Психологические механизмы взаимосвязи мышления и речи

Высшее учебное заведение: 

Психологические механизмы взаимосвязи мышления и речи // Мышление и речь: подходы, проблемы, решения: Материалы XV Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2014. - Т2.

Психологические механизмы взаимосвязи мышления и речи

А.Ф. Корниенко Академия социального образования Россия, Казань

Несмотря на то, что мышление и речь являются одними из основных категорий психологии, их научные определения далеко не однозначны, что, собственно, и обусловливает наличие проблемы взаимосвязи мышления и речи, которая интересовала Л.С. Выготского и до сих пор привлекает внимание психологов. В решении данной проблемы Л.С. Выготский решил сделать акцент на рассмотрении взаимосвязи мысли и слова. Он считал, что «центральным моментом всей этой проблемы [проблемы мышления и речи - А.К.] является, конечно, вопрос об отношении мысли к слову [1, c.8]. По его мнению, отсутствие ответа именно на этот вопрос делает проблему мышления и речи «наименее разработанной и наиболее темной».

Вместе с тем анализ соотношения мысли и слова в решении проблемы мышления и речи порождает необходимость дополнительного рассмотрения соотношения понятий «мышление» и «мысль», с одной стороны, и «речь» и «слово» - с другой.

В психологии мышление обычно определяется как познавательный психический процесс обобщенного и опосредованного отражения действительности. Признавая качественное отличие мышления от процессов непосредственного ощущения, Л.С. Выготский также полагал, что специфика мышления заключается в способности к обобщенному отражению действительности. «Мышление, - писал Л.С. Выготский, - отражает действительность в сознании качественно иначе, чем непосредственное ощущение. По–видимому, есть все основания допустить, что это качественное отличие единицы в основном и главном есть обобщенное отражение действительности» [1, с.14]. При этом под обобщенным отражением действительности понималось отражение в слове. «Каждое слово, - пишет Л.С. Выготский, - представляет собой скрытое обобщение, всякое слово уже обобщает, и с психологической точки зрения значение слова прежде всего представляет собой обобщение. Но обобщение, как это легко видеть, есть чрезвычайный словесный акт мысли» [Там же].

При наличии общепринятых представлений о том, что слово и речь присущи только человеку, прямым следствием признания мышления как мышления словесного является признание его социального происхождения и социальной детерминации, что, вообще–то, не совсем верно. Мышление как познавательный психический процесс, обеспечивающий отражение в психике субъекта связей и отношений, существующих между объектами и явлениями действительности, имеет место и у животных [3; 6]. Учитывая, что объекты и явления действительности отражаются в психике в форме образов, мышление можно определить и как процесс образования связей между образами. Вместе с тем, содержание того или иного образа представляет собой не что иное, как знание субъекта о той части действительности, которая отражается в его психике в этом образе. В связи с этим мышление можно рассматривать и как процесс образования у субъекта связей между знаниями.

Образование связи между образами, возникающими в психике, и, соответственно, знаниями, представленными в этих образах, которое происходит в результате мышления, обозначается нами как понимание, а новые совокупности взаимосвязанных образов и взаимосвязанных знаний обозначаются понятием «мысль». И понимание, и мысль выступают, таким образом, как непосредственные результаты мышления. Будучи не связанными в определениях с понятиями «речь» и «слово», понимание и мысль, также как и мышление, могут иметь место и у животных.

Поскольку в процессе мышления в психике субъекта образу‑ ются связи между образами, мышление всегда является образным. Однако в психике человека, обладающего сознанием, имеются особые типы образов, которых нет в психике животных. Во–первых, это образы слов с их семантическими значениями, возникновение которых связано с возникновением сознания, и, во–вторых, это образ самого человека, обозначаемый как образ «Я», который, как мы считаем [4; 5], является непосредственным результатом сознания.

С появлением образа «Я» в психике человека благодаря процессам мышления начинают возникать связи между образом «Я» и другими имеющимися в психике образами. Если связь между образами, в которых отражаются особенности объектов и явлений внешней среды, мы обозначили понятием «понимание», то для обозначения связи этих образов с образом «Я» в силу специфики последнего предлагается использовать термин «осознание». Сам процесс образования этой связи рассматривается нами как процесс осознавания.

Не трудно заметить, что осознание, будучи результатом образования связей между образами, подпадает под общее определение понятия «понимание». Это означает, что осознание фактически есть частный случай понимания, в котором одним из взаимосвязанных образов является образ «Я». Точно также осознавание представляет собой частный случай процесса мышления, протекающего в психике человека с участием образа «Я». Отсюда следует, что социальное происхождение и социальную детерминацию имеют не процессы мышления и понимания, а процессы сознания и осознавания.

Что касается взаимосвязей мышления и речи, а также мысли и слова, то их рассмотрение связано с анализом таких понятий, как «общение» и «объяснение».

Согласно определению Б.Ф. Ломова, общение представляет собой особую «субъект–субъектную» форму взаимодействия между людьми, в которой осуществляется презентация «внутреннего мира» одного субъекта другому или другим субъектам. «В общении, - подчерчивает Б.Ф. Ломов, - происходит взаимная презентация субъектами результатов (и в какой–то мере самого процесса) психического отражения» [8, с.262].

Чтобы показать психологические механизмы общения, рассмотрим ситуацию действительности, состоящую из двух взаимосвязанных объектов О1 и О2, и двух взаимодействующих субъектов А и Б. Благодаря процессам восприятия и мышления в психике субъекта А происходит отражение объектов действительности и взаимосвязи между ними в форме соответствующих образов объектов (О1)’А , (О2)’А и образа взаимосвязи (О1↔О2)’А. Появление в психике субъекта совокупности взаимосвязанных образов означает появление у него мысли. Таким образом, благодаря процессам восприятия и мышления субъект А получает субъективные знания об особенностях ситуации и субъективное ее понимание, которое непосредственно представлено в мысли о ситуации.

Учитывая, что одной из основных функций психики является регуляция поведения субъекта, можно утверждать, что в поведении субъекта А, так или иначе, будет проявляется содержание его психики и, в частности, содержание его мысли. При этом степень адекватности поведения будет определяться степенью соответствия содержания психики и содержания мысли особенностям действительности. Однако при взаимодействии с субъектом Б субъекту А приходится учитывать не только особенности действительности, но и особенности их субъективного отражения в психике субъекта Б, которые также будут проявляться в его поведении. Очевидно, что субъективное Восприятие и понимание субъектом А проявлений этих особенностей может не соответствовать тому, что есть на самом деле. Точно также и в психике субъекта Б может возникать неадекватное Восприятие и неадекватное понимание проявлений содержания психики субъекта А. Чтобы быть правильно понятым, одной демонстрации субъектом содержания своей психики в поведении явно недостаточно. Нужны другие механизмы передачи знаний и передачи мыслей. И вот здесь на передний план выходят процессы обозначения или «сигнификации», как их называл Л.С. Выготский.

С точки зрения психологических механизмов процесс обозначения - это процесс образования в психике связи между двумя образами, один из которых выполняет функцию знака или информационного эквивалента содержания другого образа. В образе, содержание которого обозначается и выражается в знаке, представлено определенное знания человека о действительности, которое нужно передать другому человеку. Образ знака - это образ определенного действия или поведения человека, доступного для чувственного отражения в психике других людей и служащего средством передачи этого знания. Такими действиями могут быть:

  • а) действия по произношению определенной совокупности звуков, т.е. слов;
  • б) действия, связанные с начертанием изображений, т.е. символов;
  • в) изобразительные действия, т.е. жесты.

Усвоение системы знаков, выраженных в форме слов, символов или жестов, означает, что человек понимает их значение, понимает, обозначением чего они являются.

понимание субъектом А значения слова обеспечивается процессом мышления и представляет собой образование в психике связи образа слова, возникающего в результате слухового восприятия, и образа объекта или явления действительности, обозначением которого это слово является.

Кроме образов объектов и их взаимосвязей, в психике субъекта, благодаря тем же процессам мышления, образуются связи и между образами слов, что означает появление у субъекта понимания связей между словами. Поскольку образы слов - это особые образы в психике человека, процессы мышления, обеспечивающие образование связей между ними, могут быть названы процессами словесного или вербального мышления. В результате вербального мышления в психике человека образуются особые мысли, состоящие из образов слов, которые можно назвать вербализованными мыслями. Таким образом, можно сказать, что у человека есть два вида мышления - образное и вербальное и, соответственно, два вида мыслей - образной и вербализованной. Вербализованная мысль есть не что иное как словесное оформление образной мысли. В когнитивной лингвистике появление в психике первичных образов (образов непосредственного чувственного отражения в ощущениях и восприятиях) и результатов образного мышления обозначается понятием «ментальная репрезентация», а их словесное (языковое) оформление получило название «языковая репрезентация» [7].

Ментальные репрезентации могут возникать и у животных. Более того, как уже было сказано, в результате образного мышления у них могут возникать и мысли в виде совокупности взаимосвязанных первичных образов, и понимание ситуации, т.е. отражение связей между находящимися в ситуации объектами и их свойствами.

Возможность появления у животных понимания ситуации, обеспечивающего выполнение ими действий сообразно особенностям ситуации, прекрасно показано в исследованиях В. Келера [2]. Для обозначения этих пониманий В. Келер использовал понятие «инсайт».

Известно, что система знаков, складывающаяся в процесс взаимодействия и общения субъектов, образует язык, а непосредственное использование языка в общении представляет собой речь [9]. Однако не все образы, возникающие в психике человека, подвергаются обозначению и выражению в знаковой, в частности, словесной форме, а лишь те, которые имеют для человека существенное значение в конкретной ситуации взаимодействия. Выделение существенных и значимых для человека образов и содержащихся в них знаний обеспечивается процессами осознавания. Только осознаваемые и, следовательно, значимые образы и отражаемые в них знания подвергаются обозначению и выражению в знаковой форме. Поскольку осознавание связано, как с наличием сознания, так и с наличием мышления, между знаком, в частности словом, мышлением и сознанием устанавливается определенная взаимосвязь. Человек, обладающий мышлением и сознанием, и имеющий определенные знания о действительности, а также владеющий языком, может с помощью речи путем вербализации своих знаний и своих мыслей передать их другому человеку. В связи с тем, что слова в речи воспроизводятся последовательно, содержание мысли, как целостного психологического образования, передается в речи в форме последовательности слов. На наличие такого соотношения между мыслью и речью указывал Л.С. Выготский, который писал: «То, что в мысли содержится симультанно, то в речи развертывается сукцессивно» [2, с.331]. При изменении порядка воспроизведения слов будет изменяться стиль изложения мысли, но основное содержание мысли будет передано без особых изменений.

У животных, не имеющих сознания, чувственный образ про‑ износимого человеком слова не имеет семантического значения и выступает лишь как условный звуковой раздражитель, который в результате процессов присущего животным образного мышления включается в общую систему ассоциативных и условно–рефлекторных связей. Возникающее у животного понимание ситуации и возникающие мысли не облачаются в слова. Они выражаются в невербальных формах поведения, которые, тем не менее, могут сопровождаться изданием звуков. Но в издаваемых животными звуках отражаются не знания животных об особенностях действительности, а субъективное отношение к ним, т.е. эмоциональные реакции, которые Л.С. Выготский называл «эмоциональной речью».

У человека чувственный образ слова соотносится с образом обозначаемого словом объекта или явления действительности. Включаясь в систему смысловых семантических связей, слово начинает выступать для человека как средство вербального выражения мысли. Использование человеком речи в процессе вербального общения с другим человеком с целью передачи своих знаний и своих мыслей есть не что иное, как объяснение. Речь, таким образом, является не только средством общения, но и средством объяснения. Используя речь, человек стремиться не только передать свои знания и содержание своих мыслей другому человеку, но и добиться от него их адекватного понимания. Наличие в речи цели - передать знания и добиться их понимания - позволяет рассматривать речь как особый вид деятельности человека. Реализация этой деятельности обеспечивается не только процессами образного и вербального мышления, но и сознания, что обусловливает связь речи как с мышлением, так и с сознанием.

Литература

  1. Выготский Л.С. Мышление и речь. Изд. 5, испр. — М.: Издательство «Лабиринт», 1999. - 352с.
  2. Келер В. Исследование интеллекта человекоподобных обезьян // Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтор, В.В. Петухова. — М.: Изд–во Московского ун–та, 1981. - С.235-249
  3. Корниенко А.Ф. Процессы мышления, понимания, сознания и осознания // Психология когнитивных процессов: сборник статей / под ред. А.Г. Егорова, В.В. Селиванова. — Смоленск: Универсум, 2009. - С.47-54
  4. Корниенко А.Ф. сознание и осознание как основа саморазвития человека // Вестник Вятского ГГУ. — 2012. — №1 (3). - С.145-151.
  5. Корниенко А.Ф. сознание как особый познавательный психический процесс // Актуальные проблемы современной когнитивной науки. — Иваново: ОАО «Изд–во «Иваново»», 2011. - С.196-197
  6. Корниенко А.Ф. Сущность процессов мышления и мыслительной деятельности // Научный диалог. — 2013. — №4 (16). - С.49-62
  7. Кубрякова Е.С., Демьянков В.З. К проблеме ментальных репрезентаций // Вопросы когнитивной лингвистики. — 2007. — №4. - С.8-16
  8. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. — М.: Наука, 1984. - 445с.
  9. Сусов И.П. Введение в теоретическое языкознание. — М.: Восток–Запад, 2006. - 382с.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки