Наглядно-образная регуляция при совместном решении задач

Разделы психологии: 
Высшее учебное заведение: 

Наглядно-образная регуляция при совместном решении задач // Вопр. психол.- 1988. - №5

НАГЛЯДНО-ОБРАЗНАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ПРИ СОВМЕСТНОМ РЕШЕНИИ ЗАДАЧ

Н.И. ПОЛИВАНОВА

В данном исследовании изучались особенности функционирования наглядно-образных компонентов совместного действия в процессе решения двигательной задачи на построение заданной траектории в условиях различной организации совместной работы пары испытуемых. Групповое решение задач рассматривалось нами в контексте формирования эффективного способа действия, опирающегося на выражение образа действия в структурных характеристиках объекта. Одним из основных условий формирования эффективного способа действия является выделение существенных свойств и отношений объекта преобразования. Применительно к используемой нами наглядно-двигательной задаче на построение траектории выделенные существенные отношения могут закрепляться в наглядно-воспринимаемых и представляемых связях и отношениях вещественных элементов задачи. Такое моделирование является основой выделения наглядной схемы действия во внешней форме заданного образца. Причем в ней может выражаться как целостная динамическая структура действия, так и схема конкретных координационных комбинаций.

Особенно ярко регулятивная роль наглядно-образного плана действия выступает на примере совместного действия. Анализ пространственной формы траектории как модели будущего действия дает возможность участникам групповой работы предвидеть результат совместного действия и в соответствии с ним перестраивать коллективное взаимодействие. Было обнаружено, что в случае сформированного совместного действия при построении траектории движения пространственно-временные характеристики траектории образца замещаются у испытуемых на пространственно-временные характеристики совместного действия [1], [4]. При этом схема координации индивидуальных операций, выраженная в наглядной форме траектории, по отношению к содержанию движения становится образом действия и его динамическим знаком. Непосредственной целью испытуемых становится не воспроизведение заданной траектории, а осуществление координации индивидуальных операций, соответствующих общей схеме действия. Это означает, что в групповой работе в наиболее развитых формах организации взаимодействия партнеров именно сам способ организации связывается с наглядно представленной формой траектории движения, превращающейся в ориентировочную основу координации индивидуальных операций участников. Основная цель нашего исследования и состояла в выявлении уровней функционирования наглядного компонента регуляции совместного действия как выражения уровней овладения испытуемыми общим способом решения данного типа задач в условиях различного типа организации совместно распределенной деятельности.

На основании результатов нашего исследования [2] было выделено три уровня функционирования наглядно-образного компонента регуляции действия:

  1. предметная фиксация результата действия,
  2. фиксация конкретной связи предметного и операционального планов действия,
  3. символизация общего способа решения данного класса задач.

Высшим уровнем мы считаем приобретение наглядно-образным компонентом знаково-символической функции по отношению к способу действия. Чем более высокий уровень функционирования наглядности диагностируется в решении испытуемых, тем выше должна быть эффективность совместного действия.

Использовалось два вида оценки эффективности совместной работы. Первый касается уровня организации совместности в деятельности испытуемых. Нами исследовалась пооперационная организация совместности, при которой предмет действия является единым для партнеров, но операции разделены между ними. В этом случае уровень организации совместности определяется умением испытуемых скоординировать разделенные между ними операции в соответствии с предметной формой искомого объекта, адекватного заданному образцу. Второй вид оценки связан с характером ориентирующих совместное действие критериев, которые могут относиться к характеристике предметного результата совместного действия или к характеристике процесса его достижения. В качестве первых, предметно-результативных ориентирующих признаков для испытуемых выступает форма выстраиваемой ими траектории и характер ее искажения по сравнению с образцом. В качестве процессуальных ориентирующих признаков используются интенсивность и направление вращения ручек прибора при координации действий партнеров, перемещающих точку по экрану.

МЕТОДИКА

Используемая экспериментальная задача на совместное проведение двумя испытуемыми точки по заданной траектории подробно описана в исследованиях [1], [3]. Отметим, что в качестве неизвестного задача содержит способ действия, разделенного между двумя партнерами. Испытуемые должны совместно построить разные траектории в различных экспериментальных условиях работы, выделив общий способ действия.

Данная задача адекватна нашим исследовательским целям, поскольку ее основное содержание cocтавляет соотношение между предметными и операциональными структурами действия. Во-первых, всякой криволинейной траектории соответствует определенная взаимосвязь операций двух партнеров, направленных на взаимное изменение параметров одного движения в отношении к параметрам другого. Выделение партнерами меры изменения скоростей двух движений позволяет им преобразовать ее в cпocоб взаимной координации их индивидуальных операций. Во-вторых, задача на построение траектории движения является также и графической, процесс решения которой существенно зависит от умения рассматривать преобразование формы траектории как графическую схему движения, воспроизводящую логику построения изображения. В исследовании оба эти свойства экспериментальной задачи используются в диагностических целях определения эффективности групповой работы испытуемых.

Для проведения эксперимента была использована игра «Волшебный экран», состоящая из небольшого экрана и двух ручек. Вращение одной из них по часовой стрелке или против нее вызывает появление на экране горизонтальной линии, бегущей вправо или влево; вращение второй ручки - вертикальной линии, бегущей соответственно вверх или вниз. Одновременным вращением обеих ручек достигается возможность прочерчивать любые наклонные и извилистые линии. Все линии остаются на экране, что обеспечивает возможность регистрации получаемых результатов.

В наших экспериментах испытуемые работали совместно, но каждый из них имел дело только с одной из ручек, т.е. достигалось пооперационное разделение совместного действия между участниками. Давалась инструкция построить совместно ту или иную заданную в виде образца траекторию в различных варьируемых экспериментально условиях. Время решения не ограничивалось, разрешались любые взаимодействия, переговоры, использование любых вспомогательных средств для решения поставленных задач. Последовательность предъявления задании строилась в соответствии с усложнением требований к типу организации совместности: от наиболее простого, последовательного сложения результатов индивидуальных операций (I серия) к сложению индивидуальных операций в единое совместное действие без изменения вкладов каждого из участников (II серия), а затем - к свободному взаимодействию вкладов участников в совместном действии (III серия). Траектории-образцы приведены на рис.1.

В I серии нужно было построить траекторию, очерчивающую прямоугольную фигуру, фрагменты которой допускают поочередное применение операций каждого из участников (рис.1, а).
Во II серии траектория-образец в виде наклонной прямой требовала одновременности действия испытуемых, но с неизменным вкладом каждого из участников на всем протяжении (рис.1, б).
В III серии траектория-образец могла быть воспроизведена только т и взаимном изменении скоростных и векторных характеристик индивидуальных действий партнеров, их подстраиваний друг к другу. Здесь были использованы два варианта траектории: окружность и фигура сложной формы (рис.1, в).

Для выявления собственно функций наглядно-образных компонентов внутри каждой серии в различных заданиях (А, Б, В, Г) варьировалась степень наглядной представленности образца и возможность визуального контроля испытуемых за результатом действия. В задании А испытуемые обводили образец траектории, данный непосредственно на экране. В задании Б необходимо было воспроизвести на экране образец, находящийся вне экрана. В задании В экран закрывался шторкой, в которой оставлялись прорези, частично воспроизводящие общий контур линии образца в точках перегибов и некоторых промежуточных участках. В задании Г оставленные прорези соответствовали только критическим точкам перегибов. Кроме того, были предусмотрены прорези, ограничивающие общее рабочее поле экрана, которые позволяли испытуемым фиксировать допустимую область действия (границы совместного действия). Такая вариация условий эксперимента, с одной стороны, позволяла определить наличный уровень организации совместного действия (при сопоставлении эффективности результатов серий), а с другой - побуждала испытуемых обучаться в процессе овладения способом действия (при выполнении последовательности заданий внутри серий) и выявлял; характер ориентировки испытуемых в различных типах организации совместности.

Траектории-образцы, использованные в I, II и III сериях
Рис.1 Траектории-образцы, использованные в I, II и III сериях

Для регистрации результатов экспериментов полученные решения и все промежуточные его этапы калькировались с экрана, а соответствующие им поведенческие реакции и переговоры испытуемых регистрировались в протоколах. В экспериментах приняли участие 8 пар: 4 пары младшей возрастной группы (III класс) и 4 пары старшей возрастной группы (VIII класс). Каждая пара приняла участие во всех сериях. Всего получено 98 протоколов решений.

Показатели уровня развития наглядно-образного компонента регуляции совместного действия. Показателем уровня формирующегося регуляторного образа служил характер воспроизведения объекта-образца, оцениваемый в соответствии с ранее разработанными критериями [2]: умением партнеров координировать свои операции в совместном действии, умением сохранять сформированный способ координации и умением перестраивать его в новых условиях действия. Результативно они выражаются в показателях эффективности построения траектории движения, которую мы оценивали на основании: 1) точности соответствия построенной траектории заданному образцу и характеру допущенных искажений, 2) степени гладкости линии построенной траектории. Точность воспроизведения образца высчитывалась по степени отклонения апроксимирующей линии построенной траектории от линии траектории-образца (в угловых градусах либо в процентном выражении искажения конфигурации). Коэффициент гладкости рассчитывался как отношение средней амплитуды извилин построенной траектории к средней длине шага одной извилины. Оценка качественного характера ориентировки в условиях постепенного затруднения опоры на наглядно-образную предметность основывалась на наличии или отсутствии у них поиска иных, чем графически представленная траектория, средств фиксации и означения способа координации индивидуальных операций. Активность такого поиска являлась для нас критерием наиболее высокого уровня ориентировки - на способ действия; Мы полагали, что испытуемые, для которых форма траектории выступает в качестве знака способа действия и общего способа построения любых траекторий, успешно справятся с заданиями всех трех серий в любых условиях дозированной наглядности, считывая способ координации с вводимых ими новых знаковых средств, адекватных заданной траектории. Испытуемые, для которых траектория - единичный знак конкретного способа координации, справятся с заданиями при количественном уменьшен; и наглядности лишь в условиях отсутствия перестроек при воспроизведении формы заданного образца. Наконец, испытуемые, для которых траектория выступает только в качестве фиксации результата выполняемого совместно действия, копирующего образец, cмогут выполнить задания только в условиях полной наглядности открытого экрана.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Количественные результаты трех серий приведены в таблице. Чем меньше угол или процент отклонения, тем выше точность, чем меньше коэффициент, тем более гладкой является траектория. Сравнительная оценка результативности показывает, что в целом решения младших испытуемых значительно менее эффективны. Но внутри каждой возрастной группы наблюдается сходная динамика изменения конкретных показателей эффективности, связанная с проявлением особенностей функционирования наглядно-образных компонентов регуляции совместного действия. Примеры выполнения заданий II серии испытуемыми младшей и старшей возрастных групп приведены на рис 2 и 3.

В I серии, требовавшей организации совместности низшего первого типа (т.е. поочередного отдельного применения индивидуальных операции), все пары испытуемых обеих возрастных групп успешно справились с заданиями во всех вариациях дозирования наглядности. Согласование индивидуальных операций состоит здесь в соблюдении их правильного чередования при построении соответствующих отрезков. Коммуникация партнеров строилась главным образом на основе взаимных команд о начале и конце каждого из индивидуальных действий. Незначительные отклонения от образца, наблюдавшиеся в заданиях с закрытых экраном, проявились лишь в удлинении некоторых отрезков в точках прямоугольных перегибов и в некотором нарушении пропорций и общего размера контура в задании Б. Эти отклонения вызваны неумением отдельных испытуемых остановить исполнение своей операции сразу после попадания бегущей точки в точку перегиба. Изменение габаритов траектории в задании Б связано с отсутствием в этом задании на экране обозначений границ траектории-образца.

Усредненная эффективность решений

возраст испытуемых Экспериментальная серия Задание Показатели эффективности
  коэффициент гладкости точность формы (отклонение)
III класс (10 лет) I
Прямоугольная фигура

II
Наклонная прямая

III
Окружность

А
Б
В, Г
А
Б
В, Г
А
Б
В, Г
0
0
0
0,27
0,35
0,55
0,47
0,40
0,77
0
0
0
0
3О
13О
80 %
50 %
65 %
VIII класс (15 лет) I
Прямоугольная фигура

II
Наклонная прямая

III
Окружность

А
Б
В, Г
А
Б
В, Г
А
Б
В, Г
0
0
0
0,17
0,19
0,23
0,44
0,25
0,53
0
0
0
1,5О
1,6О
4,3О
35 %
30 %
57 %

Основная опора решений являлась наглядной. Испытуемые зрительно прослеживали проведение друг другом соответствующих фрагментов траекторий в заданиях А и Б, а в заданиях В и Г регулятивная наглядность проявлялась в визуальном совместном контролировании попаданий бегущей точки в прорези шторки, фиксирующие точку перегиба. Никаких дополнительных средств помимо сопровождающих наглядную ориентировку словесных оценок для организации совместности не использовалось, поскольку проведение ровных строго вертикальных и горизонтальных составляющих контура обеспечивает сам прибор. На долю испытуемых остается лишь визуальный контроль результативности. Эти результаты позволяют с определенностью утверждать, что наглядная опора в I серии выполняет функцию фиксации достижения промежуточных и конечного результатов индивидуальных операции и контроля за точностью работы каждого партнера.

Во II серии, требовавшей от испытуемых умения осуществлять индивидуальные операции одновременно, наблюдается иная картина. Три из четырех пар третьеклассников не смогли реально осуществить совместное действие при закрытом экране. Более того, оно давалось им с трудом и при полностью открытом экране. Поскольку в данных условиях прибор не обеспечивает автоматического проведения прямой линии, испытуемым уже недостаточно ограничиться фиксацией результата, им необходимо выработать ориентиры, обеспечивающие адекватную взаимокоординацию операций. В качестве такого ориентира они выделили наглядную форму заданной траектории в ее непосредственной представленности. Замещения наглядного представления траектории иными средствами организации совместности не наблюдалось даже в условиях закрытого экрана, не позволяющих визуально контролировать процесс взаимодействия. Поэтому младшие испытуемые могли воспроизвести наклонную прямую, сохраняя найденный способ координации на всем протяжении ее длины, лишь под непосредственным зрительным контролем за выстраиваемой траекторией (в заданиях А и Б).

Примеры выполнения различных заданий III серии парой третьеклассников
Рис.2 Примеры выполнения различных заданий III серии парой третьеклассников

Наглядный компонент регуляции совместного действия выступает при этом уже не только в качестве результативной опоры, как это было в I серии, но и как зримый индикатор согласования индивидуальных вкладов, о котором можно судить по совпадению гладкости выстраиваемой траектории и образца. В этом случае более очевидно начинает выступать связь предметного, наглядного плана со способом моторно-операциональной координации вкладов участников. Однако пока связь эта носит конкретный единичный характер, не выражая общего способа совместного действия, так как в заданных условиях испытуемым не приходится перестраивать найденный способ координации. Тот факт, что младшие испытуемые не могут сохранить сформированный способ координации индивидуальных операций в условиях закрытого экрана, с определенностью свидетельствует о том, что наглядная опора их совместного действия выступает главным образом в функции результативного копирования образца.

Примеры выполнения различных заданий III серии парой восьмиклассников
Рис.3 Примеры выполнения различных заданий III серии парой восьмиклассников

В старшей возрастной группе все испытуемые продемонстрировали понимание одновременности согласованного взаимодействия. Во всех заданиях были построены довольно четкие, прямые, достаточно точно направленные в заданные точки. При этом в заданиях с закрытым экраном точность и гладкость траекторий были тем выше, чем более активно использовались внешние опоры синхронизации индивидуальных операций, замещающие непосредственную наглядно-графическую опору. В качестве наиболее типичных таких средств выделились:

  1. голосовое интонирование, выражающее интенсивность и плавность вращения ручек прибора,
  2. словесные команды о начале и конце поворотов ручек обоими партнерами для обеспечения синхронности совместного действия, 
  3. смешанная форма, выражающаяся в «пропевании» вербальных команд.

Приведенные данные свидетельствуют о более высоком уровне организации совместности в старшей возрастной группе. Графика траектории выступает для них в качестве общей наглядно-образной модели связывания индивидуальных операций и может быть перекодирована в форму других внешних знаковых средств.

В III серии, в которой задания требовали организации совместности наиболее высокого, третьего уровня, обеспечивающего возможность многократных перестроек координации, результаты совместной работы у испытуемых обеих возрастных групп в целом оказались наименее эффективными. У младших испытуемых успешного решения задач на закрытом экране не получено ни в одном из заданий. На открытом экране, при непосредственном зрительном контроле за результатом, траектории выстраивались с сильными искажениями, характеризующимися большой извилистостью линий, а также грубым нарушением формы контура. Эти данные свидетельствуют об устойчивости функционирования наглядно-образной составляющей регуляции действия на уровне копирования заданного образца. Подтверждением этому является отсутствие поиска и попыток использования знаковых средств, замещающих визуальную опору, в экспериментальных ситуациях уменьшения возможности сличения результата с графически заданным образцом. Характерно, что у младших испытуемых по мере снижения эффективности групповой работы от I серии к III заметно изменяются и поведенческие формы коммуникации партнеров: от взаимно доброжелательного, спокойного командования началом и окончанием индивидуальных операций к отрицательно-аффективным оценкам действий друг друга, попыткам различного эмоционального воздействия на поведение другого участника (ссоры, упреки, прикрикивания), стремлению вытеснить партнера из работы, что также свидетельствует о низком уровне организации совместности.

В старшей возрастной группе две пары справились со всеми заданиями, а две пары успешно выполнили большую их часть. В эффективных решениях траектории достаточно точно соответствовали по форме, размерам и гладкости линии заданным образцам. Отклонения, наблюдавшиеся при выполнении отдельных заданий у менее эффективных пар, выражаются в основном в нарушении пропорций частей общего контура, искажении формы его фрагментов, повышении извилистости линии. При работе на закрытом экране у старших испытуемых вновь отмечается развернутое спонтанное замещение графической наглядно-образной опоры организации совместного действия дополнительными средствами: словесным формулированием схемы действия; введением мерки поворота ручек прибора; ритмическим счетом, облегчающим синхронизацию индивидуальных действий в отсутствии непрерывной обратной связи по результату взаимодействия. Оценивая вводимые испытуемыми знаки, можно сказать, что они являются менее универсальными, чем графическая форма траектории, поскольку позволяют управлять в основном процессуально-исполнительской стороной взаимодействия (синхронизацией скоростей и направлений исполнительских операций партнеров, не выражая его результативности. По-видимому, это связано с особенностями условий эксперимента не содержавшего иных возможностей регистрации результата кроме графической. Однако выраженная у испытуемых потребность использовать такие знаки и их умение найти адекватные внешние опоры организации взаимодействия свидетельствуют о проявлении рефлексивно-теоретического отношения к совместно решаемой задаче, присущем высокому уровню организации совместного действия.

АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ

Сопоставление эффективности последовательного выполнения заданий внутри каждой серии и между сериями у каждой пары испытуемых обеих возрастных групп показало, что гладкость и точность выстраиваемых траекторий в конкретных решениях зачастую расходятся. В объективно наиболее легких заданиях А, требующих обвести заданный образец, достигается высокое соответствие очертаниям контура траектории-образца, но зачастую низкой оказывается степень гладкости линии. В наиболее же трудных заданиях В и Г в условиях отсутствия полной визуальной обратной связи, наоборот, линия траектории оказывается сглаженной, но форма образца воспроизводится с сильными искажениями или не воспроизводится вообще. Наиболее эффективными по этим двум критериям оказались решения в задании Б, в котором необходимо было срисовать образец, находящийся вне экрана, с опорой на полную визуальную обратную связь. Субъективно испытуемые также отмечали наибольшее удобство совместной работы именно в таких условиях снятия напряжения, связанного с необходимостью абсолютной точности копирования. Эти результаты позволяют констатировать наличие двух тенденций соорганизации индивидуальных действий, по-разному ориентирующих взаимодействие партнеров:

  1. тенденции к точности воспроизведения натуральной формы образца и
  2. тенденции к согласованному процессу взаимодействия.

Если данные тенденции проявляются изолированно, то результат оказывается неэффективным в обоих случаях. Когда доминирует ориентация на точность воспроизведения образца, испытуемые следят за соблюдением соответствия своего результата конфигурации эталона, но упускают момент согласования операций. В результате получаемая траектория оказывается извилистой, но в целом отвечает форме предложенного образца. В случае доминирования ориентации на согласованность операций как их «чистую» синхронизацию вырисовывается противоположная картина: траектория имеет четкий, гладкий вид, но оказывается значительно искаженной по форме. В обоих случаях полноценный смысловой образ действия у испытуемых не формируется. Он оказывается функционально деформированным, фрагментарным, поскольку его предметный и операциональный компоненты выступают изолированно. Их совмещение достигается при содержательной ориентации на способ порождения траектории, которая как бы стягивает на себе обе тенденции, обеспечивая целостность регуляторного образа. Координация индивидуальных операций в этом случае строится участниками с учетом границ каждой из них в соответствии со схемой действия, заданной пространственной формой образца. Партнеры формируют представление о мере соотнесенности своих операций, носителем которой может стать уже не только графически заданный образец, но и любые соответствующие ему знаковые средства (символические, вербальные, звуковые), адекватно его отражающие. Таким образом, хотя партнеры могут связываться в ходе предметного взаимодействия вне искомого объекта, на «теле» организации совместности через координацию своих индивидуальных операций, эффективной их связь окажется только в случае соответствия отражению основных элементов задачи, формирующих исходное предметное отношение искомого объекта (разделенного в эксперименте между участниками групповой работы). Такое слияние выделенных тенденций при ориентации партнеров на способ построения траектории-образца достигается в решениях тех испытуемых, которые справляются с построением сложных траекторий в любых вариациях условий предъявления наглядности.

По-разному проявляются в выделенных трех уровнях совместного действия, определяемых доминирующей тенденцией ориентировки, и функции наглядно-образного компонента его регуляции. В первом случае он выступает в функции образа-копии заданного образца. Во втором - он фиксирует результат координирования индивидуальных операций. В третьем - является знаковой моделью общего способа совместного действия при решении задач данного класса.

ВЫВОДЫ

  1. Разработанная методика позволяет исследовать и диагностировать уровень функционирования наглядно-образных компонентов регуляции совместного решения задач на построение траектории движения на плоскости.
  2. Выделены три тенденции ориентированности регуляторного образа, обусловливающие различные уровни организации совместности действия:
    1) тенденция, ориентирующая на точность натурального воспроизведения образца;
    2) тенденция, ориентирующая на синхронизацию индивидуальных операций в совместном действии;
    3) совмещение обеих тенденций в ориентировке на способ построения любой траектории.
  3. Соответственно выделенным тенденциям проявляются уровни функционирования наглядно-образного компонента регуляции совместного действия:
    1) функция копирования графической формы образца;
    2) функция фиксирования результата конкретного согласования, синхронизации индивидуальных операций;
    3) функция знака общего способа координации операции как основы выделения схемы взаимодействия.
  4. Формирование содержательного понятия траектории движения связано с рефлексированием знаковой функции наглядно-образного компонента. Оно проявляется в феномене «переозначения» способа построения траектории в условиях отсутствия развернутой визуальной связи с графической формой результата.

 

  1. Агеев В.В., Давыдов В.В., Рубцов В.В. Опробование как механизм построения совместных действии // Психол. журн. 1985. Т6. №4. С.120-129
  2. Поливанова Н.И., Рубцов В.В., Семенова М.А. Моделирование совместных действии как метод постановки и решения учебных задач // Моделирование и оптимизация информационных процессов в развитом социалистическом обществе. Новосибирск, 1985. С.175-176
  3. Поливанова Н.И., Рубцов В.В., Семенова М.А. Рефлексия и ее роль в процессе организации и построения коллективно-распределенного действия у детей // Проблемы рефлексии: Современные комплексные исследования / Отв. ред. И.С. Ладенко. Новосибирск: Наука, 1987. С.102-113
  4. Рубцов В.В., Гузман Р.Я. Психологическая характеристика способов организации совместной деятельности учащихся в процессе решения учебной задачи // Вопр. психол. I. 1983. №5. С.48-57
  5. Якиманская И.С. Развитие пространственного мышления школьников. М., 1980 С.240

Поступила в редакцию 11.VII 1986г.   

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки