Обучение лиц «третьего возраста»: динамика психологических состояний и психических процессов

Разделы психологии: 

Обучение лиц «третьего возраста»: динамика психологических состояний и психических процессов // Обучение и развитие: современная теория и практика. Материалы XVI Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2015.

Обучение лиц «третьего возраста»: динамика психологических состояний и психических процессов[1]

В современной литературе существует некоторая терминологическая неоднозначность в употреблении слов «Старость» и «старение» – они часто используются как синонимы для обозначения и состояния и процесса, который одновременно может быть индивидуальным и общественным. Но если общества могут становиться как моложе, так и старше в зависимость от рождаемости или смертности населения, то отдельный человек неизбежно стареет в течение всей своей жизни.

старение человека является процессом, который с одной стороны обусловлен биологическими факторами, такими как генетическая предрасположенность, особенности метаболизма и в целом – функционированием каждой отдельной клетки (Strehler, 1986, Yu & Yang, 1996). С другой стороны, процесс старения чувствителен к влиянию факторов окружающей среды, которые вносят свои коррективы в особенности его протекания (Arking, 1991).

Внешние признаки старения являются очевидными: на лице появляют‑ ся морщины, волосы седеют, изменяется походка, тело теряет свои четкие очертания и пр. Человек начинает чаще болеть, изменяется его характер.

Еще мыслители древности отмечали существенные изменения, которые происходили с людьми при старении. Более двух тысячелетий назад в своем трактате «О старости Цицерон так описывал Старость: «…и действительно, всякий раз, когда я обнимаю умом причины, почему Старость может показаться жалкой, то нахожу их четыре: первая – в том, что она будто бы препятствует деятельности; вторая – в том, что она будто бы ослабляет тело; третья – в том, что она будто бы лишает нас чуть ли не всех наслаждений; четвертая – в том, что она будто бы приближает нас к смерти» (Цицерон, 1993). На ограничения, накладываемые возрастом на жизнедеятельность, указывается и в «Государстве» Платона: «…когда мы соберемся, большинство из нас с сокрушением вспоминает вожделенные удовольствия юности – любовные утехи, попойки, пирушки и тому подобное – и брюзжат, словно теперь это для нас великое лишение: вот тогда была жизнь, а это разве жизнь!» (Платон, 1994, стр. 329).

Таким образом, внешние, очевидные для других признаки описываются и изучаются, тем более интересным является тот факт, что врачи древности не считали, что мозг и когнитивные функции являются достаточно важными, чтобы их включать в перечень гериатрических проблем (Raz, 2000).

Проблемы старения мозга и его взаимосвязь с когнитивными функциями стали предметом активных нейропсихологических исследований во второй половине 20 века с появлением таких средств его изучения как компьютерная томография, магнитно-резонансная томография, мозговое кровообращение и пр. Так, например, приводившиеся изучения стареющего мозга показывают, что старение сопровождается умеренной линейной потерей веса и объема мозга (Esiri, 1994, Kemper, 1994). Исследования живого мозга с помощью МРТ также подтвердили снижение объема мозга с возрастом, однако корреляции были достаточно слабые r = – .40 (Raz, 1996) или даже r = – .20 (Raz 1997, 1999). Такие низкие значения коэффициентов корреляции позволили предположить, что возрастные изменения мозга носят нелинейный характер и изменения в когнитивном функционировании мозга начинаются тогда, когда структурные изменения достигают определенного порога (Boone, 1992, DeCarli, 1995).

старение мозга сопровождается не только изменением объема мозга, но и структурными изменениями в таких базовых элементах центральной нервной системы (ЦНС) а именно в нейронах. При этом следует отметить, что, несмотря на то, что возрастные изменения нейронов и их взаимосвязей не подвергаются сомнению, однако вопрос снижения их количества находится на стадии изучения и обсуждения (Kemper, 1994, Anderson, 1996, Bertoni-Freddari, 1996). Часть исследователей считает, что размеры потери нейронов могут быть преувеличены за счет артефактов процедуры исследования (Raz, 2000), при этом другая часть исследователей считает, что уменьшение количества нейронов может быть более важным показателем старения мозга, чем их изнашивание (Esiri, 1994, Haug, 1985).

Несмотря не несколько противоречивый характер результатов исследования стареющего мозга, в целом они показывают, что старение связано со снижением ряда его структурных и функциональных свойств. Эти результаты необходимо учитывать при изучении особенностей когнитивного функционирования в старости.

Анализ исследований по когнитивному старению показывает, что основная часть возрастных изменений в протекании тех или иных когнитивных процессов объясняется одним их двух фундаментальных факторов – либо снижением скорости переработки информации (Meyerson, 1990, Salthouse, 1996) за счет снижения структурной однородности белого вещества (Kail, 1998), либо снижением эффективности рабочей памяти (Meyerson, 1990, Salthouse, 1996, Verhaeghen, 1997).

Таким образом, исследования биологических факторов когнитивного старения связывают этот процесс с изменениями в структуре мозга и его функциях. Однако их результаты не позволяют ответить на вопрос о роли психологических факторов в когнитивном старении. Действительно ли психологические корреляты когнитивного старения связаны со снижением когнитивного функционирования на уровне биологических факторов, или наблюдаемое в психологических исследованиях снижение эффективности выполнения разнообразных когнитивных задач связано с самой процедурой исследования, где очень часто основным критерием эффективности является время выполнения этого задания. Так же остается неясным вопрос о роли ожиданий, как индивида, так и социума относительно эффективности когнитивного функционирования в старости. На изучение именно этих вопросов и было направлено наше исследование.

Гипотезой нашего исследования выступает предположение о том, обучение лиц «третьего возраста» приводит к изменению психологического статуса пожилого человека – стабилизируются психические состояния, повышается уровень самооценки, снижается уровень беспокойства и пр., что, как следствие – способствует улучшению не только качества жизни пожилого человека, но будет способствовать активации познавательных когнитивных процессов, тем самым замедляя процесс когнитивного старения.

Испытуемые

В исследовании принимают участие 21 человек, из них 19 женщин в возрасте от 51 до 63 лет и 2 мужчин в возрасте 57 и 59 лет. Все респонденты являются слушателями программы профессиональной переподготовки по специальности «Практическая психология», рассчитанной на 2,5 года. Все испытуемые на момент начала программы не работали, все они имеют базовое высшее образование (инженеры, экономисты, учителя), но психологиче‑ ского не было ни у кого (это для программы было ключевым моментом). Таким образом, обучение психологии является для них новой сферой знаний.

Методики

Для диагностики психологического статуса испытуемых использовался опросник «Выявление сфер беспокойства» (The Worry Domains Questionnaire (WDQ) (Tallis, Eysenck, & Mathews, 1992). Опросник позволяет вывить те жизненные сферы, с которыми связан повышенный уровень беспокойства, а также те сферы, в которых человек чувствует себя наиболее уязвимым: взаимоотношения, неуверенность, бессмысленное будущее, работа и финансы.

Мнение респондентов о причинах, вызывающих беспокойство изучалось опросником «Представления о причинах своего беспокойства» (The Metacognitions Questionnaire – MCQ), разработанный Андрианом Веллсом (Wells A., 1995; Wells A, Cartwright-Hatton S., 2004) и адаптированный нами для реализации целей исследования. Методика А. Веллса акцентирует внимание на пяти самых общих причинах беспокойства: убеждение позитивного беспокойства («Беспокойство помогает мне избежать проблем в будущем»); убеждения о неконтролируемости и опасности беспокойства («Мое беспокойство опасно для меня»); убеждения о когнитивной уверенности и компетенции («Я не уверен действительно ли я сделал что-то, или только представил это»); необходимость контролировать свое беспокойство («Если я не контролирую беспокоящую мысль и затем она воплотилась в жизнь, это была бы моя ошибка») и когнитивное самосознание («Я много думаю о своих мыслях»). Для диагностики общего психологического состояния человека, степень его психологического комфорта оценивалась с помощью опросника «Индекс жизненной удовлетворенности» (Никофоров, 2007) Характеристикой познавательных процессов в исследовании являлись показатели свойств внимания: избирательность внимания (тест Мюстенберга), концентрация внимания (тест Торндайка) устойчивость внимания (корректурная проба Бурдона) и умственная работоспособность (счет по Э. Крепелину).

Процедура

Опросники психологического статуса обучающихся предъявлялись испытуемым в течение учебного года три раза – в начале обучения, после окончания первого семестра и после окончания второго семестра. Характеристика познавательных процессов оценивалась в течение учебного года каждые два месяца. Во избежание научения стимульный материал каждый раз видоизменялся.

Результаты

Полученные результаты позволяют говорить о статистически значимых сдвигах изучаемых переменных. Так, статистически значимые изменения наблюдаются в сфере социальных взаимоотношений, неуверенность в соб‑ ственной компетентности и Восприятие будущего как бессмысленного. Все изменения статистически значимы, что подтверждается значениями критерия Краскелла-Уоллиса, все они значим на уровне значимости p≤0,01.

В результате обучения слушатели стали чувствовать себя увереннее в сфере социальных отношений, в целом у них повысилась уверенность в собственных силах и компетенции, будущее перестало для них выглядеть бессмысленным. Практически не произошло изменений в сфере финансов.

Эта сфера все время является предметом беспокойства пожилых обучающихся. Данный факт является вполне закономерным в условиях экономического кризиса 2014-2015 годов.

Что касается причин беспокойства – то статистически значимое изменения наблюдается в сфере когнитивной сфере. Обучающиеся стали более уверены в своих когнитивных способностях и у них значимо вырос показатель когнитивного самосознания (все изменения статистически значимы на уровне p≤0,01)

Индекс жизненной удовлетворенности так же вырос, однако следует отметить, что существенные изменения индекса наблюдались в течение первого семестра обучения. Изменения в течение второго семестра, также были статистически значимы (p≤0,05). Однако абсолютное изменение было ниже во втором семестре по сравнению с первым (увеличение на 16 баллов в первом семестре по сравнению с 7 баллами в втором).

Изменения в когнитивном функционировании пожилых оценивалось с помощью в интегрального показателя, в который с разными весовыми коэффициентами вошли результаты изучения свойств внимания и умственной работоспособности. Максимально возможное значение интегрального показателя – 100 баллов.

Изучение динамики интегрального показателя эффективности когнитивного функционирования показывает, что обучение в первом семестре не привело к значимым изменениям в показателях внимания и умственной работоспособности, резкие, статистически значимые изменения наблюдаются с начала второго семестра первого года обучения (p≤0,001). Авторы предполагают, что такой тип изменений отражает тот факт, что для значимых изменений на уровне структуры нейронных связей необходима длительная интеллектуальная деятельность пожилых.

Обсуждение

Проведенное исследование убедительно показало, что обучение в пожилом возрасте оказывает существенное влияние на психологическое благополучие пожилых обучающихся. Этот факт был достаточно предсказуем и ожидаем. Действительно, люди включаются в новую для себя активность, расширяется круг их социальных контактов, появляется мотивация к познанию нового, необходимость выполнять учебные задания и пр. Несколько неожиданным был тот факт, что уже после первого се метра обучения у студентов изменяются представления о своем собственном когнитивном функционировании, они считают, что их память, внимание, работоспособность, когнитивная осознанность становятся существенно выше, в то время, как объективные измерения соответствующих когнитивных показателей не подтверждают правильность этих представлений. Реальные улучшения когнитивного функционирования начинают наблюдаться только во втором семестре, т.е. через полгода после начала обучения. Предполагается, что это обусловлено изменениями на уровне нейронных структур, для качественного и количественного изменения которых необходимо более длительное время.

Таким образом, проведенное исследование показало, что для повышения психологического благополучия лиц пожилого возраста достаточно не очень длительной образовательной программы (правда в этом случае остается вопрос об устойчивости таких изменений). Однако, если целью обучения становится предотвращение когнитивного старения личности – обучение должно быть более длительным.


[1] Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект №14-06-00974

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки