Особенности эмоционального интеллекта у больных шизофренией молодого возраста, после перенесенного манифестного приступа

Особенности эмоционального интеллекта у больных шизофренией молодого возраста, после перенесенного манифестного приступа // Обучение и развитие: современная теория и практика. Материалы XVI Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2015.

Особенности эмоционального интеллекта у больных шизофренией молодого возраста, после перенесенного манифестного приступа

В современной психиатрии пациент рассматривается не просто как сосредоточение набора симптомов и синдромов, но и как личность. В обществе становятся актуальнее не только вопросы лечения, но и вопросы реабилитации пациентов, поиска пути их наиболее полной реализации в сфере какой-либо занятости и в области межличностных отношений.

Когда речь идёт о пациентах с диагнозом Шизофрения, то мы сталкиваемся с такими проявлениями нарушений психики как когнитивный дефицит, аутизация, нарушения общения, нарушениями социального функционирования.

Ранее проблема нарушения общения, снижения социальной направленности активно изучалась учеными (10, 13, 14). Согласно одним исследователям в основе нарушений общения и социальной дезадаптации при шизофрении лежит нарушение мотивации больного (3-6, 10). Согласно другим в основе нарушений социального функционирования лежит нейрокогнитивный дефицит, который устойчиво регистрируется при данном заболевании (1, 2).

При шизофрении нарушается понимание эмоций другого человека, т.е. регистрируется снижение эмоционального интеллекта. В основе этого нарушения лежит дефицитарность перцептивного компонента, а нарушения понимания и регуляции эмоциональных состояний являются вторичными симптомами. Это отличается от нарушения эмоционального интеллекта при аффективной патологии, при которой нарушения перцептивной стороны наоборот являются вторичными (8). Некоторые исследователи отмечают, что на уровень эмоционального интеллекта могут влиять и кросскультурные различия. Так, например, в зарубежных исследованиях показано, что больные шизофренией европеоиды справляются с заданиями лучше, чем афроамериканцы и выходцы из Латинской Америки, а среди больных из США, Германии и Индии индусы показали наихудшие результаты (12).

В.П. Критская в соавт. (1991) утверждают, что при решении проблем, связанных с анализом межперсональных отношений, больные шизофренией (в первую очередь, хронические больные, больные с нарушениями мышления и больные с плохим преморбидом) предлагают меньше вариантов решений и меньшую способность к эффективному решению межперсональных проблем по сравнению со здоровыми людьми, что косвенно подтверждает дефицит коммуникативных способностей и умений.

Больным шизофренией свойственно приписывать окружающим собственные интрапсихические диспозиции, что делает социальные отношения для них более сложными (9).

Снижение понимания эмоционального состояния другого человека присутствует уже на ранней стадии заболевания шизофренией и предсказывает обеднение социальных умений и социальную дезадаптацию при шизофрении лучше, чем состояние «не-социальных» когниций (вербальной беглости, исполнительских функций и преморбидных интеллектуальных способностей) (13).

Некоторые авторы убеждены, что «способность правильно распознавать эмоции и понимать намерения другого в большей степени влияют на поведение пациента, нежели психопатологическая симптоматика или нейрокогнитивный дефицит» (7, с.5). Отмечено, что чем более грубыми оказываются нарушения социального познания, тем отчетливее представлено снижение уровня социального функционирования у больных шизофренией (9, 11).

Подводя итоги, можно отметить, что для больных шизофренией свойственно снижение понимания внутреннего мира другого человека, что связано с дефицитарностью, в том числе, эмоционального интеллекта.

Снижение понимания эмоциональной стороны человеческих отношений негативно сказывается на возможности реабилитации и ресоциализации больных шизофренией. Что ставит перед клиническими психологами важную задачу по изучению особенностей эмоционального интеллекта при шизофрении для поиска наиболее адекватных путей помощи.

Цель исследования.

Изучение особенностей эмоционального интеллекта у больных шизофренией молодого возраста. Оценка влияния ведущего психопатологического синдрома на эмоциональный интеллект у больных шизофренией молодого возраста.

Материал и методы.

Было обследовано 86 больных заболеваниями круга шизофрении (F20 по МКБ-10) (24 женщины и 62 мужчины), находящихся на излечении в ФГБУ НЦПЗ РАМН и ГБУЗ ПКБ №15 ДЗМ. Все больные были в клинически стабильном состоянии, обследовались на этапе становления ремиссии. Все больные получали индивидуально подобранную медикаментозную терапию. Средний возраст больных – 23,1±3,8 лет у мужчин, 23,1±3,6 лет у женщин. Контрольной группой выступали психически здоровые испытуемые – 157 человек (67 мужчин и 90 женщин). Средний возраст психически здоровых испытуемых составлял – 21,2±3,1 лет у мужчин, 20,5±1,6 лет у женщин. Для оценки влияния ведущего психопатологического синдрома группа больных шизофренией была поделена на две подгруппы: больные шизофренией с ведущим аффективно-бредовым синдромом (10 человек) и больные шизофренией с ведущим галлюцинаторно-бредовым синдромом (14 человек).

Для оценки эмоционального интеллекта использовался тест «эмоциональный интеллект» Дж. Мэйера, П. Сэловея и Д. Карузо (MSCEIT V.2.0) – шкала идентификация эмоций (часть для оценки понимания лицевой эмоциональной экспрессии – MSCEIT A, и понимания эмоционально окрашенных изображений – MSCEIT Е) (адаптация теста Сергиенко Е.А., Ветровой И.И., 2010).

Результаты подсчитывались по каждому субтесту в отдельности и по всему тесту в целом. Для математической обработки данных использовалась программа SPSS 16. Использовался однофакторный дисперсионный анализ, критерий Стьюдента для независимых выборок, множественные сравнения основных переменных (по Бонферрони).

Результаты и их обсуждение.

Были обнаружены статистически (p<0,005) достоверные различия по тестируемым параметрам эмоционального интеллекта в норме и у больных шизофренией. Были получены следующие результаты: по субтесту MSCEIT A у нормы 106±11,2 баллов vs. больные шизофренией с ведущим аффективно-бредовым синдромом 96±14,2 баллов vs. больные шизофренией с ведущим галлюцинаторно-бредовым синдромом 96,2±13,2 баллов; по субтесту MSCEIT Е у нормы 107,2±9,1 баллов vs. больные шизофренией с ведущим аффективно-бредовым синдромом 99,4±13,6 баллов vs. больные шизофренией с ведущим галлюцинаторно-бредовым синдромом 98,3±16,1 баллов; общий уровень способности идентифицировать эмоции по тесту MSCEIT V.2.0 у нормы 106,37±11,84 баллов vs. больные шизофренией с ведущим аффективно-бредовым синдромом 93,48±20,18 баллов vs. больные шизофренией с ведущим галлюцинаторно-бредовым синдромом 91,8±18,10 баллов.

При проведении множественных сравнений были выявлены статистически (p<0,005) достоверные различия в выполнении субтеста MSCEIT A между нормой и всеми больными шизофренией; в выполнении субтеста MSCEIT E между нормой и больными шизофренией с ведущим галлюцинаторно-бредовым синдромом; в общем балле по тесту MSCEIT V.2.0 между нормой и всеми больными шизофренией.

При выполнении теста эмоционального интеллекта MSCEIT V2.0 было подтверждено статистически достоверное (p<0,005) снижение эмоционального интеллекта в группе больных шизофренией. Полученные данные совпадают с данными отечественных исследователей (8). Обнаружено, что общий уровень идентификации эмоций у всех больных шизофренией, как с ведущим аффективно-бредовым, так и галлюцинаторно-бредовым синдромом статистически достоверно (p<0,05 по критерию Бонферрнони) хуже результатов психически здоровых испытуемых. При этом, в субтесте MSCEIT Е на идентификацию не лицевых изображений не было статически достоверной разницы между пониманием эмоционально окрашенных изображений в группе больных шизофренией с ведущим аффективно-бредовым синдромом и группе психически здоровых испытуемых.

Таким образом, в группе больных шизофренией испытуемых нарушена способность понимать лицевую экспрессии, и эта особенность характерна как для больных с ведущим аффективно-бредовым синдромом, так и для больных шизофренией с ведущим галлюцинаторно-бредовым синдромом.

При этом понимание нелицевой эмоциональной экспрессии не имеет статистически достоверного снижения в группе больных с ведущим аффективно-бредовым синдромом.

Способность понимать эмоциональное состояние другого человека страдает у больных шизофренией больше, чем способность понимать общий эмоциональный контекст ситуации. Это свидетельствует о снижении социальной направленности у больных данной нозологической группы. Полученные данные исследования подчеркивают важность учета данных особенностей больных шизофренией при разработке реабилитационных тренингов.

Выводы.

  1. У больных шизофренией молодого возраста, перенесших первый или второй манифестный приступ, снижен эмоциональный интеллект по сравнению с психически здоровыми сверстниками.
  2. Изменение эмоционального интеллекта не однородно внутри группы больных шизофренией. Внутригрупповые различия определяются ведущим психопатологическим синдромом. У больных шизофренией с ведущим аффективно-бредовым синдромом более сохранно понимание нелицевых эмоциональных изображений. Снижение понимания лицевой эмоциональной экспрессии характерно для всех больных шизофренией.

Литература

  1. Гурович, И.Я. Соотношение нейрокогнитивного дефицита и социального функционирования у больных шизофренией и шизоаффективным расстройством на различных этапах заболевания / И.Я. Гурович, А.Б. Шмуклер, М.В. Магомедова // Социальная и клиническая психиатрия. – 2001. – №4. – С.31-35.
  2. Гурович, И.Я. Психосоциальная терапия и психосоциальная реабили- тация в психиатрии / И.Я. Гурович, А.Б. Шмуклер, Я.А. Сторожакова. – М. : Медпрактика, 2004. – 492с.
  3. Критская, В.П. Патология психической деятельности при шизофрении: мотивация, общение, познание / В.П. Критская, Т.К. Мелешко, Ю.Ф. Поляков. – М. : Изд-во МГУ, 1991. – 254с.
  4. Критская, В.П. Прогностические критерии социально-трудовой адаптации подростков с формирующимися шизоидными расстройствами личности (патопсихологические исследования) / В.П. Критская, Т.К. Мелешко, Д.Ю. Борисова // Психиатрия. – 2007. – №3. – С.34-39.
  5. Критская, В.П. Патопсихологический синдром шизофренического дефекта / В.П. Критская, Т.К. Мелешко // Психиатрия. – 2009. – №2. – С.7-15.
  6. Критская, В.П. Патопсихология эндогенных расстройств шизофренического спектра: поиски, решения, перспективы / В.П. Критская, Т.К. Мелешко // Диагностика в медицинской психологии : традиции и перспективы. К 100-летию С.Я. Рубинштейн. Научное издание / Под общ. ред. Н.В. Зверевой, И.Ф. Рощиной. – М., 2011. – С.59-73.
  7. Папсуев, О.О. Помощь больным шизофренией и расстройствами шизофренического спектра в условиях медико-реабилитационного отделения: нейропсихологические, мотивационные, социально-когнитивные аспекты / О.О. Папсуев, Л Г. Мовина, М.В. Миняйчева, Б.Б. Фурсов, Ю.С. Зайцева, Э.В. Голланд // Социальная и клиничекая психиатрия. – 2013. – Т.23. – №3. – С.5-13.
  8. Плужников, И.В. эмоциональный интеллект при аффективных расстройствах: автореф. дис. ... канд. психол. наук : 19.00.04 / Плужников Илья Валерьевич. – М., 2010. – 34 с.
  9. Руденко, С.Л. Нарушение социального познания у больных шизофренией как условие снижения уровня их социального функционирования / С.Л. Руденко, О.В. Рычкова // Вестник ТГПУ. – 2012. – №6. – С.141-147.
  10. Руководство по психиатрии : в 2 т. / Под ред. А.С. Тиганова – М. : Медицина, 1999. – Т. 1. – 705 с.
  11. Рычкова, О.В. Структура нарушений социального интеллекта при шизофрении [Электронный ресурс] / О.В. Рычкова // Психологические исследования. – 2013. – Т.6. – №28. – С.11. – Режим доступа: psystudy.ru
  12. Хоменко, Н.В. Распознавание эмоций и память на лица у пациентов с шизофренией / Н.В. Хоменко // Психиатрия, психотерапия и клиническая психология. – 2012. – Т.10. – №4. – С.46-55.
  13. Brune, M. Theory of mind–evolution, ontogeny, brain mechanisms and psychopathology (review) / M. Brune, U. Brune-Cohrs // Neuroscience and Biobehavioral Reviews. – 2006. – V. 30. – pp. 437-455.
  14. Green, M.F. Schizophrenia revealed: from neurons to social interacyions / M.F. Green. USA : New York : W. W. Norton & Company, Inc. – 2001. – 207 p.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки