Психология устойчивого развития: проблемы и перспективы

Разделы психологии: 

Ермаков Д.С. ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов», Москва, Россия

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-013-00722.

Аннотация. Доклад посвящён обзору проблем и перспектив в области нового научного направления – психологии устойчивого развития. Представлены основные методологические подходы, теоретические концепции и практические проблемы.

Ключевые слова: устойчивое развитие, психология, методология, теория, практика.

PSYCHOLOGY OF SUSTAINABLE DEVELOPMENT: PROBLEMS AND PROSPECTS

Ermakov D.S. Peoples' Friendship University of Russia, Moscow, Russia

Abstract. The report is devoted to the review of problems and prospects in the field of psychology of sustainable development as a new scientific direction. The main methodological approaches, theoretical concepts and practical problems are presented.

Keywords: sustainable development, psychology, methodology, theory, practice.

На предыдущей 8-й Российской конференции по экологической психологии (Пермь, 2018 г.) автором был представлен доклад «Очерк психологии устойчивого развития», в котором охарактеризованы сущность концепции устойчивого развития (УР), важность психологических аспектов и значительный (хотя и не мало востребованный) потенциал психологического знания в теоретическом осмыслении и практической реализации УР, основные исследовательские проблемы в данной области (определение субъекта УР и методологических оснований «устойчивой» трансформации психологической науки и практики, изучение рационального и образного восприятия УР, проблема времени, психология потребностей и потребительского поведения, распространение идей устойчивого развития в общественном сознании).

Следует отметить, что, не смотря на очевидную важность для выхода на уровень УР общества и цивилизации, особенно в связи с принятием Генеральной Ассамблеей ООН Целей устойчивого развития (2015 г.), психология УР находится, очевидно, в зачаточном состоянии и представлена единичными работами, в основном, зарубежных авторов; интерес российских учёных практически отсутствует. Как показывает проведённый нами наукометрический анализ выполненных в Российской Федерации диссертационных исследований на тему «УР» (всего более 1,1 тыс. работ с 1989 г.), подавляющее большинство их по экономическим наукам (86,1 %), затем с огромным отрывом следуют философские (2,9 %), географические и технические (по 2,2 %). Имеются отдельные исследования по политическим (1,4 %), социологическим (1,2 %), юридическим (0,6 %), наукам, архитектуре (0,5 %), немногочисленный ряд работ по биологическим наукам (1,0 %), педагогике (0,9 %), сельскому хозяйству (0,3 %), минимальное число по психологии и культурологии (по 0,2 %), совершенно не осмыслены идеи УР в историческом аспекте. Тем не менее, обзор имеющихся публикаций и собственные исследования позволяют определить основные методологические подходы, теоретические концепции и практические проблемы в данной области.

Современный мир в условиях глобализации характеризуется сложностью, ускорением, изменениями, нестабильностью, турбулентностью. По мнению международных экспертов Римского клуба (Weizsaecker E., Wijkman A.), планета деградирует, поскольку нынешняя цивилизация сформировалась в условиях «пустого мира» неизведанных территорий и избытка ресурсов. Превалирующие религии, политические идеологии, социальные институты, стереотипы мышления и привычки всё ещё коренятся там. В реальности же человечество вошло в «полный мир», заполненный до краев, с весьма смутными перспективами дальнейшего расширения границ, что в целом создаёт условия для становления новой области исследований – психологии устойчивости. Психологи должны внести свой вклад в достижение УР, однако для этого нужно перейти к целостной, контекстной и культуросообразной модели среды обитания, поддерживающей физическое и психическое здоровье человека, а также благополучие и устойчивость общества [6].

Концепция УР была сформулирована более 30 лет назад и, по-видимому, ещё долгое время будет оставаться основной парадигмой развития в отношении окружающей среды. В настоящее время «УР» стало общеизвестным понятием, которым руководствуется широкий круг субъектов – от международных организаций до отдельных граждан. Это часто звучащая тема конференций и научных статей, заголовок средств массовой информации, а также лозунг общественных активистов. При этом, несмотря на широкую распространённость и популярность, отмечается риск превращения «УР» в модное риторическое клише, которому лишь отдают дань уважения.

«УР» используется для описания цели, которая, безусловно, является здравой и желательной. Однако практически сразу, как в 1980–1990-х гг. идеи УР оформились и начали распространяться в общественном и индивидуальном сознании, появились критические высказывания, а также альтернативные точки зрения. При этом фундаментальная проблема заключается в том, что изначально термин «устойчивость» был выдвинут в биологическом и физическом смысле, а в настоящее время используется в более широком социальноэкономическом контексте, что приводит к недопониманию. Некоторые экологи утверждают, что правильный путь к УР заключается в поддержании объёма природных ресурсов. Однако, с социально-экономической точки зрения, очевидно, что вследствие роста численности населения, как сохранение, так и сокращение ресурсов приведёт к снижению их доступности на душу населения с течением времени (если только страна не достигает нулевого прироста численности, но и в этом случае потребности людей могут меняться), что обострит вопросы как внутри- так и межпоколенческого равенства. Кроме того, УР не требует, чтобы какие-либо конкретные виды экономической деятельности продолжались бесконечно долго. На самом деле, наоборот, необходимо, чтобы произошли структурные изменения в экономике, новые технологии и виды производства заменили старые, а часть прибыли (рента) должна не просто потребляться, нореинвестироваться в другие, более эффективные виды производственной деятельности.

Первое направление критики связано с понятием «УР», единое общепринятое определение которого отсутствует (не смотря на принятый международный стандарт ИСО 37120:2014 Устойчивое развитие сообщества. Показатели городских услуг и качества жизни / ISO 37120:2014 Sustainable development of communities – Indicators for city services and quality of life). Известная формулировка Комиссии Брундтланд – скорее образная метафора, дающая пищу для размышлений и дискуссий, нежели исчерпывающая характеристика, задающая руководство к действию. При этом целевое состояние следует описывать терминами «коэволюция», или «эпоха ноосферы», а «УР» – лишь «стратегия переходного периода» (Н. Н. Моисеев). Сюда же можно отнести «дискуссию о словах» – об адекватности, внутренней противоречивости перевода термина sustainable development на русский язык, поскольку устойчивость предполагает стабильность, постоянство, а развитие – изменение (хотя уже в докладе «Наше общее будущее» подчеркивалось, что устойчивое развитие – не неизменное состояние гармонии, а процесс изменений, происходящих не просто и непринужденно).

Содержательная критика исходит из того, что чисто технологического пути (ресурсосбержение, очистные и защитные сооружения и т.п.) преодоления кризисов вообще не существует. Человечеству необходимо изменить шкалу ценностей, социальнополитические и экономические процессы. В этом отношении УР является нереалистичной утопией, иллюзией, опасным заблуждением, успокаивающим общественное мнение (Н. Н. Моисеев), «ожиданием чуда» (К.С. Лосев, В.Г. Горшков, К.Я. Кондратьев, В.М. Котляков, В.И. Данилов-Данильян), симулякром, подменяющим учение о биосфере и ноосфере (В.В. Снакин) либо идеологическим оружием мировых реакционных кругов (С.Е. Кургинян). Возможность человечества идти по пути УР уже упущена – глобальный кризис произойдёт совсем скоро (С.И. Забелин). Общественность также оценивает УР весьма противоречиво, вплоть до «предательства будущих поколений».

Отмечается также, что УР становится идеологией, которая может привести к индоктринации не разделяемых всеми ценностей и идей, поскольку: а) рассматривает окружающую среду как совокупность ресурсов, которыми необходимо управлять, и делать это будут люди, исходя из антропоцентрических установок; б) считает, что экономическое развитие является предшественником развития человеческого потенциала; в) реализует технологический, инструментальный подход, ориентированный на заранее определённые цели и результаты. Альтернативные концепции отличаются от преобладающих нормативных представлений о связи устойчивости и развития: «устойчивое сокращение» признаёт существование альтернативных аутопоэтических (самоорганизующихся) интерпретаций развития в противовес доминирующему аллопоэтическому (навязанному извне) пониманию термина; вместо того, чтобы обучаться устойчивости, люди должны прежде «отучиться от неустойчивости» – ценить гибридность, синергию, размывание границ и их проницаемость (открытость между поколениями, культурами, институтами, секторами и т.д.); УР – всего лишь одна из множества социальных конструкций, однако существует множество других способов вовлечь население в решение экзистенциальных вопросов, в том числе понять, как живут другие люди и другие виды на Земле; нужен «несекторальный подход», новый многомерный способ концептуализации и визуализации, позволяющий «поместить» экономику и общество в природную среду с учётом эффектов комплексности, целостности и эмерджентности; суть «Гея-информационного экологического подхода» заключается в необходимости целостной, холистической, экологической философии, основанной на концепции Геи, согласно которой Земля – это живое существо, с памятью и совестью [7].

В общем выделяются следующие дискурсы УР: «интеграция» (интеграция целей развития и охраны окружающей среды является ключевым фактором, модернизация охраны окружающей среды может решить проблемы устойчивого развития, возможно принятие технических мер); «ограничение» (существуют ограничения роста, необходимо поддерживать основные природные ресурсы, соблюдать планетарные границы), «изменение» (необходимы изменения в социальной системе, в системе ценностей, изменения как таковые) [1].

Психология рассматривает устойчивость не только с экологической и социальноэкономической позиций, но и с точки зрения улучшения качества жизни каждого человека. В то время как традиционное определение УР фокусируется на предотвращении (не допустить переэксплуатацию, истощение природных ресурсов и необратимые изменения в среде обитания), психологическое понимание фокусируется на содействии (обогащение, регенерация, гибкие изменения).

В связи с этим предлагается метацентрический подход, в рамках которого проектирование устойчивого будущего предполагает создание то, чего ещё нет, изменяет существующее в соответствии с новыми целями для достижения новых результатов, предлагает знания и решения для предупреждения новых проблем. Метацентрическая перспектива исходит из того, что устойчивость с психологической точки зрения включает вертикальную и горизонтальную оси рефлексивности: первая отражает идею «откуда я пришёл», осознание «где я нахожусь» и переход «куда я пойду»; вторая касается перехода от эгоцентрической к альтруистической позиции, ориентированной на содействие взаимной выгоде для других и для себя [5]. Устойчивость основывается на определении зоны ближайшего развития (по Л.С. Выготскому).

Экопсихологический подход исходит из критики доминирующего мышления, стиля познания. Основной вопрос заключается в том, требует ли УР, чтобы сначала произошли изменения в осознании, или реальные шаги на пути к устойчивости постепенно изменят Сознание тех, кто к ней стремится? [8] Экопсихология утверждает, что восстановление наших отношений с природой изменит способ видения развития и определения человеческих потребностей. Доминирующая парадигма в значительной степени проистекает из европейской научной и политической мысли XVII в. (Ф. Бэкон, Р. Декарт), направленной на достижение определённых человеческих целей на основе эксплуатации лишённой ценности природы. Мы должны признать не только включённость индивида в общество и его социальные обязательства, но и неразрывную связь человечества с биосферой и природой в целом. Подлинная устойчивость потребует работы в сообществе более крупном, чем человечество. Однако следует также понять, что забота о Земле не требует игнорирования человеческих потребностей. Напротив, они дополняют друг друга, так как Земля является источником всех средств, которыми будут удовлетворены человеческие потребности. В связи с этим установки УР носят онтологический характер, поскольку природа рассматривается как трансцендентальное основание становления, саморазвития любых форм бытия. Система «человек – природа» выступает как целостный, совместный субъект, реализующий в своем становлении общеприродные принципы развития и тем самым способный к устойчивому саморазвитию [2; 3].

Феноменологический подход основан на восстановлении осознанных, устойчивых отношений с природой, что предполагает определённый способ восприятия Земли и нашего отношения к ней [4]. Например, мы говорим о выбрасывании мусора «наружу», «вон», т.е. мусор больше не связан с нами в том месте, где мы живем, а будет отправлен в абстрактное «неместо». Однако такого абстрактного пространства (включая космическое) нет. «Тихая» охота за грибами в лесу, походы и рыбалка, выращивание и сбор урожая для домашнего потребления, слушание пения птиц, созерцание красоты цветов и ярких звёзд вдали от ярко освещённых городов – всё это потенциальные модели переживания нашей укоренённости на Земле. Органические продукты питания, покупки на местном рынке, в основном вегетарианская пища, спортивные тренировки на открытом воздухе; использование светодиодных лампы и энергосберегающих бытовых приборов, многоразовых продуктовых сумок, озеленение своего двора, участие в работе природоохранной общественной организации не делают наш образ жизни полностью устойчивым, но являются небольшими шагами к этой цели, а также упражнениями, которые способствуют изменению сознания, побуждают нас делать выбор с учётом потребностей всего человечества и Земли.

Итак, УР следует рассматривать как процесс, устремлённый в будущее. Однако практическая работа в направлении устойчивости сопряжена с многочисленными трудностями. УР не может быть просто предписано директивным образом. И проблема заключается в том, что мы не можем точно определить статус устойчивого общества, потому что УР – динамический процесс, который постоянно трансформируется по мере совершенствования наших знаний, в том числе психологических.

Список литературы

  1. Болсуновская Л.М. Критический дискурс-анализ метадискурса «устойчивое развитие» // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия : Гуманитарные науки. 2016. Т. 21. № 31. С. 42–49.
  2. Ермаков Д.С. Экологическая психология в контексте устойчивого развития // Вестник РУДН. Серия: Психология и педагогика. 2012. № 2. С. 10–15.
  3. Панов В.И. «Экологический вызов» и экологическая психология // Экологическая культура и образование: опыт России и Казахстана. Алматы: Казак универ., 2006. С. 79–92.
  4. Buckley J. Re-storing the Earth: a phenomenological study of living sustainably // Phenomenology & practice. 2013. Vol. 7. № 2. P. 19–40.
  5. Di Fabio A. The psychology of sustainability and sustainable development for well-being in organizations // Frontiers in Psychology. 2017. Vol. 8. P. 1534-1–7.
  6. Jaipal R. Psychology at the crossroads: sustainable development or status quo? // Psychology and developing societies. 2017. Vol. 29. № 2. P. 1–35.
  7. McGregor S. L. T. Alternative communications about sustainability education // Sustainability. 2013. Vol. 5. № 8. P. 3562–3580.
  8. Riggs L.W., Hellyer-Riggs S. Eco-psychological and phenomenological approach to sustainability // European journal of sustainable development. 2019. Vol. 8. № 5. P. 262–269.

 

Автор(ы): 

Дата публикации: 

20 фев 2020

Вид работы: 

Название издания: 

Страна публикации: 

Индекс: 

Метки: 

    Для цитирования: 

    Ермаков Д.С. Психология устойчивого развития: проблемы и перспективы // Экопсихологические исследования-6: экология детства и психология устойчивого развития: сб. научных статей / отв. ред. В.И. Панов. – М.: ПИРАО; Курск: Университетская книга, 2020. – С. 34-38.

    Комментарии

    Добавить комментарий

    CAPTCHA на основе изображений
    Введите код с картинки