвращению к заданной инструкции.

Вторая (менее выраженная) тенденция, проявившаяся в ошибочных реакциях испытуемых, связана с влиянием предшествующей инструкции. Иначе говоря, здесь проявляется свойство ригидности актуальной установки, затрудняющее переключение с одной задачи на другую.

Таким образом, предложенная методика и результаты выполненного исследования позволили выявить механизмы проявления эффектов интерференции в познавательно-исполнительной деятельности. В основе природы интерференции лежит конфликт между неадекватными цели деятельности неосознаваемыми фиксированными и актуальными установками субъекта и принятой целью деятельности, в результате чего деятельность приобретает как бы второй план детерминации и реализуется по неадекватной программе.

Результаты исследования свидетельствуют о многоуровневости эффекта интерференции и о необходимости диагностики свойства интерферируемости с помощью различных интерференционных заданий.

Предложенная методика позволяет строить профиль интерферируемости субъекта, на основании которого можно судить о предпочитаемых способах обработки информации и выраженности свойства интерферируемости на различных уровнях познавательно-исполнительной деятельности, а также об особенностях когнитивного контроля.

Разработанная методика программно реализована в пакете прикладных программ «Автоматизированная система профессиональной психодиагностики» (МГП «Эргономика» ХК «Ленинец»), что существенно расширяет возможности ее использования.

Литература

  1. Соловьев А.В. Исследование познавательных стилей в американской психологии // Зарубежные исследования по психологии познания. — М., 1977.
  2. Соколова Е.Т. О психологическом содержании понятия «когнитивный стиль» и его использовании в исследовании личности // Личность и деятельность. — М., 1977.
  3. Klein G. Perception, motives and personality. — N. Y., 1970.
  4. Аллахвердов В.M. Опыт теоретической психологии. — СПб., 1993.
  5. Колга В.А. Дифференциально-психологическое исследование когнитивного стиля и обучаемости: Дисс. канд. психол. наук. — Л., 1976.
  6. Надирашвили Ш.А. Закономерности формирования и действия установок различных уровней // бессознательное. Природа, функции, методы исследования. Т.1. — Тбилиси, 1978.
  7. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. — М., 1966.
  8. Прангишвили А.С. К проблеме бессознательного в свете теории установки: школа Д. Н. Узнадзе // бессознательное. Природа, функции, методы исследования. Т.1. — Тбилиси, 1978.
  9. Асмолов А.Г. Об иерархической структуре установки как механизма регуляции деятельности // бессознательное. Природа, функции, методы исследования. Т.1. — Тбилиси, 1978.
  10. Надирашвили Ш.А. Понятие установки в общей и социальной психологии. — Тбилиси, 1974.