Зрительные иллюзии и полифункциональность восприятия

Автор: 
Разделы психологии: 
Высшее учебное заведение: 

Зрительные иллюзии и полифункциональность восприятия // Вопр. психол.- 1985. - №2

Зрительные иллюзии и полифункциональность восприятия

В.И. КОЗЛОВ

Проблема зрительных иллюзий на всем протяжении истории изучения явлений зрительного восприятия всегда имела важное методологическое и теоретическое значение. В античной философии иллюзии или «обманы зрения» постоянно фигурировали в спорах, относящихся к решению основного гносеологического вопроса философии, и приводились в качестве примеров, служащих доказательством истинности или ложности отражения объективных свойств предметов внешнего мира [9], [17]. Впоследствии зрительные иллюзии широко использовались философами-идеалистами как одно из доказательств несоответствия между объективными свойствами и их субъективным восприятием [1], [10].

С развитием физиологической оптики, а в дальнейшем - экспериментальной физиологии органов чувств и психологии восприятия зрительные иллюзии используются для доказательства или отрицания правомерности выдвигаемых теоретических гипотез о закономерностях зрительного восприятия. С середины XIX столетия зрительные иллюзии составляют обязательный раздел психофизиологии и психологии восприятия, без специального обсуждения и рассмотрения этой проблемы не обходится ни один фундаментальный труд по физиологии органов чувств и психологии [3], [4], [18], [20], [21], [23].

Современные исследователи также обращаются к зрительным иллюзиям как явлениям, подтверждающим выдвигаемые ими теоретические концепции о закономерностях и механизмах зрительного восприятия [2], [5], [6], [7], [16], [19], [22]. При этом многие ученые считают, что изучение зрительных иллюзий позволяет проникнуть в закономерности самого процесса зрительного восприятия. «Подобно другим ошибкам, - пишет Р. Вудвортс в «Экспериментальной психологии», - эти иллюзии для психолога являются чем-то большим, чем простыми курьезами, ибо дают ключ к процессу восприятия» [2; 247]. Для Р. Грегори иллюзии или «искажения восприятия» становятся «одним из возможных путей исследования основных процессов, участвующих в зрительном восприятии мира» [6; 165]. Ж. Пиаже считает, что «подобно тому, как анализ систематических ошибок мышления у ребенка помогает выявить роль операциональных структур, изучение «иллюзий», или перцептивных деформаций, является первым шагом на пути к исследованию общих механизмов восприятия и его развития» [15; 16].

Такой подход действительно возможен, но, к сожалению, ему придается неоправданно большое значение. Зрительные иллюзии могут быть объектом изучения. Но это будет именно изучение свойств зрения в специфических условиях восприятия, а не исследование общих закономерностей зрительного восприятия при помощи иллюзий.

Анализ логико-теоретических предпосылок изучения зрительных иллюзий показывает, что в основе их рассмотрения лежит принятое в психологии представление о восприятии как акте отражения отдельных, изолированных свойств объектов (величина, форма, движение, цвет и т.п.), а также имплицитное предположение об идентичности восприятия отдельного свойства и восприятия того же свойства в соотношении с другими свойствами объекта [13], [18].

Несмотря на различия в понимании механизмов возникновения зрительных иллюзий, указанное исходное представление о восприятии и его исследовании остается характерным для различных психологических школ (В. Вундт, Э. Боринг, Т. Липпс, Ж. Пиаже, Дж. Гибсон, Ф. Клике, Р. Грегори и др.). Таким же оно является и для гештальт-психологов, несмотря на то, что они считают целостность основным свойством восприятия.

фигура Понзо
Рис.1

Анализ зрительных иллюзий показывает, что их выявление основывается на подразумеваемом сравнении результатов восприятия одного и того же, но находящегося в различных условиях объекта (например, весло в воздухе и в воде) или же двух разных объектов восприятия, исходя из постулируемой идентичности отражения какого-либо отдельно взятого свойства в процессе восприятия каждого из объектов. Поскольку, как предполагается исследователями, в процессе восприятия отражается какое-то отдельное свойство, например величина, то в соответствии с таким представлением не должно быть различий в восприятии двух равных по величине изолированных линий и в восприятии аналогичных линий в фигуре Понзо (рис.1 а, б). И когда обнаруживается, что результаты восприятия двух изолированных линий и этих же линий в фигуре Понзо различны, так как линии в фигуре Понзо воспринимаются как неравные, делается вывод, что перед нами иллюзия восприятия. Аналогичный вывод делается на основе сравнения результатов восприятия двух равных по величине изолированных кругов и тождественных кругов, включенных в фигуру Дельбефа (рис.2 а, б). Так как в фигуре Дельбефа эти круги воспринимаются неравными, то относительно результата восприятия двух отдельно взятых кругов, принимаемых за нормальные, этот результат также рассматривается как иллюзия восприятия. Другим примером может служить обнаружение иллюзии, основанное на сравнении данных восприятия двух параллельных прямых линий с результатом восприятия параллельных линий, заключенных в фигуру Геринга, где эти же линии воспринимаются как выпуклые (рис.3 а, б).

фигура Дельбефа фигура Геринга
Рис.2-3

Таким образом, обнаружение феномена зрительных иллюзий связано с исходными представлениями о восприятии как акте отражения отдельно взятых изолированных свойств объектов и основывается на подразумеваемом сравнении данных восприятия различных объектов: одного объекта, где отдельное свойство выступает в «изолированном» виде, и другого объекта, в котором это же свойство находится в соотношении с другими свойствами. Правда, для самих исследователей эта разница между объектами восприятия не выступает. Так как под восприятием понимается процесс, в котором происходит обособленное отражение отдельного свойства объекта, то безразлично, в каких объектах происходит Восприятие этого свойства. Поэтому исследователи, каких бы теоретических концепций они ни придерживались, как правило, не видят принципиальных различий между восприятием реального объекта и его изображения на рисунке, так как, по их представлению, и в том, и в другом случае происходит отражение отдельного обособленного свойства объектов. И, как известно, обнаружение большинства зрительных иллюзий было сделано именно на материале рисунков, фотографий, абстрактных изображений реальных объектов.

Анализ логико-теоретических оснований выявления зрительных иллюзий и выделения их в самостоятельную проблему показывает, что в этих исходных представлениях не учитывается функционально-деятельностная природа восприятия. Зрительное Восприятие формировалось в практике взаимодействия человека с реальными объектами, требующей гибкого отражения различных свойств и отношений объектов в многообразных условиях действия с ними. Требования практической жизнедеятельности человека в ходе его эволюции обусловили полифункциональный характер процесса восприятия, т.е. возможность отражения разных свойств объектов (формы, величины, движения, удаленности, взаиморасположения и т.п.) и различного отражения одних и тех же свойств объектов при разных условиях и задачах восприятия. В основе полифункциональности процессов восприятия лежат некоторые структурно-процессуальные принципы отражательной системы, которые обеспечивают необходимое функционально-гибкое отражение свойств объектов в различных условиях восприятия. Основополагающим принципом полифункциональности восприятия является принцип образования анизотропных отношений [14].

В отличие от традиционного представления о восприятии как акте отражения отдельных, изолированных свойств объекта мы полагаем, что процесс восприятия представляет собой образование анизотропных (т.е. отличающихся друг от друга) отношений, что является непосредственно-чувственной основой для перцептивного выделения в объекте функционально необходимых (в зависимости от задачи восприятия) свойств и отношений. При таком понимании процессы восприятия отдельного свойства и свойства, взятого в соотношении с другими свойствами, нельзя считать идентичными, поскольку они объективно различаются по содержанию образующихся отношений. И следовательно, сравнение между собой результатов двух разных процессов нельзя считать правомерным [8], [13].

Конкретное содержание процесса образования анизотропных отношений в зрительном восприятии было показано А.И. Миракяном на примере исследования константно-аконстантного восприятия величин [11], [12], [13]. Возможность восприятия таких пространственных свойств объектов, как величина, удаленность и разноудаленность, глубина, перспектива и т.д., обеспечивается образованием отношений между воспринимаемыми величинами объектов. Эти отношения устанавливаются в момент фиксации взора человека на одном из одновременно воспринимаемых объектов. В момент фиксации образуется такое отношение между величинами объектов, при котором величина нефиксированного объекта, вследствие анизотропного строения отражательной системы, воспринимается уменьшенной по сравнению с воспринимаемой величиной этого же объекта при его фиксации. Это явление было названо А.И. Миракяном эффектом уменьшения нефиксированного объекта [11], [12].

Мгновенность процессов, происходящих в моменты фиксации, создает возможность образования различных отношений между данными восприятия двух объектов в момент фиксации одного из них и данными восприятия этих же объектов в момент фиксации другого. Так как разные этапы динамики образования отношений между воспринимаемыми величинами объектов дают разные результаты восприятия, то на основании этого человек может, например, установить, что объекты имеют одинаковую величину и что они находятся от него на разном расстоянии, благодаря чему у него создается впечатление глубины, перспективы. В другой ситуации, когда объекты находятся на одинаковом расстоянии от человека, соотношения данных различных моментов фиксации дают и совершенно другие результаты восприятия. Это обеспечивает полифункциональность восприятия пространственных свойств объектов и возможность определения различных отношений между объектами и человеком в зависимости от задачи восприятия [13].

Таким образом, именно образование анизотропных отношений при фиксации является определяющим моментом в процессе восприятия, когда происходит установление отношений между воспринимаемыми свойствами объектов и осуществляется процесс выявления необходимого для конкретного действия свойства объекта, которое в качестве результата уже образованных отношений представляется нашему сознанию в форме его восприятия.

Поскольку возможности образования анизотропных отношений при восприятии реальных объектов и этих же объектов, изображенных на рисунке, различны, то можно предполагать, что и результаты восприятия в том и другом случае будут также разными.

Для проверки этого предположения было проведено сравнительное экспериментальное исследование, в котором в качестве объектов восприятия были взяты, с одной стороны, изображение на рисунке фигуры Понзо (см. рис.1 б) и, с другой — две одинаковые по величине рейки, расположенные параллельно на фоне рельсов железнодорожного пути. Выбор железнодорожного пути в качестве объекта-фона восприятия был продиктован тем обстоятельством, что он рассматривается исследователями как реальный аналог условий, изображенных в фигуре Понзо, поскольку изображение фигуры Понзо на сетчатке глаза, согласно проекционно-геометрическим законам физиологической оптики, «совпадает в проекции с уходящими вдаль рельсами железнодорожного пути» [6; 101].

Эксперименты в условиях восприятия одинаковых по величине реек на фоне рельсов железнодорожного пути должны были показать, что вследствие образования различных анизотропных отношений (посредством фиксации в реальных условиях) результаты восприятия реек при разных фиксациях должны отличаться друг от друга, а также от результатов восприятия, полученных при разных фиксациях фигуры Понзо, изображенной на рисунке, т.е. на плоскости.

МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

В опытах использовались две одинаковые по величине рейки (окрашенные в белый цвет) длиной 125см и шириной 6см. Эти рейки лежали параллельно друг другу между рельсами железнодорожного пути. Расстояние между рейками равнялось 60см. Концы реек находились на равном расстоянии (19,5см) от рельсов железнодорожного пути, т.е. рейки были расположены посередине между рельсами. Испытуемый стоял посередине между рельсами на расстоянии 2,6м до дальней от него рейки. Об объективном равенстве реек по величине ему не было известно. Испытуемому предлагалось определять величину дальней рейки в разных условиях восприятия:

  1. при свободном восприятии реек без указания объекта фиксации,
  2. при фиксации взора на дальней рейке,
  3. при фиксации взора на ближней рейке.

Во всех этих случаях от испытуемого требовалось определить «равна», «меньше» или «больше» по величине дальняя рейка по сравнению с ближней к нему рейкой.

Процедура опыта состояла в следующем. Испытуемый стоял с закрытыми глазами. После того как экспериментатор указывал способ восприятия, т.е. свободное наблюдение или с фиксацией на дальней или ближней рейке, испытуемый открывал глаза и осуществлял определение величины дальней рейки указанным способом восприятия и давал ответ о величине дальней рейки, затем опять закрывал глаза. Через некоторый промежуток времени (3-5с) экспериментатор опять называл способ восприятия, испытуемый открывал глаза, определял величину указанным способом, закрывал глаза и т.д. Способы восприятия задавались испытуемому в случайной последовательности, и в течение опыта определение величины дальней рейки каждым из трех способов восприятия осуществлялось 10 раз. Результат каждого определения (каждой пробы) величины фиксировался в протоколе.

Учитывая определенную сложность проведения эксперимента на железнодорожном пути, мы ограничились постановкой опытов на пяти испытуемых.

Результаты первой серии экспериментов и их обсуждение

Результаты первой серии экспериментов представлены в табл.1, где показано количество случаев восприятия дальней рейки как равной (столбцы «Р»), меньшей («М»), большей («Б») по величине ближней рейки при разных способах наблюдения.

Как видно из этой таблицы, при свободном наблюдении, т.е. когда не указывался объект фиксации, у трех испытуемых (№ 1, 4, 5) во всех десяти случаях воспринимаемая величина дальней рейки была меньше воспринимаемой величины ближней. Двое испытуемых (№ 2, 3) воспринимали дальнюю рейку то равной, то меньшей по сравнению с величиной ближней рейки. Если взять результаты по всей группе испытуемых в целом, то можно увидеть, что при свободном наблюдении преобладает тенденция восприятия дальней рейки как меньшей по величине по сравнению с ближней к наблюдателю рейкой (39 случаев из 50).

Результаты восприятия при определении величины дальней рейки в условиях фиксации взора испытуемого на дальней или ближней рейке показывают, что при фиксации ближней рейки все испытуемые воспринимали величину дальней рейки меньшей, чем величину ближней рейки. При фиксации же взора на дальней рейке трое испытуемых (№ 1, 2, 4) в большинстве случаев воспринимали дальнюю и ближнюю рейки равными по величине. Один испытуемый (№ 3) воспринимал дальнюю рейку то равной, то меньшей по величине относительно величины ближней рейки. И только испытуемый № 5 всегда воспринимал дальнюю рейку меньшей по величине, чем ближнюю. Рассматривая результаты восприятия в условиях фиксации дальней рейки по группе испытуемых в целом, можно отметить, что они характеризуются общей тенденцией восприятия дальней рейки, равной по величине ближней, т.е. тенденции, прямо противоположной той, которая наблюдалась при фиксации взора на ближней рейке, а также при свободном наблюдении. Что касается совпадения результатов восприятия как при свободном наблюдении, так и в условиях фиксации ближней рейки, то это может быть объяснено следующим образом. Так как при свободном наблюдении объект фиксации испытуемому не задается, то при определении величины дальней рейки он непроизвольно выбирает в качестве объекта фиксации либо дальнюю, либо ближнюю рейку. Исходя из результатов, полученных при восприятии в условиях произвольной фиксации ближней рейки (которые свидетельствуют о том, что в этих условиях дальняя рейка воспринималась, меньшей по величине, чем ближняя), можно предположить, что и при свободном наблюдении определение испытуемыми величины дальней рейки осуществлялось в большинстве случаев при непроизвольной фиксации ближней рейки.

Таблица 1 Восприятие реальных объектов (дистанция наблюдения 2,6м)
№ испытуемого Свободное наблюдение При фиксации рейки Всего
дальней ближней
Р М Б Р М Б Р М Б Р М Б
1 10 10 10 10 20
2 5 5 8 2 10 13 17
3 6 4 4 6 10 10 20
4 10 10 10 10 20
5 10 10 10 30
Всего 11 39 32 18 50 43 107

Таким образом, результаты первой серии экспериментов показывают, что величина объектов может восприниматься по-разному, и что эта разница в результатах восприятия определяется тем, какой из сравниваемых объектов фиксируется в данный момент наблюдателем.

Эта разница в результатах восприятия дает основание сделать заключение о том, что по своему содержанию изучавшиеся процессы восприятия отличаются друг от друга вследствие образования в моменты фиксации разных объектов различных отношений. При фиксации ближней рейки воспринимаемая величина дальней рейки в силу эффекта уменьшения нефиксированного объекта уменьшается, что и обусловливает Восприятие дальней рейки как уменьшенной относительно величины ближней рейки. В результате этого дальняя рейка воспринимается меньшей по величине. Когда же наблюдатель фиксирует дальнюю рейку, в силу того же эффекта уменьшается воспринимаемая величина нефиксированной в данный момент ближней рейки. В результате этого дальняя рейка воспринимается равной по величине ближней рейке. Таким образом, осуществляется гибкое, полифункциональное Восприятие свойств объектов, отвечающее различным задачам восприятия.

Итак, данные первой серии экспериментов подтвердили наше предположение о том, что результаты восприятия объектов в реальных условиях могут быть различными в зависимости от фиксации взора наблюдателя на ближнем или дальнем из одновременно воспринимаемых объектов. И эта разница в результатах восприятия обусловлена различным содержанием образующихся при разных фиксациях отношений между воспринимаемыми величинами реек.

В реальных условиях восприятия человеку приходится наблюдать одни и те же объекты, находясь на разном расстоянии от них. Поэтому необходимо было экспериментально проверить, будут ли отличаться результаты восприятия тех же самых объектов (реек) с изменением дистанции наблюдения.

С этой целью были проведены еще две серии экспериментов, которые отличались от опытов первой серии лишь тем, что испытуемый находился на расстоянии 7, 8м от дальней по отношению к нему рейки (во второй серии опытов) и 13м - в третьей. В опытах второй и третьей серий приняли участие те же 5 испытуемых, с которыми проводились опыты первой серии экспериментов.

Результаты второй серии экспериментов и их обсуждение

Результаты второй серии опытов представлены в табл.2 (здесь сохранены те же обозначения, что и в табл.1).

Из табл.2 видно, что при свободном наблюдении трое испытуемых (№ 1, 4, 5) почти во всех пробах воспринимали дальнюю рейку меньшей по величине, чем ближнюю. У двоих испытуемых (№ 2, 3) результаты восприятия не носили такого однозначного характера. Так, испытуемым № 2 дальняя рейка в шести случаях воспринималась меньшей по величине, в трех - равной и в одном - большей по сравнению с величиной ближней рейки. А у испытуемого № 3 в шести случаях имело место Восприятие дальней и ближней рейки равными по величине, а в четырех - величина дальней рейки воспринималась меньшей. Если же рассматривать результаты свободного восприятия по группе в целом, то можно заключить, что здесь сохраняется та же тенденция преимущественной оценки дальней рейки как меньшей по величине, которая наблюдалась при таком же способе восприятия в первой экспериментальной серии. Но здесь обращает на себя внимание появление отдельных случаев восприятия дальней рейки большей по величине, чем ближней.

Таблица 2 Восприятие реальных объектов (дистанция наблюдения 7,8м)
№ испытуемого Свободное наблюдение При фиксации рейки Всего
дальней ближней
Р М Б Р М Б Р М Б Р М Б
1 9 1 7 2 1 9 1 7 20 3
2 3 6 1 8 2 2 8 13 16 1
3 6 4 3 7 2 8 11 19
4 10 8 1 1 1 9 9 20 1
5 10 10 10 30
Всего 9 39 2 26 22 2 5 44 1 40 105 5

Из данных, полученных в условиях фиксации ближней рейки, видно, что здесь тенденция восприятия дальней рейки, меньшей по величине, так же как и в первой серии, является преобладающей. Вместе с тем у трех испытуемых (№ 2, 3, 4) имеются случаи восприятия дальней и ближней рейки равными по величине, а также один случай восприятия испытуемым №1 большей величины дальней рейки, что не наблюдалось в первой серии экспериментов.

Что касается данных, полученных в условиях фиксации дальней рейки, то, как видно из табл.2, они имеют некоторое отличие от результатов восприятия в первой серии опытов. Причем это отличие проявляется как в данных отдельных испытуемых, так и по группе в целом. Если в первой серии двое испытуемых (№ 1, 4) во всех пробах воспринимали дальнюю рейку равной по величине ближней, то здесь, хотя в большинстве случаев обе рейки воспринимались равными, у них имели место также случаи восприятия дальней рейки как меньшей, так и большей по величине, чем ближней рейки. Отсюда и результаты восприятия по группе в целом характеризуются приблизительным равенством случаев восприятия дальней рейки как равной или меньшей по величине, тогда как в первой серии дальняя рейка преимущественно воспринималась по величине равной ближней рейке (см. табл.1).

Таким образом, рассмотрение данных, полученных во второй серии опытов, и сравнение их с результатами первой серии позволяет сделать заключение, что изменение дистанции наблюдения (до 7,8м) вызвало определенные различия и в результатах восприятия величины дальней рейки.

Эти различия между результатами первой и второй серии опытов обусловлены тем, что с увеличением дистанции наблюдения произошли некоторые изменения в содержании процесса восприятия: в образование отношений между воспринимаемыми величинами реек начинает включаться перспективно воспринимаемое схождение рельсов железнодорожного пути. В результат этого в отдельных случаях дальняя рейка воспринималась испытуемыми большей по величине, чем ближняя, или (при фиксации ближней рейки) обе рейки воспринимались равными.

Результаты третьей серии экспериментов и их обсуждение

Данные о результатах восприятия в третьей экспериментальной серии приводятся в табл.3 (обозначения те же, что и в табл.1).

Из табл.3 видно, что при свободном наблюдении на дистанции 13 м у разных испытуемых проявлялись различные тенденции в восприятии величины дальней рейки. Одни испытуемые (№ 1, 3) в большинстве случаев воспринимали дальнюю рейку равной по величине ближней, другие (№ 2, 4, 5), напротив, видели ее меньшей по величине. Если рассматривать эти данные по группе в целом, то проявление разных тенденций в результатах восприятия при свободном наблюдении нашло свое выражение в количественном равенстве случаев восприятия величины дальней рейки как равной или как меньшей относительно величины ближней рейки. Сравнение этих данных с результатами восприятия при аналогичном способе наблюдения в первой и второй сериях экспериментов выявляет различие, которое выражается в том, что при малой и средней дистанции наблюдения преобладали результаты восприятия дальней рейки как меньшей по величине относительно ближней рейки (см. табл. 1 и 2).

Таблица 3 Восприятие реальных объектов (дистанция наблюдения 13м)
№ испытуемого Свободное наблюдение При фиксации рейки Всего
дальней ближней
Р М Б Р М Б Р М Б Р М Б
1 10 5 1 4 1 8 1 17 9 5
2 3 7 7 3 6 4 16 14
3 8 2 6 4 2 8 16 14
4 10 8 1 1 1 9 9 20 1
5 4 6 1 9 1 9 6 24
Всего 25 25 27 18 5 11 38 1 64 81 6

Данные, полученные в условиях фиксации ближней рейки, показывают, что тенденция преимущественного восприятия дальней рейки меньшей по величине по сравнению с ближней сохраняется. Вместе с тем по сравнению с данными второй серии опытов увеличивается количество случаев восприятия равенства величины реек (ср. табл. 3 и 2).

Относительно данных восприятия при фиксации дальней рейки можно заметить, что здесь, так же как в первой и во второй сериях опытов, сохраняется тенденция восприятия реек равными по величине. Но в отличие от второй серии количество случаев восприятия дальней рейки, меньшей по величине, уменьшается, а большей по величине увеличивается (ср. табл. 3 и 2). Таким образом, сравнение результатов, полученных при разных способах восприятия в третьей серии опытов как между собой, так и с данными двух предыдущих серий, позволяет увидеть определенную разницу между ними. Обращает на себя внимание тот факт, что на дальней дистанции наблюдения увеличилось количество случаев восприятия реек равными по величине при свободном наблюдении и при фиксации ближней рейки. Эти данные обусловлены изменившимся содержанием образующихся отношений. С увеличением дистанции наблюдения неосознанно воспринимаемое перспективное схождение рельсов железнодорожного пути стало чаще включаться в образующиеся отношения между воспринимаемыми величинами реек, компенсируя эффект уменьшения нефиксированного объекта или еще в большей мере усиливая этот эффект. Первое нашло свое проявление в результатах восприятия при произвольной фиксации ближней рейки и непроизвольной ее фиксации при свободном наблюдении, второе - при фиксации дальней рейки в данных восприятия большей относительной величины этой рейки.

Обобщая результаты трех серий экспериментов в условиях восприятия реальных объектов, можно сделать следующие общие выводы. При фиксации испытуемым разных объектов происходит образование различных анизотропных отношений, приводящее к различию в отражении отдельных пространственных свойств и отношений объектов. Вследствие этого и результаты процесса восприятия могут быть самыми различными: воспринимаемая величина дальней рейки может быть и равна, и меньше, и больше воспринимаемой величины ближней рейки. В этом многообразии результатов процесса восприятия находит свое проявление полифункциональность восприятия, обеспечивающая посредством образования различных анизотропных отношений между воспринимаемыми свойствами объектов их гибкое отражение в зависимости от условий и задачи восприятия.

Четвертая серия экспериментов

Объектом восприятия в четвертой серии опытов была фигура Понзо (см. рис.1, б).

Методика. Фигура Понзо была нарисована тушью в центре квадратного листа белого картона (30×30 см). Высота фигуры была равна 15см. Расстояние между нижними концами сходящихся линий равнялось 21см, а между верхними - 3см. Заключенные посередине между сходящимися линиями две горизонтальные параллельные линии имели одинаковую длину - 10см. Нижняя горизонтальная линия находилась на расстоянии 2,5см от основания фигуры. Расстояние между горизонтальными линиями равнялось 3см. Все линии фигуры Понзо имели одинаковую толщину - 3мм. Угол, под которым сходились боковые линии, и местонахождение внутри них горизонтальных линий были аналогичными изображению реек и рельсов железнодорожного пути на фотографии, сделанной с места наблюдения испытуемого, когда расстояние до дальней от него рейки составляло 2,6м.

Картон с изображением фигуры Понзо был закреплен вертикально на специальном штативе, который позволял устанавливать изображение по высоте таким образом, чтобы горизонтальные линии фигуры Понзо находились на уровне глаз данного испытуемого.

Испытуемый сидел на стуле на расстоянии 1 м от картона с изображением фигуры. Задача испытуемого заключалась в определении величины верхней горизонтальной линии при разных способах восприятия изображения: 1) при свободном восприятии без указания объекта фиксации, 2) при фиксации верхней горизонтальной линии, 3) при фиксации нижней горизонтальной линии. Во всех этих случаях испытуемый должен был определить «равна», «меньше» или «больше» по величине верхняя линия, чем нижняя. Об объективном равенстве этих линий по величине испытуемому не было известно.

Таблица 4 Восприятие фигуры Понзо
№ испытуемого Свободное наблюдение При фиксации линии Всего
верхней нижней
Р М Б Р М Б Р М Б Р М Б
1 10 2 8 8 2 10 2 18
2 5 5 4 6 5 6 14 16
3 6 1 3 1 2 7 2 8 9 3 18
4 1 9 10 4 6 5 6 19
5 10 10 10 30
Всего 22 1 27 17 2 31 29 8 13 68 11 71

Процедура опыта была аналогична той, которая имела место в экспериментах на железнодорожном пути. Во время опыта испытуемый сидел с закрытыми глазами. После того как экспериментатор называл способ восприятия, он открывал глаза, осуществлял определение величины верхней линии указанным способом и давал ответ. Затем опять закрывал глаза. Для того чтобы испытуемый не догадался, что всегда имеет дело с одним и тем же объектом, во время пауз, когда он сидел с закрытыми глазами, экспериментатор имитировал смену изображения. Способы восприятия задавались испытуемому в случайной последовательности. В течение опыта определение величины верхней линии каждым из способов восприятия осуществлялось 10 раз. Опыты проводились с теми же испытуемыми, которые участвовали в первой-третьей сериях опытов.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Данные о результатах восприятия фигуры Понзо представлены в табл.4 (здесь сохранены те же обозначения, что и в табл. 1-3).

Прежде всего из данных табл.4 видно, что, так же, как и в условиях наблюдения реальных объектов, результаты восприятия верхней горизонтальной линии фигуры Понзо различаются между собой в зависимости от способа определения ее величины.

При свободном наблюдении двое испытуемых (№ 3, 5) в большинстве проб воспринимали обе линии равными по величине, у двоих других испытуемых (№ 1, 4) воспринимаемая величина верхней линии была больше, чем нижней. Испытуемый № 2 воспринимал верхнюю линию то большей, то равной по величине нижней линии. Данные по группе испытуемых в целом отражают сосуществование (при свободном наблюдении) двух равновозможных тенденций восприятия верхней линии или как равной, или как большей по величине нижней линии.

Данные, полученные при фиксации нижней линии, показывают, что двое испытуемых (№ 1, 5) в большинстве проб воспринимали линии как равные по величине. Одним испытуемым (№4) верхняя линия чаще воспринималась меньшей по величине, а другим испытуемым (№3) - большей, чем нижняя линия. Результаты по группе испытуемых в целом свидетельствуют о том, что при фиксации нижней линии преобладает тенденция восприятия линий равными по величине. Результаты наблюдения при фиксации верхней линии характеризуются тем, что здесь у большинства испытуемых доминирующей была другая тенденция; верхняя линия воспринималась большей по величине, чем нижняя.

Сравнение данных восприятия фигуры Понзо и реальных объектов позволяет увидеть существенное различие между ними. Если в наблюдениях реальных объектов преобладающей тенденцией было Восприятие дальней рейки как меньшей по величине относительно ближней, то в фигуре Понзо в основном верхняя линия (аналог дальней рейки) воспринималась испытуемыми или равной, или большей по величине, чем нижняя линия, а Восприятие верхней линии меньшей по величине имело место лишь в отдельных пробах. Причем, если взять данные по группе в целом, воспринимаемая величина верхней линии была больше воспринимаемой величины нижней линии почти в 50% проб (в 71 из 150 проб), тогда как дальняя рейка во всех трех сериях опытов воспринималась большей по величине всего в 11 из 450 проб.

Обнаруженные различия между результатами восприятия фигуры Понзо и реальных объектов обусловлены разным содержанием образующихся в том и другом случае отношений. Процесс восприятия фигуры Понзо характеризуется большей включенностью боковых сходящихся линий в образование отношений между воспринимаемыми величинами верхней и нижней горизонтальных линий. Как можно предположить, при фиксации верхней линии включение в образующиеся отношения сходящихся линий еще более усиливает эффект уменьшения нефиксированной нижней линии. В результате верхняя линия воспринимается большей по величине. Когда же испытуемый фиксирует нижнюю линию, сходящиеся линии при образовании отношений как бы компенсируют эффект уменьшения верхней нефиксируемой линии. В результате обе горизонтальные линии воспринимаются равными по величине. При свободном наблюдении в зависимости от непроизвольной фиксации испытуемым верхней или нижней линии могут образовываться те или другие описанные выше отношения, которые обусловливают Восприятие верхней линии или равной, или большей по величине нижней линии, Представляется не случайным, что подобное же усиливающее или компенсирующее влияние на эффект уменьшения нефиксированного объекта при образовании отношений между воспринимаемыми величинами дальней и ближней рейки нашло свое проявление именно в результатах третьей серии экспериментов, где воспринимаемое в перспективе схождение рельсов железнодорожного пути (в силу своей большей выраженности) аналогичным образом включалось в образование отношений.

Таким образом, данные четвертой серии экспериментов подтвердили наше предположение о том, что результаты процессов восприятия реального объекта и его изображения на плоскости различны, поскольку эти процессы отличаются по содержанию образующихся в них отношений.

Наличие же сходных результатов свидетельствует о том, что при определенных условиях восприятия реальных объектов возможно образование таких же анизотропных отношений, какие имеют место в процессе восприятия изображения этого объекта. Вследствие этого и результаты процессов восприятия отдельных свойств в реальном объекте и его изображении могут быть одинаковыми. В этом сходстве результатов как проявлении полифункциональности процесса восприятия заложена возможность гибкого перехода от отражения свойств в одних объектах к отражению этих же свойств в других объектах восприятия.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Экспериментальное исследование процесса восприятия реальных объектов - двух равных по величине реек на фоне рельсов железнодорожного пути - показало, что воспринимаемая величина дальней рейки была либо меньшей (в подавляющем большинстве проб), либо равной воспринимаемой величине ближней рейки в зависимости от способа восприятия и дистанции наблюдения. «Иллюзия» восприятия большей относительной величины дальней рейки имела место лишь в очень редких случаях.

Результаты восприятия фигуры Понзо существенным образом отличаются от данных, полученных в условиях восприятия реальных объектов. Верхняя горизонтальная линия фигуры Понзо в основном воспринималась либо равной, либо большей по величине относительно нижней линии. Причем «иллюзия» восприятия большей относительной величины верхней линии имела место в почти 50% проб.

Это отличие результатов процесса восприятия реального объекта и его абстрактного изображения на плоскости обусловлена различием в содержании образующихся отношений в процессе отражения свойств того и другого объекта восприятия. Таким образом, процессы восприятия реального объекта и его изображения, отличающиеся по объективному содержанию образующихся в этих процессах отношений, а также условиям восприятия, неправомерно считать идентичными процессами.

Именно многообразие анизотропных отношений является той непосредственно-чувственной основой полифункциональности процесса восприятия, которая обеспечивает возможность отражения человеком различных свойств и отношений объектов при разных условиях и задачах действия с ними.

  1. Беркли Дж. Сочинения. — М., 1978. — 556 с,
  2. Вудвортс Р. Экспериментальная психология. М., 1950. — 796 с.
  3. Вундт В. Основания физиологической психологии. — М., 1880. — 796 с.
  4. Геринг Э. Пространственное чувство и движение глаза.— В кн.: Руководство к физиологии. СПб., 1887. Т. III. Ч.,.. I. С.521-923.
  5. Грегори Р. Глаз и мозг: (Психология зрительного восприятия). — М., 1970. — 270 с.
  6. Грегори Р. Разумный глаз. — М., 1972. — 209 с
  7. Клике Ф. Проблемы психофизики восприятия пространства. — М., 1965. — 463 с.
  8. Козлов В.И. Зрительные иллюзии и функциональная гибкость восприятия: Тезисы научных сообщений советских психологов к XXII Международному психологическому конгрессу. — М., 1981. Ч. II. С.426-427.
  9. Лукреций К. О природе вещей. — М.; Л., 1936. — 258 с.
  10. Мальбранш Н. Разыскания истины Николая Мальбранша. — СПб.: К.Л. Риккер, 1903. Т.I. — 312 с.
  11. Миракян А.И. Эффект уменьшения нефиксированного объекта. — В кн.: Психологические вопросы регуляции деятельности / Под ред. Д.А. Ошанина, О.А. Конопкина. — М., 1973. С.70-86.
  12. Миракян А.И. Константно-аконстантное Восприятие величин. — Вопр. психол. 1975. №1. С.39-53.
  13. Миракян А.И. О скрытых постулатах в изучении иллюзий восприятия: Тезисы научных сообщений советских психологов к XXI Международному психологическому конгрессу. — М., 1976. С.183-186.
  14. Миракян А.И. Константность и функциональная гибкость восприятия. — Вопр. психол. 1983. №4. С.104-110.
  15. Пиаже Ж. Генезис восприятия. — В кн.: Экспериментальная психология / Ред.-сост. П. Фресс, Ж. Пиаже. М., 1978. Вып. VI. Гл XVIII. С.14-87.
  16. Рок И. Введение в зрительное Восприятие. Кн. 2. — М., 1980. — 342 с.
  17. Секст Эмпирик. Соч.: В 2 т. Т.2. — М., 1976. — 421 с.
  18. Ebbinghaus H. Grundzüge der Psychologie. — Leipzig, 1913. Bd. 2. 822 S.
  19. Gibson Y. The senses considered as perceptual systems. — N.Y.: Mifflin, 1966. — 335 p.
  20. Helmgholtz H. V. Handbuch der physiologischen Opik. — Hamburg/Leipzig, 1910. Bd. 3. — 564 S.
  21. Zipps Th. Raumaesthetik und geometrisch-optische Tauschungen. — Leipzig, Barth, 1897. — 424 S.
  22. Piaget J. Les mechanismes perceptifs. Modeles probabilistes, analyse genetique, relations avec Intelligence. 2-е ed. — Paris: Presses Univ. de France, 1975. — 457 p.
  23. Titchener E. Experimental psychology. — L., 1901. V. I. Pt II. — 456 p.

Поступила в редакцию 23. III 1984г.   

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки