Связь эмпатии с эмоциональным интеллектом и шкалами психологической разумности

Автор: 

Связь эмпатии с эмоциональным интеллектом и шкалами психологической разумности // Обучение и развитие: современная теория и практика. Материалы XVI Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2015.

Связь эмпатии с эмоциональным интеллектом и шкалами психологической разумности

Конструкты эмпатии и эмоционального интеллекта (далее – ЭИ) на данный момент являются актуальной темой для обсуждения в научном сообществе. Многие исследователи признают эмпатию и эмоциональный интеллект как значимые характеристики для представителей широкого спектра профессий, включая психологов, педагогов, психотерапевтов, представителей медицинских профессий. При этом эмпатию часто включают в понятие ЭИ (Salovey, Mayer, 1990; Андреева, 2009), а также в понятия, близкие к нему, такие как Эмоциональная зрелость и эмоциональная компетентность (Андреева, 2009).

Взаимосвязь эмпатии и эмоционального интеллекта также интересна в контексте анализа разнообразия методик измерения ЭИ и сопоставления получаемых результатов с целью верификации отдельных концепций ЭИ. Помимо этого связь эмоционального интеллекта, в его трактовке как способности, с эмпатией может выступать доводом в пользу существования когнитивной стороны эмпатии.

На данный момент уже существуют несколько исследований взаимосвязи эмпатии и эмоционального интеллекта, разделяющих примерно одну и ту же позицию: с эмоциональным интеллектом связывают такой компонент эмпатии, как perspective taking, или децентрация, но не остальные её компоненты. Исследование этой связи в отечественной науке на данный момент проводилось лишь в рамках апробации методики измерения эмпатии М. Дэвиса на русскоязычной выборке студентов-психологов (Карягина, 2013), при этом была получена менее значимая положительная связь децентрации с ЭИ.

Третьим конструктом в данном исследовании выступала «psychological mindedness», или «психологическая разумность». Психологическая разумность является характеристикой самосознания человека и отражает доступность ему собственной эмоциональной сферы. эмпатия же, наоборот, направлена на переживания других людей, однако она также вызывает чувства и эмоции, возникающие при наблюдении чужого опыта. Таким образом, важной является возможность наличия связи психологической разумности и эмпатии, предположительно через отслеживание собственных переживаний как реакции на опыт другого человека.

В проведенном корреляционном исследовании мы ставили перед собой цель выявления взаимосвязей между ЭИ, эмпатией и психологической разумностью.

Исследование

Участники и схема исследования

В исследовании на добровольной основе приняли участие 75 человек – 44 женщины и 31 мужчина в возрасте от 18ти до 65ти лет. Средний возраст М = 32,64 для мужчин, М =32,16 для женщин. SD по возрасту для мужчин – 9,28, для женщин – 10,07. Среди них выделялись представители технических и гуманитарных профессий, учёные, работающие в области точных и естественных наук, а также представители правоохранительных органов. Выборка набиралась методом «снежного кома».

Для проверки гипотез были выбраны следующие методики:

  1. Русскоязычная версия опросника IRI (Межличностный Индекс Реактивности) М .Дэвиса, основанного на многофакторном подходе к эмпатии. адаптация Т.Д. Карягиной, С.В. Дубровской и Н.А. Будаговской (Davis, 1983; Будаговская, Дубровская, Карягина, 2013).
  2. Опросник I7 – импульсивность, 7-я версия. Авторы – Г. Айзенк, С. Айзенк, адаптация Т.В. Корниловой, А.А. Долныковой. Методика предназначена для выявления трех свойств: импульсивности, склонности к риску и эмпатии (Корнилова, 2003).
  3. Тест эмоционального интеллекта – ЭмИн (Люсин, 2009).
  4. Опросник Шкала «Психологической разумности» Конте. адаптация М.А. Новиковой и Т.В. Корниловой (Новикова, Корнилова, 2014).

Результаты

  1. Установлена положительная корреляция шкалы эмпатии в опроснике I7 Айзенков положительно со шкалами PD (эмпатический дистресс), и EC (эмпатическая забота) опросника эмпатии Дэвиса (ρ = .30 и ρ = .35 соответственно при р <.01), но не со шкалами эмпатической фантазии и децентрацией, что может говорить о невысокой конвергентной валидности шкалы эмпатии в опроснике I7 относительно опросника эмпатии М. Дэвиса.
  2. Шкала эмпатии в опроснике I7 Айзенков и шкала эмпатического дистресса показывают отрицательные корреляции со всеми шкалами опросника ЭмИн Люсина (ρ = – .19 и ρ = – .22 для межличностного и внутри‑ личностного ЭИ при p > .05), при этом шкала эмпатического дистресса показывает значительно более сильные и значимые корреляции (ρ = – .43 и ρ = – .51 для межличностного и внутриличностного ЭИ при p < .05). Подобные результаты говорят о том, что развитое понимание эмоционального состояния других, а также способность управлять чужими и собственными эмоциями сопровождается уменьшает чувствами тревоги и дискомфорта, возникающими при наблюдении переживаний других людей, а также в ситуациях напряженного общения.
  3. Шкала PD (эмпатический дистресс) опросника эмпатии Дэвиса и шкала эмпатии по опроснику I7 Айзенков положительно коррелируют со шкалой Ш1 (заинтересованность в сфере субьективных переживаний), ρ = .26 и ρ = .32 при р < .05. При этом PD (эмпатический дистресс) коррелирует отрицательно с Ш5 (открытость новому опыту), ρ = – .32 при р < .01. Подобные данные могут говорить о том, что люди, легко сопротивляющиеся стрессу в ситуациях напряженного межличностного общения, также склонны сопротивляться возможности получения нового опыта, однако проявляют больший интерес к собственным и чужим мыслям и поведению.
  4. Шкалы FS (эмпатическая фантазия) и EC (эмпатическая забота) опросника эмпатии Дэвиса, а также шкала эмпатии по опроснику I7 Айзенков показали отрицательную корреляцию со шкалой Ш2 (субъективная доступность сферы переживаний для понимания и анализа), ρ = .32, ρ = .24 и ρ = .24 соответственно, при р < .05. Это можно трактовать следующим образом: люди, имеющие сильную эмоциональную сторону эмпатии, склонные переносить себя на место других и испытывать чувства по отношению к чужим состояниям, при этом хуже осознают собственные переживания, в меньшей степени способны к их анализу.
  5. Все шкалы эмоционального интеллекта отрицательно коррелируют с PD (Эмпатический дистресс). Коэффициенты корреляции находятся в диапазоне от – .29 до – .54 при р < .01 во всех случаях. Это означает, что высокий уровень эмоционального интеллекта может позволять людям оставаться спокойными и не испытывать чувства тревоги во время напряженного межличностного взаимодействия или наблюдения переживаний других людей.
  6. Получены данные об отрицательной связи внутриличностного эмоционального интеллекта с Ш1 (заинтересованность в сфере субьективных переживаний), о положительной связи Ш2 (субъективная доступность сферы переживаний для понимания и анализа) с пониманием эмоций (ρ = – .32 и ρ = .19), а также о положительной связи Ш4 (желание и готовность обсуждать свои проблемы) с пониманием эмоций (в большей мере собственных) и внутриличностным эмоциональным интеллектом (ρ = .23 при р < 0.05).
  7. В результате сравнения средних по половому признаку были выявлены достоверные различия мужчин и женщин по шкалам EC (эмпатическая забота), p>0.01 и FS (фантазия), p>0.05, причем в обоих случаях женщины демонстрировали более высокие показатели (19.23 и 21.32 против 16.00 и 18.97 соответственно). Таким образом, показатели эмпатии у женщин в целом выше, чем у мужчин.

ВЫВОДЫ

Данные, полученные в ходе исследования, показали связь между трактовками эмпатии Айзенками и Дэвисом, которая проявляется в корреляции эмпатии по опроснику I7 со шкалами эмпатической заботы и эмпатического дистресса в опроснике Дэвиса. Так как корреляции, свойственных для эмпатии в понимании Айзенков, но не свойственные какой-либо из шкал опросника эмпатии Дэвиса, отсутствуют, то можно предположить, что шкала эмпатии в опроснике I7 измеряет конструкт, в целом, сходный с эмпатическим дистрессом и эмпатической заботой в опроснике М.Дэвиса, т.е. определяет скорее уровень тревожности и стресса, а также чувства, провоцируемые в ситуации напряженного межличностного взаимодействия или наблюдения за состоянием другого человека, но не позволяет измерить когнитивную сторону комплексного конструкта эмпатии. Это наблюдение в целом соответствует определению эмпатии Айзенками, как «способности сопереживать другому, заражаться его эмоциями, сочувствовать».

Эмпатический дистресс, как и предполагалось, показал значимые отрицательные корреляции со всеми шкалами эмоционального интеллекта, что соответствует ранее полученным результатам при апробации опросника Дэвиса, развитое понимание эмоциональных состояний и способностей управлять эмоциями уменьшает чувства тревоги и дискомфорта, возникающие при наблюдении переживаний других людей, а также в ситуациях напряженного общения. Также была установлена ожидаемая отрицательная связь шкалы эмпатического дистресса со шкалами психологической разумности. Таким образом люди, характеризующиеся высокой психологической разумностью, являются более устойчивыми к стрессу в напряженном общении или при наблюдении переживаний другого.

На основании проведенного исследования взаимосвязи эмпатии с эмоциональным интеллектом и психологической разумностью можно сказать, что идея Хэтчера и Хэтчера об интегрированности эмпатии и психологической разумности (Hatcher, Hatcher, 1997) не нашла своего подтверждения в данном исследовании. Результаты указали на то, что только один элемент эмпатии – эмпатический дистресс имеет значительную, но в то же время отрицательную связь с эмоциональным интеллектом, что не соответствует трактованию эмпатии, как части эмоционального интеллекта Сэловеем и Майером. Дальнейшие работы по изучению конструктов эмпатии и эмоционального интеллекта на данный момент всё ещё осложняются многообразием трактовок, методик и самой возможности измерения этих феноменов, поэтому, нам кажется целесообразным продолжение исследования соотношений этих феноменов в понимании авторов различных методик.

Принимая во внимание идентичные результаты отрицательной корреляции эмпатического дистресса со всеми шкалами эмоционального интеллекта, полученные в данном исследовании и в процессе апробации русскоязычной версии опросника Дэвиса (с использованием опросника ЭИ Люсина), можно небезосновательно предположить значительное отличие концепции эмоционального интеллекта, стоящих за использованной нами методикой Люсина, и методиками измерения эмоционального интеллекта Сэловея и Майера, а также методикой Шутте. В то время как Шутте при использовании англоязычной версии опросника эмпатии Дэвиса была получена значимая положительная корреляция децентрации с эмоциональным интеллектом, нами подобной связи получено не было, но зато была получена значимая отрицательная корреляция эмоционального интеллекта с эмпатическим дистрессом, опять же, отсутствовавшая в результатах, полученных Шутте и другими исследователями (Shutte 2001; Imran 2013; Martos, 2013).

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки