О формировании субъективного эталона как функционального звена системы саморегуляции деятельности

Разделы психологии: 
Высшее учебное заведение: 

О формировании субъективного эталона как функционального звена системы саморегуляции деятельности // Вопр. психол.- 1983. - №6

О формировании субъективного эталона как функционального звена системы саморегуляции деятельности

О.А. КОНОПКИН, И.Л. ЭНГЕЛЬС, В.И. СТЕПАНСКИЙ

Одним из главных условий эффективной регуляции деятельности является знание субъектом достигаемых результатов. Выдвинутое впервые в контексте проблемы научения (Э. Торндайк), это положение неоднократно подтверждалось в самых разных психологических исследованиях. Вместе с тем сама по себе информация о результате только осведомляет исполнителя о том или ином достижении, тогда как целенаправленная регуляция обязательно предполагает сопоставление реального результата с тем, который должен быть достигнут посредством осуществленных на данный момент действий. Понятно, что для этого мало только лишь получить информацию о достигнутом: ее надо еще и использовать для суждения о соответствии результата принятой цели, что подразумевает наличие у субъекта деятельности определенных оценочных критериев, отраженных в эталоне «хорошего» результата [4], [5], [7].

В различных схемах саморегуляции произвольной деятельности функциональному звену, выполняющему роль эталона предстоящего результата, отводится одно из основных мест. Так, например, важнейшим звеном функциональной системы (П.К. Анохин) является акцептор действия, принимающий информацию о результате и оценивающий соответствие реального результата заданному. Общее понимание задающей функции представления о результате предстоящего действия сформулировано в концепции кольцевого регулирования (Н.А. Бернштейн). Понятие заранее заданного состояния, по достижении которого система прекращает активные действия, положено в основу кибернетического моделирования целенаправленного поведения (Н. Винер). В психологическом контексте осознанной саморегуляции деятельности особый интерес представляет случай несоответствия эталона результата реальным рабочим возможностям субъекта. В такой ситуации устойчивое рассогласование между результатами деятельности и эталоном приводит либо к отказу от деятельности, либо к формальному ее выполнению, лишенному стремления достичь эталон. Экспериментальные данные по этому вопросу были, получены Ф. Хоппе [9], который показал, что и слишком легкие, и слишком трудные (недостижимые) цели перестают выступать для субъекта в качестве нормы успешности, а взамен их возникают собственные цели, лежащие в области фактической работоспособности. Такого рода ситуация интересна именно тем, что в ней отчетливо проявляется необходимость принятия субъектом эталона, что, в свою очередь, предполагает обязательное активное оценочное отношение субъекта к эталонам, задаваемым извне.

Феномен возникновения субъективной нормы успешности, расходящейся с объективным эталоном, можно рассматривать как частный случай более общего явления формирования «внутреннего» эталона самим исполнителем. Так, например, анализируя известный эксперимент Торндайка по проведению линий вслепую, Сишор и Бавелас [10] обнаружили, что несколько испытуемых, не имея возможности объективно оценивать результаты своих действий, тем не менее выработали собственные стандарты исполнения, которыми и руководствовались на протяжении дальнейшей работы. Аммонс [8], подводя итоги целого ряда исследований, в качестве одного из обобщений делает вывод о том, что в любой практической деятельности при отсутствии информации о результатах исполнитель вырабатывает те или иные гипотезы об их пригодности и способах улучшения качества исполнения.

Несмотря на вполне определенные констатации различных случаев появления у исполнителя собственного эталона [1], [6], [8], [9], [10], процесс его формирования остается до настоящего времени практически не изученным. Одна из причин этого кроется, по-видимому, в том, что эталон, будучи исходно необходимым функциональным звеном контура регуляции, возникает в самом начале деятельности и затем «объективно» никак не проявляет себя до тех пор, пока не будет получен результат, подлежащий сравнению и оценке. Даже в тех случаях, когда исследователи создавали в экспериментах условия, специально направленные на затруднение и растягивание во времени первоначального этапа деятельности, формирование эталона все же оставалось скрытым от наблюдения, так как к внешним (регистрируемым) действиям испытуемый приступал лишь после того, как ему удавалось построить хотя бы приближенный эталон предстоящего процесса или результата [1].

С нашей точки зрения, методические трудности, связанные с задачей объективации процесса формирования эталона, можно преодолеть лишь путем моделирования в экспериментах таких практических деятельностей, которые принципиально лишены изначального эталонного образца результата, т.е. не только не требуют для своего осуществления предварительно сформированного эталона, но, напротив, предполагают его формирование непосредственно в фазе исполнительских действий. В отличие от репродуктивной деятельности, характеризующейся заранее известным образцом результата, любая деятельность, где эталон исходно не существует, имеет своей целью не достижение результата, совпадающего с эталоном, а получение продукта, который одновременно репрезентирует эталон для самого исполнителя деятельности.

Типичным примером деятельности такого рода является измерение. Согласно ГОСТу 16263-70, измерением называется нахождение значения физической величины опытным путем с помощью специальных технических средств. Очевидно, что эталоном правильного результата измерения может служить только значение самой измеряемой величины, но если бы оно было известно заранее, то измерение вообще стало бы ненужным. Отсюда ясно, что измерение действительно представляет собой такую деятельность, в которой эталонный результат в принципе не может быть задан изначально потому, что цель ее состоит в отыскании субъектом заранее не известного значения измеряемой величины.

Нет нужды подробно говорить о том, насколько широко распространены измерительные операции во всех областях человеческой практики. Нередко измерение выступает как основная деятельность, например в геодезии при определении размеров и формы земного шара; при построении опорных геодезических сетей; при прокладке всевозможных трасс и коммуникаций; при картографической съемке и т. д. Использование измерения в качестве экспериментальной модели позволяет вывести исследование регуляторных процессов в деятельности за рамки ее репродуктивных видов, поскольку задача определения значения измеряемой величины, рассматриваемая в общем контексте получения ранее не известного субъекту знания, в этом смысле оказывается сопоставимой с любой продуктивной деятельностью, характеризующейся, в первую очередь, отсутствием исходного образца или эталона результата.

Все измерения, проводимые в быту, промышленности, науке, можно подразделить на два типа по степени доверия субъекта к однократно получаемому результату. К первому типу относятся измерения, при которых величина возможной ошибки пренебрежимо мала по сравнению с требуемой точностью результата. В этом случае, если человек обладает навыком обращения с инструментом, он, как правило, ограничивается однократным замером, принимая первый же полученный результат за достоверное значение измеряемой величины. Психологический механизм формирования суждения о безошибочности результата заключается здесь в переносе уверенности в правильном исполнении программы деятельности на ее результат, что с точки зрения регуляции может быть понято как замещение звена оценивания результата, которое не способно функционировать без эталона, звеном оценивания правильности самих по себе действий с измерительным инструментом. Понятно, что в плане изучения формирования эталона моделирование таких измерений ничего не дает, поскольку в этих условиях эталон результата вообще не формируется.

Настоящее исследование проводилось на модели измерений второго типа, характеризующихся тем, что ошибка измерения, непременно содержащаяся в любом единичном результате, имеет одинаковый порядок с требуемой точностью определения искомого параметра. В связи с этим даже абсолютная уверенность субъекта в правильности своих действий не может служить гарантией того, что получившийся результат действительно репрезентирует искомую величину, т.е. не содержит существенной (при заданной точности) погрешности. На практике в этих условиях производят несколько последовательных замеров, результаты которых в дальнейшем подвергаются статистической обработке. При этом инструкция на проведение профессиональных измерений требует от измеряющего оперативно оценивать безошибочность текущих результатов с целью повторения тех замеров, значения которых вызывают у него сомнения (см., например, [2]). На каком же основании субъект оценивает результаты, сомневаясь в одних и принимая другие, если он не имеет того исходного эталона, без сравнения с которым ни один результат не может быть признан ни удовлетворительным, ни неудовлетворительным? В качестве теоретической гипотезы мы приняли предположение, что, выполняя последовательные замеры и сопоставляя их результаты, субъект постепенно формирует рабочее представление о «действительном» значении измеряемой величины, а поскольку это есть представление о конечном результате, постольку оно берет на себя функцию эталона, восполняя тем самым недостающее условие полноценного функционирования контура саморегуляции деятельности. Таким образом, субъект получает возможность оценивать текущие результаты, причем уверенность каждой оценки должна прямо зависеть от степени сформированности эталона и благодаря этому может служить индикатором процесса его становления в ходе деятельности.

МЕТОДИКА

Испытуемому предлагалось измерить с помощью чертежной линейки отрезок прямой линии длиной 36,7мм. Требуемая точность измерений составляла 0,1мм при гарантированной точности отсчета по шкале линейки 0,5мм. Процедура измерения состояла в наложении линейки на измеряемый отрезок и считывании размера. Для достижения требуемой точности испытуемому предлагали мысленно разбить на десять частей расстояние между теми двумя соседними делениями линейки, против которых оказывался конец измеряемого отрезка. Согласно данным М.М. Кемпинского [3] при таком способе отсчета случайная погрешность составляет в среднем не менее 0,2мм, поэтому, несмотря на безусловно имеющийся у каждого испытуемого опыт работы с чертежной линейкой, единичное измерение не дает возможности уверенно определить длину отрезка с требуемой в данном эксперименте точностью.

В эксперименте приняли участие 14 человек (мужчины и женщины в возрасте 20-25 лет) Перед началом опыта испытуемому давали следующую инструкцию: «Отрезок должен быть измерен с точностью 0,1мм. Результат каждого замера может содержать некоторую случайную ошибку, поэтому произведите не менее пяти замеров, пользуясь каждый раз другим участком линейки. Если пяти раз окажется недостаточно, продолжайте измерения до тех пор, пока не будете окончательно убеждены, что знаете истинный размер. Результаты очередных замеров записывайте один под другим и рядом с каждым из них отмечайте свое мнение по поводу вероятной безошибочности (знаком плюс) или возможной ошибочности (знаком минус). Степень уверенности каждою такого суждения оценивайте в баллах от нуля до десяти, выставляя оценку справа от знака «плюс» или «минус». Окончив измерения, подведите черту и запишите размер отрезка».

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Все испытуемые измеряли один и тот же отрезок, тем не менее полученные ими «истинные» размеры заняли область от 36,5 до 36,9 мм. Это говорит о том, что, проводя измерения за пределами разрешающей способности инструмента, испытуемые не пользовались никаким внешним общим для всех объективным эталоном, так как иначе все окончательные ответы должны были бы совпасть.

Анализ последовательностей балльных оценок уверенности суждений испытуемых о результатах показал, что у всех без исключения уверенность возрастает от начала к концу выполнения задания: в первой половине измерений средний по группе балл составляет 7, а во второй - 9 (различие достоверно при р<0,05). Динамика этой закономерности определяется тем, что, выполнив первый замер, испытуемые, как правило, выражают невысокую уверенность, которая составляет в среднем шесть баллов[1], и это вполне понятно, так как в отношении первого результата испытуемые не имеют ни внешних, ни надежных внутренних опор для вынесения уверенного суждения о его ошибочности или безошибочности.

Результат второго замера в среднем оценивается несколько более уверенно, поскольку теперь испытуемые получают возможность сравнивать найденное значение с предыдущим, и если имеется совпадение, то второй результат обязательно оценивается как безошибочный со средней уверенностью семь баллов, а если есть расхождение, то чем оно больше, тем меньше положительных оценок и ниже балл уверенности. Характер представленной на рисунке зависимости количества положительных оценок второго результата от величины его отличия от первого позволяет предполагать, что степень их близости используется испытуемым как мера неслучайности, а следовательно, и безошибочности второго результата. Это предположение подтверждается значительной величиной коэффициента ранговой корреляции между приростом уверенности в оценке второго результата и абсолютной величиной разности R2—R1(ρ=−0,76, p<0,01). Из приведенных данных следует, что уже самый первый полученный испытуемым результат используется им как некоторый ориентир, служащий своего рода эталоном, с которым сравнивается второй результат. Однако достоверность этого квазиэталона в глазах испытуемого настолько невелика, что суждение об ошибочности или безошибочности второго результата хотя и выносится увереннее, чем в отношении первого результата, но все же в большинстве случаев содержит значительную долю сомнения.

Процентные доли положительных (белые столбики) и отрицательных (штрихованные столбики) оценок второго результата
Процентные доли положительных (белые столбики) и отрицательных (штрихованные столбики) оценок второго результата при различных абсолютных значениях разности

Заметное повышение уверенности оценок происходит только после того, как в ряду замеров появляется пара одинаковых результатов, что отмечается обычно на этапе второго - четвертого замера. Начиная с этого момента, доминирующей тенденцией в регуляции деятельности становится то, что при последующих замерах результаты, не совпадающие с данной парой, довольно уверенно оцениваются как ошибочные, а совпадающие — как безошибочные, т.е. получившаяся пара вполне определенно начинает выполнять в контуре саморегуляции деятельности роль рабочего эталона. Следует особо подчеркнуть, что возникший эталон носит на этом этапе деятельности предварительный характер, так как его собственная безошибочность должна еще подтвердиться индивидуально варьирующим количеством совпадающих с эталонной парой последующих результатов. По мере накопления таких результатов и формирования тем самым эталонной группы уверенность в оценках постепенно возрастает, и, наконец, получив очередное положительно оцененное совпадение, испытуемый выражает максимальную (десятибалльную) уверенность в безошибочности результата, прекращает деятельность и записывает размер, представленный в эталонной группе как «истинную» длину отрезка (протокол 1).

В тех случаях, когда эталонная пара не получает дальнейших подтверждений, уверенность оценок довольно скоро перестает возрастать и сохраняется на постоянном уровне до тех пор, пока не возникает новая пара одинаковых результатов, которая либо целиком берет на себя функцию эталона, либо выполняет ее совместно с прежней парой, образуя эталонную область (последний случай рассмотрен ниже при интерпретации протокола исп. М.). Подобная переделка эталона в ходе деятельности не является чем-то экстраординарным (5 случаев из 14) и может рассматриваться как еще одно свидетельство предварительности первоначально возникшего эталона и в зависимости процесса его дальнейшего формирования от конкретных особенностей последовательности результатов очередных замеров.

ПРОТОКОЛ ИЗМЕРЕНИЙ ИСП. К. В ОПЫТЕ 1
Номер замера Размер Оценка Балл уверенности
1 36,5 4
2 36,7 4
3 36,5 + 6
4 36,5 + 8
5 36,4 8
6 36,5 + 9
7 36,7 9
8 36,6 9
9 36,5 + 10
36,5 мм

Согласно инструкции, измерение отрезка должно было производиться не менее пяти раз, однако лишь 6 из 14 испытуемых ограничились этим минимумом, а среднее количество замеров составило семь при максимуме двенадцать. Важно отметить, что среди данных, полученных в период измерений после выполнения необходимых пяти замеров, часто встречаются результаты с положительной оценкой и баллом уверенности 8 - 9, т.е. такие, которые признаются испытуемыми как безошибочные, но с некоторым сомнением в достоверности суждения. Наличие такого рода результатов свидетельствует о том, что на этапе возникновения эталонной пары, а затем и эталонной группы, уверенность суждений об ошибочности - безошибочности результатов хотя и повышается, но еще не достигает той величины, которая санкционировала бы прекращение дальнейших измерений. Можно полагать, что продолжение деятельности направлено во всех таких случаях на приобретение окончательной уверенности в том, что эталонная группа представляет собой не набор случайных совпадений, а закономерную совокупность одинаковых результатов, которые (по предположению испытуемого) совпадают между собой именно потому, что репрезентируют истинную длину измеряемого отрезка.

В формирование эталонного представления о размере объекта вносят свой вклад не только результаты, совпадающие с эталонной парой, но также и отличающиеся от нее. В случае значительных различий каждый такой результат довольно уверенно оценивается как ошибочный, и тем самым косвенно подтверждается безошибочность эталонной пары, а если различия с точки зрения испытуемого невелики, то данный результат включается им с определенной уверенностью в эталонную группу, что приводит к образованию области субъективно равнозначных альтернатив эталонного размера. Возникнув на каком-то этапе деятельности, эта область помимо положительно оцененных результатов может охватить и такие, которые в предшествовавших замерах были оценены отрицательно, и отсюда возникает предположение, что наряду с оцениванием текущих результатов должно осуществляться переоценивание предшествующих.

С целью проверки высказанного предположения был проведен второй опыт, который отличался от первого тем, что от испытуемого не требовалось указывать степень уверенности суждения об ошибочности или безошибочности результатов, а достаточно было лишь проставить знак «плюс» или «минус», но после оценки каждого очередного результата испытуемый должен был заново оценивать и все предыдущие результаты, ставя рядом с прежними знаками новые, соответствующие сиюмоментному суждению о каждом прошлом результате. В эксперименте принимала участие та же группа испытуемых, а для измерения предлагался отрезок длиной 53,4мм.

Наблюдение за работой испытуемых во втором опыте показало, что ретроспективное переоценивание результатов не вызвало у них никаких затруднений как в случае сохранения прежних оценок, так и при изменении суждений на противоположные. В качестве примера рассмотрим протокол работы испытуемого М. (см. протокол 2). Результату первого замера испытуемый выразил недоверие, пометив его минусом как ошибочный. Второй результат совпал с первым, и в соответствии с вышеизложенным механизмом был оценен как безошибочный, что немедленно привело к изменению оценки первого результата с минуса на плюс. Теперь первый и второй результаты составили эталонную пару, в которой представлен предварительный субъективный эталон длины отрезка, равный 53,7мм. Третий результат, несколько отличающийся от эталонной пары, оценивается как предположительно ошибочный, а сама пара получает дополнительные положительные оценки, что отражает сохранение доверия испытуемого к предварительному эталону. Та же картина воспроизводится при получении результата четвертого замера, однако на следующем шаге происходит весьма важное событие: вместо эталонной пары возникает эталонная область от 53,7 до 53,5мм. По имеющимся данным, этот момент реконструируется следующим образом. Получив в качестве результата пятого замера величину 53,5мм, которая уже была однажды зафиксирована (см. третий замер), испытуемый, исходя из отсутствия результатов, совпадающих с эталонной парой 53,7мм формирует новую эталонную пару, оценивая результат пятого замера как безошибочный и соответственно переоценивая результат третьего замера с минуса на плюс. Как видно из протокола, появление новой эталонной пары не приводит к полному изменению отношения испытуемого к прежней паре - она вновь оценивается знаками «плюс», и отсюда можно сделать вывод, что размеры, представленные в обеих парах, рассматриваются испытуемым на данной этапе деятельности не как взаимоисключающие альтернативы, а как равновероятные возможности, ограничивающие область искомого размера сверху - 53,7 мм и снизу - 53,5 мм.

ПРОТОКОЛ ИЗМЕРЕНИЙ ИСП. М. В ОПЫТЕ 2
Номер замера Размер Оценка и переоценка
1 53,7 − + + + + + + −
2 53,7 + + + + + + −
3 53,5 − − + + + −
4 53,3 − − − − −
5 53,5 + + + −
6 53,4 − − −
7 53,6 + +
3 53,6 +
53,6 мм

Возникновение на пятом замере именно эталонной области, а не просто двух эталонных точек, подтверждается данными шестого и седьмого замеров, результаты которых отличаются от пятого результата каждый на 0,1мм, но при этом шестой результат оказывается вне области 53,5 - 53,7 мм и оценивается как ошибочный, тогда как седьмой результат попадает внутрь области и получает положительную оценку. После шестого и седьмого замеров испытуемый вновь и вновь подтвердил свое отношение к результатам 53,5 и 53,7 мм как к безошибочным, и именно эти положительные оценки позволяют понять, почему он закончил деятельность не на седьмом, а на восьмом замере, хотя полученный результат составил те же самые 53,6мм. Дело в том, что, будучи результатом седьмого замера, значение 53,6 мм, пусть даже входящее в эталонную область и попадающее в ее центр, в силу своей однократности не пользуется еще полным доверием испытуемого и воспринимается им только как «кандидат» на окончательный размер наравне с результатами 53,5 и 53,7 мм. Повторное же получение значения 53,6 мм позволяет стянуть эталонную область к центру и сформировать тем самым окончательный эталон, пользуясь которым испытуемый производит последнюю ретроспективную оценку, подтверждая ошибочность результатов 53,3 и 53,4 мм, которые и ранее оценивались отрицательно, и, утверждая ошибочность пользовавшихся ранее доверием результатов 53,5 и 53,7 мм.

Необходимо специально отметить, что полученный испытуемым М. размер 53,6мм не может быть выведен из его результатов ни вычислением среднего (оно составляет округленно 53,5 мм), ни медианы (она лежит между 53,5 и 53,6 мм), ни моды (в данном ряду не выявляется). Вместе с тем в отдельных случаях в зависимости от того, в какой мере испытуемому удается воспроизводить результаты, соответствующие формирующемуся эталону, может иметь место совпадение окончательного ответа с любой из перечисленных статистик. Однако психологический анализ актуальных и ретроспективных оценок результатов, а также динамики уверенности суждений позволяет утверждать, что, выполняя измерения, испытуемый выступает как активный субъект деятельности, а не как пассивный реализатор той или иной процедуры статистического анализа.

Активность саморегуляции проявляется в деятельности измерения не только в описанном феномене формирования эталона, но также и в способе получения испытуемым результатов, совпадающих с этим эталоном и таким образом укрепляющих уверенность в безошибочности представленного в нем размера. Дело в том, что во всех случаях, когда найденный тем или иным испытуемым окончательный размер не совпадал с подлинным размером объекта (19 случаев из 28), наличие в ряду замеров большого количества сходных результатов (эталонная группа) представляется объективно неоправданным, поскольку эти результаты в реальности вовсе не репрезентируют единственный «истинный» размер, как то полагает испытуемый. В связи с этим возникает предположение, что, производя измерения, испытуемый непроизвольно искажает результаты некоторых замеров, добиваясь их совпадения с возникшим у него эталоном, который содержательно воплощает собой представление субъекта об истинном размере.

При измерениях с помощью, чертежной линейки практически невозможно выделить в действиях испытуемого моменты, приводящие к искажениям результатов, поэтому для проверки высказанного предположения на отдельной группе из 11 испытуемых был проведен дополнительный опыт, в котором измерительным инструментом служил микрометр, а тест-объектом - металлический шарик.

Как известно, процедура измерения микрометром состоит в том, что объект зажимается между подвижным и неподвижным упорами прибора, а показания считываются по отсчетному барабану, таким образом, операции установки и регистрации осуществляются в ходе замера не одновременно, как на линейке, а последовательно. При работе с микрометром один из возможных способов субъективного воздействия на его показания состоит в приложении большего или меньшего усилия при зажиме объекта, в результате чего непосредственно в процессе считывания размер может быть изменен на некоторую величину, не выходящую, однако, за пределы нормального разброса результатов. Учитывая это обстоятельство, испытуемым предлагали измерить два шарика различного диаметра, причем первый обычным путем, а второй пооперационно: сначала, не глядя на отсчетный барабан, зажать шарик между упорами, а затем положить микрометр на стол и считать показания. В обоих случаях испытуемый выполнял столько замеров, сколько было необходимо для вынесения уверенного суждения об искомом размере. Заданная точность измерений составляла 0,001мм при гарантированной точности отсчета по шкале микрометра 0,002мм.

Результаты дополнительного опыта принципиально ничем не отличались от данных первых двух опытов[2], т.е. основные закономерности формирования эталона оказались не зависящими ни от средства, ни от объекта, ни от операционального состава деятельности измерения. Сопоставление вариативности результатов в индивидуальных рядах замеров каждого шарика выявило, что, когда испытуемые считывают показания строго после окончания установочных действий, дисперсия возрастает в среднем в 3,4 раза (увеличение достоверно при р<0,01). Повышение разброса, которое явилось следствием увеличения доли различающихся результатов, вынудило ряд испытуемых заметно увеличить количество замеров, с тем чтобы в конце концов набрать субъективно достаточное число совпадающих с эталоном результатов и приобрести уверенность в эталонном размере, необходимую для санкционирования прекращения деятельности.

Эти данные дают основания утверждать, что примененное регламентирование момента поступления информации о результатах действительно воспрепятствовало внесению оперативных коррекций, реализующих стремление субъекта деятельности получать результаты, которые соответствовали бы эталону, пусть даже имеющему сугубо предварительный характер. Понятно, что подобное корригирование, отражающее своего рода пристрастность исполнителя к результатам деятельности, является особенно нежелательным при проведении профессиональных измерений, поскольку в них вся дальнейшая обработка результатов строится в предположении случайности разброса, т.е. отсутствия однонаправленных искажающих воздействий. Что же касается теоретического аспекта саморегуляции деятельности, то в этом отношении полученные данные позволяют ставить вопрос о более пристальном исследовании психологических механизмов взаимозависимости результатов, продуцируемых субъектом в условиях отсутствия объективных эталонов и оценочных критериев.

В целом проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:

  1. В деятельности измерения эталон результата формируется субъектом по ходу выполнения действий (замеров), направленных на получение информации о величине объекта.
  2. В процессе формирования эталон последовательно проходит стадии ориентировочного, предварительного и уточненного представления об истинной величине объекта, а к моменту окончания деятельности он представляет собой субъективно достоверное знание искомого размера.
  3. Окончательный результат измерений нередко отличается от действительного значения размера, поскольку данные, укрепляющие уверенность субъекта в безошибочности формирующегося эталона, неизбежно содержат непроизвольно вносимые самим субъектом коррекции, что необходимо учитывать в профессиональных измерениях, производимых на пределе точности, обусловленной конструкцией технических средств.
  1. Гордеева Н.Л., Зинченко В.П. Функциональная структура действия. — М., 1982.— 208с.
  2. Инструкция по геодезическим и маркшейдерским работам при строительстве транспортных тоннелей (ВСН-160—69). — М., 1970.— 144 с.
  3. Кемпинский М.М. Основы метрологии.— Л., 1972. —227 с.
  4. Конопкин О.А. Психологические механизмы регуляции деятельности. — М., 1980.— 225 с.
  5. Круглова Н.Ф. Произвольная регуляция деятельности и физическое утомление. — Вопросы психологии, 1976, №2, с.138-142.
  6. Ошанин Д.А., Моросанова В.И. Динамический образ пространственно-временной структуры. — В сб.: Психологические вопросы регуляции деятельности / Под. ред. Д.А. Ошанина, О.А. Конопкина. — М., 1973, с.32-51.
  7. Степанский В.И. Функциональная роль обратной связи и критерия успеха в процессе психологической саморегуляции деятельности. — В сб.: Теоретические и прикладные исследования психической саморегуляции / Под ред. Н.М. Пейсахова. -— Казань, 1976, с.6-10.
  8. Ammons R.В. Effects of knowledge of performance. — J. Gen. Psychol., 1956, v. 54, p.239-301.
  9. Hoppe F. Erfolg und Miserfolg. — Zeitshrift Psychologishe Forschung, 1930, N 14, S. 62.
  10. Seashore H., Bavelas A. The functioning of knowledge on results in Thorndike's experiment. — Psychol. Rev., 1941, v. 48, p.155-164.

Поступила в редакцию 1. VI. 1983г.   


[1]При оценивании уверенности испытуемые не использовали весь диапазон от 0 до 10 баллов: минимальная оценка составляла 4 балла
[2]Единственное заметное отличие состояло в том, что, получив первый результат, вместо отметки «+» или «—», отражающей уверенность или неуверенность в безошибочности, почти все испытуемые написали «не знаю», что подчеркивает особенную затруднительность вынесения оценки, когда помимо эталона отсутствует и навык обращения с инструментом.

 

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки