Эмоциональная оценка звуковых стимулов разной интенсивности

Разделы психологии: 
Высшее учебное заведение: 

Эмоциональная оценка звуковых стимулов разной интенсивности // Вопр. психол.- 1986. - № 1.

Эмоциональная оценка звуковых стимулов разной интенсивности

Т.А. РАТАНОВА

Наши исследования по сопоставлению индивидуальных шкал громкости звуков с силой нервной системы, выявленной с помощью двигательной методики В.Д. Небылицына - измерения времени реакции (ВР) на звуки разной интенсивности, показали, что лица с сильной и слабой нервной системой по-разному воспринимают и оценивают слабые и сильные по интенсивности раздражители. В основе этих психологических различий лежат физиологические различия слабой и сильной нервных систем. «Сильные» и «слабые» индивиды различаются по способности (возможности) их нервной системы усиливать возбуждение, следуя за усилением внешней стимуляции, т.е. характеризуются разным ростом нервного возбуждения. Сильная нервная система при усилении внешней стимуляции может продуцировать большую энергию или мощность нервного возбуждения, чем слабая, т.е. в сильной нервной системе мощность нервного возбуждения нарастает более значительно, чем в слабой [6]. Этот вывод основывается на следующих данных, полученных на нескольких выборках испытуемых [2], [3], [4].

При сопоставлении объективных и субъективных показателей (ВР, КГР и количественной - числовой, субъективной оценки), регистрируемых в одних и тех же опытах, лица с более крутым падением ВР при усилении звуков от 40 до 120 дБ (с сильной нервной системой) характеризовались большим ростом амплитуды кожно-гальванических реакций на те же звуки, большей крутизной нарастания субъективной громкости звуков до 120 дБ и меньшей субъективнойоценкой слабых и средних звуков (в диапазоне от 40 до 80 дБ), а также меньшей величиной амплитуды КГР на эти звуки. У группы индивидов со слабой нервной системой все три соответствующие кривые были более пологими, две из них - оценки субъективной громкости и амплитуды КГР - начинались выше, чем у группы индивидов с сильной нервной системой, т.е. характеризовались большей субъективной оценкой и величиной амплитуды КГР на слабые и средние звуки. Абсолютные значения амплитуды КГР и субъективные величины ощущения на сильные звуки (100 и 120 дБ) были большими у «сильных» и меньшими у «слабых» индивидов, а на звуки в диапазоне 40-80 дБ, наоборот, большими у «слабых» и меньшими у «сильных» индивидов.

Зарубежные авторы, которые обсуждают вопрос о природе индивидуальных различий, обусловливающих разную степень роста силы ощущений и величины разных реакций на стимулы возрастающей интенсивности, обращаются чаще всего к двум теоретическим концепциям. Одна из них - широко известная в зарубежной литературе концепция А. Петри [13], а затем М. Буксбаума и других ([9], [11]) об «увеличителях» и «уменьшителях», т.е. людях, увеличивающих или уменьшающих сенсорную стимуляцию, в частности болевую. По мнению А. Петри с соавторами, индивидуальные различия в переносимости боли определяются прежде всего различиями в переживании самой боли, а не только разным уровнем самоконтроля. При этом следует подчеркнуть одно обстоятельство, которое заслуживает особого внимания при решении важных теоретических вопросов специального изучения. А. Петри с соавторами рассматривала тенденцию к уменьшению сенсорной стимуляции как действующую на всех уровнях ее интенсивности. По мысли М. Буксбаума, такое уменьшение являясь своего рода фильтром, предохраняющим нервную систему от чрезмерных возбуждений, должно иметь место у некоторых индивидов только при достаточно высоких стимуляциях [10].

Другая теоретическая концепция природы индивидуальных различий в реакциях на возрастающую стимуляцию основывается на принятом в советской дифференциальной психофизиологии представлении и И.П. Павлова о свойстве силы - слабости нервной системы. Но в основе обеих теоретических концепций, по-видимому, фактически лежит одно и то же свойство нервной и системы, о чем говорилось в работе [7]. Таким образом, психологические и психофизиологические данные говорят о различном характере реакций разного рода (объективных и субъективных - ВР, КГР, вызванных потенциалов, числовых субъективных оценок) на нижнем и верхнем концах континуума стимулов у лиц с сильной и слабой нервной системой, свидетельствующих о разной силе их ощущений, имеющих место при воздействии одних и тех же стимулов.

Возникает вопрос: каково эмоциональное Восприятие (эмоциональная оценка) стимулов разной интенсивности у лиц с разной по силе нервной системой? Как эмоционально оцениваются и переносятся разные по интенсивности стимулы, и прежде всего сильные стимулы, близкие к верхнему абсолютному порогу стимулов, болевым ощущениям и гипотетическому пределу возбуждения, лицами с сильной и слабой нервной системой?

Подобных исследований по связи с силой нервной системы ни в отечественной, ни в зарубежной литературе не проводилось.

В нашем исследовании ставилась задача изучить индивидуальные различия в эмоциональной оценке, наряду с количественной (числовой) оценкой, интенсивности ощущений разных (от слабых до сильных) по громкости звуковых стимулов в связи с особенностями силы - слабости нервной системы индивидов, диагностируемой по двигательной методике В.Д. Небылицына.

МЕТОДИКА И РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕРИМЕНТОВ

У 33 испытуемых обоего пола (студентов и старших школьников в возрасте 16 - 19 лет, мужского пола 13 человек, женского - 20) вначале измерялось время простой двигательной реакции с помощью портативного нейрохронометра.Испытуемому предъявлялись звуковые стимулы частотой 1000 Гц пяти интенсивностей (40, 60, 80, 100, 120 дБ над уровнем в 0,0002 бара), подававшиеся через наушники в случайном, но одинаковом для всех порядке, по 15 раз каждый, с интервалом в 11с, после предупредительного сигнала - щелчка.

Затем испытуемые производили количественную (числовую) оценку субъективной громкости звуков пяти уровней звукового давления (по 15 раз каждого). Один звук (80 дБ) являлся стандартным, его обозначали числом 10 и показывали испытуемому до опыта три раза, а в дальнейшем его давали для оценки наряду с другими звуками. Звуки (длительностью 1с) предъявлялись в случайном порядке и оценивались испытуемыми количественно (числами), исходя из отношения по громкости между стандартным и предъявленным звуками. Каждый раз одновременно с количественной (числовой) оценкой предъявленного звука испытуемый должен был дать вербальную - эмоциональную оценку этого звука, выбирая ее из ряда предложенных экспериментатором определений (или дополняя своими определениями) в зависимости от интенсивности ощущения громкости: звук безразличный, приятный, слегка неприятный, определенно неприятный, очень неприятный, невыносимый, болезненный.

На основании полученных индивидуальных данных был вычислен коэффициент ранговой корреляции между отношением ВР 40 дБ к ВР 120 дБ (показатель наклона кривой ВР) и отношением субъективной оценки 120 дБ к оценке 40 дБ (показатель прироста громкости). Он оказался положительным и равным +0,79 (р<0,001). Таким образом, в данном исследовании, как и в предыдущих [3], [4], имело место большое соответствие между объективным (временем реакции) и субъективным показателями оценки громкости звуков в диапазоне 40-120 дБ, достаточно высокая, статистически значимая связь между ними.

На основе величины отношения ВР 40 дБ к ВР 120 дБ все испытуемые были разделены на две группы: у одних это отношение было больше медианы

отношение больше медианы у других - меньше медианы отношение меньше медианы

Затем для каждой группы испытуемых были найдены средние величины субъективных оценок громкости всех звуков, а также прироста громкости в диапазоне 40-120 дБ (табл.1).

Таблица 1 Средние величины субъективных оценок и прироста громкости в диапазоне 40-120дБ у двух групп испытуемых
Группа испытуемых Уровень звукового давления в дБ Отношение 120/40дБ
40 60 80 100 120
Сильные
слабые
0,93
1,58
4,37
5,03
10,0
10,0
23,02
20,73
55,20
41,31
65,15
29,35
Значение Стьюдента 4,562** 2,256* 0,0 1,028 2,816* 4,269**
Примечание.* — р<0,02; ** — р<0,001.

Для каждого испытуемого была также определена их типичная эмоциональная оценка звуков каждого уровня давления, а в группах «сильных» и «слабых» испытуемых было подсчитано количество оценок разного типа, соответствующих той или иной громкости звуков (табл.2).

Анализ полученных результатов показывает, что испытуемые с более крутым падением ВР при усилении звуков от 40 до 120 дБ («сильные») характеризуются большей субъективной оценкой сильных звуков, особенно звуков 120 дБ (55, 20), большей крутизной нарастания субъективной громкости звуков от 40 до 120 дБ (65, 15), но меньшей субъективной оценкой слабых звуков (40 и 60 дБ) (0,93 и 4,37). «Слабые» испытуемые отличаются, наоборот, большей субъективной оценкой слабых звуков (1,58 и 5,03), меньшей субъективной оценкой сильных звуков, особенно 120 дБ (41, 31), и меньшей крутизной нарастания субъективной громкости звуков от 40 до 120 дБ  (29, 35).

Таким образом, как и во всех предыдущих наших исследованиях ([2], [3], [4]), результаты данного исследования показывают, что лица, отличающиеся по силе нервной системы, характеризуются противоположной силой ощущений, возникающих при воздействии сильных или слабых стимулов, разным приростом силы ощущения громкости, т.е. разным ростом у них возбуждения при воздействии стимулов от слабых до сильных. Одним лицам («сильным») присущи более сильные ощущения в области сильных интенсивностей стимулов и, соответственно, больший прирост силы ощущений; другим лицам («слабым») - более сильные ощущения в области слабых интенсивностей стимулов, чем другим в этой области стимулов, и меньший прирост величины ощущений в диапазоне 40-120дБ.

Таблица 2 Эмоциональные оценки у двух групп испытуемых
Группа
испытуемых
Уровень звукового давления в дБ
40 60 80 100 120
Сильные
(17 человек)
безразл. - 12 безразл. - 5 безразл. - 1 безразл. - неприятн. -1
приятн. - 2 приятн. - 9 приятн. - 8 приятн. - 2 очень
безразл. - безразл. - безразл. -   неприятн. - 8
приятный - 3 приятный - 3 приятн. - 1 слегка болезн. - 5
      неприятн. - 5  
    слегка неприятн. - 2 невынос. - 3
    неприятн. - 7    
      опред.  
      неприятн. - 8  
Слабые
(16 человек)
безразл. - 15 безразл. - 7 безразл. - 2 безразл. и неприятн. - 3
      приятн. - 2  
безразл. - приятн. - 5 приятн. - 11 слегка очень
приятн. - 1     неприятн. - 5 неприятн. - 12
  безразл. - слегка неприятн. - 5 болезн. - 1
    неприятн. - 3    
  приятн. - 1   опред. -  
  слегка   неприятн. - 4  
  приятн. - 3      

Эмоциональное Восприятие звуков разной громкости индивидами с разной силой нервной системы представлено в табл.2.

Табл.2 отчетливо демонстрирует разный характер эмоциональной оценки слабых и сильных по громкости звуков у индивидов с сильной и слабой нервной системой, сходный с особенностями количественной (числовой) оценки громкости этих звуков.

Из 17 человек «сильных» индивидов самый слабый звук 40дБ воспринимается и оценивается как безразличный 12 испытуемыми, как безразлично-приятный - 3, а для 2 человек он является приятным. В оценке этого звука «слабые» (16 человек) были почти единодушны: 15 человек его воспринимали как безразличный, 1 - как безразлично-приятный.

Звук 60дБ большинством «сильных» индивидов (9 человек) оценивается как приятный, для пяти человек он является безразличным, для трех - безразлично-приятным. Для большой части «слабых» индивидов (7 человек) этот звук является безразличным, для одного человека - безразлично-приятным, для трех человек - слабо-приятным и для пяти человек - приятным.

Следующий звук 80дБ из 17 «сильных» индивидов два человека воспринимают как безразличный и безразлично-приятный, восемь человек - как приятный, но уже почти столько же (семь человек) - как слегка неприятный; двумя «слабыми» индивидами этот звук оценивается как безразличный, 11 - как приятный, и только три человека оценили его как слегка неприятный.

Таким образом, для большинства «сильных» индивидов самым приятным является звук 60дБ, причем имеются лица, для которых и самый слабый 40дБ звук уже вызывает приятность, а звук 80дБ в равном числе случаев является не только приятным, но и слегка неприятным. Почти для всех «слабых» индивидов звук 40дБ является безразличным, звук 60дБ в равной мере оценивается как безразличный и приятный. Но самым приятным для большинства «слабых» лиц (11 человек) является звук 80дБ, для двух - безразличным, и только три человека оценивают его как слегка неприятный.

Картина эмоциональной оценки меняется при восприятии сильных звуков.

Хотя эмоциональные оценки звука 100дБ у «сильных» и «слабых» испытуемых вроде бы близки (одинаковое количество индивидов, оценивающих этот звук как безразлично-приятный (по два человека) и слегка неприятный (по пять человек), но среди лиц с сильной нервной системой, оценивающих этот звук как неприятный, два человека, определенно неприятный - восемь, а среди лиц со слабой нервной системой этих оценок - соответственно пять и четыре. Таким образом, звук 100дБ, как и по количественной оценке, эмоционально воспринимается и оценивается как более сильный лицами с сильной нервной системой, чем лицами со слабой нервной системой.

Особенно резкие различия наблюдаются в эмоциональной оценке, как и в количественной (числовой), «сильных» и «слабых» индивидов самого сильного по громкости звука, близкого к верхнему абсолютному физиологическому порогу и болевым ощущениям при восприятии, звука 120дБ.

Этот звук лицами с сильной нервной системой ощущается и оценивается как неприятный (один человек), как очень неприятный (восемь человек), как болезненный (пять человек), невыносимый (три человека), а лицами со слабой нервной системой звук 120дБ в основном оценивается как неприятный (три человека) или очень неприятный (12 человек), и только один человек оценил его как болезненный.

Таким образом, звук 120дБ, как и по количественной (числовой) оценке, ощущается и эмоционально оценивается как гораздо более сильный звук лицами с сильной нервной системой, чем со слабой нервной системой.

Итак, в исследовании выявлена общая закономерность: эмоциональные оценки звуков разной громкости как безразличных сменяются их оценкой как приятных и далее как неприятных, очень неприятных и болезненно-невыносимых. При этом у «сильных» индивидов наблюдается тенденция к тому, что эта закономерность при усилении стимуляции наступает раньше, а у «слабых» — позднее.

В связи с полученными результатами по эмоциональной оценке звуков разного уровня громкости представляются интересными данные Дж. Худа (Hood [10]), сходные с нашими. В исследовании этого автора звуковые тоны увеличивались, начиная с уровня в 80дБ, и испытуемых (120 человек) просили сказать, когда звук для них стал неприятно громким. Затем испытуемых разделили на три группы по 40 человек в зависимости от их слуховой чувствительности, найденной путем измерения порогов: 1) с уровнем слуховой чувствительности до 2-10дБ (лучшим по сравнению с британским аудиометрическим пороговым стандартом); 2) с нулевым уровнем (0дБ) - нормальным порогом слуха по британскому аудиометрическому стандарту 1954г.; 3) с уровнем слуховой чувствительности до + 10дБ, т.е. хуже стандартного аудио-метрического порога.

Затем в каждой группе испытуемых был найден средний звук в дБ, который воспринимался ими как неприятно громкий. Оказалось, что в первой (высокочувствительной) группе им оказался звук в 104,25дБ, во второй группе - 97,5дБ, в третьей - 90,75дБ. Другими словами, лица с более острым слухом оценивают как неприятно громкие более сильные звуки, т.е. чем более остро слышится слабый звук, тем выше уровень, при котором звук воспринимается и оценивается как неприятно громкий. Возрастающая терпимость (переносимость) сильно громких звуков характеризуется параллельным увеличением в остроте слушания слабых звуков.

Эти данные Дж. Худа полностью соответствуют нашим данным, полученным в настоящем исследовании по эмоциональной оценке громкости разных звуков, и данным исследования, где объективные и субъективные показатели (по ВР и количественной - числовой - оценке) субъективной громкости звуков связывались с абсолютной слуховой чувствительностью испытуемых, полученной путем измерения абсолютных слуховых порогов [4]. Результаты этого исследования показали, что лицам, отличающимся более низкими слуховыми порогами (более высокой абсолютной слуховой чувствительностью), свойственны меньший наклон ВР на звуки от 40 до 120дБ и меньшие оценки сильных звуков. А лицам, характеризующимся более высокими слуховыми порогами (более низкой слуховой чувствительностью), сопутствуют больший наклон ВР на звуки от 40 до 120дБ и значительно большие оценки сильных звуков.

Но данные Дж. Худа и наших исследований не совпадают с представлениями В.Д. Небылицына о взаимосвязи между силой нервной системы и ее абсолютной чувствительностью и особенностями реакций нервных систем различного уровня силы на возрастающие сенсорные воздействия [1].

По мнению В.Д. Небылицына, связь между абсолютной чувствительностью и силой нервной системы выступает в виде положительного соотношения между силой нервной системы и порогами возбуждения сенсорной функции: при распределении контингента испытуемых по степени возрастания силы нервных клеток пороги возбуждения также будут иметь тенденцию к возрастанию (а чувствительность, возбудимость - к убыванию). Поэтому соотношение между верхним порогом реакции возбудимой ткани - порогом запредельного торможения - и нижним порогом возбуждения (ощущения, раздражения) является относительно постоянным и может быть записано как R/r, где R - верхний, а r  - нижний порог реакции.

Но, как показывают данные Дж. Худа и наши, соотношение между верхним порогом реакции и нижним порогом возбуждения не является константным.

Теперь необходимо остановиться на одном, выделенном автором, аспекте значения полученных результатов Дж. Худа.

Автор несомненно верно указывает, что зависимость ощущения неприятной громкости от остроты слуха имеет очевидное и важное основание для конструирования индивидуальных шкал громкости в связи с тем, что та или иная шкала будет являться валидной только для индивидов с соответствующим уровнем абсолютного слуха. Эта специфичность функции громкости в связи с уровнем остроты слуха в действительности означает, что скорость изменения громкости с интенсивностью звукового стимула не является константной функцией у всех индивидов, но имеет ту же вариабельность, что и абсолютный порог слуха, от которого, по мнению Дж. Худа, эта функция и является зависимой.

Однако нам представляется важным подчеркнуть, что причину разных индивидуальных функций громкости следует искать не в абсолютном пороге слышимости индивидов. Главная природа индивидуальных различий в функциях громкости, как показывают наши исследования, заключается в основном свойстве нервной системы - ее силе - слабости и степени роста возбуждения при усилении стимуляции. Разная острота слышимости слабых звуков сама является следствием этих особенностей нервной системы человека.

Наши и Дж. Худа экспериментальные данные совпадают и с результатами исследований А. Петри с соавторами [13], а также М. Буксбаума и других. А. Петри с соавторами, обнаружившие индивидуальные различия в переносимости (термальной) боли и, в частности, показавшие, что большую терпимость к боли показывают «уменьшители», считают, что большая терпимость к боли (наличие более высоких верхних болевых порогов) является следствием тенденции их к уменьшению сенсорной стимуляции.

По мнению М. Буксбаума и А. Пфеффербаума [10], уменьшение сенсорной стимуляции у некоторых индивидов, выражающееся в уменьшении физиологических и психологических показателей, в частности амплитуды ВП при усилении стимуляции, связано с существованием центрального механизма контроля интенсивности или сенсорного «фильтра», предохраняющего нервную систему от действия сверхсильной стимуляции, т.е. от чрезмерных возбуждений. Этот механизм «включается» у разных людей в зависимости от чувствительности нервной системы в ответ на разную интенсивность стимуляции, но достаточно высокую, чем и обусловлены наблюдаемые индивидуальные различия.

Итак, главным результатом представленного исследования по эмоциональной оценке звуков разной интенсивности является подтверждение гипотезы, что у лиц с сильной нервной системой возбуждение при сильной стимуляции сильнее и поэтому у них раньше возникает болевой порог и порог дискомфорта, а у лиц со слабой нервной системой возбуждение при сильной стимуляции слабее и поэтому болевой порог и порог дискомфорта у них появляются значительно позднее.

В исследовании мы использовали эмоциональную субъективную оценку приятности - неприятности разных по интенсивности раздражителей, как это принято в психологии, вне связи с объективными физиологическими реакциями типа ориентировочных и оборонительных рефлексов [5]. Но отметим, что в работе [8], где наряду с субъективными оценками регистрировались ориентировочные и оборонительные реакции, получены данные, сходные с нашими. Одни и те же звуковые раздражители оказывались приятными для одних и неприятными для других испытуемых. Выделились три группы испытуемых:

  1. одни оценивали как отрицательный эмоциональный тон ощущений не только сильных, но и слабых раздражителей;
  2. для других используемые разные по силе звуки оценивались, и как положительные, и как отрицательные. При этом действие звука вызывало неприятный эмоциональный тон ощущений только в случае участия оборонительного рефлекса;
  3. третьи использовали преимущественно положительные оценки не только для слабых, но и для сильных раздражителей.

Вывод авторов, что «один и тот же раздражитель в одних и тех же условиях может вызывать безразличные, неприятные или приятные ощущения», в целом совпадает с нашими данными.


1 Небылицын В.Д. Основные свойства нервной системы.  М., 1966.
2 Ратанова Т.А. Сила нервной системы и интенсивность ощущений // Вопр. психол. 1975. №5. С.34-45
3 Ратанова Т.А. Дифференциальная громкостная чувствительность, сила нервной системы и психофизические шкалы громкости // Вопр. психол. 1983. №1. С.122-129
4 Ратанова Т.А. Абсолютная слуховая чувствительность и физиологическая сила надпороговых раздражителей // Вопр. психол. 1984. №2. С.112-122
5 Соколов Е.К., Виноградова О.С. Соотношение ориентировочных и оборонительных рефлексов при действии звуковых раздражителей // Остаточный слух у тугоухих и глухонемых детей. М., 1957
6 Чуприкова Н.И. Об уточнении физиологического смысла и стандартизации двигательной методики В.Д. Небылицына по определению силы нервной системы //: Психофизиологические вопросы становления профессионала. М., 1976. С.181-207
7 Чуприкова Н.И., Ратанова Т.А. Величина ощущений, объективные реакции организма на стимулы возрастающей интенсивности и сила нервной системы // Психол. журн. 1983. Т.4. №6. С.39-47
8 Физиологические компоненты эмоций.  Ташкент: ФАН, 1980.
9 Buchsbaum M. Self-regulation of stimulus intensity: augmenting/reducing and the average evoked response // Consciousness and self-regulation advance in research. N. Y.-L., 1976. V. XXII. No. 1. P. 101-135
10 Buchsbaum M., Pfefferbaum A. Individual differences in stimulus intensity response // Psychophysiology. 1971. V. 8. No. 5. P. 600-611
11 Buchsbaum M., Silverman J. Stimulus intensity control and the cortical evoked response // Psychosomatic Med. 1968. V. 30. P. 12-22
12 Hood J.D. Observations upon the relationship of loudness discomfort level and auditory fatigue to sound pressure level and sensation level // J. Acoust. Soc. Amer. 1968. V.44. No. 4. P. 959-964
13 Petrie A., Collins W., Solomon P. The tolerance for pain and for sensory deprivation // J. Amer. Psychol. 1960. V. 73. P. 80-90