Сплоченность как фактор групповой эффективности

Разделы психологии: 
Высшее учебное заведение: 

(в соавт.). Сплоченность как фактор групповой эффективности // Вопр. психол. - 1981. - №3.

Сплоченность как фактор групповой эффективности

Р.С. НЕМОВ, А.Г. ШЕСТАКОВ

Теория деятельностного опосредствования межличностных отношений в коллективе, предложенная А.В. Петровским [4], [5], [6], и вытекающий из нее стратометрический принцип иерархизации подсистем межличностных взаимоотношений в коллективе позволили по-новому подойти к характеристике сущности социально-психологических явлений в коллективе и их экспериментальному изучению.

Взаимоотношения в коллективе, согласно этой теории, образуют три качественно своеобразных уровня, или страты. Первую, основную страту коллектива составляют отношения к содержанию совместной деятельности, прежде всего - отношения мотивационного плана. Они образуют ядро социальной психологии коллектива, складываются в процессе совместной деятельности и выступают в качестве предпосылки для формирования отношений двух других страт, второй и третьей. Вторая психологическая страта коллектива включает межличностные связи, опосредствованные содержанием деятельности. Среди них выделены и изучены коллективистическое самоопределение, сплоченность, понимаемая как ценностно-ориентационное единство, действенная групповая эмоциональная идентификация, референтность и ряд других феноменов. В отличие от первого, предметно-мотивационного слоя они составляют собственно межличностные связи, причем связи особого рода. Их специфика состоит в генетической и функциональной опосредствованности содержанием групповой деятельности. Межличностные связи второго слоя возникают и развиваются, как и отношения первого слоя, на базе совместной деятельности и вне ее сформироваться не могут. В развитом коллективе отношения второго слоя доминируют над межличностными связями третьего, поверхностного слоя. Непосредственные межличностные связи составляют третий слой интрагрупповой активности. Они складываются вне и независимо от совместной деятельности участников коллектива на основе известных механизмов межличностного восприятия: «эффекта ореола», «имплицитной теории личности» и т.п. Образуя поверхностный, неспецифический слой коллектива, эти отношения позволяют видеть в нем признаки происхождения от случайной, диффузной группы. Отношения этого слоя в отличие от феноменов второго слоя могут быть экспериментально выявлены практически в любой группе, в том числе и случайной.

Многочисленные исследования, проведенные под руководством А.В. Петровского, подтвердили основные положения стратометрической концепции и придали ей статус специальной социально-психологической теории групп и коллективов. В последние годы положения этой теории активно используются для разработки ряда частных проблем социально-психологической науки, например психологии эффективности групповой деятельности [3], [6]. Исходя из стратометрического подхода, Р.С. Немовым была сформулирована и экспериментально подтверждена гипотеза о различных взаимосвязях эмоциональных взаимоотношений и групповой эффективности в группах различного уровня развития [1].

Теория деятельностного опосредствования явилась также основой нового подхода к анализу некоторых теоретических проблем групповой эффективности, например вопроса о том, какие социально-психологические феномены коллектива являются наиболее существенными для успешности его работы [6].

При решении этого вопроса мы исходим из следующих положений концепции:

  1. Коллектив - группа высшего социального и психологического уровня развития. Это предполагает, что коллектив должен выступать и как наиболее эффективная группа, а его социально-психологические феномены - как факторы групповой эффективности.
  2. Основными социально-психологическими характеристиками коллектива, согласно стратометрической концепции, являются взаимоотношения второго слоя интрагрупповой активности. Следовательно, эти отношения должны выступать как важные социально-психологические условия его успешности.
  3. Поскольку второй слой взаимоотношений в развитом коллективе доминирует над отношениями третьего слоя, его влияние на успешность совместной работы должно проявляться сильнее, чем влияние третьего слоя.

На основе этих положений нами были сформулированы следующие рабочие гипотезы:

  1. В группах высокого уровня развития связь между успешностью деятельности и развитостью отношений второго слоя должна быть положительной и более выраженной, чем связь между успешностью и отношениями третьего слоя.
  2. В группах сравнительно низкого уровня развития, где второй слой взаимоотношений слабо развит, корреляции между отношениями второго и третьего слоев, с одной стороны, и успешностью работы группы, с другой, должны быть несущественными и примерно одинаковыми.

Исследование, направленное на проверку этих гипотез, проводилось на коллективах районных отделов внутренних дел (РОВД). В нем приняло участие всего 18 коллективов общей численностью 186 человек.

В качестве отношений, опосредствованных содержанием деятельности, экспериментально изучались две формы сплоченности как ценностно-ориентационного единства: целевое единство группы (ЦЕГ) и мотивационное единство группы (МЕГ). Референтом отношений третьего слоя в данном исследовании явились межличностные связи, оцениваемые при помощи традиционной социометрической процедуры с использованием общего критерия межличностных выборов. Успешность деятельности коллективов изучалась методом экспертов по фактическим показателям работы и по ряду специально выделенных нами социально-психологических показателей успешности.

Методика. Процедура построения социометрической анкеты и проведение опроса были обычными для исследований подобного рода. Респонденты, осуществляющие выборы, получали инструкцию о том, что они «назначаются руководителями нового подразделения». Им предлагалось в связи с этим назвать тех товарищей по своему коллективу, которых они хотели бы видеть в составе нового подразделения. Испытуемые должны были составить ранжированный ряд членов своего коллектива по степени их предпочтительности. В результате обработки социометрических данных показатель сплоченности определялся как частное от деления количества взаимных выборов на максимально возможное их число (СП). Однако в силу того что традиционный индекс сплоченности не всегда дает правильную картину взаимоотношений, существующих в группе (имеются группы, где нет взаимных выборов, хотя все остальные варианты выборов представлены достаточно полно), было решено ввести еще один показатель сплоченности, оцениваемый по единству выбора и базирующийся на известной статистике М. Кендэла - коэффициенте конкордации [2].

Показатели ЦЕГ и МЕГ определялись подсчетом частоты предпочтений индивидом той или иной цели (мотива) с последующим их ранжированием по показателям частоты. Используя формулу Кендэла, мы получали индексы целевого и мотивационного единства для каждой группы.

Процедура исследования ЦЕГ базировалась на методе парных сравнений. Предварительно, путем контент-анализа нормативных актов, регулирующих деятельность РОВД, было отобрано десять наиболее важных целей их работы:

  1. Обнаруживать преступления и преступников.
  2. Предупреждать преступления.
  3. Взаимодействовать с общественностью в предупреждении и раскрытии преступлений.
  4. Повышать профессиональное мастерство.
  5. Воспитывать высокие моральные и деловые качества и др.

На основе всех десяти целей было составлено 45 разных пар. Работая с этими парами, выписанными на отдельном бланке, испытуемые отмечали ту из двух целей в паре, которую считали более важной.

Изучение МЕГ проводилось аналогичным образом. Вместо целей в данном случае использовались возможные мотивы совместной деятельности, например:

  1. Добиваться хороших результатов в совместной работе.
  2. Поддерживать хорошие личные взаимоотношения друг с другом.
  3. Получить продвижение по службе и т.п.

Фактические результаты работы коллективов оценивались по следующим девяти показателям:

  1. Раскрытие преступлений.
  2. Устранение причин и условий, ведущих к правонарушениям.
  3. Розыск скрывшихся преступников.
  4. Учет лиц, проявляющих антиобщественное поведение.
  5. Качество работы.
  6. Правовое воспитание населения.
  7. Своевременное рассмотрение заявлений граждан.
  8. Законность действий.
  9. Использование достижений науки и техники.

Социально-психологические показатели успешности определялись по организованности коллектива, его работоспособности, активности и информированности. Каждый из этих показателей, в свою очередь, оценивался при помощи специальных опросников, включающих от 9 до 13 суждений, характеризующих деятельность коллектива с соответствующих сторон.

Экспертов, оценивавших успешность работы коллективов, представляли лица двух категорий: работники вышестоящего органа управления, которые по роду своей деятельности должны были инспектировать соответствующий коллектив и оказывать ему помощь, и руководители изучаемого коллектива. Каждый из 18 коллективов оценивался пятью экспертами. Соотношение между показателями успешности, с одной стороны, и различными социально-психологическими характеристиками группы, с другой, выяснялось путем ранжирования и последующего коррелирования между собой ранговых рядов групп по соответствующим показателям.

Таблица 1 Показатели сплоченности по выборке

Результаты. В табл.1 приведены показатели сплоченности как целевого и мотивационного единства группы, а также социометрические индексы сплоченности для всех коллективов. Слева заглавными буквами алфавита условно обозначены соответствующие коллективы. Использование одинаковых букв показывает, что данные коллективы взяты из одного подразделения РОВД.

Из табл.1 видно, что коэффициенты ЦЕГ варьируют в пределах от 0,150 до 0,630, а показатели МЕГ - от 0,340 до 0,721. Общие вариации показателей единства социометрических выборов (ЕСВ) находятся примерно в тех же пределах, что и показатели ЦЕГ и МЕГ: от 0,208 до 0,806. (Сравнивать показатели СП с данными о ЦЕГ, МЕГ и ЕСВ мы не будем, так как они были подсчитаны при помощи другой статистики.)

Самые высокие средние из числа показателей ЦЕГ, МЕГ и ЕСВ получены по характеристике МЕГ - 0,583. Это свидетельствует о том, что наиболее развитой социально-психологической характеристикой исследованной выборки из трех перечисленных является сплоченность как мотивационное единство, а наименее развитой - сплоченность как единство социометрических выборов.

На основе этих данных можно предположить, что исследованные коллективы представляют собой не случайные, диффузные группы, а более или менее развитые общности. Об этом, в частности, свидетельствуют довольно высокие показатели мотивационного и целевого единства. Значительные вариации этих показателей между отдельными коллективами говорят о том, что в выборке имеются группы разного, более высокого и более низкого уровня социально-психологического развития.

Для проверки выдвинутых гипотез мы разделили выборочную совокупность на две подгруппы: па коллективы более высокого уровня развития и на коллективы более низкого уровня развития. Первичным основанием для такого деления явились показатели отношений, опосредствованных содержанием деятельности, поскольку эта характеристика является одной из основных для оценки уровня развития группы (Л.В. Петровский). По второй из существенных характеристик - социальной ценности совместной деятельности - сравнивать изученные группы не было необходимости, так как общественно полезная направленность деятельности всех коллективов РОВД не вызывала сомнения.

Для практического разделения выборки на две подгруппы мы выбрали медиану суммы показателей ЦЕГ и МЕГ, равную 0,920. К группам более высокого уровня развития были отнесены те коллективы, у которых сумма показателей ЦЕГ и МЕГ оказалась выше медианы, а к группам более низкого уровня развития - те, у которых соответствующая сумма оказалась ниже медианы.

Таблица 2 Показатели сплоченности в группах разного уровня развития

В табл.2 приведены показатели сплоченности отдельно для групп более высокого и более низкого уровня социально-психологического развития.

Заметим, что средние показатели ЦЕГ и МЕГ выборки групп более высокого уровня развития превосходят соответствующие показатели групп более низкого уровня развития, причем статистические различия средних показателей ЦЕГ и МЕГ между группами разного уровня развития значимы: t=3,978, р<0,005; t = 2,708, р<0,025 соответственно.

В табл.3 представлены показатели успешности деятельности соответствующих коллективов (средние арифметические оценок в пятибалльной системе по каждому из блоков характеристик успешности и по всем характеристикам, вместе взятым).

Заметим, что данные, приведенные в табл.3, содержат в себе фактически независимый от ЦЕГ и МЕГ внешний критерий разделения выборки на две подгруппы по уровню развития и тем самым подтверждают обоснованность произведенного разделения по социально-психологическим показателям.

Средний показатель фактической успешности деятельности, а также все остальные (за исключением организованности) социально-психологические показатели и общий интегральный показатель успешности выше в тех группах, которые по критериям ЦЕГ и МЕГ были отнесены нами к группам более высокого уровня развития.

В следующей далее табл.4 представлены коэффициенты ранговой корреляции по Спирмену между показателями сплоченности и эффективности в коллективах разного уровня развития.

Данные, представленные в верхней части табл.4, показывают, что значимыми являются семь коэффициентов корреляции между успешностью, ЦЕГ и МЕГ (для n=9 и р≤0,05, Rкр.=0,583), т.е. фактически более половины. Остальные пять также положительны и достаточно близки по своим значениям к критическому.

Оба коэффициента корреляции между ЦЕГ, МЕГ и интегральным показателем успешности для коллективов высокого уровня развития значимы, в то время как оба коэффициента корреляции между показателями ЕСВ, СП и интегральным показателем успешности незначимы.

Ни один из 12 коэффициентов корреляции между показателями успешности и сплоченностью, определяемой по социометрическим выборам, не достиг уровня статистической значимости, причем половина из соответствующих коэффициентов оказалась отрицательной.

Таким образом, межличностные взаимоотношения, опосредствованные содержанием деятельности (в данном случае - целевое единство и мотивационное единство группы) в коллективах более высокого уровня развития, т.е. там, где второй слой взаимоотношений уже сформирован, оказались существенным фактором успешности, причем более важным, чем взаимоотношения, оцениваемые при помощи традиционных социометрических индексов. Это подтверждает первую из предложенных гипотез.

Таблица 3 Показатели успешности деятельности в коллективах разного уровня социально-психологического развития

Рассмотрим теперь данные, представленные в нижней части табл.4. Из 24 приведенных в ней коэффициентов ранговой корреляции ни один не достиг уровня удовлетворительной статистической значимости. Это говорит о том, что в группах низкого уровня развития вообще не существует какой-либо определенной зависимости между сплоченностью, оцениваемой по принятым нами показателям, и эффективностью, что подтверждает вторую из предложенных гипотез.

Полученные данные свидетельствуют о том, что в группах сравнительно низкого уровня развития, где слой отношений, опосредствованных содержанием деятельности, недостаточно развит, деловые отношения могут подменяться эмоционально-межличностными. Последние же, как было показано [1], в группах невысокого уровня развития могут быть нейтральными или вообще препятствовать успешной совместной работе. Если же принять во внимание то, что в нашем исследовании группы более низкого уровня развития были представлены реально существующими коллективами, т.е. общностями, которые по своему развитию находятся между диффузной группой и сформированным коллективом, то становится понятно, почему в данном случае не было зафиксировано статистически значимой зависимости между эффективностью и взаимоотношениями. Второй слой отношений в них оказался развитым, вероятно, лишь настолько, чтобы воспрепятствовать отрицательному проявлению эмоционально-межличностных связей.

Таблица 4 Корреляции показателей сплоченности и эффективности в коллективах разного уровня развития

В целом полученные результаты показывают, что целевое и мотивационное единство коллектива действительно выступает в качестве условия его успешной работы, и доказывают, что параметры второго слоя интрагрупповой активности, выделенные и описанные в теории деятельностного опосредствования межличностных отношений в коллективе, являются важными факторами эффективности коллектива. Это открывает новые возможности в решении вопроса о практическом воздействии на эффективность коллективного труда и ориентирует исследователя на поиск условий, обеспечивающих формирование в коллективе отношений, опосредствованных содержанием его деятельности.


  1. Вайсман Р.С. Связь межличностных отношений с групповой эффективностью деятельности. — Вопросы психологии, 1977, №4, с.64-74
  2. Кендэл М. Ранговые корреляции. — Статистика. — М., 1975.
  3. Немов Р.С. Психологическая теория коллектива и проблемы групповой эффективности.— Вопросы психологии, 1978, №5, с.53-63
  4. Петровский А.В. О некоторых феноменах межличностных отношений в коллективе.— Вопросы психологии, 1976, №3, с.16-26
  5. Петровский А.В. Опыт построения социально-психологической концепции групповой активности. — Вопросы психологии, 1973, №5, с.3-18
  6. Психологическая теория коллектива / Под ред. А.В. Петровского. — М., 1979. - 239с.