Исследование обыденных представлений о жульничестве

Разделы психологии: 

Исследование обыденных представлений о жульничестве // Мышление и речь: подходы, проблемы, решения: Материалы XV Международных чтений памяти Л.С. Выготского. - 2014. - Т2.

Исследование обыденных представлений о жульничестве

Н.П. Ячменева Институт психологии им. Л.С. Выготского РГГУ Россия, Москва

Исследование жульничества обретает значимость по многим причинам.

  • Во–первых, делает возможным расширение современной психологии своего предметного поля (в основном изучается мошенничество и личность мошенника, но нигде не фигурирует понятие жульничества).
  • Во–вторых, анализируя имеющуюся литературу можно сказать, что в проблеме нормы и девиации наибольшее внимание уделяется крайним вариантам, собственно, норме и девиации. На наш взгляд, девиантное поведение - это не некоторая данность, которая есть у человека от рождения, как, например, цвет волос, а поэтапный процесс становления человека на «кривую» дорожку. Он происходит постепенно. Данное исследование можно отнести к исследованию промежуточного этапа становления девиантного поведения: жульничество является неприемлемым в нашем обществе с точки зрения нравственности, морали и этики, но и не является девиацией (мошенничеством).
  • В–третьих, нравственные, моральные и этические нормы не являются статическими образования, но во все времена имеют первостепенное значение для человеческого общества. Глубинными и первоначальными условиями существования любого социума являются определенные правила, которым должен следовать каждый представитель. В основе этих правил лежат морально–этические представления человека о «добре и зле», которые затем воплощаются в более примитивных обществах в «табу» или запрет, а в гражданском обществе в право или закон, регулирующий человеческие отношения и обеспечивающий совместное существование огромного количества людей.

Хоть представления о «добре и зле» являются основополагающими в жизни каждого челoвека, с течением времени они претерпевают изменения. К примеру, согласно статье 3 всеобщей конвенции ООН о «Защите прав человека и основных свобод», от 10 декабря 1948 года, «каждый человек имеет право на жизнь, согласно которому никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание»[1]. В прoтивовес можно привести законы Древнего Рима, где глава семьи распоряжался жизнью, имуществом и здоровьем всех родных, слуг и рабов при доме.

Не только время оказывает влияние на морально–этические категории, но и культура. Ярким примером вышесказанного служит противопоставление нравственных оценок одних и тех же явлений представителей западной и восточной культур. Например, на Западе ценится уникальность и своеобразие человека, его стремление к индивидуальности. Именно такая модель ставится в качестве образца. На Востоке же, напротив, преобладает коллективистический тип существования, т.е. в первую очередь ценится умение быть «частью в целом», членом коллектива. Таким образом, стремление к индивидуальности здесь рассматривается, как зло, и попадает в категорию неприличного поведения.

Таким образом, обобщая вышесказанное, мы видим необходимость в разработке выбранной тематики, т.к. современные общественные ценности, преломляясь в индивидуальном сознании в ходе социализации, придают новые смыслы и значения таким морально–этическим характеристикам личности, которые ранее рассматривались как негативные. В результате чего происходит «обвал нравственности» (Б.Е. Братусь). Таким образом, при современном уровне нравственности нашего общества его развитие и укрепление законности становится невозможным.

Понятие жульничества

Одной из задач данной работы является раскрытие сущности понятия жульничества. При определении какого–либо понятия первым этапом является проработка его этимологии. слово «жульничество» является производным от русских по генезису слов «жулик», «жулье», которые впервые наблюдаются в «Толковом словаре» В. Даля.

Для объяснения слова «жулик» он использует такие дефиниции как: «воришка, плут, мошенник».

Явление жульничества имеет глубокие корни, на это указывают примеры из классической литературы: «Прошка был примитивный жулик; он грабил, как грабили в «допрежние времена»» (В. Короленко - «Прохор и студенты»); «А по моему взгляду, электрическое освещение - одно только жульничество» (А. Чехов - «Свадьба») и т.д. В буквальном смысле жульничество обозначает присвоение чужого, что невольно наталкивает на мысли об уголовном наказании.

Мы же предлагаем разводить понятия «мошенничество», которое имеет уголовно–правовую силу, и «жульничество», как обыденное понимание бесчестности и корыстности поведения. Мы предлагаем рассматривать жульничество, как не уголовную категорию, а только морально–нравственную и этическую. Т.е. это своего рода общенародная награда, как, например, «народный герой». Жулик не совершает ничего выходящего за рамки формального закона, оформленного в соответствующих документах, поэтому жульничество не несет в себе элемента наказания со стороны законодательства. Но он совершает действия за гранью того, что общество на морально–этическом уровне воспринимает как приемлемое, тем самым, наказывая жулика своим осуждением.

В данном контексте невозможно не упомянуть высказывание Д. Дидро: «Жулики - это особая категория индивидов, которая раньше других и лучше других умеет использовать любую вновь появившуюся в обществе свободу». Однако в данном высказывании не хватает ключевого момента, позволяющего отличить жульничество от, например, инновации или предпринимательства. Поэтому стоит добавить «недобросовестное использование свободы в личных целях». Другими словами, жульничество - это недобросовестное использование в личных целях открывающиеся возможности появившейся в обществе свободы путем нарушения морально–этических принципов.

Чтобы проиллюстрировать предложенное нами понимание жульничества, можно привести следующие примеры. Нельзя не отметить, что «жульничество старо, как мир», его описания можно найти в народных сказках, баснях и других литературных жанров. Вспомните сказку «Каша из топора», в которой Солдат под предлогом приготовления привычного блюда из совершенного непредназначенных для употребления в пищу ингредиентов (топор) выманивает у Бабки с Дедом весь стандартный набор продуктов для приготовления каши.

Подобные ситуации встречается не только в сказках, но и в реальной жизни. Например, каждый работающий человек сталкивается с ситуациями, когда встает выбор: либо отдохнуть, либо работать сверхурочно и доделывать необходимые отчеты и т.д. А что делать, если сверхурочная работа является добровольно принудительной, а у Вас уже есть договоренность на выходные? Про отчет всегда можно сказать, что он был сделан, но по каким–то причинам Вы не можете предоставить его в назначенный срок (завис компьютер, и данные были утеряны; Вы заболели и физически не могли его сделать к назначенному сроку и т.д.). Можно привести сколь угодно много примеров ситуаций, поведение в которых мы рассматриваем как жульничество.

Обыденные представления о жульничестве

Таким образом, мы видим, что существует достаточно тонкая грань между социально неприемлемым и уголовно–криминальным поведением. На земле нет человека, который не жульничал хотя бы пару раз в жизни. Так почему же не все попадают под уголовную ответственность? Что останавливает человека от совершения противоправных действий?

Проведенное нами исследование, направленное изучение семантического содержания обыденного сознания человека с помощью метода ассоциаций, показало следующее:

  • а) На уровне обыденного сознания люди отождествляют понятия «жульничество» и «мошенничество». 90% выборки на слово «жулик» давали ассоциации «мошенник», «вор» и т.п., на слово «жульничество» приводили ассоциации «мошенничество», «кража», «воровство» и т.п.
  • б) Были выделены основные признаки, которыми люди наделяют явление «жульничества», и, таким образом, сформулированы обыденные определения этого явления. Наиболее часто встречающимися ассоциациями со словом «жульничество» были:

Мошенничество (90% респондентов)
Обман (75% респондертов)
Лицемерие (60% респондертов)
Воровство (55% респондертов)
Преступление (50% респондертов)
Кража (45% респондертов)
Нечестная игра (45% респондертов)
Лохотрон (30% респондертов)

Кроме того, дополнительный анализ ассоциаций, сформулированных испытуемыми, позволил выделить группы понятий, связанных с «жульничеством». Среди них основными являются:

  • уголовно–правовая категория (мошенничество; кража; преступление; воровство; наказуемое деяние; шарлатанство; зона; коррупция; беззаконие и т.д.) - 55% всех ассоциаций;
  • морально–этическая категория (обман; лицемерие; нечестная игра; плутовство; уловка; надувательство; несправедливость; лживость; хитрость; отвратительный поступок; ненадежность; наивность и т.д.) - 45% всех ассоциаций.

Эти результаты позволили нам выдвинуть предположение о существовании в обыденном сознании двух качественно различных типов представлений о жульничестве. В основе первого типа лежит представление о жульничестве, как о преступлении закона, за которым следует уголовное наказание. На наличие этого понимания указывают ассоциации, относящиеся к уголовно–правовой категории.

В данном случае жульничество выступает как явление, требующее от человека преступления закона, влекущее за собой судебное наказание. В основе второго типа лежит представление о жульничестве, как безнравственном, осуждаемом с морально–этической стороны поступке, за который человека не сажают в тюрьму или выписывают штраф, но за который он осуждается обществом.

Таким образом, можно говорить о том, что в обыденном сознании существуют два различных представления о жульничестве: 1) уголовно–наказуемое деяние; 2) неприемлемое поведение с морально–этической точки зрения.


[1]Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217А (III) от 10 декабря 1948 г.), ст.3.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки