Психология познания людьми друг друга

Разделы психологии: 
Высшее учебное заведение: 

Психология познания людьми друг друга // Вопр. психол. - 1983. - №1.

Психология познания людьми друг друга

Г.А. КОВАЛЕВ

Психология познания людьми друг друга, разрабатываемая в СССР, относительно молодое научное направление. Его нельзя отнести к числу областей научного знания, имеющих давние и устоявшиеся традиции. Ученые, занимавшиеся в XIX - начале XX в. вопросами межличностного познания, находились под сильным влиянием популярного в Западной Европе физиогномического учения (Ч. Белл, П. Мантегацца, Г. Дюшен и др.). К числу наиболее заметных фигур, последователей этого учения в России, можно отнести киевского психолога и врача-психоневролога И.А. Сикорского, обобщившего свои научные изыскания в фундаментальном труде «Всеобщая психология с физиогномикой» [11]. На примере своих собственных психологических и клинико-психологических исследований, а также путем изучения произведений литературы и работ выдающихся мастеров в области изобразительного искусства И.А. Сикорский пытался выявить устойчивые причинно-следственные взаимозависимости между внутренними психическими качествами человека (эмоциональными состояниями, чертами характера, темпераментом) и особенностями внешнего проявления этих качеств. Однако, несмотря на отдельные прогрессивные тенденции в работах И.А. Сикорского (использование новейших методов регистрации экспрессии, изучение ее особенностей в контексте целостного процесса общения, исследование связи межличностного пространства общающихся и характера проявления экспрессии), очевидная научная несостоятельность физиогномики, из постулатов которой он исходил, предопределила в конечном итоге ограниченность вклада этого ученого и ему подобных в объективное изучение проблем психологии познания людьми друг друга и общения.

Новый этап в изучении вопросов межличностного познания четко обозначился тогда, когда в советской психологической науке утвердилась система общих методологических принципов, логически строго выстроенных на основе конкретизации фундаментальных философских положений марксизма-ленинизма о личности и обществе.

В истории становления психологии познания людьми друг друга (на этом новом этапе) как самостоятельного научного направления условно можно выделить два основных периода. Первый период можно связать с организацией в 1963г. на базе факультета психологии Ленинградского государственного университета им. А.А. Жданова научной группы, руководимой А.А. Бодалевым, где впервые начали систематически и целенаправленно разрабатываться теоретические, экспериментально-методические и прикладные проблемы межличностного познания с позиций созданной в научной школе Б.Г. Ананьева - В.Н. Мясищева общепсихологической теории. Завершение этого этапа можно отнести к 1975г. - году первой Всесоюзной конференции по проблемам психологии познания людьми друг друга, где были подведены общие итоги исследовательской и практической работы, проделанной в русле рассматриваемого научного направления за первые 12 лет его существования.

Второй период в разработке проблем межличностного познания (с 1976г.) можно характеризовать двумя факторами:

  1. фактор, который связан с четким обозначением новой тенденции: межличностное познание стало рассматриваться не только как отдельно взятый, относительно обособленный феномен, а по преимуществу, в контексте целостного процесса общения, как одна из его сторон, как его познавательный компонент, проявляющийся согласно развиваемой концепции, наряду и во взаимосвязи с двумя другими компонентами этого процесса - эмоциональным и поведенческим. понимание процесса познания человека человеком как компонента общения создало, кроме того, и предпосылки для целенаправленного и научно обоснованного управления этим процессом, его оптимизации посредством использования, в частности, «активных» методов социально-психологической коррекции;
  2. перемещение основного исследовательского и координационного центра по данной проблематике в Москву и сосредоточение этой работы в специально созданной лаборатории социальной перцепции, образованной на базе НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР.

Общеметодологической основой, на которой возникло рассматриваемое направление, послужили отправные положения марксизма-ленинизма об общественно-исторической обусловленности человеческой психики, формирующейся в конкретных условиях совместной практической деятельности людей как субъектов познания, общения и труда, обязательным условием целесообразной и продуктивной организации которой является адекватное отражение людьми друг друга. На уровне конкретной методологии непосредственно научное подкрепление реализации общепсихологического принципа и метода изучения феноменов и закономерностей межличностного познания и общения обеспечили естественнонаучные традиции, начало которым положили работы таких видных русских и советских психологов, как В.М. Бехтерев, А.Ф. Лазурский, Б.Г. Ананьев, В.Н. Мясищев, С.Л. Рубинштейн, а также труды отечественных физиологов И.М. Сеченова, А.А. Ухтомского, П.К. Анохина, Н.А. Бернштейна, в русле которых сформировалась ленинградская психологическая школа.

Проведенные в логике рассматриваемого направления исследования исходили из того общего допущения, что закономерности и механизмы отражения человеком социальной реальности являются частным случаем более общихзакономерностей и механизмов, проявляющихся при психическом отражении объективного мира. Психическая деятельность человека в этом случае, функционируя в различных формах и на различных уровнях отражения действительности и регуляции его поведения, понимается как определенный вид функциональных систем, опирающихся в своей работе на сложнейшие формы рефлекторных процессов. Благодаря исследованиям советских физиологов и психологов (Б.Г. Ананьева, П.К. Анохина, Н.А. Бернштейна, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурия и др.) в науке утвердился общий взгляд на механизм организации и регуляции деятельности в живых системах. Этот механизм, как известно, имеет многоуровневый характер и определяется совокупностью афферентных синтезов, формирующих программу отдельных актов на основе кольцевой их регуляции: целесообразность и эффективность выполнения этих актов постоянно сличаются с закодированным в мозговом субстрате их «эталоном», результатом, сформированном в прошлом индивидуальном опыте субъекта. Исходя из этого, регуляция деятельности на всех уровнях ее организации - от простых сенсомоторных реакций и перцептивных процессов до высших форм социально обусловленных личностных проявлений - осуществляется на основе механизма опережающего отражения и в соответствии с принципом обратной связи, на основе которого в это «эталонное» образование постоянно поступает информация об эффектах этой деятельности.

Данная концептуальная модель легла в основу объяснения действия психологических механизмов познания людьми друг друга, в частности образования и функционирования в индивидуальном опыте труда, познания и общения каждого отдельного субъекта различного рода социально-перцептивных установок, стереотипов и эталонов, обусловливающих индивидуально-избирательный стиль отражения этим субъектом других людей.

В ходе конкретизации этих общих положений стал формироваться новый подход к исследованию процесса межличностного познания. Процесс познания людьми друг друга, как было установлено А.А. Бодалевым и сотрудниками, осуществляется на двух уровнях отражения социальной реальности - чувственном (восприятии человека человеком) и логическом (понятие о другом человеке как личности).

Восприятие человека человеком - это непосредственное, наглядно-образное отражение одним человеком другого, результатом которого является формирование перцептивного образа-сигнала о внешних признаках этого другого (физическом облике, оформлении внешности, экспрессии) и в целом о его поведении, выполняющего осведомительную и регулятивную функции по отношению к процессу взаимодействия между данными субъектами.

На основе восприятия у познающего человека складывается понятие о другой конкретной личности (или форма мышления о ней), в которой обобщенно фиксируются признаки данного лица, характеризующие его как субъекта труда, познания и общения (А.А. Бодалев и сотрудники).

Исходная теоретическая позиция стала отправной при организации большого количества экспериментальных исследований, основным назначением которых было выявление отличительных особенностей процесса социального познания в зависимости от того, выступает ли человек в качестве объекта или в качестве субъекта этого процесса.

Первоначальные усилия исследователей были направлены на установление демаркационной линии между отражением предметной реальности и реальности, объектом отражения которой является другой человек. Теоретическими и экспериментальными исследованиями были выявлены как общие, так и специфические характеристики и закономерности в восприятии «мира вещей» и «мира людей». На уровне чувственного отражения наибольшие различия сказались в том, что пороги узнавания человеческого лица оказались ниже порогов узнавания предметного изображения (Э.Н. Алферова). В.Н. Панферов, продолжая эту линию исследования, в своих экспериментах по изучению величины порогов узнавания лица и его отдельных элементов с помощью тахистоскопической методики убедительно доказал, что направление восприятия человеческого лица осуществляется сверху вниз и что верх головы и волосы становятся своеобразной точкой отсчета при развертке перцептивного образа лица. Эти данные были подтверждены и более поздними экспериментальными разработками, хотя и выполненными в контексте реализации несколько иных исследовательских задач (А.М. Зимичев, Л.Н. Иванская, Т.Н. Малкова). В этих экспериментах были обнаружены также существенные индивидуальные различия как в абсолютных, так и в относительных порогах опознания, связанные с селективным характером процесса отражения.

А.А. Бодалевым изучалось влияние заданной в эксперименте установки на Восприятие изображения человеческого лица. В исследовании было выявлено, что избирательность процесса познания человека человеком четко прослеживается и на чувственном, и на логическом, понятийном уровнях отражения. Оно позволило выявить также характерные и устойчивые типы отражения облика другого человека, связанные с преобладанием в содержании индивидуальных «словесных портретов» испытуемых либо объективных характеристик самой «натуры», либо влияния экспериментально заданной установки, сквозь призму которой воспринимался объект [5]. На понятийном уровне селективный характер процесса межличностного познания, обусловливающего индивидуальный «способ видения» субъектом другого человека, отчетливо проявился в серии экспериментальных работ, посвященных изучению специфических особенностей, характера формирования и проявления социально-перцептивных эталонов и стереотипов (А.А. Бодалев, А.Н. Куницына, В.А. Лабунская, В.Н. Панферов, З.Ф. Семенова, В.М. Сенченко, Г.Г. Финикова и др.).

Содержание этих обобщенных форм знания о другом человеке, как выявили исследователи, полнота, глубина, адекватность проникновения во внутренний мир другого зависят прежде всего от уровня сформированности человека как личности, как субъекта труда, познания и общения. Это, в свою очередь, предполагает, что процесс формирования человека как субъекта социального познания имеет длительный и стадиальный характер, обусловленный специфическими особенностями онтогенеза и социогенеза человека. Такое теоретическое допущение, сформулированное в духе традиций разработанного Б.Г. Ананьевым так называемого онтопсихологического подхода, ориентирующего на комплексное изучение генеза человека в единстве его природных (индивидных) и социальных (личностных) детерминант [1], получило подтверждение при анализе результатов целой серии экспериментальных работ (А.А. Бодалев, Н.Е. Анкудинова, Н.А. Горбовская, В.Н. Куницына, Р.А. Максимова, В.Н. Панферов и др.). Полученные результаты позволили обнаружить существенные индивидуальные различия в восприятии и понимании других людей в зависимости от того, на какой ступени онтогенетического, психического и социального развития находится субъект познания.

В этих же исследованиях было установлено, что помимо социального опыта важной характеристикой субъекта, сказывающейся на индивидуальных различиях в познании других людей (как на чувственном, так и на логическом уровнях отражения), является фактор половой принадлежности. При изучении влияния пола на самоперцепцию А.А. Бодалев обнаружил, что женщины в первую очередь обращают внимание на эстетические элементы своего внешнего облика, в то время как мужчины - на характерные особенности своего личностного содержания, которые им присущи как субъектам труда. В подавляющем большинстве исследований признается, например, что представительницы женского пола, в целом, более успешно осуществляют психологическую диагностику другого человека по его внешним признакам, нежели представители мужского.

Обнаруженные выше тенденции отчетливо проявились и тогда, когда в качестве объекта познания выступал сам субъект. Так, в частности, на основе теоретического анализа Г.Я. Розен сделал гипотетическое предположение, что процесс самопознания протекает по тем же законам, в соответствии с теми же известными механизмами (стереотипизации, проекции, атрибуции и т.п.), что и познание другого человека. Однако формируется и реализуется данный процесс как бы с обратным знаком - т.е. не на основании собственных оценок, определений, норм субъекта, а в соответствии с оценками, нормами внешнего по отношению к нему социального окружения. Экспериментальные исследования возрастной динамики развития процесса самопознания, проведенные А.А. Бодалевым и В.Н. Куницыной, полностью подтвердив теоретическое предположение, вместе с тем показали, что этот процесс начинается с осознания человеком своего физического облика, захватывая затем и его личностные особенности, адекватность отражения которых повышается с возрастом [2], [3].

Относительно новыми направлениями в исследовании процесса самопознания в описываемой научной школе являются, во-первых, обращение к проблеме влияния дисморфофобии (преувеличенного представления о дефектах собственной внешности) на процесс познания человеком самого себя и других людей (З.Ф. Лукьянова, К.Д. Шафранская) и, во-вторых, изучение качественной динамики этого процесса в ходе психотерапевтической и психокоррекционной работы (Ю.М. Жуков, Г.А. Ковалев, Е.М. Крутова, Л.А. Петровская, В.В. Столин).

Определяющая роль оценочных стереотипов и эталонов в межличностном познании особенно ярко обнаружилась при изучении влияния особенностей конкретных видов профессиональной деятельности на социально-перцептивныйпроцесс. Особый интерес вызывают результаты сравнительного анализа влияния различных профессий на полноту и точность отражения индивидных и личностных свойств другого человека. Согласно данным А.А. Бодалева, вне конкуренции по этому параметру стоят представители актерской профессии, система обучения которой, как и сам характер этой деятельности, в максимальной степени способствуют формированию социально-перцептивной сензитивности. В лидирующую группу входит также профессия художника. Сходные результаты были получены и в недавних сравнительных исследованиях, предпринятых Л.И. Иванской и О.Г. Кукосяном.

Большое практическое значение для понимания и поиска возможностей более эффективной организации учебно-воспитательного процесса в школе и ПТУ могут иметь результаты целого ряда экспериментальных исследований, посвященных изучению влияния характера и стиля деятельности педагога на процесс познания других людей (исследования А.А. Бодалева, В.Е. Иноземцевой, Е.М. Крутовой, А.А. Русалиновой и др.). Этими же авторами были получены и другие принципиально важные для школьной практики эмпирические факты, в частности данные о несоответствии между реальной структурой социальных связей и отношений среди учеников в классе и восприятием этой реальности школьным учителем (Ж. Лендел, Я. Эннуло), а также о расхождениях между ожиданиями учеников относительно действий учителя и реальным поведением учителя (С.В. Кондратьева, В.М. Раздобудько).

Селективный, индивидуально-избирательный характер процесса межличностного познания, обусловленный национальными условиями и традициями организации жизнедеятельности и взаимоотношений между людьми, отчетливо проявился при анализе данных целого ряда исследований по выявлению межкультурных различий при отражении одного человека другими (Б.А. Еремеев, Т. Нийт, А.П. Оконешникова и др.).

Закономерности и механизмы восприятия и понимания людьми друг друга, о которых было рассказано выше, раскрываются и при изучении особенностей формирования первого впечатления о другом человеке (А.А. Бодалев, Г.В. Дьяконов). Результаты этих исследований показали также, что первое впечатление почти всегда формируется через отнесение индивидом воспринимаемого лица к одной из групп в тех «классификациях типов», которые сложились у него в прошлом. Последующее познание этого человека ведет к раскрытию в нем таких признаков, которые составляют своеобразие его личности и образуют его индивидуальность.

Перечисленные основные направления экспериментальной работы заложили научный фундамент для проникновения исследований по проблемам психологии познания людьми друг друга во многие области психологического знания (социальную психологию, психологию труда и управления, возрастную и педагогическую психологию, психофизиологию, медицинскую психологию, юридическую психологию, психологию искусства и т.д.), а следовательно, и для охвата этими исследованиями все новых сфер социальной практики.

Как уже отмечалось выше, с 1976г. в русле данного научного направления наметилась тенденция, рассматривающая вопросы психологии познания людьми друг друга в контексте целостного процесса общения. Процесс межличностного познания стал пониматься как один из необходимых компонентов общения, как гностический компонент, включающий в себя все познавательные процессы человека - его ощущения, Восприятие, память, воображение, мышление, - когда объектом их оказываются другие люди.

Это важный шаг с теоретической и практической точек зрения. В практическом плане обращение к проблеме целостного общения дает перспективы для научно обоснованного управления его основными составляющими - в том числе, например, для указания наиболее реальных возможностей и условий оптимизации процесса социального познания - а также и, в целом, социальными процессами, происходящими в сфере межлюдских коммуникаций.

В теоретическом аспекте расширение проблематики социальной перцепции за счет анализа взаимосвязи познавательного компонента со всеми другими компонентами общения должно в конечном итоге привести к обогащению и дальнейшему развитию как самой психологической теории общения, так и теории социальной перцепции.

В основу развиваемой в настоящее время общепсихологической теории общения положена идея, наиболее четко сформулированная в работах В.Н. Мясищева [8] и Б.Г. Ананьева [1] о многокомпонентности этого процесса как специфического вида деятельности, функциональную структуру которого составляют три взаимосвязанных компонента - гностический, аффективный и праксический (поведенческий). Эта общая концептуальная установка в значительной степени и определяет тенденции и содержание как теоретико-экспериментальных, так и прикладных работ.

понимание процесса социальной перцепции как интерсубъектного образования привело к утверждению положения, согласно которому истинное содержание этого процесса может быть раскрыто лишь в контексте реального взаимодействия людей в условиях конкретной совместной деятельности. Проникновение исследований по межличностному познанию прикладного характера в сферу социальной практики (производство, здравоохранение, образование, быт), а также быстрое распространение методов психокоррекционной технологии, направленных на «активную» оптимизирующую перестройку качеств (в том числе и социально-перцептивных) субъекта общения в условиях межличностного взаимодействия, подтверждают правильность выбранного направления анализа феноменологии и механизмов познания человека человеком.

Специальные исследования были посвящены роли эмоционального компонента в общении и социальном познании. В контексте целостного акта общения Т.П. Гавриловой был изучен феномен эмпатии как способности человека сопереживать, откликаться на эмоциональное состояние другого. Т.П. Гаврилова выделила две формы эмпатии: сопереживание (низшую, первичную форму) и сочувствие (высшую форму) - и установила, что проявление их имеет четкую возрастную динамику и ярко выраженный индивидуальный характер. К этому же направлению работ следует отнести и исследование проблем атракции межличностной привлекательности в общении (Л.Я. Гозман).

Выделение поведенческого компонента в качестве отдельной составляющей целостного процесса общения дало толчок для интенсификации направления экспериментальных работ по изучению основных способов и средств (вербальных и невербальных), через которые осуществляется этот процесс. Так, например, предметом исследования С.С. Дашковой стала лексико-грамматическая структура устной речи, а также зависимость характера ее продуцирования, с одной стороны, и восприятия речи, с другой, от индивидуально-психологических особенностей субъекта. Е.Ф. Бажин и Т.В. Корнева посвятили свою совместную экспериментальную работу изучению невербальных, паралингвистических, интонационных характеристик речи и выявили устойчивые индивидуально-психологические особенности субъекта, в максимальной степени способствующие развитию тонкой чувствительности к элементам экспрессивного поведения - это: тревожность,конформность, общая сензитивность [6].

Изучаются особенности визуального распознавания эмоциональных состояний по мимике (А.А. Бодалев, В.А. Лабунская, К.Д. Шафранская и др.), пантомимике (X.X. Миккин, В.В. Мироненко), исследуется теоретически и экспериментально роль персонального пространства и межличностной дистанции в общении (Г.А. Ковалев, В.Н. Куницына, Т. Нийт, М. Хэйдметс, Н.Б. Шкопоров). Особое направление исследований посвящено выявлению характера взаимовлияния основных структурных составляющих процесса общения. А.С. Кондратьевой экспериментально изучены особенности взаимосвязи когнитивного и аффективного компонентов общения. Была получена прямая корреляционная зависимость между величиной эмоционального стресса и снижением когнитивной сложности, сокращением полноты и адекватности фиксирования отличительных свойств другого человека, проявляющихся в характеристиках субъекта познания. В результате анализа социально-перцептивных изменений, полученных у участников экспериментальных групп, занимавшихся по программе «интенсивного» обучения навыкам более продуктивного общения, Г.А. Ковалев выделил специфический феномен - «парциальный стереотип», в максимальной степени облегчающий реализацию процесса общения как особого вида деятельности. Данный феномен был условно обозначен как «коммуникативный тип, или стереотип, отражения». Обусловленный априорно положительным отношением к партнеру по общению, этот стереотип на функциональном уровне проявляется в отборе, селекции и даже авансировании прежде всего позитивных качеств другого человека, что в свою очередь ведет за собой и выбор субъектом специфического для данной «доверительной» ситуации репертуара вербальных и невербальных средств обращения с этим человеком. В выделенном феномене довольно наглядно отразилась взаимосвязь всех трех компонентов общения - когнитивного, эмоционального и поведенческого. Близко к этому исследованию по «активной» оптимизации и коррекции психологических характеристик субъекта общения, а также по изучению результатов этой работы, ведут работу исследователи Н.Н. Богомолова, А.С. Золотнякова, X.X. Миккин, Л.А. Петровская, В.В. Столин, А.У. Хараш, Т.С. Яценко и другие.

Непосредственно изучению взаимосвязи гностического и праксического компонентов общения в контексте анализа феномена межличностной совместимости в условиях групповой деятельности различного целевого назначения посвящен цикл работ Р.Л. Кричевского и его коллег.

С проблемой взаимовлияния познавательного, эмоционального и поведенческого компонентов общения вплотную смыкается проблема психологической близости, субъективной значимости другого, доверительности в общении. Т.П. Гавриловой, Г.А. Ковалевым, Н.Н. Обозовым, В.С. Сафоновым, Е.А. Хорошиловой, Н.В. Шкопоровым и другими исследователями делаются все более настойчивые попытки комплексной разработки различных аспектов этой принципиально важной, узловой для общения проблемы на теоретическом, экспериментально-методическом и прикладном уровнях. Попытку системного осмысления категории общения предпринимает в своих работах В.Н. Панферов.

Комплексный подход к разработке проблем психологии познания людьми друг друга предполагает и обогащение методического инструментария, релевантного данному предмету изучения. Помимо традиционных методов все шире начинают использоваться технические средства регистрации и косвенного наблюдения. Поведение людей чаще исследуется в реальном взаимодействии (в частности, в условиях психокоррекционной работы). Предприняты значительные усилия по усовершенствованию математических методов корреляционного, факторного, кластерного, семантического анализа нарабатываемых в экспериментах данных (Б.А. Еремеев, А.С. Морозов, В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелев и др.).

В различных городах страны в последний период возникают новые исследовательские центры, каждый из которых специализируется на своей конкретной проблематике в области изучения вопросов межличностного познания и общения. Так, научная группа Ленинградского университета по сложившейся уже традиции осуществляет изучение общепсихологических характеристик познания человека человеком. Кафедра психологии Кубанского университета направляет свои усилияпрежде всего на выявление особенностей влияния различных сфер профессионального труда на познание человеком других людей и самого себя. Сотрудники кафедр психологии Дрогобычского пединститута и Гродненского университета специализируются на изучении межличностного познания в условиях классного и школьного коллективов. Психологи Саратовского университета наиболее глубоко разрабатывают проблемы взаимосвязи стратегии и тактики совместного решения задач и характера межличностного познания, а также особенности этого познания в условиях конфликта. Группа психологов, работающая в университете и пединституте г. Ростова-на-Дону, целенаправленно трудится над раскрытием механизмов психологического отражения и истолкования выразительного поведения человека, занимается выявлением психологических факторов и условий, влияющих на успешность этого отражения и обеспечивающих их полноту и адекватность. Очень близкие к перечисленным выше проблемы пытаются решать эстонские психологи, работающие в научных учреждениях городов Таллина и Тарту. Их исследовательский интерес концентрируется вокруг трех основных вопросов:

  • а) исследование когнитивного компонента в структуре педагогического общения;
  • б) исследование «проксимических» (пространственных) и «кинезических» (телесно-экспрессивных) характеристик невербальной коммуникации (в частности, в аспекте взаимоотношений человека и окружающей среды);
  • в) оптимизация гностических, аффективных и поведенческих компонентов общения посредством использования «активных» методов социально-психологической коррекции (прежде всего, посредством метода «видеотренинга»).

Психологи в Институте психологии АН СССР изучают особенности познания людьми друг друга в условиях производственных коллективов. Большой цикл работ по изучению реабилитационных возможностей особым образом организованного процесса общения в отношении социально дезадаптированной личности в условиях клиники, начатых еще под руководством В.Н. Мясищева, осуществляет группа сотрудников Ленинградского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева. Координирует и направляет деятельность всех этих учреждений лаборатория социальной перцепции в НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР (руководитель А.А. Бодалев).

С несколько иных теоретических позиций, а именно, с позиции теории деятельности (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев), освещают проблемы познания людьми друг друга: сотрудники кафедры социальной психологии МГУ им. М.В. Ломоносова (руководитель Г.М. Андреева) и психологи лаборатории личности в коллективе в НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР (руководитель А.В. Петровский). Первая из этих исследовательских групп делает акцент на выяснении роли деятельности в развертывании социально-перцептивных (прежде всего, атрибутивных) процессов [7], вторая - определяет влияние групп различного уровня развития на характер взаимоперцепции ее членов [9]. Тем не менее, несмотря на исходные концептуальные различия, научная продукция и деятельность представленных исследовательских подразделений способствуют решению единой задачи - все более глубокому проникновению в феноменологию, закономерности и механизмы психологии познания людьми друг друга и общения, адекватное знание которых крайне необходимо как для научно обоснованного и эффективного управления социальными процессами в целом, так и для определения факторов и условий формирования гармонически развитой личности.

В заключение, отметив положительные моменты в исследовании проблем психологии познания людьми друг друга советскими психологами, было бы неверным пройти мимо некоторых теневых сторон в развернувшейся работе [10].

Прежде всего, это быстрый рост числа эмпирических исследований, относящихся к сравнительно частным проблемам психологии познания людьми друг друга и общения, на фоне отставания в создании обобщающих трудов, которые, освещая главные феномены, закономерности и механизмы этой области психологии, логично вписывали бы их в широкий контекст как общей, так и социальной психологии личности. Настораживает также обилие работ, носящих описательно-констатирующий характер, и явный недостаток в них практических рекомендаций.

Для того чтобы результаты исследований, проводимых по проблематике психологии познания людьми друг друга, могли качественно повлиять на общую картину достижений в психологии, необходимы как капитальные теоретические труды в этой области, так и работы, с самого начала нацеленные на решение прикладных задач.


[1] Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. — М., 1980, т.1. — 230с, т.2. - 287с.
[2] Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. — М., 1982. - 200с.
[3] Вопросы психологии познания людьми друг друга и самопознания / Под ред. О.Г. Кукосяна. — Краснодар, 1977. - 176с.
[4] Вопросы психологии познания людьми друг друга и общения / Под ред. О.Г. Кукосяна. — Краснодар, 1978. - 190с.
[5] Вопросы психологии общения и познания людьми друг друга / Под ред. О.Г. Кукосяна. — Краснодар, 1979. - 182с.
[6] Вопросы психологии общения и познания людьми друг друга / Под ред. О.Г. Кукосяна. — Краснодар, 1981.
[7] Межличностное Восприятие в группе / Под ред. Г.М. Андреевой, А.И. Донцова. — М., 1981. - 292с.
[8] Мясищев В.Н. Личность и неврозы. — Л., 1960. - 426с.
[9] Психологическая теория коллектива / Под ред. А.В. Петровского.— М., 1979. - 240с.
[10] Психология межличностного познания/ Под ред. А.А. Бодалева. — М., 1981. - 222с.
[11] Сикорский И.А. Всеобщая психология с физиогномикой. — Киев, 1912.

Поступила в редакцию 30.IV 1982г.