«Метод единиц» в концепции Л.С. Выготского и в современной деятельностной психологии человека

«Метод единиц» в концепции Л.С. Выготского и в современной деятельностной психологии человека // Мышление и речь: подходы, проблемы, решения: Материалы XV Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2014. - Т2.

«Метод единиц» в концепции Л.С. Выготского и в современной деятельностной психологии человека

Б.И. Беспалов МГУ им. М.В. Ломоносова Россия, Москва

Один из онтологических постулатов деятельностной психологии состоит в положении о том, что сознательная жизнь человека и ее различные компоненты представляют собой динамичные, развивающиеся психологические системы с определенными функциями и внутренней структурой. Примером психологической системы является такая высшая психологическая функция, как «логическая память», представляющая собой систему более «элементарных» функций. Она развивается в процессе осознанного, целенаправленного применения различных логически структурированных схем и правил запоминания и восстановления информации.

Другой психологической системой является речевое мышление человека, возникающее в раннем возраста (около двух лет) в результате «слияния» двух «линий развития мышления и речи, которые шли до сих пор раздельно», но после их «перекрещивания» дают «начало совершенно новой форме поведения, столь характерной для человека» (там же, с.60). Этот «переломный момент», начиная с которого речь ребенка становится интеллектуальной, а мышление - речевым, характеризуется двумя признаками. После него ребенок «начинает активно расширять свой словарь, свой запас слов, спрашивая о каждой новой вещи, как это называется», что приводит к скачкообразному увеличению запаса используемых им слов. При объединении мыслительных и речевых процессов в новую психологическую систему их изучение как изолированных и независящих друг от друга сторон, или как элементов этих систем уже не позволяет раскрывать специфические особенности и механизмы развития речевого мышления. Как отмечал Л.С. Выготский «До деталей тщательно изученная история детской фонетики» оказалась совершенно не связанной с изучением значений детских слов.

«Метод элементов», направленный на аналитическое изучение психологических систем путем их «разложения» на составляющие элементы, которые затем изучаются независимо друг от друга и от системы в целом достаточно часто применяется в психологии. Однако при изучении психологических систем возникает необходимость в разработке дополняющего его синтетического метода, который бы учитывал изменяющиеся со временем внутренние отношения между процессуальными элементами или сторонами этих систем. Такой метод включает выделение в психологической системе образующих их единиц, в которых сохранены существенные свойства всей системы в том числе благодаря тому, что противоположные стороны единиц и стороны системы связаны общим для них отношением единства, на описание или моделирование которого направлен «метод единиц».

Этот метод начал разрабатываться в 1933–1934 году Л.С. Выготским в «Лекциях по педологии» (2001) и в монографии «Мышление и речь» (1999). В этих работах Л.С. Выготский описал два метода изучения психологических систем, состоящих в выделении и изучении их элементов или единиц. С помощью «метода элементов» психологическая система «разлагается на элементы … которые не содержат в себе свойств, присущих целому как таковому» (Выготский 1999, с.11). Примером применения этого метода может служить выделение в слове звука и лексического значения с их последующим независимым изучением в фонологии и семантике. При этом свойства звуковых или графических оболочек слов и изучаемых независимо от них лексических значений уже не выражают специфику актов речевого мышления, в которых функционируют и развиваются значения слов. В результате Слово оказывается «раздробленным на две части, между которыми затем исследователи пытались установить внешнюю механическую ассоциативную связь» (там же, с.12).

Однако ассоциативная концепция связи между звуковой или графической «оболочкой» слова и его «предметным содержанием» (денотатом) не позволяет, согласно Л.С. Выготскому, раскрывать психологические механизмы развития значений слов и смысловой стороны речи, понять специфику обобщений у конкретных и абстрактных слов и пр. По Л.С. Выготскому Слово следует понимать, не как состоящее из двух независимых и ассоциативно связанных элементов (звука и значения), а как «живое единство (здесь и далее курсив мой - Б.Б.) звука и значения содержащее в себе, как живая клеточка, в самом простом виде все основные свойства, присущие речевому мышлению в целом» (там же, с.12). Не ассоциация, а отношение единства между внешней (звуковой) и внутренней (семантической) сторонами используемых в мышлении слов является ключом к пониманию механизмов функционирования и развития речевого мышления человека.

Другой метод изучения психологических систем состоит в выделении в них единиц. Единицей речевого мышления является «значение слова», которое «представляет собой далее неразложимое единство обоих процессов (мышления и речи - Б.Б.)» (1999, с.276). По Л.С. Выготскому «Первое свойство единицы заключается в том, что анализ выделяет такие части целого, которые не утратили свойств, присущих этому целому» (Выготский 2001, с.35). Он также писал, что «Под единицей мы подразумеваем такой продукт анализа, который в отличие от элементов обладает всеми основными свойствами, присущими целому, и который является далее неразложимыми живыми частями этого единства» (Выготский 1999, с.13). Из приведенных цитат можно сделать вывод о том, что единица психологической системы «далее не разложима» на части, которые также являются единицами той же системы. Однако это не совсем так, поскольку признаком «дальнейшей не разложимости на единицы той же системы» обладают только ее минимальные единицы (см. Беспалов 2014). При этом простейшие в функциональном или генетическом плане минимальные единицы системы называются ее «клеточками» (там же).

Л.С. Выготский не выделял минимальные единицы психологических систем в отдельный класс единиц и не отличал их от «клеточек» этих систем. Согласно ему «значение слова» как единица речевого мышления, представляет собой «живое единство звука и значения … содержащее в себе, как живая клеточка, в самом простом виде все основные свойства, присущие речевому мышлению в целом» (там же с.12). Выделяя в качестве единицы речевого мышления «значение слова» и называя его клеточкой, он не различал также понятия «единица» и «клеточка» системы.

Однако дальнейшее развитие понятия «единица» показало, что не все единицы психологических систем являются минимальными, т.е. не разложимыми на другие единицы тех же систем. Примером такой единицы сознательной жизни взрослого человека является его сознательная деятельность (по А.Н. Леонтьеву), в которую включены целенаправленные действия, также являющиеся единицами сознательной, поскольку обладают всеми признаками единицы, как показано в другой нашей работе (Беспалов, 2014). Компонентами действий, направленных на достижение осознанных целей, могут быть неосознанно выполняемые операции (понимаемые как осуществляемые человеком целостные акты взаимодействия предметов и средств действия), которые уже не являются единицами сознательной жизни, поскольку утрачивают специфическую характеристику этого процесса - его осознанность.

Таким образом, признак «дальнейшей не разложимости» не является необходимым для любых единиц психологических систем. Более важным признаком единицы является присутствие у нее и у системы в целом общих и существенных для их функционирования или развития свойств, что позволяет при изучении единицы получать информацию о всей системе. Необходимым признаком любых единиц (в том числе минимальных и «клеточек») является также наличие диалектического отношения единства между ее противоположными сторонами, которое подобно аналогичному отношению между соответствующими сторонами всей системы. Наличие у системы и ее единиц общего для них отношения единства между их сторонами придает им соответствующее общее свойство.

Различные высказывания Л.С. Выготского о единицах психологических систем показывают, что для него один из главных признаков единицы, состоял в наличии диалектического отношения един‑ ства между ее противоположными сторонами. Сопоставляя методы изучения психологических систем путем выделения в них единиц и элементов он писал, что второй метод «приводит к глубоким заблуждениям, игнорируя момент единства и целостности изучаемого процесса и заменяя внутренние отношения единства внешними механическими отношениями двух разнородных и чуждых друг другу процессов» (там же, с.12). По Л.С. Выготскому переживание человеком своего окружения является единицей его психической жизни лишь при условии, что оно рассматривается «как единство средовых и личностных моментов» (Выготский 2001, с.77). Вместе с тем многие последователи Л.С. Выготского, за исключением А.Н. Леонтьева и Д.Б. Эльконина, при выделении различных единиц психологических систем («орудийное действие», «переживание» и пр.) часто упускали из виду отношение единства между их противоположными сторонами, описание которого является неотъемлемой частью метода единиц.

Согласно Л.С. Выготскому, изучение психологической системы методом единиц должно «привести нас к объяснению конкретных и специфических свойств изучаемого целого». Исследование «методом единиц» речевого мышления должно «выяснить нам все конкретное многообразие, всю специфику тех отношений между словом и мыслью, с которыми мы встречаемся в повседневных наблюдениях, следя за развитием речевого мышления в детском возрасте, за функционированием речевого мышления в его самых различных формах» (Выготский 1999, с.14). Однако добиться такого результата можно лишь путем достаточно полного описания переходов между разными сторонами психологических систем и их единиц, а также путем описания или моделирования отношения единства («момента равенства») между этими сторонами, которое возникает при их взаимопереходах.

Описание различных отношений единства (генетического, функционального, логического и динамического, см. Беспалов, 2009, 2010) между разными сторонами психологической системы предполагает выяснение и моделирование переходов между аналогичными сторонами выделенных из системы единиц, что составляет одну из задач ее изучения методом единиц. При этом осуществляемые во времени и описываемые методом единиц переходы противоположных сторон и других компонентов системы из одного состояния в другое трактуются как соответствующие им психологические процессы.

Для иллюстрации сказанного рассмотрим отношение генетического единства между внешней и внутренней речью у детей младшего школьного возраста. В начальный период своего развития речевое мышление ребенка осуществляется в форме внешней социальной речи, обращенной к другим людям. Однако у взрослых людей речевое мышление может осуществляться также в форме внутренней речи, которая обращена преимущественно к себе в процессах планирования или обдумывания способов решения жизненных задач. Возникают вопросы о том, почему и как в процессе развития ребенка у него возникает внутреннее речевое мышление? Отвечая на эти вопросы Л.С. Выготский использовал предложенный Д. Уотсоном «методический прием», который «заключается в необходимости найти среднее звено, соединяющее процессы внешней и внутренней речи, звено, которое являлось бы переходным между одними и другими процессами» (там же, с.98).

По гипотезе Д. Уотсона, таким промежуточным звеном является шепот, что однако «не встречает объективных подтверждений» в наблюдениях за развитием речевого мышления у детей. Основываясь на таких наблюдениях Л.С. Выготский видит «этот переходный процесс от внешней к внутренней речи в так называемой «эгоцен‑ трической» детской речи, описанной швейцарским психологом Ж. Пиаже» (там же, с.99). Согласно Л.С. Выготскому

«Эгоцентрическая речь - это речь внутренняя по своей функции, это речь для себя, находящаяся на пути к уходу внутрь, речь уже наполовину непонятная для окружающих, речь уже глубоко внутренне проросшая в поведение ребенка и вместе с тем физиологически это еще речь внешняя, которая не обнаруживает ни малейшей тенденции превращаться в шепот или в какую–нибудь другую полубеззвучную речь» (там же, с.99).

Эгоцентрическая речь, часто сопровождающая детскую активность, помимо отмеченной Ж. Пиаже «экспрессивной функции и функции разряда» очень легко и часто становится также «мышлением в собственном смысле этого слова, т.е. принимает на себя функцию планирующей операции, решения новой задачи, возникающей в поведении» (с.99). В связи с этим Внутренняя речь возникает в рации, без сообщения о них другим людям. Однако первоначально (в генетическом плане) функцию планирования берет на себя эгоцентрическая речь, которая опосредует процесс возникновения внутренней речи и «отмирает» к начальному школьному возрасту. Можно сказать также, что эгоцентрическая детская речь, по признаку внешней выраженности равная внешней речи, а по другому (структурному) признаку подобная внутренней речи, воплощает в себе отношение генетического единства между этими формами осмысленной речи ребенка.

Литература

  1. Беспалов Б.И. Нечётко–множественные модели недизъюнктивности и субъектности психических процессов // Субъектный подход в психологии. М.: ИПРАН, 2009, С.121-136 bespalov_2009a.pdf (дата обращения: 12.09.2014).
  2. Беспалов Б.И. Психофизиологическая проблема в деятельностной психологии человека // Материалы IV международной конференции по когнитивной науке (г. Томск, 22-26 июня 2010г.). Томск: 2010. Т.1. С.171-173 bespalov_2010.pdf (дата обращения: 12.09.2014).
  3. Беспалов Б.И. Логико–семантический анализ и развитие представлений Л.С. Выготского о единицах и элементах психологических систем // Национальный психологический журнал. 2014, №2 (12). (В печати).
  4. Выготский Л.С. Мышление и речь. М.: Лабиринт, 1999.
  5. Выготский Л.С. Лекции по педологии. Ижевск: Удмуртский университет, 2001.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки