III «Изложение Последняя книга наций»

 в раздел Оглавление

Изложение Последняя книга наций

III

...На кладбище расстрелянных иллюзий   
Уж не хватает места для могил.  
Василий Симоненко   

сознание человека-формулы, узость взглядов которого ограничивается формулой, в каком бы то ни было случае, обязательно скажет о выборе, а точнее, о существовании его возможности. Но стоит только ему напомнить о существовании формулы, которая и подталкивает его к этому выводу, как человек начинает приходить в раздражение, легко переходящее в ярость и исступление.

Реакцию его можно понять и предвидеть, поскольку внешнее обилие продуктов, учреждений, вузов, школ, фирм и видов деятельности, которыми так гордится человек-формула, искусно создает массу всевозможных альтернатив, которая и является иллюзией выбора. А что есть выбор в своей сути? Какой процесс лежит в его основе? Это процесс оценивания. И практически каждый человек-формула на протяжении 24 часов только и делает, что оценивает, выносит Суждение, высказывает мнение. Посидите рядом с такими людьми, понаблюдайте за ними, за ходом их мыслей и у вас сложится верное впечатление относительно того, что они «живут», чувствуют что «живут» только тогда, когда делают выбор.

Подавляющее число людей, прочитавших эти два абзаца, зададут два действительно ценных вопроса:

  1. Какая связь существует между формулой и выбором?
  2. И разве плохо то, что люди «живут», выбирая?

Дадим ответы на них в той же последовательности. И первое, что мы сделаем, вспомним второе следствие взрослой формулы из гл. II, стр.29, аб.5, а именно: «Разделение мира на тех, кому дозволено производить мою оценку как человека и личности и на тех, кого могу оценивать я». И теперь вспомним о том, почему произошла эта метаморфоза, какой процесс лежал в еѐ основе, что привело к этому? Чтобы ответ на этот вопрос и на самый главный – о связи между формулой и выбором, был точным, нужно вернуться ещѐ дальше и вспомнить о следствии детского варианта формулы из гл.II, стр.29, аб.3, а именно: «Ориентация на других (начиная с родителей) в оценке нужности своей жизни».

Между двумя этими следствиями, характеризующими состояние сознания, проходит определенное время. Причем у каждого – своѐ по длительности, что прямо зависит от внешней степени «благополучия». На протяжении всего этого времени ребѐнок испытывает растущий в геометрической прогрессии стресс и всевозможные душевные потрясения от того, что слышит, видит, чувствует и понимает. И это состояние объясняется тем, что растѐт и развивается он в окружении людей, воспитанных такой же формулой, т.е. в постоянно растущей атмосфере недоверия и оценок, оценок, оценок, сопровождающих постоянную вражду и напряжение, которые он чувствует, но не может осознать и, как следствие, объяснить. По причине потери доверия к родителям и одновременной зависимости от них, «Я» ребѐнка уходит абсолютно большей своей частью в оценки других и формируется там, а то, что мы называем самосознанием как таковым, принадлежащим именно самому Человеку, так и остаѐтся в форме покалеченного и чудом уцелевшего клочка чистого сознания, нетронутого формулой.

Такой стресс и напор ребѐнок не может выдержать долго, он просто умрѐт от потрясений. Он это чувствует, но не может осознать и объяснить, а это столь же страшно, как понимать, что ты умираешь, но никто не может понять от чего.

И взрослые оказывают ему «помощь» из самых благих намерений. Как? Родители просто говорят ребѐнку о том, что остальные неправы потому-то и потому-то. И ребѐнку от этого становится действительно легче! Почему? Потому что этим поступком родители запустили совершенно другой механизм, на который стоит обратить особое внимание, поскольку они дают ребѐнку понимание того, что он сам может оценивать всех и вся. Родители практически никогда не задумывались над этим, они делали и продолжают делать это машинально, поверхностно, т.к. они заняты более важным делом – им нужно не выпасть из системы. Именно это «важное дело» постоянно занимает мысли родителей и всех, без исключения» взрослых людей-формул, на что мы впервые указали в гл.I, стр.20, аб.1: «Часто родители думают о чем или о ком угодно, но только не о своих детях и не об их будущем и настоящем. О чѐм же? Узнаем чуть позже и, возможно, вас осенит гораздо раньше, чем вы найдете ответ на следующих страницах книги».

Остановимся на этом моменте подробнее, поскольку он ясно покажет, что в основе оценивания других лежит уже знакомый нам механизм.

Напряжение, грозившее физическому выживанию организма ребѐнка, получает из-за этого поступка родителей не просто выход. Благодаря родительской «помощи» формируется единственный, первый и основной механизм, способ снятия напряжения, который в прямом смысле слова срастается с инстинктом самосохранения и становится практически безусловным рефлексом. Так оценивание становится первым способом, фундаментом отношений не только с миром, но и самим собой.

Никто в настоящее время не может сказать, сколь велико испытываемое ребѐнком напряжение, но несомненным остается то, что оно лишь растѐт по мере взросления. После того, как ребѐнок получил в своѐ распоряжение оценивание, он с невероятной скоростью начинает оценивать всѐ и всех без исключения: всѐ что видит, слышит, чувствует, сознает – без конца повторяя этот перенос на всѐ большее число людей, предметов, событий и явлений.

Не знаком ли вам этот процесс?

А ведь это – зеркальное отражение того оценивания, которым пользовались родители-формулы при воспитании ребѐнка: бессознательно оценивая всѐ, что связано с ним в части соответствия представлениям личным, групповым и общественным о «правильном человеке». Теперь, вступая в контакт с другими людьми и объектами, ребѐнок лишь бессознательно пользуется тем, что успел принять от родителей и без остановки переносит оценивание на всѐ большее число контактирующих с ним людей и прочих объектов.

Понимаете ли вы что произошло?

Процесс просто стал двусторонним: одна сторона этого механизма-процесса без конца переносит оценку своей личности на всѐ, с чем вступает в контакт (т.е. происходит оценивания «Я» ребѐнка другими) и вызывает у него раздражение и колоссальное нервное напряжение, а другая сторона при «помощи» родителей без остановки переносит оценивание на всѐ, с чем прямо или косвенно вступает в контакт, сбрасывая это напряжение. Давайте особо отметим этот момент и запомним его, поскольку мы не раз к нему ещѐ вернѐмся, чтобы показать ужасные последствия, которые множат люди-формулы, живущие «самой обыкновенной жизнью». А пока мы сосредоточимся на вопросе, который пока ещѐ не получил ответа: «Так какая же связь между формулой, тем, о чѐм мы говорили выше, и выбором?». Всѐ очень просто и изощрѐнно одновременно.

Во-первых, процесс оценивания снимает нервное напряжение и душевную боль подрастающего ребѐнка, а потом и взрослого человека, способствуя снятию вопроса о самой причине, вызывающей это нервное напряжение. Во-вторых, этот процесс концентрирует внимание не на проблеме, а на ощущениях, поскольку «вчерашний ребѐнок» с помощью него становится в своѐм представлении родителем для тех, кого он оценивает.

Причѐм же здесь выбор?

При том, что само явление отсутствия выбора и связанная с осознанием этого боль и колоссальное нервное напряжение от того, что никто из нас никогда не имел выбора, заменяется на возможность получения не только облегчения, но и удовольствия от того, что теперь от «вчерашнего ребѐнка» кто-то зависит (кого можно оценивать, влиять на его положение в обществе, состояние здоровья, репутацию и т.д.). Понимаете? На глубочайшем уровне психики, отсутствие выбора, могущее привести к катастрофическим для человека психическим состояниям – заменяется формулой на механизм оценивания, результатом деятельности которого становится появление такого понятия как - полнота. И степень этой полноты: от облегчения до удовлетворѐнности и удовольствия, - находится в прямой зависимости от количества объектов, оценивающих «вчерашнего ребѐнка» и, внимание (!), числа тех, кто сам ищет оценки тех, кто сам является объектом оценивания. Иными словами степень наслаждения напрямую зависит от места человека-формулы в иерархии.

Вместо возможности лечения причины боли, человек-формула, образно говоря, получает обезболивающее, эффективность которого напрямую зависит от того, насколько часто и качественно он оценивает всѐ, с чем вступает в контакт.

Теперь вы понимаете, к чему приводит родительская «помощь», когда ребѐнку дают в руки механизм оценивания для снятия напряжения? Родители «замазывают» проблему, направляя внимание ребѐнка не на еѐ решение, а на поиски способов снятия напряжения, удовлетворенности и получения удовольствия за счѐт оценивания других. Этим способом родители уже в который раз предают своих детей. И здесь наступает момент, когда приходит понимание того, что у родителей нет выбора в этом случае, поскольку они совершают предательство в очередной раз чисто механически, словно роботы, не вникая в суть проблемы. Почему? Потому, что у них нет времени, ведь огромная часть их времени и сил уходит на то, чтобы не выпасть из системы. Взрослый человек-формула не может поступить иначе, потому что живѐт по формуле «непослушание-смерть», а ребѐнок не может отказать себе в приѐме такого лекарства, поскольку живѐт по формуле «непослушание-боль».

Для короткого и сжатого резюмирования предыдущего абзаца будет уместно привести слова Марка Туллия о том, что: «Раб не хочет быть свободным. Он хочет иметь своих рабов». Это и происходит. Из-за потерянного доверия, ребѐнок становится рабом взглядов и мнений своих родителей и, по мере вступления во взрослую жизнь, таким же рабом мнений и взглядов всѐ большего числа людей-формул, постепенно группируя и классифицируя их по критерию веса их мнения в обществе. Такой прогрессивный рост числа людей-формул, критиков по своей сути, провоцирует рост ещѐ большего внутреннего напряжения, природу которого не способно доступно и верно объяснить 99,99% родителей из-за недостатка времени и сил. А это, в свою очередь провоцирует рост желания иметь своих рабов, т.е. иметь возможность оценивать как можно большее число объектов.

Следует упомянуть, что желание иметь своих рабов не всегда следует понимать буквально, хотя оно и является высшим удовольствием для людей, воспитанных и живущих по формуле. Почему? Потому что все, так называемые «другие» люди-формулы, воспитаны и живут той же формулой и стараются, как и вы, всеми силами держаться друг от друга подальше, делая это, порой, совершенно бессознательно, т.к. чувствуют угрозу или смутно ощущают возможность еѐ существования.

В этом случае роль рабов выполняет всѐ, что угодно – от вещей до событий, которыми мы можем не только владеть и управлять, но и приходить в бешенство, когда кто-либо пытается вмешаться или взять что-то без спроса, а так же комментировать, обсуждать, судить, оценивать и т.д. – вот почему рабам так по душе различные телевизионные шоу, в которых есть победители и побежденные, где оценивают и осуждают, хвалят и унижают и т.д. и т.п. Им по нраву всѐ, что можно оценивать без конца. Главное, что бы это что-то периодически обновлялось по своей форме и вновь привлекало внимание, иначе рабы теряют смысл своего существования, впадают в депрессию и начинают грозиться поднять бунт. Рабы просто не могут жить без оценок от других и без оценивания других. Они не могут жить не выбирая.

Теперь вернѐмся к ответу на второй вопрос: «И разве плохо то, что люди «живут», выбирая?». Кому-то может показаться, что мы ответили на этот вопрос выше, но это не так, просто потому, что этого вопроса не существует. Поскольку «хорошо» и «плохо» - это результат механизма оценивания, а выражение ««живут», «выбирая» – это вообще иллюзия, присущая только рабам. Так где же был вопрос? Вопрос звучит совершенно иначе: «Что поддерживает иллюзию того, что люди живут, выбирая?».

Первую пелену мы убрали – это стремление к оцениванию других, снимающее напряжение и унимающее на какое-то время душевную боль и глубинные сомнения в человечности происходящего. Но эта причина, как мы уже знаем, оказывается довольно поверхностной, поскольку не учитывает взаимосвязи отношений между людьми-формулами и без учѐта которой поиск причины всегда будет напоминать хождение вокруг да около. Вот только теперь мы знаем, что причина лежит в формуле, которая формируется и прививается детям. А поскольку дети являются в абсолютном своѐм большинстве лишь принимающей стороной в течение огромного отрезка своей жизни, то единственным источником влияния, отправной точкой, имеющей сознание и обучающей их – являются родители. А значит, причина этой иллюзии лежит не в формуле детей, а в формуле взрослых, в которой, если быть точным, можно найти ключ, ведущий к ответу на наш вопрос об иллюзии жизни при выборе.

Для этого обратимся к гл. II, стр.25, аб.2: «На эти слова даже начинающий манипулятор скажет о том, что мы уже давно живѐм в цивилизованном мире, где уже давно не отрубают головы, а смерть в подавляющем числе случаев является лишь причиной недосмотра и вины самого человека. К этой манипуляции мы ещѐ вернѐмся, а пока продолжим поиск ответа на вопрос о причинах того, почему в формуле появляется место для смерти». Этот отрывок поможет нам в дальнейшем, а теперь каждому из нас необходимо осознать ещѐ одно явление: факты и правда могут быть весьма далеки от истины. Это, на первый взгляд, абсурдное утверждение тут же попытаются опровергнуть те, кто не хочет вашего знания о реальном положении вещей.

Вместо отвлечения внимания на всевозможные потуги таких людей-формул, приведем простой и наглядный пример: я покажу вам ручку синего цвета и задам вопрос: «В чѐм состоит факт относительно цвета этой ручки?». Вы, практически не задумываясь, ответите, что факт в том, что она синего цвета. И вы будете совершенно правы. Но, что, если «правда» заключается совершенно в другом и часто, в совершенно противоположном направлении? Спросите у любого из физиков, и он вам ответит, что ручка на самом деле может быть совершенно любого цвета, но только не синего. Синий цвет – это отражение, которое воспринимает ваш глаз. Понимаете, в чѐм заключается «обман»?

В том, что пользуясь такими понятиями как «правда» и «факты», являющимися на деле лишь поверхностными явлениями, можно с невероятной легкостью манипулировать людьми. Иными словами, говоря чистую правду можно обманывать людей. Если вы задумаетесь над этим в свободное время, то поймете, что понятие «правда» ограничивается лишь кругом ваших знаний и умений ими пользоваться, а так же уровня осознания взаимосвязей и умения их видеть.

Теперь можно приступить к поиску ответа на вопрос, предварительно расширив его с учѐтом приведенных выше абзацев: «Является ли формула «непослушание-смерть» существующей и что поддерживает иллюзию жизни при выборе?».

Начнѐм мы с того, что смерть в качестве наказания за ту или иную степень непослушания в самых различных его формах постоянно использовалась и используется в настоящее время. Изменилась лишь частота и предлог для такого рода наказания. Не вдаваясь в подробности, укажем на то, что использование такого прямого и грубого метода наказания столь же часто и довольно быстро приводило к ломке государственных и общественных систем в форме революций, убийств и всевозможных видов насилия. Разумеется, люди-формулы, продолжающие воспитываться в рамках формулы всю свою жизнь, начали понимать, что удовольствие от такой формы оценивания может быть довольно скоротечным и закончиться смертью, часто, самой ужасной из характерных для своего времени. Но можем ли мы утверждать, что прямое использование формулы «непослушание-смерть» исключено в наши дни? Нет. И дело не только в формальной смертной казни, одобренной государством и толпой, а в том, что людей по-прежнему убивают на улицах, в собственных домах и т.д. Но ведь убить человека можно не только физически применяя силу, поскольку мы часто становимся свидетелями доведения до самоубийства, игнорирования, запугивания, клевету, шантаж, оскорбления и т.д. – и в нашем веке этот вид убийства получил повсеместное распространение.

Наверняка, прочитав предыдущий абзац, многие почувствовали спад внутреннего напряжения, как будто бы стало легче в том месте, где мы заговорили о других способах убийства нашего времени. Но через пару абзацев вы узнаете, насколько страшны последствия этого облегчения. А пока, объединяя предыдущие абзацы, можно сделать промежуточный вывод: «Постоянное утверждение и подтверждение жизненным опытом формулы «непослушание-смерть», привело процесс оценивания к проявлению в жестоких и чудовищных формах и способах управления людьми и что очень часто находило среди этих людей революционный отклик, отправляя таких оценивателей на плаху или четвертование». Но это явление не вызовет ни у кого из вас ужаса, поскольку даже самый заурядный человек-формула увидит в таких восстаниях намѐк на справедливость и вполне естественный исход насильственного правления. Но дело в том, что параллельно с этим, практически каждый человек-формула, продолжая жить и воспитываться в еѐ рамках, даже не осознавая этого, искал другие способы оценивания – более эффективные и надежные.

И ведь даже это не столь важно, как понимание того, что человек-формула, столкнувшись с фактом того, что в любую минуту он может расстаться с жизнью просто потому, что слишком прямолинеен и не знает иных форм оценивания, кроме грубого насилия – не ищет решения проблемы и имеет лишь растущее желание найти другой способ оценивания и управления! Человек-формула не хочет, не желает осознать причину своих бедствий, он ищет более эффективные, надежные и долговечные способы не только снятия напряжения, но и получения удовлетворения, а ещѐ лучше – удовольствия. Так формула «непослушание-смерть» стала сущностью, механизмом и отправной точкой всей интеллектуальной деятельности человека-формулы.

И это решение было найдено: просто явное слово «смерть» было заменено во взрослой формуле на слово «умирание», неявно подразумевающее и саму смерть, срок наступления которой неизвестен. Согласитесь, такая замена вызвала такое же облегчение, как и в гл. III, стр.40, аб.1, ч.2: «Но ведь убить человека можно не только физически применяя силу, поскольку мы часто становимся свидетелями доведения до самоубийства, игнорирования, запугивания, клевету, шантаж, оскорбления и т.д. – и в нашем веке этот вид убийства получил повсеместное распространение».

Как произошла эта замена мы обязательно рассмотрим в следующих главах, а пока обратите внимание на то, какая разница для людей, воспитанных по формуле «непослушание-смерть» появилась между понятиями «смерть» и «умирание» в рамках формулы. Именно эта разница и приносит облегчение, снимает напряжение с ваших нервов и сознания, но в то же время, проницательные читатели обязательно укажут на важнейшую деталь: суть формулы «непослушание-смерть» при замене «смерти» на «умирание» не изменилась совершенно, поскольку смерть лишь стала растянутым во времени явлением, но всегда с конечным и вполне очевидным финалом. Но по-другому быть и не могло, поскольку суть этих формул – оставить вас рабами, просто сменив одну пытку на другую, более изощрѐнную, непонятную для вас. Не более того.

Однако, напряжение будет расти даже при таком облегченном методе, а значит, оценивание так же должно было претерпеть изменения, ведущие к возникновению очередного «нового» способа снятия напряжения. Конечно, такой способ есть, он не мог не возникнуть там, где мало-мальское человеческое сознание схватывает ту мысль, что вся его жизнь, как и жизнь родных и близких, друзей и знакомых возможна исключительно через умирание в системе, выпадение из которой означает смерть. Как же в таких условиях не поднимать революции, не грабить, не убивать, не совершать над друг другом иные формы насилия, включая террор, когда вся жизнь – борьба за место полке в системе. И с кем? С такими же людьми как вы, дорогие читатели. С возрастом или (и) с развитием, расширением сознания – это напряжение только растѐт. И прежде, чем ответить на вопрос о том, что же из себя представляет очередной способ укрепления формулы, мы ответим на предыдущие, поскольку сейчас для этого самое время. Итак, формула «непослушание-смерть» - существует, но, благодаря поискам человека-формулы более надежных средств насилия и управления, принимает более растянутый во времени вид «непослушание – умирание». А иллюзию жизни при выборе создаѐт страх, неразрывно связанный с оцениванием, который только растѐт с расширением методов, способов и инструментов оценки людьми друг друга, провоцируя ещѐ больший страх и напряжение, которые в ещѐ большей степени вызывают стремление вести поиски ещѐ более изощренных методов, способов и инструментов оценивания для сброса напряжения. И когда они находятся, круг замыкается и всѐ повторяется вновь, но с ещѐ большим напряжением и этот маховик желаний оценивать других с каждым кругом становится всѐ больше, а методы, система и порядок - всѐ жестче, изощрѐннее и бесчеловечнее. Понимаете? Иллюзия жизни при выборе создаѐтся исключительно благодаря наборам альтернатив создания и снятия напряжения в различных формах - приобретение, сохранение и потеря которых составляет абсолютно большую часть времени нашего с вами существования. Мы не Живѐм, мы боимся.

Давайте зададим себе знакомый вопрос ещѐ раз: «А есть ли у взрослых выбор?». А если быть ещѐ точнее к контексту этой главы: «Велика ли разница между смертью и умиранием, когда одно совершенно ясно ведѐт к другому?». Стоит только перечитать или вспомнить предыдущие и все последующие на протяжении книги абзацы глав, как вы вновь поймѐте, что выбора у взрослых нет. А то, что политики, бизнесмены, учителя, врачи, сантехники и т.д. – каждый из вас называет выбором в сложившейся системе, на самом деле есть лишь щедро предоставленные способы умирания. Вы можете умирать на войне; вы можете умирать медленно и не замечая этого от недоедания и не получения витаминов и белков, когда каждая болезнь будет казаться совершенно отдельным фактом, имеющим свои причины, далѐкие от той, что вы видите сейчас; вы можете умирать от болезней; вы можете умирать от голода; вы можете умирать от ощущения бесполезности; вы можете гибнуть тысячами в день под колѐсами тех, кто из страха выпасть из системы спешит на работу или важные переговоры – вариантов миллионы, друзья, и последние – вы можете тихо умирать на пенсии, со страхом ожидая смерти и боясь выйти на улицу; в тюрьмах или просто покончить со всем этим самоубийством.

После того, как вы начнѐте осознавать предыдущий абзац, и в вашей голове начнут всплывать сотни вопросов, можно будет с уверенностью сказать о том, что у вас появилось напряжение. Но вот во что оно выльется? В ненависть, обвинения, скрытую злобу или равнодушие? И это странно. Поскольку даже в этом многие из вас думают, что выбирают, куда и как сбросить напряжение. У вас нет выбора, т.к. куда бы вы ни сбросили своѐ напряжение, формула, порядок, система, которые вызвали его - только окрепнут. Вот только система, порядок не может рассматриваться без людей-формул, которые еѐ и создали, и благодаря стабильности которой есть немалое количество людей-формул, живущих в лучших, чем вы, условиях. И каждый из этих людей-формул заинтересован в том, чтобы ваш выход напряжения был направлен в более безопасное для стабильности системы русло, иначе вы начинаете представлять для них угрозу.

Вместе с этим своеобразным пояснением, нужно отметить именно в этом месте одну особенность, заключающуюся в том, что выход напряжения через оценивание имеет свои ограничения. И мы обязательно рассмотрим это в одной из следующих глав.

И только теперь мы ответим на вопрос, поставленный в гл.III, стр.43, аб. 2, ч.1-2: «Однако, напряжение будет расти даже при таком облегченном методе, а значит, оценивание так же должно было претерпеть изменения, ведущие к возникновению очередного «нового» способа снятия напряжения» и «И прежде, чем ответить на вопрос о том, что же из себя представляет очередной способ укрепления формулы, мы ответим на предыдущие, поскольку сейчас для этого самое время».

И этот «новый» способ выхода напряжения через оценивание – понятие «шанса», т.е. удачи, везения. Суть которого состоит в допущении того, что когда-нибудь обстоятельства сложатся так, что человек-формула заменит одну степень умирания на другую, более комфортную, т.е. просто поднимется по иерархии. Омерзение этого явления для людей-формул заключается в том, что у них появляется надежда, и они уже живут «там», всеми силами хотят оказаться на другой ступени, более комфортной и сытой. И рост этого желания направляет все их мысли на поиск решений быстрого достижения своей «мечты». И люди-формулы, творящие систему и окружающий их порядок вещей, находят очередное «решение» в убеждении о том, что нужно просто усерднее трудиться, стараться и тогда, может быть, тебя заметят и жизнь изменится к лучшему. Не получается? Значит, ты плохо старался, попробуй ещѐ, у тебя почти получилось! И тут-то механизм оценивания с его новым способом снятия напряжения и роста ожиданий и надежд споткнулся о неприятную деталь, которая может становиться доступной для понимания немногим людям лишь по мере взросления. Заключается она в том, что число комфортных мест в системе всегда было, есть и будет ограниченным, и никто не собирается отдавать их просто так, по доброте душевной.

Это наблюдение имеет критическое значение, особенно тогда, когда вся история человечества свидетельствовала о периоде правления империй, монополий и другого рода громадных систем, полностью совпадавшим с применением прямого метода принуждения к послушанию – смерти за ослушание. Мы уже знаем, к чему это приводило. Но вот по отношению к тому, что мы рассматривали в предыдущем абзаце, это следствие вылилось в то, что одна огромная система разлетелась на десятки, а потом сотни и тысячи более мелких систем – одинаковых по своей сути и различающихся только количеством рабов и числом хозяев. А этих хозяев делает одинаковыми их желание занять место той огромной системы, которая была до них, но в которой они, по собственному мнению занимали недостойное им место и подвергались унижению со стороны бывших хозяев. Так на свет проявилось и приняло вполне конкретные очертания уродливое, уничтожающее и калечащее судьбы и жизни людей явление – конкуренция.

Вот только конкуренция тоже имеет свои пределы и какие бы показные и «реальные блага» она не приносила, ни один сознательный человек не скажет, что она дала хоть кому-то то, что называется полноценным счастьем. Она лишь приносит постоянное напряжение, которое усиливает оценивание, которое усиливает послушание, которое усиливает страх, который вновь усиливает конкуренцию и т.д. – вновь тот же самый и ничем не отличающийся замкнутый круг. Это неприятное, но неосознанное абсолютным большинством людей-формул явление приводит к мутации понятия «шанс».

Суть этой мутации заключается в том, чтобы дать людям-формулам вылить своѐ напряжение в ряде «новых» искусственно созданных для развлечения систем, таких как: различного рода игры, спортивные состязания, кинематограф и т.д. – и чем больше напряжение, тем больше ожидания людей-формул от зрелищности игр и самое главное – от результатов конкуренции вообще. Почему? Потому что чем они ярче, необычнее, жестче, тем больше эмоций и впечатлений люди-формулы получают от их просмотра или участия.

Именно это массовое излияние и получение положительных эмоций, приводит к тому, что они своим объемом на короткое время настолько снимают напряжение и создают «запас позитива» (мы говорим обычно о таких людях то, что они ещѐ находятся «под впечатлением»), что человек-формула совершенно теряет из виду саму причину своего напряжения. Даже более того, она попросту становится ему неинтересной и сам факт еѐ упоминания или возможности проявления бессознательно вызывает желание заняться чем-нибудь интересным, сходить куда-нибудь повеселиться и т.д. Но хитрость и коварство этой мутации «шанса» не только в том, что мы рассмотрели выше, но и в том, что у человека есть память и приятные воспоминания заглушают напряжение не менее эффективно, не так ли? Просто вспомните, в каких ситуациях вы вдруг ни с того ни с сего начинаете путешествие по приятным моментам прошлого.

Убедились? Только тогда, когда скучаете по нему, т.е. явно видите и чувствуете недостаток счастья и позитивных эмоций. Понимаете? Вы совершенно бессознательно, автоматически, словно робот обращаетесь к воспоминаниям, приносящим положительные эмоции, которые «замазывают» отрицательные, но совершенно не ищете решение проблемы, вызвавшей появление этого напряжения. Эта смена приоритетов внимания является одним из механизмов защиты формулы от осознания своим носителем – он не самый сложный в плане понимания, но один из самых серьѐзных в плане длительности психологической инерции, продолжая возвращать человека в одну и ту же колею сброса напряжения.

Если теперь посмотреть более глобально, то, наряду с огромным выбором альтернатив умирания, это второй способ, которым система, основанная и поддерживаемая людьми-формулами, выдаѐт отсутствие выбора за выбор. Как? Простым рассуждением о том, что каждый из нас волен выбирать себе развлечение по душе, чтобы сбросить напряжение.

Все эти альтернативы, именуемые выбором, лишь разнообразные формы одного и того же – растущего желания оценивать хоть как-то и хоть кого-то, идущего из формулы и подтверждающегося как «реальное и единственно возможное» на протяжении всей жизни. И все эти альтернативы созданы только с одной целью – «замазать» суть происходящего, ваше умирание, которое предопределено системой; понимание того, что всѐ идѐт согласно формуле и явление того, что вы сами поставите клеймо рабов на своих детей совершенно бессознательно, с улыбкой, полной благих намерений. Понимаете, к чему это приводит? Ваше мышление, совершенно без вашего участия начинает выстраивать взаимоотношения с другими людьми на простых принципах, суть которых сводиться лишь к тому, чтобы иметь как можно больший «выбор» источников получения удовлетворения от сброса напряжения и как можно более комфортное положение в системе, определяющее наименьшее число источников, причиняющих напряжение.

Вот только теперь нам нужно остановиться и оглянуться назад, чтобы посмотреть, всѐ ли мы учли? Не упущена ли нами деталь, которая служит спусковым крючком, использование которого наглухо закрывает от сознания саму формулу и открывает дверь наружу, во внешний мир с уже подготовленным формулой мышлением и мотивом деятельности. Это и есть та деталь, некая черта, переступая которую, человек-формула входит в мир только с одной единственно целью – иметь своих рабов, стать хозяином любых других жизней хотя бы на какую-то часть. Но не своей.