Хомуленко Т.Б. Теоретико-методологические основы психологии здоровья

 в раздел Оглавление

«ЗДОРОВЬЕ ЛИЧНОСТЬ ОБЩЕСТВО»

Раздел 1
СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЗДОРОВЬЕ ЛИЧНОСТИ

Тамара Борисовна Хомуленко
Теоретико-методологические основы психологии здоровья

Как правило, сущность понятия здоровья раскрывают в рамках той или иной объяснительной модели. Существуют следующие модели здоровья:

  1. Медицинская модель – предусматривает такое определение здоровья, которое состоит только из медицинских признаков и характеристик, здоровьем считается отсутствие болезней и симптомов.
  2. Биомедицинская модель – рассматривает отсутствие у человека органических нарушений и субъективных ощущений нездоровья.
  3. Биосоциальная модель – в понятие здоровья включаются биологические и социальные признаки, которые рассматриваются в единстве, но социальным признакам придается приоритетное значение.
  4. Ценностно-социальная модель предполагает, что здоровье – ценность для человека, необходимая предпосылка для полноценной жизни, удовлетворения материальных и духовных потребностей, участия в работе и социальной жизни, экономической, политической, научной, культурной и другой деятельности.

Этой модели наиболее полно соответствует определение здоровья, которое сформулировала ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения).

Существуют следующие научные подходы к проблеме здоровья:

  1. Феноменологический подход. Здоровье и болезнь относятся к фундаментальным аспектам индивидуального способа существования в мире, включены в субъективную картину мира и исследуются средствами феноменологического описания.
  2. Холистический подход. Здоровье понимается как целостность, которую приобретает индивид в процессе становления, предусматривающая личностную зрелость, интеграцию жизненного опыта и синтез фундаментальных противоречий.
  3. Нормоцентрический подход. Здоровье как оптимальный уровень функционирования организма понимается в соответствии с принятыми нормами восприятия, мышления, эмоционального оценивания и поведенческого реагирования и с учетом нормативных показателей состояния индивида.
  4. Кросс-культурный подход. Здоровье считается социокультурной переменной, а его характеристики детерминированы социальными условиями, культурным контекстом, своеобразием национального образа жизни и образа мира.
  5. Дискурсивный подход. Представление о здоровье должно быть исследовано как продукт дискурса, который имеет собственную логику конструирования или концептуализации реальности. Для понимания строения представления о здоровье и болезни необходим дискурс – анализ.
  6. Интегративный подход предусматривает сочетание объяснительных принципов и концептуальных схем с учетом их ограничений и в соответствии с принципами теории систем.
  7. Аксиологический подход. Здоровье как ценность культуры и ценностная ориентация личности.

Сегодня к критериям здоровья относят положительное самоощущение, устойчивое, динамическое равновесие, структурную целостность, функциональность, адаптивность, производительность и ресурсность человека. Итак, здоровье можно рассматривать с разных точек зрения, поскольку оно является той осью, на которую нанизываются различные концепции. Здоровье можно изучать с точки зрения активности, способности к адаптации и компенсации, с точки зрения репродуктивной функции и т.д. Обобщенным и общепринятым является определение ВОЗ: здоровье – это отсутствие психических и физических дефектов, а также полное физическое, душевное и социальное благополучие.

Но актуальной становится мысль В. Ананьева, что здоровье – это процесс максимальной естественной продолжительности жизни при высоком его качестве, оптимальной трудоспособности и социальной активности. В. Ананьев выделяет такие аспекты здоровья, которые составляют его потенциал:

  1. Потенциал разума – способность человека развивать интеллект и уметь им пользоваться; умение приобрести объективные знания и воплощать их в жизнь.
  2. Потенциал воли – способность человека к самореализации; умение ставить цели и достигать их, выбирая адекватные средства.
  3. Потенциал чувств. Эмоциональная компетентность – это способность человека конгруэнтно выражать свои чувства, понимать и без оценки соглашаться с чувствами других.
  4. Потенциал тела – способность развивать физическую составляющую здоровья, «осознавать» собственную телесность как свойство своей личности. К этому же относятся алиментарная (культура питания) и сексуальная компетентность. Можно выделить следующие цели по повышению телесной компетентности: познание своего тела, изучение языка тела – «системы раннего оповещения», собственной «телесной топографии» эмоциональных проявлений; развитие умения устранять и контролировать мышечные зажимы, быть устойчивым, гибким, спонтанным; освоение методов психосоматической саморегуляции как конструктивной формы снятия последствий стресса; получение удовольствия от взаимодействия с телом через спорт, танцы, секс как средство познания себя в условиях интимного взаимодействия открытого тела и души.
  5. Социальный потенциал. Социальная компетентность определяется как способность человека оптимально адаптироваться к социальным условиям; стремление постоянно повышать уровень культуры общения, социального интеллекта, коммуникативной компетентности; приобретение чувства принадлежности ко всему человечеству. Человек, который совершенствуется, совершенствует природно-социальную среду, что, в свою очередь, способствует совершенству человека.
  6. Креативный потенциал – способность человека к творческой активности, умение творчески самовыражаться в жизнедеятельности, выходя за рамки стандартных знаний, которые ограничивают.
  7. Духовный потенциал. Духовная компетентность – это способность развивать духовную природу человека, выражать (воплощать) высшие ценности в жизни.

Культура формирует эталонные представления о здоровье и оздоровительные техники, а индивид выбирает собственное отношение к этому. Социокультурная и дискурсивная функции эталона здоровья заключаются в структурировании научных и социальных представлений о здоровье (Таблица).

Таблица Характеристики социокультурных эталонов здоровья
Структурные
элементы
эталонов
Античный эталон Адаптационный эталон Антропо- центрический эталон
Дефиниция
здоровья
Внутренняя согласованность.
Оптимальное соотношение элементов человеческой природы.
Приспосабливаемость индивида к окружающей среде. Всесторонняя самореализация, раскрытие творческого и духовного потенциала личности.
Характеристики
здоровой
личности
1.Уравновешенность.
2. Господство разума над страстями.
3. Духовная автономия.
1. Приспособление к окружающей среде.
2.Соответствие социальным нормам.
3. Стрессовая устойчивость.
4. Гармночное включение в общество людей.
1. стремление к самоактуализации, творческая спонтанность.
2. Конгруэнтность. 
3. Духовная автономия.
4. Целостность.
Основные
условия и
принципы
оздоровления
1.Умеренность.
2.Забота о себе.
3. «Жить согласно природе».
1. Всесторонняя социализация личности.
2. Примирение биологического и социального в человеке.
1. Открытость опыту.
2. Развитие, личностный рост.
3. интеграция.

Пути
оздоровления

1.Ритуал очищения.
2.Атартика.
3.Гимнастика и музыка.
4. Философия и работа
над собой.
1. Согласованность личностных характеристик с социальными нормативами.
2. Единство с природой.
3. Гуманизация межличностных отношений.
4. Оздоровление общества.
1. Творческое самораскрытие.
2. Самопознание. 
3. Духовные практики самосовершенствования (медитация, аскеза и т.д.). 
4. Мистический путь освобождения.

Психологические аспекты психического, физического и социального здоровья

Анализируя проблематику здоровья, выделяют физическое, психическое и социальное здоровье.

Физическое здоровье – это состояние организма человека, которое характеризуется возможностями адаптироваться к различным факторам среды, уровнем физического развития, функциональной подготовкой организма к выполнению физических нагрузок. Факторы физического здоровья:

  1. уровень физического развития;
  2. уровень функциональной подготовки организма к выполнению физических нагрузок;
  3. уровень и способность к мобилизации адаптационных резервов организма, которые обеспечивают его приспособление к воздействиям различных факторов среды.

Содержание физического здоровья часто связывается с понятием биологического возраста человека. Биологический возраст отражает функциональную зрелость организма: как его отдельных органов, систем, так и всего организма в целом. Критериями биологического возраста могут быть морфологические, функциональные и биохимические показатели, диагностическая ценность которых меняется в зависимости от периода развития ребенка.

Морфологические критерии – скелетная зрелость, зубная, зрелость форм тела, развитие вторичных и первичных половых признаков.

Функциональные критерии – показатели, отражающие зрелость центральной и вегетативной нервных систем и опорнодвигательного аппарата.

Биохимические критерии – ферментативные, гормональные и цитохимические показатели. В практической работе используют так называемые зубную и половую формулы. Для оценки биологического возраста в период полового созревания учитывается развитие первичных и вторичных признаков.

И. Тухтарова и Т. Биктимиров выделяют три основные группы психологических факторов, которые коррелируют с физическим здоровьем и болезнью [9]:

I. Независимые:

  1. Личностные: диспозиции, которые поддерживают (выдержка, оптимизм / пессимизм, сила «Я»); эмоциональные паттерны (алекситимия, репрессивный личностный стиль). Алекситимия: эмоциональные признаки (затруднение идентификации и распознавания чувств и телесных ощущений); когнитивные признаки (неспособность к фантазированию, недостаточное представление, снижена способность к символизации); внешнее ориентированное мышление превалирует над абстрактнологическим; поведенческие признаки (затруднения в становлении эмоциональных контактов, выраженная наднормативность и рационализация).
  2. Когнитивные факторы: представления о болезни, Восприятие риска и уязвимостей, контроль.
  3. Факторы социальной среды: социальная поддержка; брак и семья; профессиональное окружение.
  4. Демографические переменные: пол; возраст; этнические группы и социальные классы.

II. Передающие:

  1. Копинг-стратегии.
  2. Употребление и злоупотребление веществами.
  3. Виды поведения, которые способствуют здоровью.
  4. Соблюдение правил по поддержанию здоровья.

III. Мотиваторы:

  1. Стрессоры.
  2. Существование в болезни.
  3. Типы отношения к болезни.

Отношение к болезни – сложное системное явление, в котором значительную роль играют эмоциональные процессы и состояния. Существуют же разновидности отношения к болезни:

  1. гармоничное – отсутствие склонности преувеличивать ее тяжесть без видения всего в темных тонах, но и без недооценки тяжести болезни. стремление во всем активно содействовать успеху лечения. Нежелание обременять других заботой о себе. В случае неблагоприятного прогноза – переключение интересов на те сферы жизни, которые остаются достижимыми больному;
  2. тревожное – беспокойство относительно неблагоприятного течения болезни, возможных осложнений, неэффективности и даже опасности лечения. Поиск новых способов лечения, жажда дополнительной информации о болезни, методах лечения. В отличие от ипохондрии, больше интересуют объективные данные о болезни, чем собственные ощущения. Настроение подавленное;
  3. ипохондрическое – сосредоточение на болезненных, неприятных ощущениях. стремление постоянно рассказывать о них. На их основе – преувеличение действительных и изыскание несуществующих болезней и страданий. Преувеличение побочного действия лекарств. Сочетание желания лечиться и неверия в успех, требования дополнительного обследования и опасения вредности процедур;
  4. меланхолическое – активные депрессивные высказывания вплоть до суицидальных мыслей. Пессимистический взгляд на все вокруг. Неверие в успех лечения даже при благоприятных объективных данных;
  5. апатичное – равнодушие к своей судьбе, к болезни, к результатам лечения. Пассивное подчинение процедурам и лечению при настойчивом стимулировании со стороны других. Потеря интереса ко всему, что ранее волновало;
  6. неврастеническое – вспышки раздражения, особенно во время боли, неприятных ощущений, неудач в лечении, неблагоприятных данных обследования. Раздражение нередко изливается на первого встречного человека и часто завершается слезами. Впоследствии – раскаяние за несдержанность;
  7. обсессивно-фобическое – тревожность преимущественно касается маловероятных осложнений болезни, неудач лечения, а также возможных неудач в жизни в связи с болезнью. Мнимые опасности волнуют более, чем реальные. Защитой от тревоги становятся предрассудки и ритуалы;
  8. сенситивное – чрезмерная забота о возможных неприятных впечатлениях, которые может произвести на других болезнь. Опасения, что люди станут избегать, считать неполноценным, не доверять, сплетничать о причине и природе болезни;
  9. эгоцентричное – выставление напоказ близким и другим людям своих страданий и переживаний для полного овладения их вниманием. Постоянное желание показать свое особое положение, исключительность по болезни;
  10. эйфорическое – необоснованно повышенное настроение, нередко наигранное. Пренебрежительное легкомысленное отношение к болезни и лечению. надежда на то, что «само все пройдет». Желание получать от жизни все, несмотря на болезнь. Легкость нарушений режима;
  11. антогнозичное – активное отбрасывание мысли о болезни, о ее возможных последствиях. Отрицание настоящего в проявлениях болезни, приписывание их случайным обстоятельствам. Отказ от обследования и лечения. Желание самостоятельно справиться;
  12. эргопатическое – даже при тяжести болезни и страданиях стремление любой ценой продолжать работу. Работают с еще большим вдохновением, чем до болезни; работе отдают все время; пытаются лечиться так, чтобы это оставляло возможность для продолжения работы;
  13. паранояльное – крайняя подозрительность к лекарствам и процедурам. стремление приписывать возможные осложнения лечения и побочные действия лекарств злому замыслу врачей и медицинского персонала. Обвинения и требования нака- зания в связи с этим.

По показателям психического здоровья выделяют четыре группы людей:

  • первая группа – здоровые люди, жалоб нет;
  • вторая группа – легкие функциональные нарушения, эпизодические жалобы астено-невротического характера, связанные с конкретными психотравмирующими событиями, напряжение адаптационных механизмов под влиянием негативных микросоциальных факторов;
  • третья группа – лица с доклиническими состояниями и клиническими формами в стадии компенсации, имеющие устойчивые астено-невротические жалобы, перенапряжение механизмов адаптации (в анамнезе у таких лиц сложная беременность, роды, диатезы, травмы головы и хронические инфекции);
  • четвертая группа – клинические формы заболевания в стадии субкомпенсации, недостаточность или разрушение адаптационных механизмов.

Выделяют следующие уровни психологического здоровья:

  1. Креативный уровень. Люди, которые не нуждаются в психологической помощи. Они устойчиво адаптированы к любой среде, обладают резервом для преодоления стрессовых ситуаций и активным творческим отношением к действительности. Этот идеальный образ творца, достаточно редкий в реальной жизни, выражает совершенную степень психологического здоровья, его высокий уровень.
  2. адаптивный уровень. Большинство относительно «благополучных» людей в целом адаптированы к социуму, но по результатам диагностических методик проявляют отдельные признаки дезадаптации, имеют повышенную тревожность, не имеют достаточного запаса прочности «психологического здоровья» и требуют групповых занятий профилактически-развивающей направленности. Это группа относительного риска, она достаточно многочисленна и соответствует среднему уровню психологического здоровья.
  3. Ассимилятивно-аккомодативний уровень. Это низкий уровень психологического здоровья. К нему относятся люди с нарушением баланса процессов ассимиляции и аккомодации, то есть либо неспособные к гармоничному взаимодействию с окружающими, либо которые проявляют глубинную зависимость от факторов внешнего воздействия, не обладают механизмами защиты, отделяют себя от травмирующих воздействий среды.

Люди, у которых преобладают процессы ассимиляции, стремятся во что бы то ни стало изменить окружающий мир; при этом они не готовы к самоизменениям в соответствии с внешними требованиями и интересами окружающих. У таких людей дезадаптация активно проявляется в эпатажном поведении, конфликтах с окружающими. Люди, у которых преобладают процессы аккомодации, наоборот, характеризуются приспособленностью к требованиям внешнего мира в ущерб собственным потребностям и интересам. Их дезадаптация, в основном, никак не проявляется внешне, ее трудно зафиксировать.

Эмоциональные расстройства в зависимости от тяжести симптомов можно разделить на четыре типа, которые отражают уровни социально-психологической дезадаптации:

  1. акцентуации характера;
  2. неврозы и психосоматические расстройства;
  3. личностные расстройства (психопатии);
  4. психозы.

На одном конце этого континуума – способность жить в рамках компенсаторных возможностей человека, на другом – полная потеря воли к жизни, дезорганизация процессов адаптации и компенсации.

  1. Акцентуации характера отличаются чрезмерным проявлением отдельной черты характера, обуславливают дисгармонию в поведении и соответствуют ассимилятивно-аккомодативному уровню психологического здоровья.
  2. неврозы можно характеризовать как состояния, которые осознаются, обусловлены длительными стрессовыми ситуациями и протекают вместе с эмоциональными и соматовегетативными расстройствами.

Психосоматическое расстройство – это соматическое за- болевание, в этиопатогенез которого включены социально-психологические факторы или проявления которого обострились в результате их воздействия.

«Большие» классические психосоматические расстройства. К ним отнесены бронхиальная астма, язвенная болезнь, эссенциальная гипертензия, ревматоидный артрит, язвенный колит, нейродермит. Это заболевания, в происхождении которых эмоциональный фактор играет большую роль, но не доминирующую.

Соматоформные расстройства – соматические симптомы, которые нельзя в достаточной степени объяснить органическими заболеваниями и которые не являются вторичными последствиями иной психической симптоматики.

Соматизированное расстройство – соматоформное расстройство, которое характеризуется значительным количеством физических недомоганий (выраженность), повторяющихся (постоянство) и не имеющих органической основы (синдром Брике). Термин «соматизация» был введен в медицинскую практику как альтернатива конверсии.

Конверсионное расстройство понимают как нарушение физиологических функций, которые теряют саморегуляцию вследствие психологических проблем. Конверсия – трансформация эмоциональных нарушений в движении, сенсорные и вегетативные эквиваленты. В образовании истерических соматоформных расстройств играют роль первичная и вторичная выгоды. Первичная выгода состоит в том, что истерические симптомы не допускают внутреннего конфликта в сознании, а вторичная – истерические симптомы, которые вызывают в других хорошее отношение к больному, позволяют ему избежать неприятной деятельности.

Соматоформное болевое расстройство предопределяет боль. В его возникновении, силе и продолжительности ведущую роль играют психологические формы.

Ипохондрические соматоформные расстройства. Такие расстройства, при которых люди неправильно интерпретируют незначительные симптомы, связанные с функциями организма, или слишком сильно реагируют на них.

Соматоформные вегетативные расстройства – множественные соматоформные симптомы, отличаются тем, что субъективные ощущения и жалобы не являются выраженными и постоянными и связываются больным с одним органом или системой (например, ускоренное сердцебиение, покраснение, пот, тяжесть в эпигастрии, неприятные ощущения в животе).

Дисморфофобия – чрезвычайная обеспокоенность по поводу недостатков внешности.

  1. психопатия – стойкие расстройства личности и поведения, характеризующиеся неадекватным развитием эмоционально-волевых черт характера, обусловленным врожденной неполноценностью нервной системы.
  2. Психоз – нарушение произвольной адаптации психической деятельности человека, характеризующееся продуктивной психопатологической симптоматикой.

Обеспечение развития качеств личности, характеризующих психологически здоровых людей, является средством предотвращения возникновения психических болезней. К характеристике психологически здоровых людей относят качества самоактуализированной личности по А. Маслоу:

  1. Более объективное Восприятие реальности.
  2. Принятие себя, других и природы.
  3. Непосредственность, простота и естественность.
  4. Центрация на проблеме.
  5. Независимость: потребность в уединении.
  6. автономия: независимость от культуры и окружения.
  7. Свежесть восприятия.
  8. Мистические переживания (экстатические состояния).
  9. Общественная заинтересованность.
  10. Глубокие межличностные отношения.
  11. Демократический характер.
  12. Разграничение целей и средств.
  13. Философское чувство юмора.
  14. креативность, способность к творчеству.
  15. Сопротивление окультуриванию.

Следует указать, что ценностные детерминанты личности по А. Маслоу непосредственно соотносятся с ценностными компонентами основных социокультурных эталонов здоровья.

Социальное здоровье находит отражение в следующих характеристиках: адекватное Восприятие социальной действительности, интерес к окружающему миру, адаптация к физической и общественной среде, культура потребления, альтруизм, эмпатия, ответственность перед другими, демократизм в поведении.

Проявлениями нарушений социального здоровья являются:

  1. девиантное поведение, характеризующееся непредсказуемыми действиями личности, которые отклоняются от общепринятых норм;
  2. аддиктивное поведение, характеризующееся зависимостью личности от потребности реализовать определенную деятельность, стремлением к уходу от реальности путем применения определенных веществ или постоянной фиксации на определенных видах деятельности.

Социальное здоровье вмещает:

  • значимость тех или иных заболеваний в соответствии с их распространенностью, экономических затрат, которые они вызывают, тяжести (угрозы для существования популяции или страха перед такой угрозой);
  • влияние общественного устройства на причины возникновения болезней, характер их протекания (возможность выздоровления или смерти);
  • оценку биологического состояния определенной части или всей человеческой популяции на основе интегрированных статистических показателей, которые составляют социальную статистику.

Э. Фромм одним из первых определил проблему социального здоровья, когда осмелился утверждать, что обществу в целом может не хватать психического здоровья, и поставил под сомнение основные положения социологического релятивизма, согласно которому нормы человеческого существования задаются социумом и могут изменяться на разных этапах исторического развития. Э. Фромм был убежден в существовании базовых человеческих потребностей и непреходящих ценностей, игнорирование которых приводит к деформации не только отдельной личности, но и всего общества. Согласно его мнению, общественная жизнь становится нездоровой, если она не согласуется с человеческой природой. В работе «Здоровое общество» Э. Фромм так определяет свою задачу: исследовать характер конфликтов между природой человека и обществом и одновременно выявить «благоприятное влияние общественной жизни на человеческое развитие», то есть положительное социальное влияние, усиление которого будет способствовать оздоровлению отдельных индивидов.

Попытку описать интегрированную, здоровую личность сделал и К. Роджерс, который выделил следующие черты полноценно функционирующих людей:

  • открыты для внутреннего и внешнего мира;
  • ценят общение как средство представлять вещи такими, какие они есть;
  • отличаются некоторым недоверием к современной науке и технологиям;
  • в большей степени стремятся к целостной жизни;
  • постоянно находятся в процессе самосовершенствования;
  • принимают участие в жизни других и всегда готовы помочь тем, кто нуждается в этом;
  • испытывают непосредственное единение с природой и готовы защищать ее;
  • испытывают антипатию к бюрократическим институтам;
  • доверяют собственному опыту и внешним авторитетам;
  • равнодушны к материальным стимулам и наградам, могут жить в достатке, но не чувствуют сильной потребности в этом;
  • находятся в духовном поиске, хотели бы найти смысл и цель своей жизни [1].

По К. Роджерсу, «полноценно функционирующий человек» постоянно находится в процессе всесторонней самоактуализаци, что позволяет ему жить подлинной, по-настоящему «хорошей жизнью». Хорошая жизнь – это процесс, а не состояние бытия. Это направление, а не конечный пункт. Причем направление, выбранное всем организмом при психологической свободе двигаться куда угодно. Это организмически выбранное направление имеет определенные общие качества, которые проявляются у большинства людей.

Характеристики процесса «хорошей жизни» по К. Роджерсу:

  1. Открытость опыта, которая растет.
  2. Рост, стремление жить настоящим.
  3. доверие к своему организму, который растет.
  4. Процесс более полноценного функционирования.
  5. Новая перспектива отношения к свободе и необходимости.
  6. Творчество как элемент хорошей жизни.
  7. доверие к человеческой природе.
  8. Более полнокровная жизнь.

Внутренняя картина здоровья

Одной из ведущих категорий психологии здоровья является внутренняя картина здоровья (ВКЗ), представляющая собой совокупность элементов (характеристик) здоровья и интимно связанных с ним содержательно-психологических, субъективнооценочных моментов существования.

Выделяют три основные грани ВКЗ:

  1. Когнитивная. Рациональная сторона ВКЗ – совокупность субъективных или мифологических умозаключений, суждений о причинах, содержании, возможных прогнозах, а также оптимальные способы сохранения, укрепления и развития здоровья.
  2. Эмоциональная. Чувственная сторона ВКЗ – переживание здорового самочувствия, связанное с комплексом ощущений, которые формируют эмоциональный фон (покой, радость, свобода, легкость, симпатия и т.д.).
  3. Поведенческая. Моторно-волевая сторона ВКЗ, которая представляет собой совокупность усилий, стремлений, конкретных действий здорового человека, что обусловлено ее системой верований и направленных на достижение субъективно значимых целей.

Понятие ВКЗ хронологически возникло в науке после появления понятия «внутренняя картина болезни» (ВКБ). Термин «внутренняя картина болезни» был предложен А. Лурия. О внутренней картине здоровья впервые заговорил А. Орлов в контексте дискуссии об альтернативе патоцентрической медицинской модели.

ВКБ – это сложное, структурированное образование, которое включает четыре уровня психического отражения болезни.

Первый уровень – сенсорный, включает совокупность ощущений (болезненных, тяжелых), которые испытывает больной и которые отражены в его жалобах, а также общее телесное самочувствие как целостный, чувственно сформированный образ, наделенный самим больным (в жалобах) негативными, болезненными качествами. Второй уровень – эмоциональный, содержание которого составляют эмоциональные реакции на болезнь, ее отдельные проявления, последствия болезни и т.д. (эмоции отрицательного спектра: страхи, тревожность, депрессия, возможны также проявления гнева, чувства вины). Третий уровень – интеллектуальный, совокупность знаний и представлений больного о собственной болезни и ее последствиях, ее оценки, размышлений о болезни, ее природе, лечении. Четвертый уровень – мотивационный, включает личностный смысл болезни и ее последствия в контексте целостной жизни человека как личности, его прошлого и будущего.

Основой формирования внутренней картины болезни может быть особое филогенетическое образование – ощущение комфортности, чувственная ткань нормального функционирования, тот непрерывный образ тела, в контексте которого приобретают свое существование интрацептивные ощущения. Подобное «первое видение» в форме эмоционально окрашенных «темных чувств» является исходной базой построения развернутой структуры ВКБ и составляет содержание продромальных ощущений. Специфика ВКБ заключается в том, что чувственная ткань ее обозначается не только в категориях соматоперцепции, т.е ощущение не только себя, но и болезни. Вторичное определение чувственная ткань получает через образование «концепции» болезни: ощущения становятся симптомами, которые означают болезнь и определены ею. Значение болезни для того, кто заболел, формируется преломлением его субъективной картины в структуре потребностей и мотивов человека, приобретая личностный смысл. По своей функции личностный смысл делает достигнутым сознание субъективного значения болезни.

Таким образом, ВКБ представляется сложным многоуровневым образованием, которое включает в себя чувственную ткань, первичное и вторичное определения, личностный смысл. Все эти уровни порождения и функционирования субъективной картины болезни тесно взаимосвязаны между собой, и «живая» ВКБ является динамической системой, в которой происходят переходы как от чувственной ткани к личностному смыслу, так и наоборот, от личностного смысла через определение к чувственной ткани.

В психической реальности человека с определенной периодичностью возникают и сосуществуют несколько внутренних картин, отражающих состояние здоровья личности: внутренняя картина здоровья и болезни, внутренняя картина здоровья и болезни во время болезни и внутренняя картина здоровья после болезни. Их содержание зависит от наличия и характера валеоустановка (валеоздоровье, установки – готовность действовать в определенном направлении).

Валеоустановка – компонент направленности личности, который отвечает за поддержание здоровья и преодоление болезни и характеризуется готовностью к определенному образу восприятия, отношения и реагирования в ситуациях, касающихся здоровья человека. Валеустановка является интегральным образованием, которое объединяет когнитивные (представления о здоровье и болезни), эмоциональные (отношение к проблемам здоровья и болезни) и поведенческие (модели поведения, направленные на поддержание здоровья и преодоление болезни) компоненты психики, определяющие индивидуальную феноменологию здоровья. Как и в аттитюде (социальном наставлении), валеоустановка имеет три компонента и является биполярной, а именно: включает установки по отношению к здоровью и болезни. В своих исследованиях О. Васильева и Ф. Филатов выделили и охарактеризовали четыре типа валеоустановки:

  1. Ресурсный – предполагает ориентацию на самостоятельное соблюдение принципов здорового образа жизни. Когнитивый компонент отличается полнотой и дифференцированностью представлений как о здоровье, так и о болезни. Эмоциональный компонент обусловлен больше внутриличностными факторами, чем внешними стимулами; не зависит от позиции значимых других. Ему соответствует положительная настроенность на собственную активность: как физическую, так и духовную, творческую, интеллектуальную. Поведенческий компонент характеризуется активностью как в преодолении болезни и поддержании собственного здоровья, так и в содействии созданию общей здоровой атмосферы в семье, в коллективе, в обществе в целом.
  2. Манипулятивный тип валеоустановки отличается тем, что собственное самочувствие является средством воздействия на других. Когнитивный компонент отличается тем, что представления о болезни более дифференцированы. Эмоциональный компонент характеризуется тем, что позитивный настрой зависит от регламентаций значимых других, а отношение к собственному здоровью отличается пассивностью. В поведении часто отмечаются защитные реакции, агрессивные тенденции и демонстративные стратегии.
  3. Поддерживающий тип валеоустановки базируется на стремлении получить помощь одного из членов семьи. Когнитивный компонент характеризуется недостаточной сформированностью представлений о здоровом образе жизни, их фрагментарностью. Эмоциональный компонент характеризуется тем, что настроение зависит в большей степени от эмоционального состояния значимых других, а не от положительного подкрепления или отсутствия негативных действий со стороны окружающих. В поведении необходимость беспокоиться о другом становится основным условием активизации ресурсов.
  4. Дефицитарный тип валеоустановки. Наряду с несформированностью представлений о здоровом образе жизни отмечаются зависимость эмоционального компонента от позитивной стимуляции со стороны значимых других, общая пассивность по отношению к здоровью и болезни, а также наличие страхов, повышенная тревожность. Если в эмоциональном отношении к собственному здоровью проявляется индивидуальное своеобразие, то когнитивный и поведенческий компоненты являются интерперсональными феноменами, поскольку их содержание определяется характером распространенных социальных представлений.

Среди перечисленных именно ресурсный тип валеоустановки отличает ту личность, которую К. Роджерс назвал полноценно функционирующим человеком.

Психосоматическая феноменология в контексте психологии здоровья

В контексте психологической проблематики здоровья целесообразным оказывается выделять наряду с типом полноценно функционирующей личности так называемую психосоматическую личность, или Homo Somaticus (человека соматического), как субъекта, у которого функции психики принимает на себя тело. Речь идет о человеке, чье психическое функционирование скудное, а его дефицит компенсируется функционированием телесным или поведенческим, которое проявляется в соматических расстройствах. Отличие заключается в том, что за соматическое расстройство Я не несет ответственности и благодаря ему остается организованным.

Соматическое расстройство, по мнению специалистов по психосоматике, – это доведенное до экзистенциального абсурда проявление жизненного стиля индивида. А психосоматическая личность – это человек, лишенный контакта с собственным внутренним миром. Ее значимой чертой является дефицит функции эмоциональной сферы, который проявляет себя в упрощенности аффективного образа жизни, неспособности к эмоциональному резонансу, выражению собственных к фантазированию и свободному рассказу о себе и других.

Она склонна идентифицироваться с принятыми в обществе социальными нормами, создавая иллюзию простоты бытия. Homo Somaticus предпочитает разговоры не о себе, а о внешнем мире и реальных событиях, плохо понимает язык символов и метафор, требуя рациональных объяснений, конкретных вопросов и ответов. У него между «знаю» и «не знаю» четкая граница без зоны предположений и догадок, а в лексиконе редко встречаются слова-синонимы.

В отличие от большинства невротиков он обычно хорошо адаптирован в социуме, достигает высоких уровней социальной интеграции и успехов в профессиональной сфере. Психосоматическая личность имеет черты, общие с обсессивно-компульсивным типом. Но если обсессивно-компульсивный тип может быть сравним с автомобилем, который невозможно сдвинуть с места из-за отсутствия ручного тормоза, то Homo Somaticus скорее похож на автомобиль, у которого не установлен двигатель.

К глубинно психологическим особенностям Homo Somaticus относят: нарушение базового доверия; снижение толерантности к фрустрации; потребность в зависимости; недостаточную интроспекцию; недостаточное соотнесение сознания с бессознательными фантазиями; типично компенсаторное выражение телесных ощущений; орально-нарциссические нарушения с подчеркнутой склонностью к переживанию утраты объекта; защитное поведение с паттернами жалобно-обвинительных действий. Соматический симптом в психосоматической личности выполняет защитную функцию, преодолевая личностную дезинтеграцию, он служит средством поддержания межличностного равновесия. Homo Somaticus следует научить выражать конфликты и аффективные состояния не телом, а чувствами и словами. Для этого необходимо реактивировать его бессознательные деструктивные и орально-рецептивные импульсы, т.е. сделать как раз то, против чего с раннего детства «психосоматогенной матерью» выстраивалась вся система защит.

Рост интереса к проблемам психосоматики не случаен, поскольку современный взгляд на психосоматику выходит за пределы представлений о здоровье и болезни и приближается к науке о человеке как психосоматической целостности. Сегодня психосоматика понимается как телесное отражение душевной жизни человека, внутренних конфликтов и возрастных кризисов.

Использование психосоматических идей в проблематике возрастной психологии, психологии развития представляет не только научно-исследовательский интерес, но и прикладной. Острота и специфичность протекания возрастных кризисов различает современное информационное общество, общество риска, общество спектакля, как его называют философы. Существование человека в обществе характеризуется высокой степенью неопределенности жизненных ситуаций, их информационной перенасыщенностью, необходимостью обладать широким сектором ролей и гибко применять их в различных вариантах жизненных сценариев. Это воплощается в специфических психологических эффектах, которые могут быть материалом для психологического анализа и базой для психокоррекционных разработок.

Каждый этап возрастного развития характеризуется внутренними противоречиями, которые превалируют, спецификой стрессоустойчивости и особенностями нагрузки на адаптационный потенциал. агрессия и страхи, потребности и их Фрустрация, механизмы психологической защиты также имеют возрастные особенности. Все перечисленное относится специалистами к основным психологическим факторам соматических проблем.

Кроме того, все указанное прямо или косвенно связано с различными категориями внутренних конфликтов, которые обусловлены не только индивидуально-типологическими и ситуационными, но и возрастными причинами.

Известно, что существует ряд болезней, которые присущи определенному возрастному периоду. Есть болезни детства, переходного возраста, старости. И это обусловлено не только физиологическими причинами, но и психологической спецификой того или иного возраста. Так, например, резкое увеличение количества детей, которые болели ангиной, выпадает на период кризиса 3-х лет. Данный период характеризуется тем, что у ребенка идет активное развитие самосознания, которое проявляется в стремлении к самостоятельности и в таких формах поведения, как негативизм и упрямство. С другой стороны, родители в такой ситуации усиливают авторитарное давление и вызывают внутреннее сопротивление у ребенка, будучи не всегда в состоянии об этом заявить. Часто невозможность высказать несогласие специалисты по психосоматике относят к факторам, которые обусловливают воспалительные процессы в миндалинах.

Подростковый кризис также сопровождается рядом соматических эффектов, а именно: максимумом сколиозов, которые диагностированы, пиком волны хронических заболеваний, возникновением первых зависимостей.

Ошибочно считать, что сложные противоречия, сопровождающие рост личности в данном возрасте, не могут иметь ничего общего с соматическими эффектами. Скорее наоборот, такие эффекты могут рассматриваться как соматическая речь. Тогда это предмет внимания школьного психолога.

Самыми распространенными в современном обществе заболеваниями являются сердечно-сосудистые, рост количества которых приходится на период кризиса среднего возраста. Следует указать, что даже сторонники традиционного взгляда на психосоматику соглашаются с тем, что гипертония имеет психологическую обусловленность. Причем психологические особенности, которые обусловливают это заболевание, связаны с характеристиками личности человека определенной возрастной категории, переживающей кризис. Это зависимость от определенных стереотипов, перфекционизм, потребность в одобре- нии, сомнения относительно собственных достижений и перспектив. В таких ситуациях медики предлагают лекарственные средства. А психологи работают в зависимости от парадигмы, которую они предпочитают, с поведенческими эффектами или с глубинными причинами.

В процессе изучения особенностей психологических факторов сердечно-сосудистых заболеваний подтверждается предположение практиков психосоматического анализа о присущих таким больным перфекционизме и враждебности. Такие качества определены как присущие представителям так называемого среднего возраста. Но гипотоника пожилого и молодого возраста не различались такими качествами. Вновь напоминает о себе возрастная обусловленность, признаки которой для психолога становятся той ниточкой, благодаря которой можно распутать клубок проблем.

Психологическая обусловленность возникновения обострений у больных остеохондрозом не вызывает сомнений у практических психологов, работающих в психосоматике. Пациенты с функциональной патологией позвоночника характеризуются зависимостью от работы, социально навязанным перфекционизмом, потребностью в достижении совершенства.

Целостный подход психолога к человеку в рассматриваемом контексте требует привлечения так называемого психосоматического взгляда на ситуацию, который дает возможность применить эффекты телесности для получения более четкой психологической картины.

Следует отметить, что с точки зрения культурно-исторического подхода к психосоматической феноменологии относятся проявления телесности в процессе социализации, приобретающие черты высших психических функций, а именно: знаковосимволическую форму и характер произвольности.

Содержанием психосоматического развития является усвоение знаково-символической формы регуляции, которая трансформирует телесные функции и создает психосоматические феномены (ПСФ).

ПСФ проявляются в усвоении и прохождении телесных знаков, интериоризации средств психической регуляции телесных явлений, формируются в процессе социализации телесных функций.

Наряду с психосоматическими симптомами выделяют ПСФ нормы, которые возникают в результате ограничений социализации (запреты, наказания, подражание примеру в формировании навыков и привычек) и совместно пережитых эмоций (например, радость, тревога и т.д.).

К ПСФ нормы относят:

  • категориальную структуру телесного опыта (ее дифференцированность и интегрированность);
  • образ тела (его детализированность, стабильность, четкость границ, устойчивость);
  • отношение к телу (его принятие, позитивность, НЕбезразличность);
  • категориальную оценочную шкалу интрацепции;
  • телесное самочувствие (с эмоционально-дифференцированным содержанием);
  • невербальную коммуникацию (систему ее средств);
  • вербализацию телесности (систему ее средств, уровень владения ими, возможность применения);
  • телесные навыки (их количество, уровень владения, адекватность применения, возможность переноса);
  • телесную регуляцию (проблемы с регуляцией, стремление регулировать, опыт успешного регулирования, качество регуляции – ее гибкость, целесообразность, ненавязчивость, умеренность);
  • валеоустановки;
  • внутреннюю картину здоровья;
  • внутреннюю картину болезни;
  • диалог с телесным «Я».

Особенности ПСФ изменяются в соответствии с этапами психического развития, изменением ведущей деятельности и являются производными от психосоматических новообразований. Коммуникативный план психосоматических феноменов с возрастом является неактуальным. Включение познавательного плана в психосоматические феномены является следующим этапом их развития (овладение средствами вербального и символического описания телесных событий). На этом этапе превалируют имитативные движения, а в образе тела отражена функциональная ценность его частей и связанных с ним телесных актов. Далее – возникновение рефлексивного плана. Выделение телесного «Я» делает его участником внутреннего диалога. Дефицит рефлексивных средств может привести к алекситимии или конверсии.

По мнению российских ученых, актуальность генеза психосоматических симптомов обусловлена отклонениями в развитии единиц сознания по А. Леонтьеву: содержания, значения, чувственной ткани, биодинамической ткани – инарушениями их взаимодействия. Симптоматика может быть связана либо с нарушениями в чувственной и биодинамической ткани и в базовой эмоциональной регуляции телесности, либо с нарушениями в знаково-символическом опосредовании телесности (долговременное сохранение коммуникативного содержания телесных проявлений, которое задерживает развитие познавательных и рефлексивных характеристик телесности). Таким образом, психосоматический симптом представляет собой воплощение содержания через систему значений в чувственной и биодинамической ткани.

Изучение основ психосоматики поднимает вопрос о том, какой путь формирования профессионального мышления психолога был бы более успешным: заучивание множественности психологических интерпретаций соматических заболеваний, накопление практического опыта анализа на основе заученного, поиск некоторого общего принципа, который задает направление мышления психолога, аналитика соматики как в практике консультирования, так и в академическом исследовании? Следует вспомнить идеи общего принципа, которые высказывались еще психоаналитиками.

Кроме того, вспоминается известная в истории психологии Вюрцбургская школа, представители которой говорили о том, что истинное мышление является не наглядным и безобразным. Их размышления были в пользу аргумента о том, что попытки визуализировать содержание пословицы только отвлекают от глубины ее понимания. Например, яблоко от яблони далеко не падает. Попытка представить себе яблоню только отвлечет нас от понимания того, что речь идет о родителях и детях. При этом метафорические формы, которые легко визуализируются, являются хранилищем народной мудрости. Наверное, потому что метафоричность мысли позволяет стать над линией времени и выделить когнитивную схему, замаскированную в образе.

На примере с пословицей визуальный образ яблони с яблоками содержит в себе такую когнитивную схему: то, что рождает и рождается, имеет ряд общих черт. Фактически, пытаясь понять специфику функционирования органа, мы должны выделить некоторую когнитивную схему, которая поможет нам разобраться в психической символике соматического расстройства.

Опять вспоминается пословица о яблоне. Но здесь все проще. У нас уже есть метафора, которая содержит в себе визуальный образ и является носителем когнитивной схемы. Остается только ее выделить. В работе по психосоматике визуальный образ сначала надо создать. А вербализованный результат визуализации особенностей функционирования органа позволяет использовать его как метафору. Эта схема определяется средствами персонификации, ассоциации, визуализации, аналогизации и позволяет понять символику расстройств.

Практическим воплощением высказанных идей может быть подход к проблемам здоровья как к диалогу между личностью и организмом.

Библиография:

  1. Ананьев В.А. Основы психологии здоровья : (Концептуальные основы психологии здоровья) / В.А. Ананьев. – СПб.: Речь, 2006. – 384с. (В 2 кн. / В.А. Ананьев ; кн.1).
  2. Васильева О.С. Психология здоровья человека : Эталоны, представления, установки : Учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по направлению и специальности "Психология" / О.С. Васильева, Ф.Р. Филатов. – М. : Academia, 2001. – 343с.
  3. Коцан І.Я. Психологія здоров’я людини / Коцан І.Я., Ложкін Г.В., Мушкевич М.І.; за ред. І.Я. Коцана. – Луцьк: РВВ «Вежа» Волин. нац. ун-ту ім. Лесі Українки, 2009. – 316с.
  4. Лурия А.Р. внутренняя картина болезни и ятрогенного заболевания : 4-е изд. / А.Р. Лурия. - М. : Медицина, 1977. – С.37-52.
  5. Орлов А.Б. Возникновение новой психодиагностики: некоторые симптомы и тенденции / А.Б. Орлов // Вопросы психологии. – 1991. – №5. – С.129-130.
  6. Психология здоровья / [ред. Г.С. Никифоров]. – СПб. : Питер, 2006. – 607с.
  7. Психосоматика: телесность и культура: Учебное пособие для вузов / [под ред. В.В. Николаевой]. – М. : Академический проект, 2009. – 311с.
  8. Рождественский Д.С. Homo Somaticus. Человек соматический / Д.С. Рождественский. – М. : ИП Седова Е.Б., 2009. – 264с.
  9. Тухтарова И. В. Соматопсихология: учеб. пособие / И.В. Тухтарова, Т.З. Биктимиров. – Ульяновск, 2005. – 130с.
  10. Хомуленко Т.Б. Анализ телесного симптома как психосоматического феномена / Т.Б. Хомуленко. – Харьков : ХНПУ им. Г.С. Сковороды, 2011. – 41с.
  11. Хомуленко Т.Б. Основи психосоматики: навч.-метод. посіб. / Т.Б. Хомуленко. – Вінниця: Нова Книга, 2009. – 120с.