К проблеме применения близнецового метода в психологии

Разделы психологии: 
Высшее учебное заведение: 

К проблеме применения близнецового метода в психологии // Вопр. психол.- 1980. - № 2.

К проблеме применения близнецового метода в психологии

В.В. СЕМЕНОВ

НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР, Москва

В исследованиях генетических и средовых влияний на развитие того или иного признака у человека обычно используется близнецовый метод. Известно, что одним из постулатов близнецового метода является допущение о равенстве среды для членов монозиготной (МЗ) пары, имеющих идентичный генотип, и дизиготной (ДЗ) пары, генотип которых не является одинаковым и отличается так же, как у обычных братьев и сестёр в одной семье. Предполагается, что при отсутствии резких различий в окружающей среде близнецовых пар все вариации в развитии МЗ близнецов определяются наследственностью.

В последние годы появилось большое количество работ, в которых допущение о равенстве среды для МЗ и ДЗ пар подвергается сомнению. Имеются данные о том, что среда членов МЗ пары является более одинаковой по сравнению со средой ДЗ близнецов. Тем не менее необходимо признать, что в психогенетике ведутся два независимых ряда исследований: в одних анализируются отдельные переменные как окружающей, так и внутрипарной среды, оказывающие своё действие на сходства и различия в близнецовых парах, в других - без учёта своеобразия среды МЗ и ДЗ близнецов исследуются генетические детерминанты личностных переменных с применением различных тестов, вопросников и т.д. и в случае большего сходства признака у МЗ делается вывод о его наследуемости. Анализ своеобразия развития МЗ близнецов сравнительно с ДЗ и вытекающих отсюда ограничений в применении близнецового метода в психологии представляет предмет настоящей статьи.

Уже особенности пренатальной среды МЗ и ДЗ близнецов рассматриваются как факторы, могущие привести к заметным искажениям оценки относительной роли наследственности и среды в детерминации психологических признаков [3]. В ряде работ было показано, что различия, имеющиеся у МЗ близнецов в пренатальном периоде, могут являться основой для развития индивидуальных особенностей членов МЗ пары. Не являясь генетическими, эти различия сохраняются в течение жизни близнецов [10], [22], [34], [35]. Однако некоторые авторы отмечают [5], [7], что пренатальные различия в норме не вносят заметных искажений в оценку наследуемости отдельных психологических параметров. Значительно более серьёзная критика постулата о равенстве среды для МЗ и ДЗ близнецов касается несходства их постнатального развития. Далее мы сосредоточим внимание на данных об особенностях именно постнатальной среды для МЗ и ДЗ близнецов.

В уникальных экспериментальных работах Ньюмана, Фримена, Хользингера [28], Шилдса и Джуэль-Нильсеиа [26] исследовались разлученные с раннего детства  МЗ близнецы. Результаты исследования разлучённых близнецов сравнивались затем с данными совместно выросших МЗ и ДЗ близнецов [28], [33]. Преимущество таких исследований заключается в изучении генетически идентичных индивидов, выросших в различных условиях среды и не имеющих опыта близнецовых отношений. Основной рабочей гипотезой при этом является следующая: сходство партнёров МЗ пары, разлучённых в раннем детстве, обусловлено идентичным генотипом, а различия между ними - неодинаковыми условиями их развития. Оказалось, что по некоторым показателям (в частности, экстраверсии) разлучённые МЗ близнецы получили более сходные оценки, чем неразлучённые МЗ близнецы [33]. Вместе с тем, по многим другим характеристикам, раздельно выросшие МЗ партнёры получили более низкие оценки внутрипарного сходства, чем МЗ, выросшие совместно, но более высокие, чем ДЗ близнецы. На основании этих данных можно предположить, что сходство и различие некоторых психологических признаков, обнаруживаемые в обычных близнецовых исследованиях, могут быть обусловлены особенностями совместного существования близнецов, специфическими  взаимоотношениями, складывающимися между членами близнецовой пары, отношением к ним окружающих, в первую очередь родителей, и другие.

Особое положение близнецов МЗ пары в семье, своеобразие их внутрипарных взаимоотношений обусловливается различными причинами. Гиффорд с сотр. [22] рассматривают индивидуальное развитие близнецов как результат взаимодействия врождённых конституциональных различий, родительского отношения к индивидуальным различиям детей (родители могут как усиливать, так и уменьшать их значение) и отношений между самими близнецами, имеющих тенденцию либо к усилению сходства близнецов, либо к расхождению в их развитии.

Фон Браккен [13] отмечает в своём обзоре близнецовых исследований психологических функций, что особенности развития близнецов во многом зависят: от отношения родителей к близнецам, которое, как правило, отличается от воспитания и отношения к одиночнорожденным детям; от реакции окружающих людей на МЗ партнёров, подчёркивающих сходство и воспринимающих их как единое целое; и от взаимосвязанного, интимного сосуществования МЗ близнецов.

Заззо [37] считает, что при изучении психологии близнецов обычно учитываются три фактора: 1) сходство, присущее МЗ близнецам из-за идентичного генотипа; 2) сходство, которое им придаёт среда, понимаемая в широком смысле слова; 3) несходство, порождаемое распределением ролей в близнецовой паре. Заззо добавляет четвёртый фактор, который не учитывается в близнецовых исследованиях: специфическое сходство, создаваемое особой близнецовой средой, или, другими словами, близнецовой ситуацией. Согласно мнению Заззо, близнецовая ситуация порождает как сходство поведения МЗ близнецов, так и несходство в глубине этого сходства, т.е. результатом действия близнецовой ситуации является и конвергенция и дивергенция в развитии близнецов.

Таким образом, имеются данные о различии среды у МЗ и ДЗ близнецов. Для раскрытия особых механизмов, играющих роль в развитии МЗ в отличие от ДЗ близнецов, необходимо рассмотреть те конкретные условия, те элементы окружающей среды, с которыми партнеры-близнецы активно взаимодействуют, тесно связаны [8]. Такими элементами окружающей среды, как уже отмечалось, являются прежде всего специфические взаимоотношения родителей с близнецами и внутрипарная связь между партнёрами в близнецовой паре. Рассмотрим данные о некоторых условиях среды, которые могут влиять на сходство и различие МЗ и ДЗ близнецов.

ВЗАИМООТНОШЕНИЕ РОДИТЕЛЕЙ С БЛИЗНЕЦАМИ

Взаимодействие родителей со своими детьми-близнецами изучалось в основном с целью проверить, обращаются ли родители с членами МЗ пары более одинаково, чем родители, с ДЗ близнецами. Дополнительные данные могут быть также получены в тех исследованиях, в которых родители МЗ и ДЗ близнецов давали оценку личностным характеристикам своих детей. Исследования включали главным образом те семьи, в «которых близнецы не достигли школьного возраста.

Анализ сложных механизмов взаимоотношений, которые складываются в коллективе «родитель - близнец», проведён в работе Аллена с сотр. [10]. Исследование было выполнено с целью выяснить, как родители воспринимают и реагируют на объективные различия и особенности поведения каждого ребёнка в близнецовой паре. К таким различиям авторы относят, опираясь на данные своих ранних исследований [9], [17]: лёгкость адаптации к новым стимулам, уровень возбудимости, разницу в ориентации по отношению к объектам (одного близнеца привлекают социальные контакты с людьми, другого - манипуляции с предметами), степень уверенности в своих действиях и тенденцию к исследованию объекта у одного и поиск новой стимуляции и впечатлений у другого близнеца. Несмотря на поразительное сходство некоторых близнецов МЗ пар, родители осознавали даже мельчайшие различия между ними, придавали им особое значение и по-разному обращались с каждым членом близнецовой пары. Родители тонко поощряли и укрепляли в ребёнке то, что соответствовало ожидаемой от каждого близнецового партнёра роли, и ребёнок начинал вести себя в соответствии с этой ролью. Важным моментом, по мнению авторов, является разная позиция родителей МЗ по отношению к сходству партнёров: у одних - в латентной форме (до рождения детей) преувеличенное отрицание их сходства, а после рождения близнецов подчёркивание, различий между ними; у других - тенденция отрицать разницу между близнецами, избегать опасных сравнений и подчёркивать их равенство. Следует особо отметить специфичность отношения родителей к ДЗ близнецам. Из 4 пар, в которых внутрипарные различия были наиболее выражены, две были ДЗ (исследование проведено на 8 парах МЗ и 2 парах ДЗ близнецов). Дифференциация ДЗ близнецов, имеющих явно выраженные различия и дух соперничества, поддерживаемый родителями, проявляется намного ярче, чем у МЗ близнецов.

В ряде работ изучалось влияние сходства близнецов на обращение с ними родителей [18], [19], [27], [31]. В исследовании Скарр [31] было показано, что семейная обстановка и обращение родителей с близнецами в действительности более одинаковы для МЗ, чем для ДЗ близнецов. Матери оценивали своих детей по сходству внешнего вида, социального созревания, поведенческих трудностей в раннем возрасте (в кормлении, гигиенических навыках, сне и т.д.). Оценки, даваемые МЗ близнецам (23 пары), обладали большим сходством, чем оценки ДЗ {29 пар). Скарр выдвинула гипотезу, согласно которой не мнение родителей о зиготности, а генетическое сходство близнецов обусловливает поведение родителей с детьми. Для проверки гипотезы автор проанализировала данные родителей, которые имели ложное представление о зиготности близнецов, т.е. МЗ ошибочно принимались за ДЗ, а ДЗ близнецы - за МЗ. Оказалось, что обращение родителей с близнецами  соответствует истинной зиготности близнецов, а не представлению родителей о ней. Иначе говоря, большее сходство воспитания является функцией от генетического сходства близнецов, и значит, по мнению Скарр, критические замечания в адрес близнецового метода о влиянии одинаковой среды развития на сходство результатов МЗ близнецов являются необоснованными. Подтверждение этой точки зрения на большем материале сделано в работах Козна с сотр. [18] и Литтона [27].

Коэн с сотр. исследовали родительский стиль поведения в отношении близнецовых пар [18]. В экспериментах участвовали родители 181 МЗ пары и 196 ДЗ пар близнецов (102 пары ДЗ были разнополыми). возраст близнецов варьировал от 1 года до 6 лет. Данные, полученные с помощью разработанного авторами вопросника для родителей («Parent's Report»), показали, что родители МЗ близнецов проявляют тенденцию относиться к своим детям более одинаково по сравнению с родителями ДЗ пар. Обнаруженная степень сходства оказалась не связанной с тем, считают ли родители своих детей МЗ, имеют ли неправильное представление об их зиготности (т.е. принимали МЗ за ДЗ близнецов, и таких оказалось 25 пар) или неуверенны в зиготности близнецов (МЗ, в отношении которых высказана неопределённость, было 26). Тем самым представление родителей о зиготности близнецов не влияло на родительский стиль поведения в отношении с детьми-близнецами. Коэн с сотр. подчёркивает, что МЗ близнецы, которые в действительности воспитываются в относительно более одинаковых условиях, гораздо более похожи, чем ДЗ близнецы [19]. Однако, отмечают авторы, сходство МЗ партнёров может зависеть и от того, что они генетически идентичны и поэтому склонны реагировать на специфические воздействия окружающей среды одинаковым образом.

Исследование влияния внешнего сходства «близнецов на развитие их личности проведено в работе Пломина с сотр. [30]. Авторы исходили из предположения, что значительное сходство внешности МЗ близнецов должно приводить к различиям в развитии их личности за счёт стремления партнёров отличаться друг от друга и постоянных сравнений членов близнецовой пары окружающими людьми. Родители должны были дать оценку тому, как часто близнецовых партнёров принимали одного за другого родители (в раннем детстве и во время проведения эксперимента), близкие друзья и случайные знакомые. Было проведено два исследования: в первое вошли 60 пар МЗ и 35 пар ДЗ близнецов, во второе - 60 пар МЗ и 51 пара ДЗ близнецов. возраст близнецов варьировал от 2 до 6 лет. Результаты исследования показали, что МЗ близнецов чаще, чем ДЗ, принимают одного за другого. Для определения связи смешения близнецов по внешнему виду и сходства их личностных характеристик Пломин с сотр. сравнили данные оценок внешнего сходства близнецовых пар и результаты, полученные по вопроснику EASI для каждой пары [15]. Родители с помощью этого вопросника оценивали эмоциональность, активность, общительность и импульсивность своих детей. Оказалось, что большее сходство внешнего вида не делает МЗ близнецов более похожими по сравнению с ДЗ по измеренным чертам личности. На основании полученных данных авторы пришли к выводу, что неодинаковое сходство внешнего вида МЗ и ДЗ близнецов не влияет на величину оценки наследуемости, по крайней мере, при исследовании личности детей-близнецов.

На основании данных проведённых исследований можно заключить:

  1. родители более одинаково обращаются с МЗ близнецами, чем с ДЗ;
  2. членов МЗ пар чаще ошибочно принимают одного за другого по сравнению с ДЗ родители, друзья и знакомые;
  3. несмотря на заблуждения родителей относительно зиготности близнецов, к партнёрам близнецовых пар относятся так же, как к правильно классифицируемым МЗ и ДЗ близнецам, т.е. согласно их истинной зиготности;
  4. большее сходство внешнего вида и родительского отношения у МЗ близнецов не делает близнецовых партнёров (по оценкам родителей) более похожими по сравнению ДЗ по некоторым личностным характеристикам.

Последние два вывода дают основание некоторым исследователям считать, что различие среды для МЗ и ДЗ близнецов не является серьёзным препятствием для использования близнецового метода при исследовании генетических и средовых детерминант психологических признаков. На первый взгляд это противоречит предположению о влиянии более одинаковых отношений родителей к МЗ близнецам по сравнению к ДЗ на оценку наследуемости в психогенетических исследованиях. Однако в большинстве психогенетических исследований личности применяются методы, основанные на самооценке испытуемых, поэтому необходим анализ особенностей развития самооценки у близнецов. В приведённых выше работах своеобразие отношений родителей с близнецами исследуется в отрыве от общепсихологических теорий личности и не учитывается в том числе такой важный момент в развитии ребёнка, как формирование его самооценки.

В процессе становления личности ребёнка одним из центральных образований является «система я», и «...все дальнейшее формирование личности теснейшим образом связано с развитием самосознания, имеющего на каждом возрастном этапе свои специфические особенности» [1; 34]. В психологическом смысле термин «самосознание» обычно употребляется как деятельность субъекта, направленная на осознание своих поступков, переживаний, своего места в системе общественных отношений [2]. Обобщённые результаты сознания себя и эмоционально-ценностное отношение к себе закрепляются в соответствующую самооценку. Все- процессы становления и развития самосознания носят опосредованный характер, так как они возникают и развиваются в деятельности человека и в его общении с другими людьми [2]. Взаимоотношение ребёнка со взрослым является ведущим фактором развития самосознания в возрасте до 3 лет. Устойчивая самооценка в этот период еще не сложилась, и «...ребёнок стихийно принимает отношение к себе взрослого, и, таким образом, истоком первоначальной самооценки его личности является «на веру» принятое отношение взрослого» [6; 57]. Первоначальная самооценка оказывает влияние и на более позднее развитие личности. Важным моментом в развитии самосознания ребёнка является процесс осознания себя как субъекта, которое появляется вместе с употреблением местоимения «я» [1]. У близнецов наблюдается запаздывание, в сравнении с одиночнорожденными детьми, в правильном использовании местоимения «я». Предпочтительное употребление «мы» вместо «я» характерно для МЗ близнецов не только тогда, когда один из партнёров говорит от имени пары, но и от себя лично [37].

Удивительные смешения местоимений «я» и «мы», свойственные МЗ близнецам, отражают не столько трудности в освоении ими грамматических форм употребления этих местоимений, сколько особое отношение к ним окружающих людей, и в первую очередь родителей, которые обращаются с ними как с парой, тем самым оказывая влияние на формирование во многом сходной самооценки у членов МЗ пары. В связи с этим одним из центральных вопросов при исследовании среды близнецов должно стать изучение условий развития самооценки и анализ специфики её формирования у МЗ и ДЗ близнецов. Анализ взаимоотношений родителей и МЗ близнецов позволяет сделать предположение о том, что процесс формирования и становления самооценки у членов МЗ пары более одинаков, чем у членов ДЗ пары, и это может служить причиной преувеличения роли наследственных факторов в психогенетических исследованиях личности.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МЕЖДУ БЛИЗНЕЦАМИ

Своеобразие отношений МЗ близнецов с родителями является не единственным пунктом критики постулата близнецового метода о равенстве среды МЗ и ДЗ близнецов. развитие личности близнецов во многом зависит от характера взаимоотношений между партнёрами в одной близнецовой паре. Необычность форм связи близнецов друг с другом может быть предположительно объяснена отношением к ним со стороны окружающих людей как к паре, а также результатом того, что два ребёнка, находящиеся на одной стадии физического и психического развития, за редким исключением, постоянно находятся в обществе друг друга, имеют общий жизненный опыт и семейное окружение. Джозеф и Табор [24], отмечают, что для понимания развития близнецов и природы близнецовости необходимо рассматривать взаимодействие между «реакцией близнецовости» и стремлением, членов близнецовой пары к индивидуализации. «Реакция  лизнецовости» («twinning reaction») определяется как взаимная идентификация близнецовых партнёров и частичное слияние представления о себе («образа я») с представлением об объекте (со-близнеце), которое приводит к «...диффузности границ Эго между этими двумя людьми» [24; 277].

Фон Браккен [13] выделяет три момента, имеющие значение в отношении близнецовых партнёров:

  1. время, которое близнецы проводят вместе (МЗ близнецы в отличие от ДЗ описываются обычно как неразлучные);
  2. стремление однополых ДЗ близнецов к различиям, соперничеству, часто наблюдаемое и среди детей в одной семье, и стремление МЗ к «единообразию», редко встречающееся между обычными братьями и сёстрами;
  3. распределение социальных ролей в паре, которое чаще встречается у МЗ близнецов и на протяжении жизни остаётся более или менее стабильным.

Понятие «близнецовая ситуация» по-разному определяется различными исследователями, что во многом зависит от того, с какой целью оно используется тем или иным автором. Фон Браккен [13] призывает в психогенетическом исследовании психологических признаков учитывать действие близнецовой ситуации на сходство и различие результатов МЗ и ДЗ близнецов. Заззо [37], наиболее глубоко анализирующий в своей работе влияние близнецовой ситуации на развитие личности близнецов, предлагает вообще отказаться от применения классического близнецового метода при изучении генетических основ личностных особенностей человека и использовать его для раскрытия механизмов индивидуализации идентичных близнецов. В психоаналитических работах внимание уделяется главным образом соперничеству, сочетающемуся с взаимозависимостью, и образованию отдельных идентичностей [12], а также влиянию раннего опыта на дальнейшее психическое развитие близнецовых партеров [25], однако эти выводы не рассматриваются как ограничения близнецового метода.

Понятие «близнецовая ситуация» охватывает все те специфические отношения, которые складываются между членами одной близнецовой пары. Общее, что признается во многих работах, это своеобразное влияние близнецовой ситуации на сходства и различия, конвергенцию и дивергенцию в развитии личности близнецов. Тем самым близнецовая ситуация может быть одним из серьёзных источников ошибок при оценке наследуемости личностных характеристик.

Различия идентичных МЗ близнецов порождаются распределением ролей в паре, поляризующий характер которых является одним из главных факторов в индивидуализации партнёров. Фон Браккен [13] выделяет следующие функции между членами близнецовой пары: представительство в окружающем мире, когда один из близнецов: выражает мнение пары {или «министр иностранных дел» пары); доминирование в паре, при этом доминирующий близнец обладает решающим влиянием на своего партнёра; и внутреннее представительство, при котором один из партнёров является «совестью пары» (или «министр внутренних дел» пары). Аналогичной точки зрения придерживается Анастази [11]. Она выделяет роль представителя пары в общении с другими, имеющего больший интерес к социальным контактам, и роль доминирующего близнеца, который имеет тенденцию руководить и принимать решение за двоих. По мнению фон Браккена, чем теснее связь между близнецовыми партнёрами, тем сильнее распределение ролей влияет на развитие личности близнецов, что сказывается в МЗ парах в большей степени, чем в ДЗ. Автор делает предположение о том, что ролевые взаимоотношения между членами близнецовой пары оказывают поляризующее действие на близнецов и являются источником ошибки в психогенетических исследованиях экстраверсии и в противоречивых результатах при изучении доминантности.

Лидерство в близнецовых парах может принимать различные формы, при этом важное значение имеет дифференцированное отношение родителей к каждому ребёнку [10], [22], [34]. Шилдс [33], исследуя совместно выросших близнецов, отмечает связь порядка рождения, веса и роста в момент рождения и в период проведения обследования, степени экстравертированности с лидерством одного из близнецов в паре. Лидер, как правило, был рождён первым, был тяжелее и выше ростом и получил более высокие оценки по шкале экстраверсии, чем его со-близнец. Шилдс подтвердил положение о том, что различия личности МЗ близнецов во многом обусловлены их социальными взаимосвязями друг с другом. К подобному выводу пришли также Денкер [20] и Тьенари [36]. Тьенари указывает на отсутствие связи между ролевыми отношениями, сложившимися в детстве, и выявленными позднее внутрипарными различиями у близнецов.

Стиль взаимодействия между партнёрами в близнецовых парах варьирует от пары к паре и влияет на межличностные отношения с другими людьми и на развитие некоторых личностных черт самих близнецов. Некоторые данные о характере межличностных отношений МЗ близнецов были получены при исследовании зависимости тяжести невротических симптомов от внутрипарной социодинамики в близнецовой паре. Были выделены две противоположные тенденции в стиле взаимоотношений МЗ близнецов: отдаление от партнёра, проявляющееся в отчуждении, протестах, стремлении к независимости от со-близнеца, борьбе за самоутверждение; и сближение с партнёром, которое выражается в руководстве и ответственности за со-близнеца, в равноправии членов пары [23]. В соответствии с двумя тенденциями Хейгель-Эверс рассматривает четыре формы социодинамики в близнецовых парах: 1) двустороннее или одностороннее соперничество, означающее дивергенцию партнёров; 2) комплементарное соподчинение, установление социально осмысленного распределения функций, приводящее к сближению членов пары; 3) симметричность и реципрокность внутрипарных отношений, ведущие к уравновешенному партнёрству; 4) двустороннее выравнивание Отношений, или конформность установок близнецовых партнёров Характер взаимодействия близнецов друг (другом во многом определялся установка ми родителей по отношению к паре и каждому близнецу отдельно. Наибольшая степень выраженности невротических черт (согласно классификации Шепанк [32]) оказалась у близнецов, имеющих тенденцию к изоляции друг от друга, а наименьшая - при демократическом стиле взаимодействия.

Совместное сосуществование придаёт членам МЗ близнецовой пары свойства и роли, не предопределённые изначально их ранними различиями и не зависящие от их идентичной наследственности. Социальная среда играет исключительную роль в социодинамических взаимодействиях близнецов. «Отношение с другим» невозможно без некоторой формы равновесия, которая ведёт к распределению функций, комплементарности позиций партнёров [37]. Хотя незначительные различия в физических данных и особенностях поведения МЗ близнецов, имеющихся с момента их рождения, могут являться «материальной» основой будущей организации структуры пары, они не приобретают ту же значимость вне этой структуры. Заззо обращает внимание на специфичность ролевых взаимоотношений МЗ близнецов в отличие от ДЗ, которая проявляется в переменном лидерстве, когда в одних случаях лидером является один близнец, а в других - его партнёр, и в отсутствии ясно выраженных ролевых отношений при исключительно гармонических связях членов МЗ пары.

Сложный характер ролевых взаимодействий МЗ близнецов невозможно понять без анализа своеобразия сосуществования и особых условий развития личности членов МЗ пары. Существенным для становления личности близнецов является процесс идентификации себя с со-близнецом [29]. Первоначальная связь близнецов имеет симбиотический характер, при котором каждый член пары рассматривается внутри общей границы. Такая связь может сохраняться в течение жизни близнецов. Близнецы в этом случае отстают в развитии осознания себя, у них понижается личный контакт с матерью и другими окружающими их людьми. Ортмейер [29] использует понятие «We-Self» для описания «комплементарных взаиморазделяемых аспектов личности» (с.125), которое означает отсутствие у близнеца чёткой дифференциации между своей личностью и личностью со-близнеца. Различия, имеющиеся у МЗ близнецов, могут нивелироваться процессом их взаимной идентификации. По предположению Барлингам [14], процесс идентификации близнецов друг с другом основан на сходстве эмоционального опыта, и «делает идентичных близнецов «идентичными», несмотря на приобретаемые различия» (с.87). Постоянный контакт друг с другом и уменьшение социальных связей со взрослыми усиливают взаимоидентификацию партнёров близнецовой пары. Процесс идентификации детей-близнецов во многом зависит от поведения их родителей. Часто родители обращаются с близнецами как с коллективом, одевают их в одинаковую одежду, покупают одинаковые игрушки, нередко принимают одного близнеца за другого. Близнецы много времени проводят вдвоём, так как мать не может уделять им столько же внимания, сколько обычно уделяет одному ребёнку. В детстве близнецы, как правило, спят в одной кровати, живут в одной комнате. Внешнее сходство даёт возможность МЗ близнецам, даже во взрослом возрасте, мистифицировать окружающих, выдавая одного за другого [21], [37]. Комплементарность внутрипарных отношений приводит к усилению действия близнецовой ситуации и взаимозависимости близнецов, что оказывает воздействие на их психическое развитие. Близнецовый «микроклимат» влияет на формирование психических функций у детей-близнецов. У МЗ близнецов наблюдается отставание в освоении речевых навыков и возникновение интимного языка, понятного только им двоим, что приводит к задержке развития их интеллектуальной сферы [4], [37], [38].

Таким образом, своеобразие близнецовой ситуации приводит к специфике развития МЗ близнецов, к которой можно отнести трудности в формировании «образа я» каждым близнецом, внутрипарную зависимость, приводящую к комплементарному развитию личности, и нивелирование различий из-за постоянной идентификации близнецов друг с другом. Все это может привести к сходному развитию некоторых черт личности МЗ близнецов. С другой стороны, ролевые взаимоотношения между близнецами ведут к дивергентному развитию партнёров близнецовой пары и могут маскировать влияние генотипа на развитие некоторых психологических признаков.

Анализ взаимоотношений родителей с близнецами и внутрипарных связей близнецовых партнёров даёт возможность предположить отличие среды развития МЗ от среды ДЗ близнецов. Специфические связи МЗ близнецов с родителями и между собой могут привести к конвергентному развитию их личности и формированию очень сходной самооценки. Поэтому особенности развития самосознания МЗ близнецов необходимо учитывать в психогенетических исследованиях личности, в которых используется близнецовый метод. Внутрипарное сходство членов МЗ пар, традиционно интерпретируемое как результат влияния наследственных факторов, может быть обусловлено в этом случае своеобразием формирования самооценки МЗ партнёров.

Следует в заключение отметить, что в современных работах в области психогенетики намечаются две линии исследований: к первой можно отнести те, в которых близнецовый метод используется для исследования генетических и средовых детерминант поведения (метод сравнения внутрипарного сходства МЗ и ДЗ близнецов, метод разлученных МЗ близнецов, метод контрольного близнеца и некоторые другие, менее распространённые), а ко второй - работы, в которых близнецовые пары являются специальным предметом исследования, экспериментальной модели для изучения близнецовой среды, а также развития личности, социальных взаимоотношений, влияния родителей на развитие детей и др. В настоящее время, с нашей точки зрения, актуальными являются те психогенетические исследования, в который сочетается изучение генетических детерминант психологических признаков с глубоким анализом средовых переменных, влияющих на их развитие. Одним из возможных вариантов подобного исследования может служить тщательное изучение дискордантных по какому-либо признаку МЗ близнецов [16]. Возможен и другой путь - при интерпретации результатов, полученных с помощью сравнения данных МЗ и ДЗ близнецов, учитывать же известные работы о своеобразии развития МЗ партнёров.


  1. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе.— Вопросы психологии, 1978, 4, с.23-25
  2. Леонтьев А.Н. Деятельность. сознание. Личность. — М., 1975. — 304 с.
  3. Липовецкая Н.Г. Биологический аспект многоплодия. — В сб.: Особенности развития близнецов.— М., 1977, с.9-50
  4. Лурия А.Р., Юдович Ф.Я. Речь и развитие психических ироцессов у ребенка.— М., 1956, —94 с.
  5. Равич-Щербо И.В. Метод близнецов в психологии и психофизиологии. — В сб.: Проблемы генетической психофизиологии человека. М., 1978, с.22-47
  6. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии.— М., 1977.— 142 с.
  7. Штерн К. Основы генетики человека. — М., 1965. —689 с.
  8. Эльконин Д.Б. Детская психология. — М, I960. —328 с.
  9. Allen M., Pollln W., Hoffer A. Parental, birth and infancy factors in infant twin development.—Am. J. Psychiatry, 1971, v. 127, p. 1597-1604.
  10. Allen M., Greens pen    S., Pollin W. Effect perceptions on early development in twins. — Psychiatry, 1976, v. 39, No. 1, p. 65-71.
  11. Anastasy A. Differential psychology: Individual and group differences in behavior. — N. Y., 1958.— 664 p.
  12. Beit-Hallahmi B. Paluszny M. Twinship in mythology and sciense: Ambivalence, differentiation, and magical bond. — Compar. Psychiatry, 1974, v. 15, No. 4, p.345-353
  13. Bracken von H. Humangenetische Psyhologie. — In: Humangenetik, Bd. 1/2, Stuttgart, 1969, p. 1-126.
  14. Burlingham D. Twins: A study of three pairs of identical twins. — N. Y.: Univ. Press, 1952.— 94 p.
  15. Buss A., Plomin R. Temperament theory of personality development. — N. Y., 1975. — 256 p.
  16. Claridge G., Canter S., Hume W. Personality differences and biological variations: A study of twins. — N. Y.: Pergamon press, 1973. —175 p.
  17. Cohen D., Allen M., Pollin W. et al. Personality development in twins. — Am. J. Acad. Child Psychiatry, 1972, v. 11, p. 625— €44.
  18. Cohen D., Dibble E„ Grawe J. Parental style.—Arch. Gen. Psychiatry, 1977, v. 34, No. 4, p. 445-451
  19. Cohen D., Dibble E., Grawe I. Father's and mother's perceptions of children's personality. — Arch. Gen. Psychiatry, 1977, v. 34. No. 4, p. 480-487
  20. Dencker S. A follow-up study of 128 closed head injuries in twins using cot-wins as controls. — Acta psychiat. neurol. scand., 1958, v. 33, p. 1-122
  21. Engel G.L. The death of a twin: Mourning and anniversary reactions: Fragments of 10 years of self-analysis. — Internal J. Psycho-Analysis, 1975, v. 54, No. 1, p. 23-40
  22. Gifford S., Murawski B., Brazelton Т., Young G. Differences in individual development within a pair of identical twins, — Internal J. Psycho-Analysis, 1966, v. 47 (2—3), jp. 261-268
  23. Heigl-Evers A. Der Interaktionsstil und die Paar-soziodynamik bei gemeinsam aufgewachsenen erbgleichen Zwillingen. — Z. Psy-choter. med. Psychol., 1971, v. 21, No. 2, p. 51-64
  24. Joseph E., Tabor I. The simultaneous analysis of a pair of identical twins and the twinning reaction. — Psychoanalytic Study Child, 1961, v. 16, p. 275-299
  25. Joseph E. Psychoanalysis — sciense and research: Twin studies as a paradigm. —J. Amer. Psychoanalytic Ass., 1975, v. 23, No. 1, p. 3-31.
  26. Juel-Nielsen N. Individual and environment. A psychiatric-psychological investigation of monozygotic twins reared apart. — Acta psychiatrica scand., 1965, v. 40, p. 292.
  27. Lytton H. Do parents create, or res pond to, differences in twins? — Develop. Psychol, 1977, v. 15, No. 5, p. 456-459
  28. Newman H., Freeman F., Holzinger K.Twins: A study of heredity and enviro-ment.— Univ. of Chicago Press, 1937. - 369 p.
  29. Ortmeyer D. The we-self of identical twins. — Contem. Psychoanalysis, 1970, v. 6, No. 2, p. 125-142
  30. Plomin R., Willerman L., Loehlin J. Resemblance in appearace and the equal environments assumption in twin studies of personality traits. — Behav. Genet., 1976, v. 6, No. 1, p. 43-52
  31. Scan S. Environmental bias in twins studies. — In: Behav. Genetics: Method and Research. Ed. by Manosevitz M., Lindzey G., Thiessen D. — N. Y., 1969, p. 597-606
  32. Schepank H. Erb-und umvelteinflflsse bei 50 neurotischen zwillingspaaren. — Z. Psychoter. med. psychol., 1971, v. 21, No. 2, p. 41-50
  33. Shields J. Monozygotic twins brought up apart and together. — London: Oxford Univ. Press, 1962. -264 p.
  34. Smith N. Twin studies and heritability. — Human Development, 1976, v. 19, No. 1, p. 65-68
  35. Spitz R. Comment on Dr. Giffords paper. — Internat. J. Psychoanal., 1966, v. 47, No. 2—3, p. 269-273
  36. Tienari P. On intrapair differences in male twins. — With special reference to dominance-subdomissiveness. — Acta psychiatrica scand., 1966, v. 42, p. 166.
  37. Zazzo R. Les jumeaux. Le couple et la personne. — Paris, 1960, v. I—II. — 742 p.
  38.  Zazzo R. The twin condition and couple effects on personality development. — Acta Genet. Med. Gemellol, (Roma), 1976, v. 25, p. 343-352

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки