Возрастная периодизация зоны ближайшего развития и сенситивных периодов

Возрастная периодизация зоны ближайшего развития и сенситивных периодов // Обучение и развитие: современная теория и практика. Материалы XVI Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2015.

Возрастная периодизация зоны ближайшего развития и сенситивных периодов

Зона ближайшего развития (ЗБР) не одинакова по объему и структуре у разных людей, как детей, так и взрослых. Кроме того, ЗБР в одних сферах может быть более широкой, а в других более узкой. Вместе с тем, в определенных возрастах почти у всех детей наблюдается особая чувствительность к одним и тем же воздействиям, то есть более широкая ЗБР в конкретной сфере. Время такой особой чувствительности называется сенситивным периодом.

Например, лучшее время для приучения ребенка к навыкам опрятности – второй год жизни, когда он начинает ходить. До этого младенец проводит время в кроватке, манеже или на руках у мамы, действуя с небольшими предметами, которые можно взять в руки: игрушками, чашкой, соской, бутылочкой, ложкой. Игрушки и вещи, включенные в общение со взрослым и связанные, в основном, с едой, понятны и доступны младенцу. В то же время, сравнительно крупные домашние вещи, вроде кастрюль и ящиков комода, младенца не очень интересуют. Они пока – дело взрослого, а ребенок начнет ими увлекаться, когда окажется на полу. Горшок тоже относится к этой категории. Кроме того, приучение к горшку – это всегда, в большей или меньшей степени, насилие, что тоже имеет большое значение.

Но вот наступает второй год с его жгучим интересом ко всем вещам, их возможностям и функциям. Ребенок осваивает массу разных предметных действий, и горшок легко входит в их число, если только он не стал нелюбимым раньше, в процессе приучения к нему. В то же время сегодня, когда дети растут в памперсах, в некоторых семьях проблема горшка не возникает ни в год, ни в полтора. Малыш спит в одноразовом подгузнике, гуляет, ходит с мамой в гости, путешествует, да и дома порой остается в нем, ведь это так удобно. Взрослым кажется, что отказаться от памперса будет легко, как только ребенок еще чуточку подрастет.

Однако это нередко оказывается иллюзией. В два с половиной – три года, и, тем более, позже, дети уже перестают столь увлеченно возиться с разными предметами. Они теперь любят играть с игрушками, рисовать, смотреть мультики. Большинство предметов, имеющих отношение к детской жизни, ими уже освоено, а горшок в это число не попал. У малыша начался следующий период развития, а время повышенной чувствительности к свойствам и назначению обычных бытовых предметов прошло. Конечно, научить навыкам опрятности можно и в три, и в пять лет, но это будет труднее, чем в год-полтора.

Или другой пример, с обучением грамоте. Дошкольник, если он живет в семье, где есть книжки, а старшие иногда читают и пишут у него на глазах, лет с четырех начинает интересоваться «буковками». Если родители не задавят этот интерес своим энтузиазмом, то через несколько месяцев начнутся попытки писать печатными буквами простые слова (мама, папа, свое имя), а потом, лет с пяти, разбирать по буквам надписи на вывесках и в заголовках. Л.С. Выготский писал, что ребенка, растущего в пишущей и читающей среде, не нужно учить начальной грамоте: он овладевает ею сам, подражая старшим.

Но взрослому человеку, по какой-то причине оказавшемуся неграмотным, это будет намного труднее. Свидетельством этому может служить беспрецедентно масштабная кампания по ликвидации неграмотности, в которой участвовали сотни тысяч взрослых неграмотных граждан и целая армия, как бы мы теперь выразились, волонтеров, проводившаяся в нашей стране после Октябрьской революции 1917 года. Этот естественный эксперимент завершился, хотя об этом и не принято говорить, неудачей. Конечно, некоторые (немногие – те, кто очень хотел научиться, и кто использовал новые умения в своей жизни) действительно научились читать и писать, но подавляющее большинство не поднялось выше уровня слогового чтения и переписывания фраз типа «мы не рабы». История этого начинания свидетельствует о его малой эффективности. В 1917 году полная энтузиазма молодая советская власть начала обучать всех неграмотных от 8 до 50 лет. Однако через пять лет, посмотрев на полученный результат и материальные затраты, учить решили только молодых рабочих с 18 до 30 лет. И все равно, вопрос с массовой неграмотностью общества решился, в основном, лишь к концу тридцатых, то есть через более, чем через 20 лет после начала этой работы. А что касается старших групп населения, особенно сельского, то и в 50-60 годы в русской деревне было немало малограмотных. Результаты этого масштабного эксперимента – яркое свидетельство того, как важно обучаться грамоте в период особой восприимчивости.

На протяжении детского онтогенеза продолжается Созревание центральной нервной системы, и, в частности, коры больших полушарий. Этот процесс состоит из ряда этапов, определенным образом соотносящихся со стадиями психического развития. Например, в возрасте пяти с половиной – шести лет происходят важные сдвиги как в созревании мозга, так и в появлении новых способностей. В это время происходит консоли‑ дация третичных полей коры больших полушарий, и, соответственно, у ребенка улучшается фонематический слух, что позволяет ему производить действие звукобуквенного анализа, лежащего в основе овладения грамотой. Но, если совершенно здоровый мозг развивается в свои нормативные сроки, а устная речь у ребенка, в силу средовых причин, формируется плохо, то никакого звуко-буквенного анализа у него не получится. Ведь примерно к семи годам строение коры у ребенка будет уже примерно такое же, как у взрослого. Разные ее зоны уже сформируются, и, если это произойдет в отсутствие речи, то для нее теперь попросту не будет места. Мозг очень пластичен, но и его возможности не безграничны. Поэтому отдельные слова и короткие фразы ребенок, доживший до шести лет без речи, с грехом пополам освоит, но перехода к активному росту словаря и правильному его использованию, как это бывает у обычных детей в возрасте около двух лет, у него, скорее всего, не получится. Свидетельство этому – имеющиеся в литературе описания попыток реабилитации так называемых «одичавших» детей, выросших в изоляции или в обществе животных.

Мы кратко рассмотрели два наиболее часто обсуждающихся сенситивных онтогенетических периода: развитие предметных действий в раннем возрасте и интерес к началам грамоты у старших дошкольников. Первый из этих сенситивных периодов приурочен к овладению свойствами и функциями окружающих предметов, а второй – к введению ребенка в мир знаков и символов, позволяющих отображать реальность. Конкретное содержание развития в том или другом сенситивном периоде может быть различным.

Например, сейчас в России популярен метод японского педагога и музыканта Ш. Сузуки. По этой системе занимаются дети разного возраста, но начинал доктор Сузуки с малышами от двух лет и их родителями со знакомства со скрипкой. Основа метода состоит в том, что дети с родителями оказываются в доме, где все играют на скрипке и слушают музыку, где можно брать в руки инструменты и извлекать звуки. Ребенка ничему особенно и не учат, а просто дают возможность получать впечатления, исполнять желания, пробовать. Они с мамой могут свободно действовать в пространстве, наполненном музыкой. Ребенка раннего возраста, переживающего период острого интереса к любым предметам, помещают среду, богатую сенсорными и двигательными возможностями и насыщенную культурными образцами инструментальных действий. Ребенок осваивает скрипочку, как юлу или хитрый замочек у маминой шкатулки с украшениями, одновременно впитывая музыку.

На этом примере видно, что, если мы хотим познакомить малыша с каким-то особым предметным содержанием, для этого есть прекрасный сенситивный период – ранний возраст. Можно освоить с двухлетним буквы – правда, это мало что даст его развитию. А можно познакомить его со способами смешения красок, или, путем введения автодидактических материалов, заложить основу для формирования математических представлений, или т.п.

Второй сенситивный период включает старший дошкольный и младший школьный возрасты. Д.Б. Эльконин относит эти годы к эпохе детства, отличающейся, с одной стороны, от раннего детства, и, с другой стороны, от подростничества. В эти годы ребенок чувствителен к разным системам, в том числе и знаковым. Он любит систематизировать и упорядочивать. Достаточно вспомнить «анкеты» младших школьников, с увлечением заполняемые ими друг для друга, собрания машинок и наклеек, игры с правилами и споры по поводу их соблюдения. Дошкольники и младшие школьники интересуются причинно-следственными связями и принадлежностью разных предметов и явлений. Их мышление еще не системно, но они «нарабатывают» материал, позднее трансформирующийся в системные научные понятия.

Дети с пяти с половиной до десяти-одиннадцати лет заполняют конкретными деталями формирующуюся у них картину мироздания. Им доставляет удовольствие выстраивать порядок – пока частичный и несовершенный, но обещающий владение законами окружающего мира. Вера в могущество человека и его возможности закладывает основу позитивного мировосприятия и активной жизненной позиции. Этот прекрасный сенситивный период, к сожалению, в большой мере губится формализмом школьного образования.

Мы перечислили два сенситивных периода, соответствующие двум онтогенетическим эпохам – раннему детству и собственно детству. Но в периодизации Д.Б. Эльконина есть и третья эпоха – подростничество. Логично предположить, что ей тоже соответствует свой сенситивный период. Рискнем предположить, что это так и есть. возраст с 13-14 лет до кризиса 17 лет связан с особой чувствительностью к доктринам, убеждениям и жизненным принципам, то есть к мировоззрению. Психиатр П.А. Бутковский еще в 1834 году говорил о «суемудрии» («философической», «метафизической интоксикации») у подростков, в том числе и при нормальном развитии: многие из них склонны обдумывать «вечные» проблемы, искать смысл жизни, истину и т.п., что, впрочем, мало влияет на их реальный образ жизни и поведение.

Поскольку «высокие» размышления находятся в противоречии с реальностью, подросток часто находится в конфликте со значимыми для него людьми и с самим собой. Поэтому его идеал связан с переживанием благородных чувств с оттенком страдания и непонятости. Ему интересны глобальные идеи, из которых следуют стройные логические выводы, обещающие верный результат, и он даже способен к действиям в русле такой идеи.

Итак, в эпоху подростничества особая чувствительность касается философских, этических, социальных и политических идей. Никогда в жизни больше, чем в юности, человек не интересуется философской и мировоззренческой литературой, не посещает спектаклей, концертов и выставок, не читает и не пытается сам писать стихи и прозу. Чтобы убедиться в справедливости этого, достаточно зайти на любую выставку современного искусства или концерт: абсолютное большинство там составляет молодежь. Такая сенситивность имеет двоякое значение в плане воспитания подростков. С одной стороны, если есть соответствующая культурная среда, подросток жадно осваивает разные сферы наук и культуры, но, с другой, он легко становится добычей для вербовщиков разных идеологических группировок, нередко вовлекающих детей в свои акции и движения.

Итак, мы выделили три глобальных сенситивных периода в процессе детского онтогенеза. Каждый из них связан с одной из возрастных эпох (в понимании Д.Б. Эльконина): раннего детства, собственно детства и подростничества.

Первый сенситивный период связан с особой чувствительностью маленького ребенка к новым предметам и действиям с ними. Здесь проявляется чувствительность к овладению способами действий с разными предметами, к их особенностям, устройству и функциям. Этот сенситивный период крайне важен для закладывания основ обучения, для приобретения собственного практического опыта. Здесь происходит овладение стратегиями обращения с новыми объектами и способами действий. Чем богаче предметная среда, тем больше возможностей приобретает ребенок. Результатом реализации развития в первый сенситивный период является отображение окружающего мира в сознании ребенка и речь, как психологическое средство работы с этим отображением. Ребенок делается субъектом своего сознания и деятельности.

Второй сенситивный период включает старший дошкольный и младший школьный возрасты. Он связан с повышенной чувствительностью к упорядочению, систематизации, поиску причинно-следственных связей и принадлежности. Кроме того, в сферу особой чувствительности входят различные знаки и символы: языковые, математические, музыкальные, компьютерные и др. Результатом развития в этом периоде становится такое формирующееся по его окончании психологическое средство, как понятийное мышление. Ребенок становится субъектом познания мира и ориентировки в нем.

И, наконец, третий сенситивный период связан с подростковым и ранним юношеским возрастом. Он предполагает повышенную чувствительность к идеям и принципам, а также к нравственным, этическим и философским системам и понятиям. Результатом развития в этом сенситивном периоде является жизненная позиция личности, ее самоопределение в том или ином (в зависимости от социальной ситуации развития) социокультурном контексте. Повзрослевший ребенок становится субъектом построения своего жизненного пути.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки