II «Изложение Последняя книга наций»

 в раздел Оглавление

Изложение Последняя книга наций

II

Из двух зол выбирает только тот,  
 кому не достает смелости выступить против обеих.  
Ольга Громыко   

С самых первых строк первой главы многие из читателей уловили Смысл того, что ответственность за то состояние рабства и всех его последствий в различных формах насилия и болезней несут наши родители и мы сами, с того момента, как решили стать родителями. Обойдя стороной возникающие эмоции и чувства от осознания этого явления, необходимо обратить внимание на явления более широкие, чтобы понять, чем вызван их страх перед жизнью и свободой тех, кто доверил им свою жизнь не по собственному желанию, а по факту своего рождения.

И прежде, чем приступить к этому, необходимо вспомнить две основные детали – наши родители и прочие взрослые-формулы как таковые, вне зависимости от социального положения в текущий момент, не появились сами по себе из ниоткуда – они росли, а значит, были такими же детьми, как и мы с вами когда-то. Такими же беззащитными, слабыми, впитывающими как губка всѐ, чему их учат родители. Да, все они, а, разумнее сказать, абсолютное большинство из них воспитывалось по той же формуле, в рамках которой были воспитаны их родители и т.д. К этой исторической преемственности мы ещѐ вернѐмся, а пока попробуем ответить на вопрос, куда более жесткий и нетерпящий ожидания: «По какой причине они делают это?».

Вопрос кажется до неприличия наивным, а ответ так и напрашивается сам собой: «По той причине, что они были воспитаны такой же формулой». Признаюсь, ответ верен, но опасность такого ответа определяется тем, что он не является полным. Почему? Подумайте, и ваша догадка поднимет ещѐ больше вопросов вокруг одного – главного: «Ведь это уже взрослые люди, почему они допускают наличие такого явления, когда могут прекратить его существование и проявления в любую минуту?».

Потому что формула, по которой начинает жить человек, уже выйдя из школы, выглядит так: «непослушание-смерть». Странно, мерзко и ужасно видеть снисходительные улыбки и смех тех, чье поверхностное мышление и понятие ответственности ограничивается правилами выброса мусора. Такие люди-формулы смеются, поскольку в их головы приходит первобытное племя и ещѐ раздираемое войнами средневековье, где непослушание приравнивалось к предательству и каралось смертной казнью. Бедолаги, как скудно ваше воображение, в которое уже в течение 2,5 млн. лет эволюции не может вместиться осознание всех извращенных способов, которыми пользуется формула для собственной эволюции, поддерживаемая лишь вашими собственными усилиями. На эти слова даже начинающий манипулятор скажет о том, что мы уже давно живѐм в цивилизованном мире, где уже давно не отрубают головы, а смерть в подавляющем числе случаев является лишь причиной недосмотра и вины самого человека. К этой манипуляции мы ещѐ вернѐмся, а пока продолжим поиск ответа на вопрос о причинах того, почему в формуле появляется место для смерти.

Всѐ дело в том, что люди не дураки в полном смысле этого слова, просто потому, что ещѐ никто не получал права делать лоботомию каждому без разбора, просто по факту рождения. У людей есть глаза, уши, чувства – человек, взрослея, в определенный период начинает видеть гораздо больше, чем ребѐнок, и то, что он видит, ужасает его настолько, что он с «радостью» на лице и «гордостью» за свою страну судорожно пытается найти своѐ место в жизни. Что же способно так напугать людей взрослых и физически сильных? А ужасает их лишь то простое обстоятельство, что вне системы, созданной до него и для него кем-то, ему грозит долгая или скоротечная смерть от истощения или голода. Хотя, говоря о причинах смерти и еѐ длительности, нужно понимать, насколько всѐ относительно может сложиться в наше время для каждого отдельного человека.

Закончив чтение предыдущего абзаца, многие уже усмотрят прямое продолжение формулы, разница в которой заключена лишь в замене одного слова на другое: вместо «боли» появляется «смерть». И именно вторая версия формулы отбрасывает нас в самое начало, где мы обязаны для полного и ясного понимания задать другой вопрос: «А был ли у взрослых выбор?» и «Есть ли он сейчас?». Люди-формулы, которые со всей, присущей им старательностью продолжают своѐ дело, ища соответствующие возможности использовать невежество себе подобных для собственного блага, знают, что подавляющее число людей никогда не сможет найти ответа на этот вопрос, кроме того, который уже был кем-то подброшен на заре появления человека: «Выбор есть всегда».

Так в чѐм же сложность? В той простой и очевидной причине, что все мы взрослеем в разное время и в то же время, абсолютное большинство из нас рождается, живѐт и умирает с двумя старшими поколениями. Две эти разновидности формулы: «непослушание-боль» и «непослушание-смерть» - живут в одно и то же время, бок о бок, взаимно усиливая друг друга. Именно в этой растянутости во времени и постепенности, непрерывности и методичности воздействия и кроется весь секрет. Чтобы приблизиться к ясности его понимания, рассмотрим вопрос о том, как эти формулы взаимодействуют в своей основе.

Их отношения чрезмерно просты и ужасны: взрослый человек-формула, наблюдая смерть, уничтожение, социальное падение в нищету людей, выпавших из системы, естественно начинает бояться и понимать, что это может произойти и с его детьми.

И что он делает? Требует ещѐ большего послушания от своих детей в плане выполнения тех действий, которые он считает нужными. Он не может их убить за ослушание (хотя и такое случается), но причинить боль он может и делает это бесчисленным числом способов, причем довольно часто не только с помощью физического воздействия.

С точки зрения взрослого человека-формулы, его поведение оправдано, поскольку он опирается на свой жизненный опыт и знания того, о чѐм ребѐнок ещѐ даже не догадывается и, надо признать, даже понять не сможет до определенного времени. Человек-формула полагает, что всѐ это ради блага своих детей, действуя уверенно и прямолинейно, «не церемонясь», поскольку в его жизни было достаточно примеров того, что подобный подход помогал добиваться детям других родителей действительного успеха.

Итак, на этом коротком этапе мы ясно видим, что формула воспитания взрослых, выраженная из детской, не оставляет взрослым выбора, кроме того, как воспитывать их по той же формуле, как воспитывали их ваши бабушки и дедушки. Ложь, связанная с наличием выбора у взрослых поддерживается обществом и системой в целом с одной единственной и глубокой целью, достигая которую, они запускают механизм разложения физической, моральной и духовной жизни человека-формулы, которую он может некоторое время «сохранить» только одним единственным способом – оставаясь в порядке, системе - работая на неѐ, поддерживая и защищая.

Так в чѐм же эта цель? В воспитании и развитии чувства вины, в его усилении любыми доступными средствами. На фундаментальные средства мы обратим внимание чуть позже, а сейчас обратим внимание на другое, а именно на то, почему речь идѐт именно о взрослых, когда при отсутствии выбора, точно такое же чувство вины испытывают и дети? Дело в том, что по мере взросления у человека, о котором можно сказать, что он уже взрослый, формируются свои представления и убеждения в том, как надо жить и осознание того, что он мог бы жить ещѐ лучше.

Вся совокупность этих понятий и представлений о возможно лучшей жизни, стереотипов и принципов, которые могли привести к лучшей жизни, служит критерием возможности весомо ответить на вопрос: «И чего ты добился?». Этот вопрос, заданный с улыбкой от более успешного человека или от ребѐнка, подростка, который ненавидит (в определѐнный период времени) своих родителей – бьет настолько сильно, что, порой, затмевает не только стремление жить, но и лишает жизни в ту же минуту (что прямо зависит от здоровья и чувствительности человека).

Понимаете в чѐм разница?

В том, что у ребѐнка ещѐ нет понятий, чѐтких критериев оценки других, он ещѐ губка, которая лишь впитывает и чувствует, что причиняет боль своим поведением, но ещѐ чѐтко не понимает почему и как. А у взрослого – они есть, и многие из них он может осмыслить и выразить в довольно конкретной форме. Так чувство вины родителей за то, что они немногого добились, делает с их помощью ребѐнка не только губкой, но и пластилином, из которого система, благодаря обществу, будет лепить нужного ей «человека». Этого маленького человечка-формулу ещѐ нельзя поработить полностью, чувство вины довольно смутно и может очень скоро смениться радостью и любовью. У взрослого же, окруженного тысячами нужных системе и обществу представлений о том, как «должно быть», кто и кем «должен быть», кому сколько жить – чувство вины обретает совершенно конкретные черты. Но он живѐт с ним, не стараясь разобраться в причинах частых депрессий, пустоты в душе, достигающих своего апогея, стоит ему только остаться в одиночестве. Он бежит от всего этого в клубы, на работу – куда угодно, но всѐ-таки в систему, которая щедро подаѐт ему видимые признаки правильного пути, лишь поддерживая его в своѐм гниении и от того ещѐ более усиливая чувство вины и бесполезности собственного существования.

Но в чѐм же ценность вины для порядка, системы? В том, что она усиливает основные следствия формулы для детей. Давайте их вспомним:

  1. Потеря доверия к собственным родителям, группе людей, обществу и государству.
  2. Ориентация на других (начиная с родителей) в оценке нужности своей жизни.

Только теперь, пройдя через познание «жизни» на собственном опыте взрослый человек-формула начинает понимать, какими омерзительными путями может идти развитие человека в результате воспитания по формуле, которая во взрослой «жизни» принимает ещѐ более жесткие формы. И теперь, будучи усиленными полученным жизненным опытом, всегда стоящим по значимости выше чьих-либо слов, эти следствия претерпели эволюцию и во взрослой жизни выглядят так:

  1. Недоверие к близким, друзьям, знакомым, государству, компаниям и т.д. Какими бы красивыми словами, начиная с предусмотрительности и заканчивая предосторожностью оно ни называлось, оно всегда проявляется в подозрительности, игнорировании, равнодушии и десятке других состояний, дающих прямо или косвенно понять, что вам не стоит ожидать внимания от этого человека.
  2. Разделение мира на тех, кому дозволено производить оценку меня, как личности и тех, кого могу оценивать я.

Отличие потери доверия у ребѐнка от недоверия у взрослого в том, что у взрослого имеется масса аргументов и полученных впечатлений, подтверждающих наличие недоверия, посеянного родителями и формулой, которая настолько велика, что буквально раздавливает в зародыше всякую возможность восстановить это доверие. Что уже говорить о том, чтобы сделать это явление двусторонним и добровольным.

Именно поэтому у взрослого человека-формулы возникает мощнейшее убеждение в хрупкости, крайней нестабильности отношений, ценность которых постоянно меняется и довольно часто обращается в ничто. Постоянное подтверждение мысли о нестабильности всего вокруг, у человека, воспитанного по формуле, приводит к стойкому убеждению в том, что мир и люди не стоят доверия и вообще, тех усилий, который он прикладывает для них. На фоне этого появляется ещѐ одно следствие, располагающееся между первым и вторым:

1.5. Раздражение, приводящее к стремлению подавления нестабильности, проявляющееся в различных формах выражения злобы и лицемерия.

Для того, чтобы иметь перед глазами цельную картину того, что происходит с человеком на данном этапе, т.е. при формировании уже взрослой формулы и метаморфозах следствий с выделением ещѐ одного этапа, нам снова нужно вернуться к самому началу. Для этого вспомним, что происходит во время потери доверия ребѐнка к родителям, обращая пристальное внимание на то, что он зависим и вынужден слушаться, иначе его ожидает боль, а в отдельных случаях смерть от голода или домашнего насилия или самоубийства. А происходит следующее - оценка его жизни была перенесена на родителей, иными словами – во вне. Но все, каждый из нас, абсолютно каждый, прекрасно знает, что однажды приходит момент, когда наш мир перестаѐт ограничиваться родителями. В жизни маленького человека-формулы появляется детский сад и тут же происходят две ужасные детали, которые не под силу убрать из жизни ребѐнка ни одному из взрослых, однажды утративших доверие:

  1. Маленький человек-формула имеет только один взгляд на мир, тот, который он получил от родителей, со всеми вытекающими последствиями. Он переносит модель оценки нужности своей жизни на тех взрослых, с которыми вынужден контактировать: на нянек, воспитателей и других взрослых, а так же на детей, в обществе которых ему предстоит расти какое-то время. Неудивительно, что в это время дети, испытывая колоссальный стресс, часто болеют и так торопятся домой – в их жизни в один день появилось столько критиков и судей! Они просто разрывают его не оформившееся сознание на куски, освобождая место для следующего пункта.
  2. Вступая в детский сад, ребѐнок снова вынужден подчиняться, получая знакомую с рождения формулу «непослушание-боль» от огромного числа людей. А потом он идѐт в школу и снова получает то же самое. Хоть кто-нибудь из родителей пытался ответить себе на вопрос, почему дети ненавидят школу? Нет. А почему? Потому что каждый из нас понимает, насколько этот вопрос противоречив, ведь в ответе на него эта ненависть существует рядом с любовью. Об этом ужасном по своим последствиям явлении соседства столь противоположных чувств мы ещѐ поговорим в других главах и не раз, а пока сосредоточим своѐ внимание на том, что на протяжении всего времени нахождения в детском саду, начальной и средней школе, ПТУ, колледже, институте или университете и т.д. – людям под разными красивыми словами подаѐтся одно и то же блюдо, один и тот же Смысл всех отношений – процесс «непослушание-боль», проявляющееся в самой незамысловатой форме – оценках и мнениях, получаемых вами от других со всеми предшествующими, текущими и последующими переживаниями, который очень скоро в сознании каждого, пусть даже на уровне чувств, приобретает черты более жесткие – «непослушание-смерть».

Омерзительность этого процесса заключена в том, что он не заканчивается никогда. Эстафету в вашем «правильном» воспитании, «развитию мотивации» и расставлении жизненных приоритетов принимают менеджеры по кадрам, начальники всех рангов, всякого рода службы и инспекции, ведомства и министерства и прочее – созданные исключительно для вашего же «блага», как и пенсионный фонд, подводящий незамысловатый итог всех ваших стараний наладить свою жизнь. Как видите, усиление формулы, еѐ подтверждение жизненным опытом – не прекращается ни на мгновение. Оно может скрыться за другими словами, принять иные формы, но всегда оставаться одним и тем же явлением. Этот механизм трансформаций при сохранении одного и того же содержания, смысла, сути, принципов и т.д. – удивит вас ещѐ не раз, а в заключительных главах может и вовсе вызвать приступы тошноты от происходящего с вами в течение каждого из проводимых вами дней.