Анализ влияния внутренних факторов на процесс опознания

 в раздел Оглавление

«Когнитивная и прикладная психология»

Раздел 2
ОПОЗНАНИЕ И ПОЗНАНИЕ

Структурно - функциональная характеристика процесса опознания

8. Анализ влияния внутренних факторов на процесс опознания

Эффективность процесса опознания определяется и рядом внутренних факторов, к числу которых можно отнести уровень тренированности испытуемых, стратегию опознания, индивидуальные особенности испытуемых.

Уровень тренированности испытуемых. Экспериментальные исследования тренировки в процессе опознания визуальных стимулов показывают, что по мере тренировки наблюдается сокращение времени, повышение точности опознания. Так, по данным Р. Аткинсона и Р. Аммонса [133], полученным при использовании в качестве стимульного материала чернильных пятен, латентный период реакции опознания быстро сокращается после нескольких первых предъявлений, а затем снижение идет медленнее. В нашем исследовании [42] на материале геометрических фигур было показано, что латентный период реакции опознания является функцией числа испытаний и проявляет явную тенденцию к снижению по мере тренировки.

Механизмы влияния тренировки исследовались в работах Е.И. Бойко [134], Н.И. Крылова [135], Н.И. Чуприковой [136].

Анализируя результаты исследований процесса тренировки, Леонард [137] выдвинул гипотезу о том, что при этом происходит изменение механизма идентификации от последовательных выборов к параллельным процессам обработки. К аналогичному выводу приходит Нейссер с соавторами [24, 138] на основании исследований процесса сличения на буквенном материале. Результаты исследований показали, что после длительной тренировки время сличения не зависит от числа эталонных букв (число эталонных букв варьировалось от одной до десяти).

На смену механизма опознания в результате тренировки указывает и Н.В. Туркина [139, 140]. Рассматривая динамику времени экспозиции, обеспечивающего правильное опознание в ходе тренировки, она высказывает предположение, что при этом происходит переход от опознания путем выбора среди ожидаемых изображений к эталонному опознанию.

В предыдущем разделе мы указывали на то, что эффективным средством увеличения пропускной способности человеческого канала переработки информации является увеличение мерности стимулов, т.е. числа параметров, по которым они различаются. Однако это предполагает необходимость специального обучения и тренировки, в противном случае эффект увеличения информации на входе будет нивелироваться уменьшением точности и скорости переработки входных сигналов человеком.

Возможности тренировки человека при работе с многомерными стимулами мало изучены. В то же время опознание комплексных многомерных стимулов является значительно более частым случаем в нашей повседневной жизни, чем опознание простых, одномерных стимулов. Поэтому можно ожидать, что резервы для увеличения скорости переработки информации в результате обучения и тренировки при работе с многомерными стимулами достаточно велики.

Каковы возможные гипотезы о ходе тренировки в условиях работы с многомерными стимулами? Выше было высказано предположение о четырех возможных способах обработки многомерных стимулов: последовательном, параллельном, параллельно-последовательном и способе шаблона - путем сличения целостных образов безотносительно к числу их параметров. Можно предположить, что при работе с многомерными стимулами процесс тренировки должен сопровождаться переходом от первого способа к одному из трех последних. Операция опознания многомерного стимула предполагает различение стимула, сличение отдельных параметров с актуализированными эталонами и называние характеристик этих параметров во внутренней, а затем и во внешней речи. Последнее (а именно, называние) ввиду особенностей артикуляционного аппарата осуществляется последовательно. Эффект тренировки в процессе опознания может привести к переходу от последовательной обработки отдельных параметров в зрительной системе к их параллельной обработке и, таким образом, к параллельно-последовательному способу обработки многомерных стимулов.

Данная гипотеза проверялась в нашем исследовании тренировки в процессе опознания одномерных и многомерных визуальных стимулов [141]. В качестве стимульного материала использовались одномерные, двумерные, трехмерные и четырехмерные алфавиты, составленные из признаков формы, размера, ориентации и цвета. Стимулы предъявлялись испытуемым по одному на экране тахистоскопа в условиях проходящего света и обратного контраста при времени экспозиции 50мс. Испытуемые выполняли задачу опознания стимулов по одному, двум, трем и четырем заданным параметрам. После предъявления каждого стимула испытуемые давали ответ в речевой форме. В ходе эксперимента регистрировались ответы испытуемых, латентный период сенсоречевой реакции и длительность пауз между последовательными ответами при опознании многомерных стимулов.

При обработке полученных в эксперименте данных оценивались следующие показатели:

  • точность опознания по каждому из релевантных данной задаче признаков;
  • длительность латентного периода реакции;
  • длительность пауз между последовательными называниями значений параметров многомерного стимула;
  • время опознания, включающее латентный период реакции и паузы между последовательными ответами;
  • продуктивность работы испытуемых:

 

где p — частота правильных ответов;
t — среднее время опознания;
Kэт — коэффициент эффективности тренировки

 

β1 — продуктивность работы испытуемых в первом опыте;
β2 — максимальная продуктивность работы испытуемых, достигнутая в процессе тренировки.

Анализ полученных данных показывает, что точность опознания зависит от характера опознаваемого признака. Для нетренированных испытуемых точность опознания одномерных стимулов по признакам формы, ориентации и цвета примерно одинакова и колеблется в пределах 88-96% правильных ответов. В результате тренировки точность опознания по этим признакам достигает 100% правильных ответов.

Опознание одномерных стимулов по признаку размера осуществляется со значительно меньшей точностью, которая в ходе тренировки колеблется в среднем в пределах от 56 до 83%. В результате тренировки количество правильных ответов при опознании размера увеличивается незначительно - до 85%.

Точность опознания стимулов нетренированными испытуемыми зависит от мерности алфавита. В целом, за исключением признака формы, одномерные алфавиты до тренировки обеспечивают более высокую точность опознания по сравнению с точностью опознания тех же признаков в структуре многомерного алфавита. Признак формы во всех алфавитах выступал в качестве доминирующего и опознавался испытуемыми в первую очередь. Очевидно, с этим связана независимость точности опознания формы стимула от его мерности. Что же касается остальных признаков, то точность их опознания до тренировки ниже в том случае, когда они обрабатываются в сочетании с другими признаками. Этот факт свидетельствует в пользу гипотезы о последовательной обработке информации в процессе опознания. Можно предположить, что за время обработки - различения, выбора соответствующего эталона, сличения по одному признаку - Информация из зрительной памяти стирается, что приводит к снижению точности опознания по второму или третьему признаку по сравнению с точностью обработки этих признаков в структуре одномерного алфавита.

Например, точность опознания одномерных стимулов по признаку размера в первом опыте составляет в среднем 83% правильных ответов, а для двумерных стимулов, сочетающих признаки формы и размера, в том же опыте получено в среднем лишь 50% правильных ответов по признаку размера. Аналогично точность опознания одномерных стимулов по признаку цвета в первом опыте составляет в среднем 94% правильных ответов, а для двумерных стимулов, сочетающих признаки формы и цвета, в том же опыте точность опознания по признаку цвета составляет в среднем всего 74% правильных ответов.

Однако по мере тренировки зависимость точности опознания отдельных признаков от того, в структуре одномерного или многомерного стимула они обрабатываются, сглаживается. Так, точность опознания по признаку размера в десятом опыте составляет в среднем 85% правильных ответов при работе как с одномерными стимулами, так и с двумерными, сочетающими признаки формы и размера. Аналогично для признака цвета точность опознания достигает 100% независимо от мерности алфавита. Этот факт - сглаживание зависимости точности опознания от мерности алфавита по мере тренировки - можно рассматривать как свидетельство в пользу перехода от последовательной обработки информации к параллельной.

Таким образом, эффект тренировки в процессе опознания визуальных стимулов проявляется в резком повышении точности опознания многомерных стимулов при незначительном увеличении точности опознания одномерных. В среднем в процессе тренировки количество правильных ответов увеличивается: для одномерных стимулов - с 92 до 96%, для двумерных - с 78 до 96%, для трехмерных - с 83 до 95%, для четырехмерных - с 88 до 95%. В результате точность опознания одномерных и многомерных стимулов достигает общего уровня.

Латентный период реакции опознания резко сокращается по мере тренировки испытуемых при работе как с одномерными, так и с многомерными стимулами (рис.30). Однако и после тренировки время опознания одномерных стимулов продолжает оставаться существенно ниже латентного периода реакции для многомерных кодов. Что же касается последних, то различия между ними по величине латентного времени опознания не являются значимыми.

При опознании многомерных стимулов испытуемые должны были называть ряд параметров предъявленного стимула (например, «квадрат - первый» или «треугольник - синий» и т.п.). При этом регистрировалась длительность пауз между последовательными ответами испытуемых. Анализ полученных в эксперименте данных показывает, что длительность пауз резко сокращается по мере тренировки. При этом нивелируются различия во времени пауз для алфавитов различной мерности. Кроме того, если до тренировки длительность пауз определяется преимущественно характером признака, называнию которого предшествует пауза, то к концу тренировки (особенно для трех- и четырехмерных стимулов) эта зависимость сглаживается и различия в длительности пауз для разных признаков становятся несущественными (рис.31).

Отмеченные факты могут быть интерпретированы следующим образом. При опознании многомерных стимулов нетренированными испытуемыми переработка информации по каждому параметру стимула в системе выбора эталона из памяти, в блоке сличения и системе подготовки ответной речевой реакции реализуется последовательно. По мере тренировки происходит переход от последовательного сличения к параллельному, что приводит к резкому сокращению длительности пауз между последовательными ответами испытуемых и к нивелированию различий в длительности пауз для разных опознаваемых параметров. Тот факт, что латентный период реакции опознания значимо не возрастает с увеличением числа опознаваемых параметров с двух до четырех (см. рис.30), свидетельствует в пользу одновременного и параллельного сличения отдельных параметров стимула. Однако, очевидно, одновременное сличение по нескольким параметрам замедляет процесс обработки информации, в результате чего латентный период реакции для многомерных стимулов превосходит время опознания одномерных.

Сравнение показателей продуктивности работы и эффективности тренировки испытуемых в процессе опознания одномерных и многомерных стимулов показывает, что с увеличением мерности алфавита продуктивность опознания до тренировки сокращается с 0,87 (в среднем) для одномерных до 0,11 - для четырехмерных стимулов. Однако поскольку коэффициент эффективности тренировки возрастает с увеличением мерности алфавита, продуктивность работы с многомерными стимулами растет более резко в процессе тренировки, хотя и не достигает уровня продуктивности опознания одномерных стимулов.

Зависимость латентного периода реакции опознания от  верности стимулов
Рис.30 Зависимость латентного периода реакции опознания от верности стимулов и уровня тренированности испытуемых

Зависимость длительности пауз при опознании  четырехмерных стимулов от характера опознавательного  признака
Рис.31 Зависимость длительности пауз при опознании четырехмерных стимулов
от характера опознавательного признака и уровня тренированности испытуемых

Результаты исследования показывают необходимость специального обучения и тренировки при работе с многомерными алфавитами. При этом возникает задача определения объема тренировки, необходимого и достаточного для достижения высокого уровня продуктивности работы. Чтобы подойти к решению этой задачи, при обработке полученных в исследовании результатов анализировалась динамика тренировки, т.е. определялось, на каком шаге тренировки испытуемые достигают высоких и стабильных показателей продуктивности опознания различных алфавитов. Полученные данные показывают, что предпринятая в исследовании тренировка испытуемых оказалась достаточной для достижения высокого и стабильного уровня продуктивности опознания одномерных стимулов. Динамика продуктивности опознания многомерных стимулов в процессе тренировки свидетельствует о том, что можно ожидать дальнейшего сокращения времени опознания многомерных стимулов с увеличением длительности тренировки.

Эффект тренировки исследовался нами и в процессе опознания одномерных и многомерных слуховых сигналов. Исследование проводилось на материале одно-, дву- и трехмерных слуховых стимулов, варьирующихся по параметрам частоты, интенсивности и длительности, с тремя градациями каждого из параметров. В эксперименте принимали участие четверо испытуемых, с каждым из которых было проведено по 10 опытов. Интервалы между опытами составляли один-два дня.

Полученные в эксперименте данные показали, что точность опознания одномерных стимулов близка к 100% уже в первом опыте. Точность опознания двумерных и трехмерных стимулов в начале тренировки низка: в среднем 61,8% правильных ответов для двумерных алфавитов и 62,0% - для трехмерного. В ходе 10 тренировочных опытов наблюдается постепенное возрастание точности опознания этих стимулов. К концу тренировки точность опознания двумерных стимулов повышается до 90,8, а трехмерных - до 92,5%.

Информационный анализ показал, что при опознании одномерных стимулов количество переданной информации в ходе тренировки практически не изменяется: в среднем 1,54 дв. ед. в первом опыте и 1,58 - в пятом. При опознании двумерных стимулов наблюдается увеличение количества переданной информации в результате тренировки с 2,67 дв. ед. в первом опыте до 3,55 - в десятом. Максимальный эффект тренировки отмечается при опознании трехмерных стимулов. При этом количество переданной информации возрастает с 3,17 дв. ед. в первом опыте до 4,44 - в десятом.

Таким образом, с увеличением мерности алфавита возрастает и эффект тренировки в опознании, что сопровождается повышением точности опознания и увеличением количества переданной информации.

Стратегия опознания. При одном и том же составе опознавательных признаков возможны различные стратегии, различные последовательности проверки признаков. Выбор стратегии опознания является важным фактором, определяющим эффективность выполнения задачи.

Вопрос о факторах, определяющих выбор стратегии опознания, и влиянии последней на эффективность выполнения опознавательной задачи был поставлен в нашем исследовании опознания одномерных и многомерных зрительных стимулов. Мерность алфавитов варьировалась от одномерного до четырехмерного с использованием признаков формы, размера, цвета и ориентации стимула. В исследовании принимали участие 13 испытуемых. В ходе эксперимента регистрировались ответы испытуемых, латентный период сенсоречевой реакции и длительность пауз между речевыми обозначениями признаков.

В инструкции, предшествующей опытам по опознанию многомерных стимулов, испытуемому предоставлялось право свободного выбора порядка называния признаков стимула. Предполагалось, что порядок называния признаков стимула отражает последовательность опознания этих признаков, стратегию опознания. В результате проведенного анализа были выявлены общие и индивидуальные особенности опознания многомерных стимулов, что дало возможность проследить взаимодействие использованных в опыте признаков.

Таблица 22. Зависимость латентного периода реакции, длительности пауз и времени опознания от порядка называния признаков при опознании двумерных стимулов

Опознаваемые признаки Порядок называния
признаков
Латентный период
реакции, с
Время паузы
с
Время опознавания
с
ФЦ ФЦ 0,79 0,07 0,86
ЦФ 0,70 0,03 0,73
ФО ФО 0,79 0,17 0,96
ФР ФР 0,82 0,12 0,94
ЦР ЦР 0,88 0,07 0,95
РЦ 1,13 0,06 1,19
ЦО 0,72 0,11 0,83
ЦО ОЦ 0,84 0,04 0,88
ОР 1,01 0,07 1,08
РО РО 1,01 0,18 1,19

Анализ данных о порядке называния признаков при опознании двумерных стимулов показывает, что при опознании формы - ориентации и формы - размера порядок называния признаков у всех испытуемых одинаков и начинается с признака формы (табл.22). Это можно объяснить либо явным доминированием признака формы над признаками размера и ориентации, либо осознанно выбранной стратегией называния, при которой предоставляется большее количество времени на опознание признаков ориентации и размера. В случае опознания стимулов по признакам цвета и формы все испытуемые разделились на две группы: 6 человек называли в первую очередь форму стимула, другие 6 - цвет, у одного испытуемого порядок называния признаков в течение опыта изменялся. Таким образом, субъективная трудность опознания этих признаков для испытуемых оказалась равноценной.

Обращает на себя внимание тот факт, что во всех тех опытах, в которых необходимо было опознание признака ориентации, этот признак в большинстве случаев (12 испытуемыми из 13) назывался в последнюю очередь. При этом длительность паузы перед называнием этого признака значительно превышала время пауз, предшествующих называнию признаков формы, цвета и размера (табл.22).

При опознании трехмерных стимулов наблюдается большее разнообразие в организации ответов испытуемых по сравнению с опознанием двумерных стимулов. Последовательность называния признаков стимула определялась либо сознательной стратегией испытуемого, либо неосознанным доминированием признаков стимула при их опознании. Некоторые испытуемые до начала опыта определяли для себя порядок называния признаков, как бы организуя структуру ответа, и строго следовали этой организации в течение всего опыта. Другие меняли порядок называния признаков стимула на протяжении всего опыта. У шести испытуемых при опознании трехмерных стимулов, как и двумерных, явно доминирует признак цвета. У остальных испытуемых не выявлено доминирование какого-либо из опознавательных признаков. Латентный период реакции, длительность пауз, а следовательно, и время опознания оказались чувствительными к стратегии опознания. Так, при опознании по признакам формы, цвета и ориентации наибольшая скорость опознания получена для случая, когда вербализация признаков происходила в этом же порядке. При оперировании признаками формы, цвета и размера наиболее эффективной оказалась стратегия опознания в последовательности цвет - форма - размер. При опознании по признакам формы, размера и ориентации наиболее эффективным оказалось называние сначала размера, а затем формы и ориентации стимула.

При опознании четырехмерных стимулов у 13 испытуемых наблюдалось пять вариантов последовательности называния признаков. У некоторых испытуемых отмечается постоянная стратегия ответа в назывании признаков цвета и формы и переменная - в последовательности называния признаков размера и пространственной ориентации. Почти все испытуемые строили ответ так, что признак ориентации назывался последним. Эта тенденция сохраняется на протяжении всех опытов и свидетельствует либо о более прочном сохранении этого признака в кратковременной памяти испытуемого и легкости его считывания даже в последнюю очередь, либо о необходимости более длительного времени для перекодирования этого признака в вербальную форму. Резерв времени для перекодирования создается за счет пауз и называния других признаков стимула.

Следует отметить, что ни один испытуемый не начинал ответа с признаков ориентации и размера. Как повлияло на точность опознания называние признака размера во вторую, третью и последнюю очередь? Оказалось, что точность опознания признака размера в среднем на 2,3% выше у испытуемых, которые называли этот признак во вторую очередь, по сравнению с теми, которые называли его последним. Эти данные служат подтверждением неустойчивости сохранения размера предъявляемого стимула в кратковременной памяти и трудности оперирования эталонами этого признака.

Показатели времени опознания четырехмерных стимулов также оказались чувствительными к последовательности называния признаков стимула в речевом ответе. Наибольшую скорость опознания четырехмерных стимулов обеспечивают последовательности называния признаков ЦФОР или ФЦРО.

Таким образом, исследование опознания одномерных и многомерных визуальных стимулов выявило влияние индивидуальных особенностей на эффективность опознания многомерных стимулов, которое выразилось в стратегии опознания и организации вербального ответа. Испытуемые в процессе опознания пользуются либо осознанно выбранной стратегией опознания, а затем и воспроизведения названий признаков, в которой учитывается трудность опознания признаков и опознание более сложных осуществляется в последнюю очередь (возможно, более тонкая и точная оценка этих признаков продолжается во время называния субъективно более легких признаков, которыми оказались форма и цвет стимула); либо независимо от степени осознанности в ответе испытуемого проявляется доминирование тех или иных признаков, которые и опознаются, и называются в первую очередь.

Индивидуальные особенности испытуемых. Проявляются они не только в стратегии опознания, но и в степени подверженности тренировке (о чем речь шла выше) и утомлению. Кроме того, поскольку опознание является полисистемным процессом, включающим перцептивные и мнемические компоненты, для прогнозирования эффективности опознания необходимы сведения о возможном диапазоне индивидуальных различий и индивидуальной изменчивости различных характеристик восприятия и кратковременной памяти.

В ряде работ отмечается, что одним из важных факторов, определяющих количественные и качественные особенности процессов обработки информации, являются индивидуальные особенности испытуемых. Существенные индивидуальные различия наблюдаются в скорости обработки информации. Так, У. Нейссер [9] показал, что у разных испытуемых длительность интервала между первым и вторым стимулами, при котором проявляется эффект обратной маскировки, различна. Некоторые авторы делят испытуемых по скорости обработки информации на «быстрых» и «медленных». М. Майзнер и М. Трессельт [142] оперируют при этом временем центральной обработки информации: у «быстрых» оно составляет 120-200 мс, у «медленных» - 400мс. Ю.К. Стрелков, Е.И. Шлягина и А.Н. Лебедев [143, 144] используют длительность латентного периода реакции испытуемых при определении отсутствующего члена:

у «быстрых» латентный период составляет 424-573мс, у «медленных» - больше 1200мс. Авторы высказывают предположение о том, что различия между испытуемыми связаны с неодинаковым участием параллельных и последовательных компонентов в процессе опознания. По данным Ю.К. Стрелкова [145], время извлечения следа из сенсорной памяти также подвержено существенным индивидуальным колебаниям.

А.Н. Беловой [146] была разработана методика по оценке индивидуальных различий в объеме зрительного восприятия и кратковременной памяти. В результате проверки различных экспериментальных условий и критериев выполнения были выделены наилучшие условия для выявления индивидуальных различий. Автор рекомендует использовать показатели объема восприятия, т.е. количество безошибочно воспроизведенных наборов при предъявлении 6 цифр на 15мс, и объема кратковременной памяти при предъявлении 9 символов на 2с.

Наше исследование было посвящено выявлению индивидуальных различий при решении некоторых задач по обработке информации в зрительной кратковременной памяти. Мы исходили из предположения, что различные задачи создают неодинаковую нагрузку на отдельные функциональные блоки, принимающие участие в обработке информации. Поэтому сопоставление результатов обработки может способствовать выявлению наличия или отсутствия связей между отдельными блоками и индивидуальных различий в работе этих блоков.

Для изучения индивидуальных различий в процессе обработки зрительной информации использовались следующие методы:

  • метод полного воспроизведения - для определения индивидуальных различий в способности хранения предъявленной информации;
  • метод идентификации по эталону памяти - для определения индивидуальных различий в скорости сканирования информации из зрительной памяти и выявления соотношения последовательных и параллельных компонентов в процессе сличения;
  • метод определения отсутствующего элемента - для выявления индивидуальных различий в способности к манипулированию материалом, записанным в зрительной памяти.

В опытах участвовала группа из 10 испытуемых (пятеро мужчин и пять женщин) в возрасте от 18 до 25 лет с нормальным зрением. Стимульный материал предъявлялся на экране электронного тахистоскопа в условиях обратного контраста.

При исследовании способности испытуемых к хранению предъявленной информации в качестве стимульного материала использовались матрицы с девятью цифрами (3Ч3), с угловым размером 2Е, предъявляемые при времени экспозиции 2с. Задача испытуемых состояла в полном воспроизведении предъявленных матриц. Исходя из количества правильно воспроизведенных матриц, определялся процент правильных ответов (ППО). Анализ полученных данных позволил выявить существенные индивидуальные различия в значениях этого показателя. По результатам выполнения данной задачи испытуемых можно разбить на три группы: «хорошую» (ППО составляет 62-73%), «среднюю» (ППО составляет 35-44%) и «плохую» (с ППО от 22 до 26%). Оценка достоверности различий в результатах полного воспроизведения у испытуемых выделенных трех групп показала, что результаты испытуемых «хорошей» и «плохой» групп различаются значимо (P≥0,95).

При методике идентификации по эталону памяти испытуемому сообщался эталонный объект, а затем предъявлялся стимульный набор, в котором либо содержался, либо не содержался стимул, идентичный эталону. В качестве стимульного материала использовался набор букв с угловым размером 1,5-2,0Е, предъявляемый при времени экспозиции 50мс. Эталоном служила буква «к». В случае присутствия эталона в стимульном наборе испытуемый должен был давать утвердительный ответ, в противном случае - отрицательный. В опыте регистрировались латентный период сенсоречевой реакции (с помощью звукового реле) и ответы испытуемых. По данной методике было проведено несколько серий экспериментов, которые различались количеством предъявляемых букв (от двух до шести) и семантикой стимульного набора (бессмысленные сочетания букв и слова). Буквы располагались на экране таким образом, чтобы их отображения попадали на участки сетчатки с примерно равной чувствительностью.

При обработке полученных данных оценивались следующие показатели: точность идентификации; среднее время реакции идентификации при различном числе букв; скорость работы блока сличения:

 

где t6 — время реакции идентификации при предъявлении шести букв,
t2 — время реакции идентификации при предъявлении двух букв.

Разность во времени реакции при обработке шести и двух букв мы рассматривали как показатель скорости работы блока сличения (чем меньше прирост времени с увеличением числа букв, тем выше скорость работы блока сличения), при этом нивелировались индивидуальные различия между испытуемыми по величине моторного компонента реакции.

Были выявлены существенные различия между испытуемыми по показателям точности и скорости идентификации. При анализе данных по времени реакции идентификации мы исходили из следующих предположений. В случае, если имеет место параллельная обработка предъявленных в стимульном наборе букв, кривая зависимости времени реакции идентификации от числа символов должна быть параллельна оси абсцисс. В случае последовательного способа обработки информации время реакции должно возрастать пропорционально увеличению числа элементов.

Анализ полученных данных свидетельствует о различном соотношении параллельных и последовательных компонентов в процессе идентификации стимулов по эталону памяти. Так, у исп. 3 параллельное сличение преобладает при любом числе знаков в зрительном поле (рис.32). У исп. 1 и 2 отмечается переход к последовательному сличению с увеличением числа букв до шести.

Для выяснения вопроса о том, влияет ли на выполнение операции идентификации семантика сообщений, сопоставлялось время реакции идентификации при предъявлении осмысленных и бессмысленных наборов, состоящих из четырех букв. Оказалось, что у большинства испытуемых время реакции идентификации значимо сокращается при переходе к осмысленным наборам (различия значимы на уровне P≥0,95). Примечательно, что только исп.3, являвшийся одним из двух самых «быстрых» испытуемых из обследованной группы, заметил, что в одной из серий эксперимента предъявлялись осмысленные слова. Тот факт, что смысл сообщений был извлечен именно «быстрым» испытуемым, подтверждает гипотезу П. Колерса о том, что опознание элементов и синтез смысла представляют собой последовательные процессы. Уменьшение времени реакции в случае предъявления слов тем не менее свидетельствует о влиянии смысла сообщения на скорость идентификации. Этот факт может рассматриваться как доказательство справедливости предположения о том, что в процессе сканирования осуществляется не поэлементная обработка стимульного материала, а одновременно могут обрабатываться несколько сигналов.

Зависимость латентного периода реакции идентификации  от количества букв в стимульном наборе
Рис.32 Зависимость латентного периода реакции идентификации от количества букв в стимульном наборе
(по данным четырех испытуемых)

При исследовании индивидуальных различий в способности манипулирования материалом, записанным в зрительной памяти, по методике определения отсутствующего элемента стимульным материалом служили матрицы из 9 цифр (3Ч3), расположенных в случайном порядке. Использовался алфавит из 10 цифр (от 0 до 9). Таким образом, в каждой матрице отсутствовала одна цифра. Стимульный материал предъявлялся на экране тахистоскопа при времени экспозиции 100мс, угловые размеры матрицы составляли 2Е. Задача испытуемого состояла в том, чтобы назвать отсутствующую цифру. В ходе эксперимента регистрировались ответы испытуемых и латентный период сенсоречевой реакции.

Жесткость условий опыта позволила выявить большие индивидуальные различия в точности решения задачи: процент правильных ответов колеблется в пределах от 15 до 53%. Анализ данных по времени реакции показал отсутствие существенных различий в значениях латентного периода реакции. Оказалось, что величина ЛП-реакции не связана с успешностью выполнения задания (коэффициент корреляции p=–0,07). Таким образом, латентный период реакции оказался малоинформативным показателем. Различия во времени реакции у разных испытуемых определяются, очевидно, использованием различных стратегий решения задачи. Однако выявить эти способы по отчетам испытуемых не удалось, так как лимит времени приводил к свернутости процесса решения задачи и затрудненности интроспекции. Об использовании различных способов решения задачи свидетельствует и большой разброс значений латентного периода реакции у большинства испытуемых ( превышает 50%).

Сравнение показателей эффективности выполнения испытуемыми различных задач показывает, что существует положительная корреляция (p=0,61) между скоростью идентификации, оцениваемой по возрастанию времени реакции идентификации с увеличением числа букв, и ППО, определяемым по методике полного воспроизведения: чем больше скорость идентификации, тем более эффективно полное воспроизведение предъявленной информации. Такая же связь обнаружена и между скоростью идентификации и точностью решения задачи по определению отсутствующего элемента: p=0,63. Корреляция данных по эффективности полного воспроизведения и точности решения задачи определения отсутствующего элемента незначительна: p=0,31.

Таким образом, скорость сканирования и опознания определяет успешность работы блоков манипуляции и семантической обработки информации. В свою очередь, эти уровни не имеют значимой связи с воспроизведением материала.

Результаты исследования показывают, что обработка информации в зрительной системе представляет собой связанный процесс. Результаты работы нижележащих блоков обработки информации влияют на эффективность последующих уровней. В наибольшей степени это касается точности и скорости сканирования и опознания, от которых зависят смысловая обработка материала и его воспроизведение.