Притязания «эго» и моделирование речи (на примере ситуации выбора оптимального действия)

Притязания «эго» и моделирование речи (на примере ситуации выбора оптимального действия) // Мышление и речь: подходы, проблемы, решения: Материалы XV Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2014. - Т2.

Притязания «эго» и моделирование речи (на примере ситуации выбора оптимального действия)

А.Л. Хинканина Поволжский государственный технологический университет Россия, Йошкар–Ола

Традиционно работу Л.С. Выготского «Мышление и речь» относят к области развития психики ребенка и используют как модель для изучения генетических корней интеллекта и индивидуального развития. Между тем, как и подавляющее большинство работ ученого, данный труд спустя десятилетия дает возможность использования идей Выготского для решения проблем в области развития личности и психолого–педагогического взаимодействия в различных возрастных категориях.

Во времена создания работы (20–30–е годы прошлого века) перед наукой в России стояла крайне важная задача: построение методологической конструкции для изучения нового человека - созидателя и борца. Л.С. Выготский, как ученый, имеющий насыщенный багаж отрефлексированных знаний ставил целью создать общее учение о генетических корнях мышления и речи. С помощью анализа накопленных в мировой психологии теоретических достижений и экспериментальных данных он пытался создать модель, которая позволит изучать эту, как он сам считал, сложнейшую проблему. Краеугольным камнем экспериментальных исследований он полагал идею развития и рассматривал ее в широком контексте междисциплинарного взаимодействия психологии, логики, педагогики, антропологии, литературоведения. Поставленная задача и ее решение находились в контексте формирующейся культурно–исторической теории развития психики. В рамках марксистского подхода, принятого во времена написания работы в качестве главного, мышление и речь рассматривались дихотомично: мышление и речь находятся в единстве, но и одновременно состоят в противоречии. Противоречие служит источником изменений и дает альтернативную возможность развития. Проведенный ранее атомистический и функциональный анализ проблемы (Леви–Брюль, Ж. Пиаже, Дж. Уотсон, В. Келлер) не сделал возможным рассмотреть отношение мысли к слову. Попыткой создать синтетическую модель «мышление – речь» и стала работа Выготского с одноименным названием. Исследование проблемы Выготский считал возможным только в случае, если в качестве единицы анализа выступает то, что содержит в себе все свойства целого. Эту единицу он увидел во внутреннем содержании слова - значении [Выготский Л.С., 1934, С.8–9] и обосновал взаимосвязь его чувственной и действенной сторон. Полем, на котором возникает действенная сторона значения, является общение, трудовая деятельность, социальная практика в различных проявлениях. Главным в значении по мнению Л.С. Выготского является социальная практика, и социальное начало имеет приоритет над эгоистическим и в процессе деятельности, и в мышлении и речи [Выготский Л.С., 1934, С.44–47].

Данное положение Выготского о влиянии социальной практики и общественных (культурных) форм на мышление и речь индивида стало важным составляющим элементом методологической основы для исследования, которое на протяжении 15 лет проводится в Поволжском государственном технологическом университете в рамках психологопедагогического эксперимента, направленного на исследование этического слоя личности студента в ситуации выбора. По сложившейся традиции проблема поступательного изменения личности в процессе образования — это, главным образом, тема детского и подросткового возраста. Принято считать, что студент старших курсов способен развиваться как личность сам, задача преподавателя - помогать ему в этой деятельности. Это общая схема, но в действительности все оказывается сложнее. Согласно культурно–исторической теории Л.С. Выготского, основными компонентами саморазвития индивида являются: направленность на высшее, взаимодействие индивида с культурными формами, реакция выбора и наличие ориентиров и идеалов. Суть процесса культурного развития Л.С. Выготский определял как взаимодействие, когда «через других мы становимся сами собой и это правило относится не только к личности в целом, но и к истории каждой отдельной функции» [Выготский Л.С., 1983, С.144].

Реакция выбора и альтернативное действие как способы самовоспитания личности молодого человека дают возможность апробации мысли. Борьба мотивов «за» и «против» протекает одновременно с мыслительно–речевым процессом и выводит на высший уровень личностного развития. В процессе особой социальной ситуации ответ (речь) является следствием процесса мышления или действием идеальной ( культурной) формы.

Центральной частью исследовательского эксперимента стали ситуации морального выбора в сфере личных, деловых и материальных отношений с применением методики, созданной в Казанском университете [Попов Л.М. Кашин А.П. Старшинова Т.А., 2000.]. Для современного человека нравственный выбор не является желанным. Он не разрешается наличными законными юридическими средствами. Этот выбор основан на конфликте личных интересов и этических ценностей. Ситуация нравственного выбора фрустрирует, загоняет в угол, требуя однозначного ответа. И тогда, когда у личности уже есть свои этические или духовные нормативы, когда усвоены и приняты в качестве ориентиров культурные (идеальные) формы, внутренний конфликт разрешается быстро, односложно и не травмирует человека неопределенностью и тревогой. [Хинканина А.Л., 2010, С.150]. Нравственный поступок отличается от всех других поступков тем, что он всегда связан с альтернативным действием и направлен к спасению интересов и вообще жизни других существ. Второй важнейшей характеристикой нравственного поступка является способность к самопожертвованию в результате преодоления притязаний эго. Исследования психолога В.А. Пономаренко свидетельствуют о том, что в этот момент человек испытывает особое состояние, которое он назвал духовным. [Пономаренко В.А, 2007, С.90].

В процессе исследования проявилось несколько устойчивых тенденций, повторяющихся на протяжении проведения эксперимента. Подавляющее большинство ответов студентов отражают зависимость между способом выбора (простой или двойной) и организацией речи. Как правило, простой выбор связан с однозначным ответом, а двойной - с объяснительной речевой конструкцией. Способность студентов к альтернативному выбору на благо другого человека в ущерб собственным интересам оказалась неодинаково развитой. Отрицание необходимости нравственного поступка чаще всего обосновывалась экономической выгодой и инстинктом самосохранения. Проявившаяся тенденция двойного выбора связывалась с наличием условия: во–первых, для близких и значимых людей и, во–вторых, для всех остальных.

Особое отношение у студентов вызвали ситуации гипотетические, которые по теории вероятности никогда не произойдут, но дают большой простор для воображения, например: последнее место в шлюпке («Титаник»), единственный скафандр в разгерметизированном корабле, возможность получить миллион в валюте. Отрицательные ответы в пользу другого человека объяснялись юридическим нормами, которые, как известно, не требуют совершать нравственный поступок. Все задания, как правило, вызывали большой интерес и оживление. Последняя ситуация выглядела так: Вы собираетесь вступить в брак. У Вас есть выбор: богатая невеста (жених) с высокопоставленными родителями и девушка (мужчина) без средств, но нравится Вам. Часто студенты отвечали, что ни от того, ни от другого не откажутся: богатый(ая) для семьи, а бедный(ая) для любви.

По результатам анализа можно отметить определенные закономерности. В ситуациях, связанных с борьбой мотивов «альтруизмэгоизм» проявилась взаимосвязь степени сформированности ценностных установок и длины ответа испытуемого: чем меньше динамики, связанной с борьбой мотивов, тем короче ответ. В ситуациях, когда можно кого–то спасти в ущерб себе, ответы звучали односложно: «помогу», «отдам билет», «это наш долг». Если выбор осуществлялся в пользу себя, ответы представляли объяснение поступка: «если не поддерживает со мной дружеских отношений и плохой работник, напишу жалобу», «оставлю себе найденные деньги, но меня, возможно, будет потом мучить совесть». Эгоистические решения в пользу себя были связаны с карьерным ростом, как возможностью следовать по самостоятельно выбранному пути.

Подтвердилось положение Л.С. Выготского о единстве мысли и чувства как основы процесса мышления, о том, что «…существует динамическая смысловая система, представляющая собой единство аффективных и интеллектуальных процессов, … что во всякой идее содержится в переработанном виде аффект». Это «позволяет раскрыть прямое движение от потребности и побуждений человека к известному направлению его мышления и обратное движение от динамики мысли к динамике поведения и конкретной деятельности личности » [Выготский Л.С., 1934, С.14].

Примерами ответов на вопросы об оказании помощи другому или спасения себя были: «в зависимости от моего отношения к этому человеку», «на чужом горе счастья не заработаешь», « скорее нет, потому что мне он не нравится».

Исследование показало правоту положения Л.С. Выготского о приоритете социального начала в речи над эгоистическим [Выготский Л.С., 1934, С.44–47]. Все ответы, как альтруистические, так и эгоистические, были опосредованы особыми социальными ситуациями. Эти ситуации давали возможность молодым людям примерить к своим личностным установкам альтернативные способы действия на основании выбора. Однако, область исследований личностного развития в студенческой среде остается открытой для изучений влияния идеальных (культурных) форм на поведение молодых людей. Проблема усвоения социально значимых, необходимых для развития общества, идеалов ждет своих исследователей.

Литература

  1. Выготский Л.С. История развития высших психических функций // Собр. Соч.: В 6 т. Т.3. М.: Педагогика, 1983. - С.5-328
  2. Выготский Л.С. Мышление и речь. Психологические исследования / Под ред. В. Колбановского. — М. — Л.: Госсоцэкиз, 1934. - 324с.
  3. Эл. ресурс: thinking–speech.pdf
  4. Пономаренко В.А. Профессия — психолог труда. — М.: Изд–во «Институт психологии РАН» , 2007. - 400с.
  5. Попов Л.М. Кашин А.П. Старшинова Т.А. Добро и зло в психологии человека. — Казань: Изд–во КГУ, 2000. - 176с. 
  6. Хинканина А.Л. Проблема идеального образа в современном гуманитарном знании // Вестник ВятГГУ. №3(3) 2010. С.145-151

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки