I «Изложение Последняя книга наций»

 в раздел Оглавление

Изложение Последняя книга наций

I

Отсутствие альтернатив удивительно очищает разум.  
Генри Киссинджер   

На Земле нет ни одного человека, хоть как-то не затронуто тем, что называется «цивилизацией». Нет никого, кто бы не слышал фразы: «Выбор есть всегда» - и которая могла бы оказаться на месте той, что оказалась поставленной в качестве заголовка. И уж тем более, нет ни одного, кто, по мере взросления, так или иначе не сталкивался с нею, употребляя от случая к случаю. Каждый, вброшенный в жизнь, с первых лет ещѐ бессознательного существования сталкивается с огромным шумным потоком людей, идей, вещей, событий, скорость и сила которого растѐт лавинообразно, сопровождаясь выбором.

Каждый вынужден что-то решать, неизбежно сталкиваясь с последствиями своего выбора. Казалось бы, мы начали говорить о простых вещах, ставших «простыми» лишь от того, что мы уже достаточно давно не обращали на них своего внимания, всегда занятого более «важными делами»; от того, что разбираться в них уже «неудобно» и психологически дискомфортно, особенно тогда, когда искатель оказывается под пристальным взглядом общественного мнения, который бессловесно, но лишь создавая необходимые условия, заставляет нырять в этот поток и подчиняться течению, сила которого растѐт из поколения в поколение; от того, что «это ничего не изменит»; от того, что «за это никто не заплатит»; от того, что с каждым годом это занятие обходится человеку всѐ дороже и наказывается всѐ жестче и бесчеловечнее, ломая жизнь уже тогда, когда у едва начинающего свой путь человека ещѐ нет никакого понимания о том, что передают и во что толкают те, кому он доверяет полностью.

Испуг, столь характерный для такой ситуации с точки зрения обычного человека, у ребѐнка часто проявляется любопытством, тем самым бессознательным предком любознательности, из-за которого многим взрослым пришлось потерять любимых, вещи, здоровье, социальный статус или собственную жизнь. Естественно, любопытство и ребѐнка точно так же приводит к ошибкам, которые практически всегда заканчиваются болью, и в этот момент родительская любовь, обретая форму заботы, формирует у ребенка чувство доверия. С этого момента и на определенный период, а у некоторых, к сожалению, и на всю оставшуюся жизнь, родители становятся единственным окном в мир, домом, который оберегает от несчастий и боли, впечатления от которых прочно оседают в подсознании. Родители становятся проводниками, учителями, наставниками.

Никто не обманет, сказав, что в самом начале жизни и, практически до вступления в так называемую «самостоятельную» жизнь, родители являются Богами для своих детей. А разве может быть иначе? Ребенок беззащитен, слаб, он не выживет физически в этом мире, пока не сможет его понять, осознать и ориентироваться в нѐм, не подвергая себя чрезмерной опасности, процветая при этом как личность. Его беззащитность и зависимость от родителей, заметьте, именно физическая зависимость, делает родителей практически единственным источником, из которого дети впитывают знания о мире. Именно с этого момента совершается одно из серьезнейших преступлений, которое только могут совершить родители – они не учат ребенка осознавать мир, быть с ним чутким, чувствительным к происходящим в нем изменениям, не помогают ему в опытах, не стараются раскрыть то, что в нѐм уже проявляется и, кроме того, совершенно не стараются создать среду, в которой вообще могло бы вырасти что-то стоящее, как бы они не старались убедить себя и окружающих в обратном.

Вместо этого его снабжают кучей совершенно не нужной информации. Не нужной не в смысле отсутствия еѐ целесообразности. Так, например, чтение и развитие других навыков весьма полезно, а в смысле качества еѐ подачи, в котором кроется одна из самых опасных в мире вещей – двойственность, породившая лицемерие, двойные стандарты, ложь во всех еѐ проявлениях, включая самое изощренное – полуправду. А ведь речь идѐт о, казалось бы, совершенно простом вопросе: «Что такое хорошо и что такое плохо?», - поясняемым родителями детям с момента их появления на свет.

Очень многим из нас в голову приходит стихотворение о крохе, задававшем подобные вопросы, уроки букваря и школы – первого заведения, формирующего мышление, которое соответствует одному из мест на полке. Первой эта мысль приходила в голову и мне, но стоит только пролистать жизнь чуть дальше в прошлое, и вы убедитесь, что понятие о том, что такое хорошо и что такое плохо, у нас сложилось задолго до школы и детского сада. Конечно, ни вы, ни я не в силах были осознать это как понятия, но на уровне чувств, физических ощущений и эмоций мы понимали всѐ непосредственно, прямо и так как оно было.

Так в чѐм же заключались эти понятия? Потрудитесь вспомнить хотя бы первые отрывки фраз, в то время, когда родители были вами недовольны:

- Что за несносный ребѐнок!
- И в кого ты только такой уродился.
- А ну, держи спину, я сказала!
- Делай так, как я сказал или не получишь ничего!

Многие сумеют вспомнить огромное число подобных эпизодов в самых различных их степенях: от сдержанного рычания до рукоприкладства и жестокого манипулирования - к примеру, таким простым и распространѐным способом, когда один из родителей в запале восклицает: «Или ты будешь вести себя как надо или я уйду!» или «Убирайся из дому я сказала, если ты такой самостоятельный!». Куда сможет пойти маленький человек, чем он сможет ответить? Только одним – послушанием, деланием того, чего хотят от него родители. В такие моменты, многочисленность которых ограничена периодом до наступления, так называемой «самостоятельной жизни», каждый из нас сталкивается с тремя особенностями:

  1. Воздействие и установка на то, чтобы вести себя «как следует» идѐт от родителей уже до того, как ребѐнок начинает говорить. И ребѐнок ведѐт себя соответственно этому, поскольку инстинкт самосохранения наряду с другими подсказывают, что нужно делать.
  2. Установка даѐтся родителями постоянно, практически 24 часа в сутки. Понимаете? Этот процесс не останавливается ни на секунду, поскольку ещѐ не способное ко многим мыслительным операциям мышление ребѐнка делает только одно – прокручивает в голове «одну и ту же пластинку» и вспоминает нужные реакции на то или иное действие практически как робот – без какого-либо намѐка на их сознательное применение;
  3. По мере взросления, последствия ослушания возрастают и причиняют всѐ большие физические и нравственные страдания.

Обращая внимание на эти три особенности, преследующие нас всю оставшуюся «жизнь», мы можем сделать первое заключение: вся формула, прививаемая родителями, живущими полусознательной и бессознательной жизнью, предельно проста, но так и не осознаваема большинством из них: «Послушание – похвала и вознаграждение, ослушание – боль и страдания». Такая формулировка яснее доносит мысль, нежели всем известная еѐ вариация в виде «кнута и пряника», в которой слово «боль» было мудро убрано.

Одностороннее и поверхностное мышление многих родителей приводит немало аргументов в пользу такого воздействия и даже заставляет непременно похваляться «успехами» своих детей, которые добились «своего» благодаря таким мерам, но, заметьте, похвастаться этим может уже меньше половины общего числа родителей, «счастливая» же часть родителей «успешных» детей всегда понимала и понимает одно – «успех», достигнутый их детьми, не стоил того, через что пришлось пройти им всем. Ужас последствий подобного мышления состоит в том, что в погоне за послушанием, сознательно они это делают или с самыми благими намерениями, но бессознательно, они теряют самое ценное и в самом начале пути – доверие своих детей.

Просто поразительно, насколько родители могут быть близоруки в плане оценок последствий. Колоссальное число так называемых «взрослых» даже не сможет ясно ответить на вопрос о том, что же такое доверие и какую реальную ценность в практической жизни несѐт это явление. Но вернѐмся на шаг назад, к той мысли, что ребѐнок воспринимает родителей как единственный источник: познания, получения питания, любви, заботы и прочих, критически необходимых ребѐнку явлений для полноценного развития. Этот шаг необходим для того, чтобы вы вспомнили о том, насколько в подобных ситуациях, ещѐ не зная боли, обид, предательства и разочарований – ребѐнок открыт своим родителям и каждому, с кем вступает в контакт. И вдруг он видит и чувствует не единично и не повторно, а многократно - постоянно растущее напряжение, связанное с ещѐ смутным осознаванием и первым проблеском понимания, что самые дорогие и близкие в жизни люди могут причинять боль.

С этой точки отсчѐта, впервые вступая в общение с другими людьми, ребѐнок уже на уровне подсознания чувствует постоянную угрозу. И дело не в том, есть она или нет, а в том, что мысль о ней уже отложена в подсознании и он чувствует, что другие люди, такие же источники «всего» как и его родители, которые могут причинять боль.

Впервые вступая в общение с такими же детьми, которые, разумеется, воспитаны по той же формуле, напряжение начинает буквально висеть в воздухе. И однажды происходит то, что не может не произойти – страх, вызванный растущим напряжением от ожидания боли, которой нет и может не быть (запомните это), меняет Восприятие ребѐнка с такой же лѐгкостью, как раскалѐнный нож режет масло. Ведь ребѐнок не может сопротивляться – у него нет воли, нет силы, позволяющей изменить ход событий и нет даже понимания того, что с ним происходит. И он начинает делать то, что делают все и всегда, сталкиваясь с тем, что причиняет боль – начинает защищаться. А значит, любой посторонний, неуместный жест другого ребѐнка или взрослого, любое неосторожное слово – воспринимается как нападение. В итоге практически каждый родитель однажды сталкивается с нежеланием ребѐнка идти в детский сад.

Но кто-нибудь, когда-нибудь из родителей думал о причинах этого нежелания, о корнях такого поведения, так быстро и поверхностно называемого детским капризом? А если и думал, то какие вопросы они задавали ребѐнку? Бьют ли его, обижают ли? Конечно же, нет! Нравится ли ему няня и другие дети? Конечно же, да! Но то, что действительно происходит, о напряжении и ощущениях угрозы, которой нет, он просто не может вам рассказать, потому что даже не понимает, что это такое и что значат эти слова – «угроза», «напряжение» и т.д. Понимаете? Ребѐнку просто не о чем вам рассказать, нечего добавить к тому, что вы уже когда-то говорили за него, ему или кому-либо ещѐ – поскольку он ещѐ мал.

Часто родители думают о чем или о ком угодно, но только не о своих детях и не об их будущем и настоящем. О чѐм же? Узнаем чуть позже и, возможно, вас осенит гораздо раньше, чем вы найдете ответ на следующих страницах книги.

Облегченно вздохнуть не получится и у тех, кто считает, будто это так легко исправить, поскольку всем известно, что беда не приходит одна. И в этом случае, параллельно с потерей доверия в детском, юношеском, отроческом и взрослом сознании стремительно растѐт и развивается ещѐ более мерзкое явление, рожденное родителями. Природа этого явления кроется в необычайной и искренней чувствительности ребѐнка. Чувствительность эту в настоящее время действительно понять способны только единицы родителей, и суть еѐ состоит в восприятии себя и родителей как единого целого, неразделимого и живого явления.

Ребѐнок порой буквально на физическом уровне ощущает любую боль, испытываемую родителями, чувствует малейшие перемены настроения и дорожат счастьем своих родителей как никто, именно поэтому и именно они первыми просят прощения за проступки, даже если сами в них не виноваты – лишь бы родители перестали испытывать боль от излишних переживаний.

В тот момент, когда впервые рвѐтся нить доверия между ребѐнком и родителями, начинает появляться стена, разделяющая их, но ребѐнок, его жизнь, физическое выживание по-прежнему зависит от родителей. Он по-прежнему в их власти – полной и безраздельной, какими бы формулировками это явление не прикрывалось. Это ведѐт лишь к тому, что сознание ребѐнка буквально разрывается проступком родителей на две неравные части и он вынужден (даже не понимая этого слова) признать критерием ценности своей жизни отношение родителей к его поведению!

Ребѐнок не может поступить иначе, это абсолютно не в его силах, ведь его жизнь поставлена на карту и он смутно понимает, но не может сформулировать простую мысль – с момента разделения сознания его жизнь и еѐ полезность, нужность, необходимость его физического существования в этом мире будут оценивать другие. Его же чувства, переживания – не значат абсолютно ничего и имя им – каприз, неблагодарность, своенравие, бессовестность и т.д. и т.п.

Итак, в самом начале жизненного пути и, внимание, на протяжении всей дальнейшей жизни, родители, а затем детский сад, школа, колледж, ПТУ, университет, институт, работа, пенсионный период – всѐ постоянно утверждает основу формулы: «Послушание – похвала, «безопасность», удовлетворение, ослушание – боль».

Постоянное применение этой формулы происходит совершенно бессознательно и приводит к двум своим проявлениям:

  1. Потере доверия к собственным родителям, группе людей, обществу и государству.
  2. Ориентацию на других (начиная с родителей) в оценке ценности своей жизни.

Было и ещѐ не раз будет указано в заключительных главах на то, что потеря доверия и ориентация на мнение других приводит к запуску процесса изоляции людей друг от друга, проявляясь в применении защиты и заканчивая развитым лицемерием с извращенным понятием ответственности. Пока же обратим внимание на то, что защита от внешнего мира, спровоцированная родителями – это отношение к внешнему миру. Но ведь есть ещѐ и мир внутренний, для которого подобные действия равносильны катастрофе – ребѐнок начинает бояться и формируется страх, по причине которого он теряет уверенность в своих действиях, поскольку родители пошатнули еѐ. И теперь он будет постоянно опираться на мнение других, чтобы он ни делал, о чѐм бы ни помыслил, поскольку родители и взрослые создали в нѐм место для многочисленных судей.

Поймите, боязнь, которой вы пробили брешь в сознании ребѐнка формулой «непослушание – боль» - это канал, всего лишь навсего паззл, деталь конструктора, которая даѐт и поддерживает сущность этой же формулы – страх. В то время, когда родители были единственным источником боязни и страх ещѐ можно было бы вычленить осознанием, родители лишь усиливали частоту проявлений формулы во всѐм, окружающем ребѐнка, в мелочах, из которых состоят все 24 часа и 365 дней в году. И когда родители выпускают ребѐнка в «жизнь», он с ужасом понимает, что таких источников на Земле порядка 6 млрд. человек из которых, по меньшей мере, сотни миллионов и тысячи будут оценивать его, решать, как с ним обойтись и судить за непослушание.

Как бы ни было жестоко признавать, но суть всех отношений, в любые времена и в любом обществе сводилась и сводится лишь к тому, что ребѐнок сталкивается с отсутствием выбора, попадая в иллюзию его наличия. Отсутствие выбора связано с тем, что под какой бы формулировкой не подавалась формула «непослушание-боль» она исключает существование выбора вообще. Думается, что практически каждый сейчас вскипит гневом, полагая, что он(а), как и их родители не имеют к этому никакого отношения, ведь они спрашивают ребѐнка, и он выбирает то, что ему по душе. Разве? Неужели вы скажите, что ваш ребѐнок выбрал сам? Если вы начали перечисление того, что, как вам кажется, выбрал ребѐнок самостоятельно, пожалуйста, прочтите всѐ ещѐ раз до этого момента.

Поймите, дело не в наборе альтернатив, предлагаемых вами ребѐнку, а о формуле «непослушание-боль» и еѐ следствиях, которые не только в большинстве случаев уже «выбрали» за ребѐнка с помощью родителей и других людей, но и будут сопровождать этот выбор всѐ дальнейшее время его существования. Ребѐнок не может жить самостоятельно просто потому, что с самого начала родители-формулы лишили его ценнейшей возможности, предоставленной исключительно свободному Человеку – Жить не выбирая. С этого момента всѐ его мышление и, как следствие, поведение со всеми ужасными последствиями формируются формулой и еѐ эффектами.

Так родители готовят своих детей к рабству, даже не подозревая об этом, поскольку получают от других родителей-формул и взрослых-формул главное – одобрение со стороны людей-формул, абсолютно большей части которых, жизнь этих родителей и их детей - совершенно безразлична в действительности, в то время как на словах они считают их чуть ли не родственниками. Вот только одобрение – это максимум, накоторый могут рассчитывать родители-формулы в наше время и самым распространенным «вознаграждением» со стороны других за воспитание своих детей в рамках формулы – это отсутствие негативного внимания, слухов, клеветы, «дурных разговоров», пересудов и т.д.

Обратив на это своѐ внимание, многие из читателей начнут задавать вопросы, касающиеся причин подобного поведения и тех, что касаются воспитания самих родителей, сами того не замечая, как вступают на путь рассуждений, ведущий в тупик. О каком тупике идѐт речь вы узнаете из последующих глав, а пока плавно перейдѐм в материалам, отражающим процесс, которым формула передаѐтся из поколения в поколение так, чтобы каждый из вас смог увидеть глубинную причину еѐ появления и понять, насколько просты и сложны явления, на ней основанные, а так же осознать, почему до настоящего времени эта формула является неосознанной абсолютным большинством населения планеты в то время, как она определяет всю их жизнь?