Психогенетические исследования эмоциональности

Разделы психологии: 
Высшее учебное заведение: 

Психогенетические исследования эмоциональности // Вопр. психол.- 1983. - №3

Психогенетические исследования эмоциональности

В.В. СЕМЕНОВ

К настоящему времени проблема биологического и социального в человеке получила глубокую теоретическую разработку в философском и психологическом аспектах, и ближайшей задачей в этой области является накопление экспериментальных данных, раскрывающих процесс их взаимодействия. Постановка экспериментальных задач требует конкретизации проблемы, которая трансформируется соответственно специфике науки. Теоретической предпосылкой в психологических исследованиях, придающей предметную определённость биосоциальной проблеме, является различение понятий «индивид» и «личность» [1], [2], [3], [8]. При этом наиболее продуктивным для экспериментального исследования природных предпосылок индивидуальности представляется анализ роли генетических и средовых детерминант в формировании психологических и психофизиологических признаков [4], [5].

Исследования генетических и средовых детерминант эмоциональности в психогенетической литературе не представлены так же широко, как, например, исследования интеллекта. Объясняется такое положение различием взглядов на вопрос о проявлениях темперамента и на факторы, порождающие эти проявления. Опираясь на теории, в которых темперамент признается врождённым биологическим свойством организма - какого-либо отдельного биологического процесса или целостной конституции, исследователи указывают на различия в эмоциональности, присущие представителям каждого типа темперамента, но отдельные характеристики эмоциональности не являлись специальным предметом экспериментального изучения. Эмпирические данные представлены в работах тех учёных, которые придерживаются психологических теорий темперамента, включающих это понятие в общую концепцию развития личности. Эмоциональность, согласно этим теориям, является важнейшей составляющей темперамента. Этим объясняется стремление исследователей раскрыть генетическую природу эмоциональных особенностей индивида, используя по преимуществу метод близнецов. В этих работах эмоциональность исследуется чаще всего с помощью психометрических методик, позволяющих получить количественную оценку ее параметров и затем сравнить внутрипарное сходство монозиготных (МЗ) и дизиготных (ДЗ) близнецов. Процедура таких исследований чаще всего сводится к схеме традиционного близнецового метода: достаточно большие группы МЗ и ДЗ близнецов обследуются посредством различных опросников, а затем с помощью математических методов оценивается внутрипарное сходство и различие результатов МЗ и ДЗ близнецов. Если при этом внутрипарное сходство у МЗ значительно и достоверно выше, чем у ДЗ, то делается вывод о наследственной обусловленности изучаемого признака. В случае же примерного равенства или недостоверности различий между МЗ и ДЗ говорится о значительной роли средовых факторов в развитии эмоциональных признаков.

Ряд авторов относят к эмоциональным параметрам темперамента некоторые первичные факторы личности, выделенные Р. Кэттеллом, в первую очередь «эмоциональную стабильность» (фактор С) и «нервное напряжение» (фактор Q4). Исследования Р. Кэттелла с сотр. [15], в которых приняли участие 104 пары МЗ и 64 пары ДЗ близнецов 10-15-летнего возраста, и С. Ванденберга [33], обследовавшего 45 пар МЗ и 37 пар ДЗ близнецов 14-18 лет, показали, что внутрипарное сходство МЗ по факторам С и Q4 значительно превышает сходство ДЗ близнецов. В работах был использован юношеский вариант опросника Р. Кэттелла. В то же время в работе И. Готтесмана [22] значимых различий между МЗ и ДЗ подросткового возраста по факторам С и Q4 не обнаружено (по данным 34 пар МЗ и 34 пар ДЗ). Достоверные различия между МЗ и ДЗ по параметрам эмоциональности не обнаружены также в работе X. Драбковой с сотр. [16], в которой обследовалось 17 МЗ и 19 ДЗ пар. К сожалению, ни один из авторов перечисленных работ не проводит сравнительного анализа своих данных с результатами других исследований, и, соответственно, причины противоречивости результатов не обсуждаются.

Особый интерес заслуживает исследование, проведённое С. Кантор [14], в котором анализируется влияние возраста и пола близнецов, а также относительной разлуки членов пары на внутрипарное сходство результатов, полученных по методике Кэттелла. При сравнении МЗ (39 пар) и ДЗ (44 пары) групп в целом значимые коэффициенты внутриклассовой корреляции по данным этого опросника оказались только у МЗ близнецов по фактору С. Данные мужских (9 пар МЗ и 14 пар ДЗ) и женских (30 пар МЗ и 30 пар ДЗ) пар близнецов показали, что высокое внутрипарное сходство по факторам С и Q4 имеется только у МЗ женского пола, коэффициенты корреляции МЗ и ДЗ пар мужского пола малы и недостоверны, а по фактору Q4 МЗ мужчины обнаружили даже значительную отрицательную корреляцию.

Существенное место в исследовании С. Кантор занимает выявление роли относительной разлуки в проявлении сходств и различий МЗ и ДЗ близнецов. Автор сравнила данные близнецов, живущих совместно, и данные тех пар, члены которых более пяти лет жили отдельно друг от друга. С. Кантор отмечает, что длительное отсутствие контактов между членами пары уменьшает внутрипарное сходство близнецов. Так, коэффициенты корреляции по факторам С и Q4 оказались высокими и статистически достоверными для «неразлучённых» МЗ (23 пары), в то время как для «разлучённых» МЗ (15 пар) они были низки и недостоверны. У ДЗ также наблюдается тенденция к уменьшению сходства у близнецов, разлучённых более чем на 5 лет, по сравнению с совместно живущими близнецами (16 и 28 пар соответственно). Полученные данные, по мнению С. Кантор, убедительно показывают важную роль близнецовой ситуации в увеличении сходства психологических признаков у МЗ близнецов.

При исследовании детей дошкольного возраста оценку определённому числу поведенческих реакций близнецов дают их родители. При этом набор анализируемых переменных, как правило, бывает достаточно широким и не определяется какой-либо общей теорией психического развития детей. Так, среди характеристик эмоциональности в исследовании Д. Фридмана [18] выделены боязливость, реактивность и напряжённость. Значимые различия между девятью парами МЗ и десятью парами ДЗ близнецов грудного возраста обнаружены для «боязливости» и «реактивности». По данным Луизвилльского исследования близнецов [10], [35] во внутрипарном сходстве 35 пар МЗ и 39 пар ДЗ дошкольного возраста по таким измерениям эмоциональности, как вспыльчивость, вспышки раздражительности и плаксивость, не обнаружено значимых различий, и, следовательно, их развитие контролируется средовыми факторами.

Остановимся более подробно на лонгитюдном исследовании, проведённом Р. Вильсоном с сотр. [38], в котором родители оценивали своих детей-близнецов по 17 переменным поведения. Пять переменных авторы относят к проявлениям эмоциональности: частоту и интенсивность вспыльчивости, раздражительность, плаксивость и потребность во внимании со стороны взрослых. Процент конкордатных МЗ и ДЗ пар по этим признакам оказывается неодинаковым в разные периоды жизни близнецов (в обследовании приняли участие 95 МЗ и 73 ДЗ пар). Например, число конкордантных МЗ пар значимо и достоверно больше по сравнению с ДЗ по параметру «раздражительность» только в возрасте 12-18 месяцев, в остальные периоды жизни внутрипарное сходство у МЗ ненамного выше, чем у ДЗ. Генетический контроль за характеристикой «интенсивность вспыльчивости» обнаруживается лишь в возрасте пяти-шести лет, а частота вспыльчивости, как считают авторы, генетически детерминирована в возрасте двух-трех лет. Тем не менее Р. Вильсон с сотр. делают вывод о значительном вкладе наследственных факторов в детерминацию черт эмоциональности, не проводя анализ причин столь неодинакового проявления сходства внутри групп МЗ, с одной стороны, и ДЗ близнецов - с другой, в разные периоды их жизни.

Среди работ, в которых эмоциональность является специальным предметом изучения, интерес представляет исследование С. Ванденберга и А. Кьюза [36], теоретической основой которого послужила теория темперамента Г. Хейманса [24]. Одним из основных измерений темперамента, согласно этой теории, является эмоциональность. Она проявляется в социальной привлекательности, глубине и выраженности эмоций и контроле за аффективными реакциями. В системе Г.Хейманса высокоэмоциональным является тот человек, у которого формируются выраженные привязанности к определённым людям, предметам, идеям, и при этом он не стыдится этого показать.

Для изучения относительной роли наследственных и средовых детерминант трёх составляющих темперамента в работе С. Ванденберга и А. Кьюза был использован опросник, разработанный Г. Хеймансом. Близнецовую выборку составили 39 пар МЗ женского пола, 40 пар МЗ мужского пола, 23 пары ДЗ женского пола, 15 - мужского и 47 разнополых пар ДЗ, возраст которых был 12-18 лет. Низкое внутрипарное сходство группы МЗ близнецов не позволило говорить о значительной роли наследственных факторов в развитии индивидуальных различий эмоциональности. Однако анализ внутрипарного сходства выявил значимые различия, существующие между мужскими и женскими парами МЗ и ДЗ близнецов. По эмоциональности женские пары МЗ оказались достоверно более похожими по сравнению с парами ДЗ женского пола. В то же время среди мужских пар МЗ и ДЗ близнецов различий выявлено не было. Авторы считают, что неоднозначность результатов мужских и женских пар близнецов может быть объяснена различием реакций мужчин и женщин как на вопросы, так и на жизненные ситуации, которые отражены в этих вопросах. С. Ванденберг и А. Кьюз не делают окончательных выводов относительно роли наследственности в детерминации черт темперамента и намерены после отработки методики продолжить свои психогенетические исследования темперамента.

Отметим, что в более ранней публикации С. Ванденберг [34] приводит противоположные данные. 50 пар МЗ и 38 пар ДЗ обследовались с помощью показателей активности Штерна. При этом значимые различия внутрипарного сходства по эмоциональности между МЗ и ДЗ близнецами были обнаружены только для пар мужского пола. Для женских пар различия МЗ и ДЗ близнецов оказались недостоверными.

Из современных работ необходимо выделить исследования А. Басса и Р. Пломина [13]. Их экспериментальная работа опирается на предложенную авторами теорию, согласно которой темперамент рассматривается как особенность личности, обусловленная генетическими факторами. А. Басе и Р. Пломин выделяют четыре основные составляющие темперамента: активность, эмоциональность, социабельность и импульсивность. Эмоциональность, по мнению А. Басса и Р. Пломина, является эквивалентом интенсивности реакций. Эмоциональный человек легко возбуждается и имеет предрасположенность к аффективным вспышкам. Эмоциональность может проявляться в виде вспыльчивости, в тенденции к переживанию страха и резких смен настроения. Кроме того, понятие эмоциональности охватывает, согласно этим авторам, экспрессивные аспекты эмоциональной реакции.

Первоначальное исследование выделенных черт темперамента осуществлялось с помощью опросника EASI-1 (его название состоит из первых букв терминов, обозначающих составляющие темперамента), включавшего 20 вопросов [12], [13]. Результаты обследования 78 пар МЗ и 50 пар ДЗ близнецов дошкольного возраста, оценку которым давали их родители, позволили авторам работы предположить, что развитие черт темперамента в значительной степени находится под влиянием наследственных факторов.

Дальнейший анализ результатов показал, что выделенные черты темперамента являются более сложными и неунитарными, поэтому опросник EASI-1 был расширен. Так, шкала эмоциональности была дополнена субшкалами: общая эмоциональность, страх и гнев. С помощью расширенного опросника было обследовано 60 пар МЗ, 51 пара однополых ДЗ и 26 пар разнополых ДЗ близнецов дошкольного возраста. По данным исследования внутрипарное сходство МЗ близнецов по всем шкалам было достоверно выше по сравнению с ДЗ близнецами [13].

Вывод о значительной роли генетических факторов в детерминации эмоциональности был сделан и в другом исследовании Р. Пломина в сотрудничестве с Д. Роу [30]. В работе был использован опросник для изучения темперамента у детей (Colorado Childhood Temperament Inventory - CCTI), представляющий комбинацию измерений двух исследовательских программ: Нью-Йоркского лонгитюдного исследования (NYLS) и исследования А. Басса и Р. Пломина. Из шести особенностей, измеренных с помощью CCTI, большее сходство МЗ по сравнению с ДЗ близнецами обнаружено по пяти параметрам, в том числе и по эмоциональности. В эксперименте приняли участие 28 пар МЗ и 25 пар ДЗ дошкольного возраста (и их родители). Однако Р. Пломин считает, что преждевременно делать окончательные выводы относительно роли наследственности и среды в детерминации эмоциональных черт, необходимо разработать более совершенные методы их исследования [29].

Отдельные сведения, касающиеся сходств и различий в развитии эмоциональной сферы МЗ и ДЗ близнецов, имеются в исследованиях, авторы которых длительное время вели наблюдения за членами близнецовых пар. Особо остановимся на двух работах, в которых большие группы близнецов обследовались дважды через значительные промежутки времени. Одной из таких работ, наиболее значительной и тщательной, является исследование К. Готтшальдта [23]. В 1937г. в течение длительного времени (40-50 дней) он вёл систематические наблюдения за 42 парами МЗ и 43 парами ДЗ близнецов, средний возраст которых был 10-13 лет. Результаты наблюдения записывались в особых дневниках, в которых фиксировались формы эмоциональных переживаний, флуктуации общего устойчивого настроения и поведения близнецов в различных экспериментальных ситуациях. Оттенки общего устойчивого настроения регистрировались на специальной шкале настроения (от повышенной возбудимости и радостного настроения до удручённого и печального), что позволило автору получить индивидуальную картину доминирующего качества переживания, их стабильности и периодичности для каждого испытуемого. К. Готтшальдт обнаружил значительно большее сходство среди МЗ пар по сравнению с ДЗ и высказался в пользу превалирующей роли наследственных факторов в детерминации общего устойчивого настроения.

Через 15 лет К. Готтшальдт провёл изучение 35 пар МЗ и 33 пар ДЗ, принявших участие в первом обследовании в 1937г. Из 35 МЗ пар у 28 было обнаружено такое же высокое внутрипарное сходство показателей общего устойчивого настроения, как и в раннем исследовании. В четырёх парах отмечались незначительные расхождения между партнёрами. Только в трёх парах выявлены отчётливо выраженные различия между близнецами. При этом различия основного настроения у отдельных членов МЗ пар вызваны, по мнению К. Готтшальдта, патогенным влиянием особых жизненных обстоятельств, которые привели к конституциональным изменениям (длительное недоедание с тяжёлой дистрофией, заболевание менингитом и ранение в голову у одного из членов пары). В данном исследовании изучалась также аффективная возбудимость, относимая К. Готтшальдтом к характерным проявлениям темперамента, индивидуальная вариативность которой проявляется в силе, широте и продолжительности аффекта.

Обобщая полученные данные, К. Готтшальдт заключает, что, несмотря на различные жизненные обстоятельства отдельных членов близнецовых пар, связанные с военным и послевоенным периодами (многие из них длительное время были разъединены, выбрали различные профессии и не имели постоянных контактов с близнецовым партнером), большее число конкордантных пар МЗ в сравнении с ДЗ свидетельствует о генетической детерминированности таких измерений эмоциональности, как общее устойчивое настроение и аффективная возбудимость.

Аналогичное длительное (в течение нескольких месяцев) наблюдение за 100 парами МЗ и 50 парами ДЗ было проведено О. Фершуэром [37] сначала в 1924-1925 гг., а затем - в 1950г. Сравнение общего устойчивого настроения у МЗ и ДЗ близнецов в детстве и данных повторного наблюдения за ними через 25 лет обнаружило отсутствие различий между МЗ и ДЗ парами по параметрам эмоциональности. При этом причиной дискордантности МЗ близнецов оказались не только патологическое воздействие особых обстоятельств на одного из членов пары, но и обычные условия жизни. Изменение общего устойчивого настроения у членов пары в значительной степени определялось эмоциональными переживаниями, связанными с военным периодом, семейными конфликтами и другими событиями, которые возникают обычно у людей в течение жизни.

Выводы О. Фершуэра не согласуются с заключением К. Готтшальдта относительно роли наследственности в детерминации устойчивого настроения. О. Фершуэр считает, что общее устойчивое настроение обусловлено средовыми факторами. Сравнение результатов двух длительных наблюдений за большим контингентом близнецов осложняется рядом причин.

К ним относятся, в первую очередь, возможный субъективизм исследователей, который особенно проявляется в данных, получаемых с помощью метода наблюдений, различия во времени проведения эксперимента и в интервалах между начальным и повторным обследованиями близнецов.

Ретроспективный анализ описаний эмоциональных переживаний у близнецов проведён в работе А. Блох [9]. В эксперименте участвовали близнецы, средний возраст которых равнялся 16 годам: 24 пары МЗ, 24 пары ДЗ и 24 пары сибсов (разница в их возрасте не превышала 18 месяцев). Испытуемые должны были дать широкое словесное описание восьми эмоциональных переживаний: гнева, привязанности, восторга, возбуждения, страха, отвращения, печали и озабоченности. Данные всех испытуемых автор проанализировала с помощью стандартизованной классификации описаний эмоциональных переживаний. Был сделан вывод о генетической детерминации аффективных переживаний, так как внутрипарное сходство результатов у МЗ оказалось высоким и статистически достоверным, в то время как у ДЗ - низким и незначимым. Для доказательства того, что выявленное в работе сходство словесных ответов МЗ в отличие от ДЗ и сибсов не зависит от общих речевых навыков близнецов, А. Блох провела анализ сходства речевого стиля у членов пар при ответах на стандартные вопросы, не содержащие эмоционального контекста. Оказалось, что члены МЗ пар не проявили тенденции чаще использовать одинаковые слова, чем члены ДЗ пар.

В исследованиях «разлученных» МЗ близнецов, к сожалению, не проводилось изучения эмоциональной сферы, лишь в описаниях некоторых пар приведены отдельные замечания, касающиеся сходств [26] и различий [31] близнецов по эмоциональным параметрам.

В ряде работ, авторы которых вели длительные наблюдения за МЗ близнецами с момента их рождения, приведены подробные примеры проявлений сходств и различий в психологическом развитии партнёров МЗ пар. Имеются отдельные сведения о сильно выраженных различиях в эмоциональности между членами пары, но объясняются несходства МЗ разными причинами. Так, С. Гиффорд с сотр. [19] тщательно обследовали женскую пару МЗ с момента рождения и до шести лет. Особое значение они придают различиям условий развития близнецов в пренатальном периоде, которое, как считают авторы работы, во многом определило индивидуальные различия у членов МЗ пары. Однако, комментируя статью С. Гиффорда с сотр., Р. Спитц [32] обращает внимание на тот факт, что уже в двухмесячном возрасте, с момента помещения девочек-близнецов в разные спальные комнаты, между ними стали ярко проявляться различия. В связи с этим Р. Спитц замечает, что несходство МЗ близнецов может находиться в прямой зависимости от различий в условиях их жизни, т.е. от специфических влияний постнатальной среды.

В исследованиях, выполненных по традиционной психоаналитической схеме, внимание уделяется анализу и описанию сходств в эмоциональном развитии МЗ [11], [25], [28]. Так, в работе одного автора, являющегося членом МЗ пары, подчёркивается поразительное сходство в эмоциональных проявлениях близнецовых партнёров [17]. Однако аналогичные случаи встречаются не только среди МЗ близнецов, но и среди однополых и даже разнополых ДЗ [20], [21], [27]. К основным причинам, которые приводят к конкордантности близнецов, авторы относят стремление родителей подчёркивать равенство и сходство в воспитании детей-близнецов и своеобразие тесных и близких взаимоотношений, складывающихся между членами близнецовой пары.

Обобщая результаты психогенетических исследований эмоциональности, можно отметить, что данные, касающиеся природы различных параметров эмоциональности, неоднозначны и противоречивы. Имеются доказательства в пользу как генетической обусловленности некоторых признаков эмоциональности, так и выраженных средовых влияний на их развитие. Результаты работ, проведённых с помощью методов наблюдения и различных опросников, во многом зависят от теоретической позиции их авторов, от типа используемой методики, математических способов оценки внутрипарного сходства близнецов, особенностей близнецовой выборки и возраста обследуемых близнецов. Подавляющее большинство исследований выполнены по традиционной схеме близнецового метода, т. е. авторами принимается постулат о равенстве средовых условий развития для обоих типов близнецов. Даже в тех работах, где результаты обсуждаются с точки зрения возможного влияния близнецовой ситуации, не проводится анализ средовых переменных, актуальных для формирования сходства и различия у членов близнецовых пар [6], [7]. Есть все основания считать, что одной из основных причин неоднозначности результатов приведённых выше работ является отсутствие содержательного анализа своеобразия, свойственного развитию МЗ и ДЗ близнецов, и учёта этого своеобразия при обсуждении полученных данных.


  1. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. — Л., 1968. - 337с.
  2. Леонтьев А.Н. Деятельность. сознание. Личность. — М., 1975. - 302с.
  3. Ломов Б.Ф. Проблема биологического и социального в психологии. — В сб.: Биологическое и социальное в развитии человека. М., 1977, с.34-65
  4. Равич-Щербо И.В. Возможный экспериментальный подход к изучению биологического и социального в человеке. — В сб.: Биологическое и социальное в развитии человека. М., 1977, с.158-171
  5. Равич-Щербо И.В. Метод близнецов в психологии и психофизиологии. — В сб.: Проблемы генетической психофизиологии человека. / Отв. ред. Б.Ф. Ломов, И.В. Равич-Щербо. М., 1978, с.22-47
  6. Семенов В.В. К проблеме применения близнецового метода в психологии. — Вопросы психологии, 1980, №2, с.166-172.
  7. Семенов В.В. Исследование эмоциональности человека методом близнецов. — В сб.: Проблемы дифференциальной психофизиологии. Т.X. / Под ред. Э.А. Голубевой, И.В. Равич-Щербо. М., 1981, с.146-161
  8. Теплов Б.М. Проблемы индивидуальных различий. — М., 1961. - 535 с.
  9. Block A. Remembrance of feelings past: A study of phenomenological genetics. — J. Abnorm. Psychol., 1969, v. 74, N 3, p.340-347
  10. Brown A., Stafford R., Vandenberg S. Twins behavioral differences. — Child Develop., 1967, v. 38, p.1055-1064
  11. Burlingham D., Barron A. A study of identical twins. — Psychoanal. Study Child., 1963, v. 18, p. 367-432
  12. Buss A., Plomin R., Willerman L. The inheritance of temperaments. — J. Personality, 1973, v. 41, p. 513-524
  13. Buss A., Plomin R. Temperament theory of personality development. — N. Y.: Wiley—Interscience, 1975. - 256 p.
  14. Cantor S. Personality traits in twins.— In: Claridge G. (ed.) Personality differences and biological variations: A study of twin. — N. Y.: Pergamon Press, 1973, p.21-50
  15. Cattell R.., Blewett D., Beloff J. The inheritance of personality: Multiple-variance analysis of aproximate nature-nurture ratious for primary personality factors in Q-data. — Amer. J. Hum. Genet., 1955, v. 7, p.122-146
  16. Drabkova H., Zvolsky P., Kubickova Z. Otaska dedicneho podilu u nekterych rysu osob-nosti. —Cs. Psychiat., 1975, v. 71, N 2—3, p.101-107
  17. Engel G. The death of a twin: Mourning and aniversary reactions: Fragments of 10 years of selfanalysis. — Internet. J. Psycho-Analysis, 1975, v. 56, N 1, p.23-40
  18. Freedman D. An ethological approach to the genetic study of human behavior. — In: Vandenberg S. (ed.) Method and goal in human genetics. N. Y.: Academic Press, 1965, p.141-161
  19. Gifford S., Murawski В., Brazelton Т., Young G. Differences in individual development within a pair of identical twins. — Internet. J. Psycho-Analysis, 1966, v. 47, N 2—3, p.261-268
  20. Glenn J. Opposite — sex twins. — J. Amer. Psychoanal. Ass., 1966, v. 14, N 4, p.736-759
  21. Glenn J., Glenn S. The psychology of twins. — Dinamics and Psychiatry (Suppl.), 1968, p.12-21
  22. Gottesman J. Heritability of personality: A demonstration. — Psychol. Monogr., 1963, v. 77, N 9, p.1-21
  23. Gottsehaldt K. Das problem der phanogenetic der personlichkeit. — In: Handbuch der Psychologie, Gottingen, Bd. 4, 1960 S 222-280.
  24. Heymans G. Uber einige psychisehen Korrelationen. — Z. Angew Psychol., 1908 N 1 S. 313-381.
  25. Joseph E. The psychology of twins. — J. Am. Psychoanal. Ass., 1961, v. 9, p.158-166
  26. Juel-Nielsen N. Individual and environment. A psychiatric — psychological investigation of monozigotic twins reared apart. Copenhagen: Munksgaard, 1965. 292 p.
  27. Karpman B. A psychoanalitic study of a fraternal twin. — Amer. J. Orthopsychiat., 1951, v. 21, p.735-755
  28. Kozlak J. Identical twins: Perceptions of the effects of twinship. — Humboldt J. Soc Relations. 1978, v 5, N 2, p.105-130
  29. Plomin R. A twin and family study of personality in young children. — J. Psychol., 1976, v. 96, N 2, p.233-235
  30. Plomin R., Rowe D. A twin study of temperament in young children. — J. Psychol., 1977, v. 97, p.107-113
  31. Shields J. Monozygotic twins. Brought up apart and brought up together. — L.: Oxford Univer. Press., 1962. 264 p.
  32. Spitz R. Comment on Dr. Gifford paper. — Internat. J. Psychoanal., 1966, v. 47, N 2—3, p.269-273
  33. Vandenberg S. The heredity abilities study: Hereditary components in a psychological test battery.—Am. J. Hum. Genetics, 1962, v. 14, p.220-237
  34. Vandenberg S. Hereditary factors in normal personality traits.— In: Wortis J. (ed.) Recent advances in biological psychiatry. N. Y.: Plenum Press, v. IX, 1967, p.9-114
  35. Vandenberg S., Stafford R., Brown A. The Louisville twin study. — In: Vandenberg .S. (ed.) Progress in human behavior genetics. Baltimore: Johns Hopkins Press, 1968, p.36-79
  36. Vandenberg S., Kuse A. Temperament in twins. — In: Liss A. (ed.) Twin research: Psychology and methodology. N. Y., 1978, p.25-31
  37. Verschuer O. Wirksame factoren in leben des menschen. Beobactungent an ein- und zweicligen zwillingen durch 25 jahre. — Wiesbaden, 1954. 288 S.
  38. Wilson R., Brown A., Matheny A. Emergence and persistence of behavioral differences in twins. —Child Develop., 1971, v. 42, p.1381-1398

Поступила в редакцию 17.VIII.1982г. 

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки