Психологические особенности подростков и юношей с зависимостью от социальных сетей

Автор: 
Разделы психологии: 

Психологические особенности подростков и юношей с зависимостью от социальных сетей // Мышление и речь: подходы, проблемы, решения: Материалы XV Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2014. - Т2.

Психологические особенности подростков и юношей с зависимостью от социальных сетей

М.В. Быкова Институт психологии им. Л.С. Выготского РГГУ Россия, Москва

Актуальность исследования

В последние годы в психологической литературе, а также средствах массовой информации отмечается, что количество детей и молодежи с зависимостями от социальных сетей, неуклонно растет.

При этом существующие сегодня и отечественные, и зарубежные методики и техники помощи людям с компьютерными зависимостями, как показывает проведенный нами анализ психологических исследований, оказываются малоэффективными и кратковременными. Это, в первую очередь, связано с новизной данной проблемы, недостаточной изученностью на настоящий момент.

Для нашего исследования чрезвычайно важными оказываются результаты работ А.А. Максимова, показавшего, что люди с разного рода зависимостями имеют одну общую для них особенность, связанную с недоразвитием развития у них игровой деятельности.

Д. Джентл и Х. Марни в своих исследованиях упоминают о том, что люди, зависимые от видео игр, обычно изолируют себя от большинства форм социального контакта и предпочитают стремиться к достижениям в сфере игры, а не к достижениям в реальной жизни.

Эта мысль подводит нас к идее исследования особенностей людей, зависимых от социальных сетей.

Ежедневно, в России на просторы интернета выходят до 53 миллионов человек, что составляет примерно 30% от всего населения нашей страны. Среди тех, кто пользуется «всемирной паутиной» более или менее часто, огромное количество тех, кто имеет страничку в социальной сети. Только на сайте «vk.com», который является российским лидером по числу пользователей, зарегистрировано 251 миллион человек. Обратимся к данным открытого ресурса (habrahabr.ru) для более точных данных. По состоянию на 2014 год, активность в упомянутой социальной сети проявляют 17 866 700 человек из России, при этом активность считается исходя из публичных сообщений владельцев страницы, то есть реально активных пользователей гораздо больше. При этом 41% этих активных пользователей - молодые люди в возрасте от 18 до 24 лет. Именно это очевидным образом доказывает актуальность исследования данной возрастной группы.

В сети развивается настоящая киберкультура со своими понятиями, ценностями, образом мыслей и языком, и эта культура является сегодня одной из главных составляющих информационного общества. Неоднозначность влияния социальных сетей на реальность вызывает интерес к изучению этой проблемы.

Цель исследования: изучить психологические особенности общения у людей с зависимостями от социальных сетей.
Гипотеза исследования: подростки и юноши, имеющие зависимости от социальных сетей, имеют проблемы с общением и взаимодействием.

Задачи исследования:

  • Выявить подростков и молодежь с качественно разным отношением к социальным сетям.
  • Определить особенности общения и взаимодействия подростков и юношей с качественно разным отношением к социальным сетям.
  • Разработать коррекционно–развивающую программу для людей с зависимостями от социальных сетей.

Объект исследования: общение и взаимодействие в реальной жизни и в социальных сетях у подростков и юношей.
Предмет исследования: психологические характеристики молодежи с зависимостями от социальных сетей.

Новизна исследования: в работе получены принципиально новые данные об особенностях людей с зависимостями от социальных сетей. Помимо этого, показаны последствия особенностей развития общения и взаимодействия в детском онтогенезе, а также влияние становления общения на общение во взрослом возрасте.

Теоретическая значимость работы касается того, что полученные в ней результаты позволяют, с одной стороны, выявить условия коррекции зависимости от социальных сетей а, с другой стороны, выявить людей группы риска, сензитивных к возникновению зависимости от социальных сетей.

В исследовании приняли участие 78 респондентов, обоих полов, в возрасте от 18 до 25 лет, студенты и люди законченным высшим образованием. Все испытуемые, участвовавшие в исследовании, зарегистрированы на момент участия (или когда–либо были зарегистрированы) на одном из самых популярных сайте российского интернета - vk.com.

Первым этапом исследования была проведена клиническая беседа, вопросы которой направлены на оценку количества времени, проводимого в общении в Интернете, на качество и цели этого общения, а также на оценку реального общения респондентов. Клиническая беседа была составлена на основе теста интернет–зависимости К. Янг, в переводе и адаптации В.А. Буровой.

Помимо общения в сети, нам необходимо оценить, как исследуемые подростки и юноши общаются в реальной жизни. После клинической беседы, каждому испытуемому было предложено написать эссе на тему «Я бы не хотел, чтобы мой день прошел так». При этом не было никаких дополнительных указаний о том, надо ли упоминать в сочинении социальные сети или что–либо другое, то есть в эссе являло собой акт свободного творчества. Время написания эссе было неограниченно.

Третьим способом оценки соотношения качества и количества общения респондентов в сети и в жизни стала гештальт - методика «Рисуночный диалог». Эта методика подготовлена для оценки совместной деятельности матери и ребенка, однако в нашем исследовании используется на людях подросткового и юношеского возраста. В данном случае, методика также направлена на оценку совместной деятельности, на возможности и желание вступление человека в контакт с другим, однако в данном случае не со значимым взрослым, а с экспериментатором. Методика проводилась с каждым испытуемым лично.

Подводя итоги и оценивая результаты всех трех типов оценивания респондента, можно составить примерный портрет представителя каждой из трех групп.

Представители 1 группы - люди, не склонные вступать в общение, ни в онлайн–среде, ни в реальной жизни. У них довольно ограниченный круг друзей и интересов, они самодостаточны. На вопросы о социальных сетях часто упоминают о том, что это - необходимость, для обмена медиа–контеном, или для общения в крайних ситуациях. Неудачный день связывают с внешними обстоятельствами и редко упоминают об отношениях с другими людьми. Совместный рисунок занимает мало времени и не отличается разнообразием элементов. Типичный представитель 1 группы, Артем У., 22 г., студент, во время клинической беседы говорит «У меня есть друзья, зачем мне сидеть в социальных сетях?»

Представители 2 группы - люди, общение которых гармонично развито и в Интернете, и в жизни. Они интересуются всем новым, с легкостью заводят новые знакомства, однако аккуратны в отношении общения онлайн, относятся к нему как к части обычной жизни, однако не связывают с Интернетом удовольствие, могут спокойно обходиться без сети на отдыхе или во время занятия основной деятельностью. Неудачный день связывают с общением с людьми, опираются в своих эссе на неудачи с окружением, ссоры, невыполненные договоренности и прочее. В совместном рисунке проявляют разнообразные позиции, именно в этой группе были работы с однозначной позицией «на равных». Типичный представитель 2 группы, Алексей С., 24 г., высшее образование, в ходе клинической беседы упоминает «Все мои ученики общаются в социальных сетях, не хочу от них отставать, это же часть реальности».

Представители 3 группы - люди, отдающие много внимания и времени общению онлайн. Могут проводить несколько часов день за обновлением странички, проявляют активность в комментировании записей, состоят в различных сообществах. На вопрос о возможности ограничения общения в Интернете упоминают, что иногда это действительно мешает их основной деятельности, они часто отвлекаются на то, что бы проверить «новости» сети. Неудачный день связывают с Интернетом, реже упоминают о других людях. Совместный рисунок отличается меньшим, чем в других группах, разнообразием позиций, отличаются инициативностью, однако не склонны встраиваться в диалог с другим. Типичный представитель 3 группы, Анна М., 20 л., студентка, говорит «Я нервничаю, когда на отдыхе не могу зайти на свою страничку, вдруг я пропущу что–то важное».

Учитывая описание полученных групп, можно предположить, что некоторые проблемы в реальном общении имеются как у 1, так и у 3 группы. Респонденты 1 группы активно стараются не включать социальные сети в свое общение, 3 группа, напротив, проводит слишком много времени, общаясь в Интернете. Другими словами, эти группы представляют собой «застревание», крайние позиции, которые приводят к нарушениям в реальном, живом общении. Респонденты этих категорий не склонны вступать в контакт, их разнообразие позиций общения меньше, чем во 2 группе, говоря о важных для себя событиях в дне, они реже упоминают общение с людьми, но чаще упоминают про Интернет и независящие, обезличенные ситуации. Люди 2 группы, напротив, более лояльно относятся к социальным сетям, могу контролировать свое времяпрепровождение в Интернете, в реальности охотнее вступают в общение, чаще упоминают в важных аспектах дня общение с родственниками, друзьями, и незнакомыми людьми.

Таким образом, современное общество и проникновение Интернета во все сферы жизни неизбежно накладывает отпечаток на общение. Оценив респондентов, можно заметить, что некоторые сложности в общении проявляются не только в 3 группе, в которой нахождение в Интернете преувеличено, но и в 1, где его край‑ не мало. Таким образом, социальные сети отражают активность и и вступления в контакт проявляется именно в той группе, где неотъемлемая часть современного общения - общение через сеть - также гармонично развита.

Исследование позволяет сделать следующие выводы.

  1. Подростки и юноши, имеющие зависимости от социальных сетей, имеют проблемы с общением и взаимодействием в реальности.
  2. Отсутствие контактов в социальных сетях может быть критерием проблем с установлением контактов в общении.
  3. Подростки и юноши с трудностями в общении имеют проблемы с «Я» концепцией, не умеют презентироваться.
  4. Подростки и юноши с трудностями в общении нуждаются в создании условий, при которых они могут комфортно и безопасно контактировать со знакомыми людьми.
  5. Подростки и юноши с трудностями в общении нуждаются в первую очередь в создании условий для развития общения как самоценной деятельности.
  6. Подростки и юноши с психологической зависимостью от социальных сетей имеют проблемы с развитием предметной деятельности.
  7. Подростки и юноши с психологической зависимостью от социальных сетей нуждаются в создании условий совместной деятельности, где они вместе ориентированы на результат, при этом их способы общения невербальны.
  8. Подростки и юноши с психологической зависимостью от социальных сетей нуждаются в создании условий для развития общения как основы совместной деятельности.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки