Дифференциальная громкостная чувствительность, сила нервной системы и психофизические шкалы громкости

Разделы психологии: 
Высшее учебное заведение: 

Дифференциальная громкостная чувствительность, сила нервной системы и психофизические шкалы громкости // Вопр. психол.- 1983. - №1

Дифференциальная громкостная чувствительность, сила нервной системы и психофизические шкалы громкости

Т.А. РАТАНОВА

Одной из важнейших проблем психофизики, ставшей классической, является проблема сенсорного шкалирования - установления количественной зависимости между силой ощущения и величиной объективного стимула, вызвавшего это ощущение. Вопрос о количественной зависимости между величиной стимула и соответствующей величиной ощущения связан с именем Г. Фехнера, который в своей книге «Элементы психофизики» (1860) выразил эту зависимость в виде логарифмического закона, согласно которому сила ощущения растет пропорционально логарифму величины стимула, т.е. при возрастании величины стимула в геометрической прогрессии сила ощущения возрастает в арифметической прогрессии. Этот закон основывался на предположении, что величина, обозначенная Фехнером как едва заметное различие между двумя стимулами, воспринимаемыми человеком, остается постоянной при стимулах любой интенсивности.

Считалось, что закон Фехнера незыблем, что логарифмическое соотношение применимо к любым стимулам, особенно к стимулам средней интенсивности. Но постепенно накапливались новые экспериментальные данные. В 1864г. С. Стивене на основании своих исследований, проведенных с применением звукового, светового, электрического и других раздражителей, сформулировал закон степенной зависимости силы ощущений от величины стимула. Согласно этому закону сила ощущения пропорциональна степени интенсивности стимула, т.е. с ростом интенсивности стимула ощущения изменяются значительно больше, чем полагал Г. Фехнер. По закону С. Стивенса, равные объективные стимульные отношения продуцируют равные субъективные отношения. Степенной закон получил экспериментальные подтверждения на множестве модальностей и многомерных стимулах, не имеющих физических мер измерения, в исследованиях как самого С. Стивенса и его учеников, так и его последователей в различных психологических школах, и продолжает получать подтверждения в психофизических, а также в электрофизиологических исследованиях, в том числе и на животных (В. Маунткасл, М. Мозель и др.; цит. по Г. Тамар [15]).

Методы современной психофизики отличны от методов классической психофизики. Современная психофизика применяет новые методы, разработанные С. Стивенсом и его последователями, которые называются прямыми, поскольку позволяют обозначать числами либо интенсивности стимулов, либо отношение величин интенсивностей двух стимулов.

Несмотря на свою известность и широкое практическое использование в акустике и радиотехнике, психофизика С. Стивенса подвергается существенной критике и далеко не всеми признается. Одним из существенных аргументов критиков, в частности представителей французской школы психологов (З. Пьерон, [13]), является большая интериндивидуальная вариабельность результатов прямого шкалирования.

Психофизическая литература (в основном зарубежная) свидетельствует о больших индивидуальных различиях в степени роста ощущений при усилении интенсивности стимуляции. У одних людей этот рост происходит заметно сильнее, чем у других, т.е. одни и те же стимулы воспринимаются по-разному: одни люди в отличие от других воспринимают их как более яркие, громкие, соленые и т.п. Рассмотрение индивидуального диапазона степенных функций для различных модальностей ощущений (Г. Экман и др. [18]) показало, что индивидуальные показатели степени варьируют в широких пределах, например, для громкости звуков от 0,40 до 1,10; для силы сжатия руки - от 1,30 до 3,48; для поднимаемого веса - от 1,26 до 1,75; для шероховатости - от 0,8 до 3,5 и т.д. Однако имеющаяся литература свидетельствует об определенной устойчивости этих индивидуальных различий применительно к ощущениям разных модальностей (Г. Экман и др. [18]), а также о том, что в повторных экспериментах в период от 24 ч до нескольких месяцев эти показатели не меняются (У. Энгеланн и У. Даусон [19], А. Локве [23] и др.).

Анализ литературы вскрывает и несовпадение взглядов разных авторов на вопрос о соответствии индивидуальных групповых данных психофизических функций степенной форме зависимости. Например, П. Прадхан и П. Хоффман [25] на основе исследования восприятия поднимаемых весов высказали мнение о том, что степенная психофизическая функция не охватывает большинства индивидуальных различий, в то время как групповые различия она отражает достаточно хорошо. Большинство же авторов, отмечая значительную вариативность индивидуальных экспонент, показывают соответствие индивидуальных психофизических функций разных модальностей степенной форме зависимости.

Вместе с тем многочисленная физиологическая и психологическая литература свидетельствует о значительных индивидуальных различиях в усилении организмом разных физиологических и психологических реакций при увеличении стимуляции: времени сенсомоторных реакций [7], кожно-гальванических реакций [3]; амплитуды вызванных потенциалов (М. Буксбаум [17]). Отчетливо выявились люди, для одних из которых характерна тенденция как бы усиливать («усилители»), для других - как бы уменьшать («уменьшители») силу ощущения, в частности боль, депривацию и монотонию, кинестетическую оценку ширины стержня (А. Петри, У. Коллинс, П. Соломон [24]), по-разному переносить укачивание в транспорте (Дж. Ризон [26], [27]). В экспериментах на животных выявлены значительные индивидуальные различия в выраженности компенсаторных, защитных, иммунологических реакций на сильные воздействия такого рода, как голодание, кровопотеря, физическая нагрузка, введение больших доз токсина (Ю.М. Кавецкий и др. [4], А.М. Монаенков [6]). Различна также степень роста экскреции катехоламинов - адреналина и норадреналина - при увеличении напряженности мышечной работы (М.А. Плачинта [11], [12]; М. Франкенхойзер [20]). В отечественной и отчасти в зарубежной литературе для объяснения этих различий привлекается концепция Б.М. Теплова об индивидуальных различиях по типологическому свойству силы нервной системы, основанная на павловской теории о типах высшей нервной деятельности.

Природа индивидуальной вариабельности результатов шкалирования была предметом изучения ряда зарубежных исследователей, особенно представителей шведской психологической школы Ф. Джонс и М. Маркус [21], Ф. Джонс и М. Уоскоу [22], П. Прадхан и П. Хоффман [25], Дж. Стивене и М. Гуйрао [31], С. Рул [28], С. Рул и Р. Марклей [29], Г. Экман с соавт. [18] и другие. Эти авторы условно выделяют два независимых фактора, которые определяют устойчивые индивидуальные различия испытуемых при шкалировании одних и тех же стимулов. Один из них был интерпретирован как тенденция испытуемых к использованию определенного типа ответов, в основе которых лежат различные концепции числовой оценки, различные количественные критерии. Второй фактор был интерпретирован как собственно перцептивный, связанный с особенностями сенсорной обработки сигнала в нервной системе.

Авторы ограничиваются лишь ссылкой на общую перцептивную чувствительность, характерную для индивида, наряду со специфической внутримодальной чувствительностью.

В то же время наметился другой подход к анализу природы индивидуальной вариабельности психофизических шкал (Дж. Ризон [26], [27], С. Сейлс и У. Троуп [30]). В исследованиях Дж. Ризона обнаружена положительная значащая связь между наклоном функции оценки громкости в зависимости от интенсивности стимула и наклоном времени реакции на стимулы возрастающей интенсивности, чувствительностью к укачиванию в транспорте, длительностью спирального последействия (последнее зависит от продолжительности стимуляции), а также психофизическими оценками величин других модальностей (яркость, угловая скорость зрительной цели, вес, зрительно воспринимаемая площадь и длина).

На основании полученных данных Дж. Ризон выделил две группы людей, характеризующихся разной нервной системой: «рецептивной» и «нерецептивной», которые, по его мнению, аналогичны группам «увеличителей» и «уменьшителей» А. Петри, М. Буксбаума - Дж. Силвермена и группам лиц с «сильной» и «слабой» нервной системой, по Б.М. Теплову. Рецептивность рассматривается Дж. Ризоном в качестве общей характеристики центральной нервной системы, а не какого-нибудь специфического ряда сенсорных рецепторов. Таким образом, «рецептивность» в понимании Дж. Ризона - общее свойство нервной системы, сущность которого не конкретизируется.

С. Сейлсом и У. Троупом было выдвинуто предположение, что для измерения индивидуальных тенденций к увеличению или уменьшению поступающей стимуляции более подходящим методом является не процедура кинестетического последействия, наиболее часто используемая в зарубежных исследованиях, а показатель силы нервной системы по Теплову - Небылицыну. Для подтверждения этого предположения авторами сопоставлялись индивидуальные показатели шкалы громкости и референтные показатели силы нервной системы - наклон кривой ВР при усилении стимуляции и Порог абсолютной чувствительности. Оказалось, что хотя выбранные показатели коррелировали довольно слабо, все же эти корреляции (в группе из 44 человек в пределах от +0,214, Р<0,10 до +0,290, Р<0,05) подтверждали их гипотезу.

Последнее направление исследования нам представляется наиболее важным из рассмотренных. Оно дает возможность раскрыть подлинную природу индивидуальных различий и их механизм.

Проведенный Н.И. Чуприковой [16] анализ двигательной методики В.Д. Небылицына по определению силы нервной системы позволил ей выдвинуть гипотезу, согласно которой сильные и слабые испытуемые различаются по способности (возможности) их нервной системы усиливать Возбуждение, следуя за усилением внешней стимуляции. Сильная нервная система при усилении внешней стимуляции может продуцировать большую энергию или мощность нервного возбуждения, чем слабая, т.е. в сильной нервной системе мощность нервного возбуждения нарастает более значительно, чем в слабой нервной системе. Иначе говоря, разница в мощности нервных потоков, вызываемых слабым и сильным сигналами, может быть индивидуально различной. При большей разнице в мощности нервных потоков наблюдается большая разница ВР на слабый и сильный сигналы и, следовательно, большая выраженность закона силы. При уменьшении разницы в мощности нервных потоков, наоборот, выраженность закона силы в ВР уменьшается. Если же еще иметь в виду, что интенсивность сигнала (и интенсивность ощущения) кодируется в нервной системе числом возбужденных нейронов и частотой их разрядов, то естественно предположить, что лица с большим наклоном кривой ВР при усилении стимуляции должны характеризоваться также большим ростом интенсивности ощущений. Если это так, то можно понять природу перцептивного фактора в шкалировании интенсивности ощущений, выделенного шведскими исследователями. Согласно нашим представлениям, в основе перцептивного фактора должны лежать индивидуальные различия в степени прироста мощности (энергии, силы) нервного возбуждения при усилении стимуляции. Поэтому индивидуальные различия в показателях степенной функции в определенной мере отражают подлинные различия в интенсивности ощущений, а не только различия, связанные с выбором ответов.

Для проверки выдвинутых предположений нами ставилась задача сопоставить у одних и тех же испытуемых (четыре выборки из 36, 28, 30 и 30 человек) некоторые объективные и субъективные показатели: степень (величину) нарастания субъективного ощущения громкости звуков от 40 до 120 дБ, степень укорочения времени реакций и степень увеличения амплитуды кожно-гальванических реакций - КГР (по Тарханову) при увеличении интенсивности стимула. Полученные результаты в двух группах испытуемых рассматривались подробно ранее в одной из наших работ [14].

Для шкалирования громкости звуков использовался метод количественной оценки интенсивности звуков с применением стандарта, которым служил звук 80 дБ, обозначенный экспериментатором числом 10. Для характеристики степени укорочения ВР при усилении стимуляции (показателя силы нервной системы) мы брали отношение ВР максимальное на звук 40 дБ к ВР минимальному на звук 120 дБ. Для степени роста субъективных оценок интенсивности ощущений и степени увеличения амплитуды КГР взято отношение этих показателей на звуки 120 дБ и 40 дБ. На основании индивидуальных данных вычислялись коэффициенты ранговой корреляции между этими тремя показателями. Кроме того, проводился групповой анализ результатов по ВР и КГР и субъективной оценке ощущений громкости звуков.

Сопоставление всех трех показателей выявило достаточно хорошее совпадение характера их изменений: испытуемые с более крутым падением ВР при усилении звуков от 40 до 120 дБ (сильные) характеризовались большим ростом амплитуды КГР, большей крутизной нарастания субъективной громкости звуков 100 и 120 дБ и меньшей субъективной оценкой слабых и средних звуков (в диапазоне от 40 до 80 дБ), а также меньшей величиной амплитуды КТР на эти звуки. У группы так называемых слабых все три соответствующие кривые были более пологими, но две из них - оценки субъективной громкости и амплитуды КГР - начинались выше, чем у сильных испытуемых, т.е. характеризовались большей субъективной величиной амплитуды КГР на слабые и средние звуки. Абсолютное значение амплитуды КГР и субъективной величины ощущения на звуки 100 и 120 дБ были большими у сильных и меньшими у слабых испытуемых, а на звуки в диапазоне 40-80 дБ, наоборот, большими у слабых и меньшими у сильных испытуемых. Совокупность всех полученных фактов дала основание полагать, что способность нервной системы следовать за силой внешних воздействий, усиливая Возбуждение по мере усиления внешней стимуляции, является индивидуально различной.

На следующем этапе исследования полученные данные позволили поставить вопрос о причинах индивидуальных различий в области различительной громкостной чувствительности.

Если принять, что разные люди характеризуются разной степенью усиления нервного возбуждения при усилении стимуляции, то это должно проявиться также и в условиях предельно малых (пороговых) приращений стимулов. Поэтому при прочих равных условиях те лица, у которых нервное Возбуждение (растет более значительно, должны раньше обнаруживать различие между стимулами по интенсивности, т.е. иметь более высокую различительную чувствительность. Большая степень роста возбуждения при усилении интенсивности стимуляции и лучшая различительная чувствительность должны проявиться у одних (сильных) индивидов при больших интенсивностях стимуляции, у других (слабых.) индивидов — при малых интенсивностях стимуляции.

Проверке этого предположения и было посвящено настоящее исследование, в котором изучались: 1) индивидуальные различия в дифференциальной громкостной чувствительности в области слабой (40 дБ) и в области сильной интенсивности звуков (120 дБ); 2) выявлялась связь громкостной дифференциальной чувствительности с особенностями силы нервной системы и с характером индивидуальных психофизических шкал громкости.

МЕТОДИКА И РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕРИМЕНТОВ

У 28 испытуемых обоего пола (студенты вузов в возрасте 19-25 лет) в начале опыта измерялось время простой двигательной реакции с помощью портативного нейрохронометра [10]. Испытуемому предъявлялись звуковые стимулы частотой 1000 Гц пяти интенсивностей (40, 60, 80, 100, 120 дБ над уровнем в 0,0002 бара), подававшиеся через наушники в случайном, но одинаковом для всех порядке, по 15 раз каждый, с интервалом в 11 с, после предупредительного сигнала - щелчка.

Затем испытуемые производили количественную (числовую) оценку субъективной громкости звуков пяти интенсивностей (по 15 раз каждой интенсивности). Один звук (80 дБ) являлся стандартным, его обозначали числом 10 и показывали испытуемому до опыта три раза, а в дальнейшем его давали для оценки наряду с другими звуками. Звуки (длительность 1с) предъявлялись в случайном порядке и оценивались испытуемыми количественно (числами), исходя из отношения по громкости между стандартным и предъявленным звуками.

Дифференциальная громкостная чувствительность изучалась в областях крайних уровней интенсивностей звуков: слабых (40 дБ) - I опыт и сильных (120 дБ) - II опыт с применением метода вынужденного выбора на установке, имеющей программное устройство и устройство для записи программы на магнитную пленку, к которой подключался генератор (Г 3-34) звуков определенной интенсивности и магнитофон для воспроизведения этих звуков. Испытуемым предъявлялись парные звуковые стимулы частотой 1000 Гц. Один из них (первый или второй) был всегда громче другого. Длительность каждого сигнала - 0,2с, интервал между сигналами - 0,5с, интервал между парами сигналов - 3с. Использовалось десять величин различий в паре звуков - от 0,5 до 5 дБ с шагом в 0,5 дБ. Со всеми испытуемыми опыты проводились единообразно - от использования больших различий в парах стимулов (5 дБ) к использованию маленьких различий (0,5 дБ). Испытуемые должны были определенно сказать, какой из двух звуков (первый или второй) громче. В половине случаев более громким был первый звук, в половине - второй звук. Последовательность предъявления сигналов определялась с помощью таблицы случайных чисел. Одно непрерывное прослушивание состояло из 100 пар сигналов (8 мин). В течение одного опыта при использовании всех десяти различий в парах сигналов испытуемый давал 1000 ответов. После каждого прослушивания следовал перерыв в 5 мин. Последовательность предъявления сигналов в каждом прослушивании была одна и та же. Сигналы были записаны на магнитную пленку и воспроизводились с помощью магнитофона «Маяк-203» через головные телефоны. Перед началом первого опыта было одно тренировочное прослушивание из 100 пар сигналов, где различие в паре сигналов было большое - 20 дБ. Оно являлось контрольным для проверки нормы слуха испытуемых.

Для характеристики ступени укорочения ВР при усилении стимуляции использовалось, как в предыдущих наших исследованиях (и как это принято в исследованиях по дифференциальной психофизиологии), отношение среднего максимального ВР на звук 40 дБ к среднему минимальному ВР на звук 120 дБ. В качестве показателя степени увеличения субъективных оценок величины ощущений использовалось отношение средней максимальной субъективной оценки 120 дБ к средней минимальной оценке 40 дБ.

Таблица 1 Средние величины субъективных оценок, прироста громкости в диапазоне 40 - 120 ДБ и показателя степенной зависимости у двух групп испытуемых
Группа испытуемых Интенсивность звука в дБ Отношение оценок 120/40дБ Показатель степени (n)
40 60 80 100 120
Сильные
Слабые
Значение t
0,95
1,92
3,950**
4,68
5,02
1,764*
10,0
9,96
1,422
24,82
18,71
3,478**
67,14
43,65
2,598**
92,36
27,20
3,413**
0,44
0,32
4,738***
* — Р<0,1       ** — Р<0,01      *** — Р<0,001

На основании полученных индивидуальных данных был вычислен коэффициент ранговой корреляции между отношением ВР 40 дБ к ВР 120 дБ (показатель наклона кривой ВР) и отношением субъективной оценки 120 дБ к субъективной оценке 40 дБ (показателем роста субъективной оценки громкости). Он оказался положительным и равным +0,79 (Р<0,001). Таким образом, в данном исследовании обнаружилось большое соответствие между объективным (время реакции) и субъективным показателями оценки громкости звуков в диапазоне 40-120 дБ, достаточно высокая, статистически значимая связь между ними.

На основе величины отношения ВР 40 дБ к ВР 120 дБ все испытуемые были разделены на две группы: у одних это отношение было больше медианы (ВР 40 дБ / ВР 120 дБ ≥ 1,59) (сильные), у других - меньше медианы (ВР 40 дБ / ВР 120 дБ < 1,59) (слабые). Затем для каждой группы испытуемых были найдены средние величины субъективных оценок громкости всех звуков, а также показатель степенной зависимости (n) между величиной звукового давления и субъективным ощущением громкости звука, вычисленный индивидуально по формуле

вычисленный индивидуально по формуле

полученной на основании решения двух уравнений методом наименьших квадратов, где х - интенсивность звука в дБ, деленная на 20 (без использования эталонного звука 80 дБ); у - десятичный логарифм отношения субъективной оценки того или другого звука к эталону; m - количество точек (в нашем случае 4). Эти результаты представлены в табл.1.

Анализ полученных результатов показывает, что испытуемые с более крутым падением ВР при усилении звуков от 40 до 120 дБ (сильные) характеризуются большей субъективной оценкой сильных звуков, особенно звуков 120 дБ (67,14), большей крутизной нарастания субъективной громкости звуков от 40 до 120 дБ (92,36) и большим показателем степенной зависимости (0,44), но меньшей субъективной оценкой слабых звуков (40 и 60 дБ) (0,95 и 4,68). Слабые испытуемые отличаются большей субъективной оценкой слабых звуков (1,92 и 5,02), меньшей субъективной оценкой сильных звуков, особенно 120 дБ (43,65), меньшей крутизной нарастания субъективной громкости звуков от 40 до 120 дБ (27,20) и меньшим показателем степенной зависимости (0,32) по сравнению с сильными.

Таким образом, у испытуемых, различающихся по силе нервной системы относительно возбуждения, психофизические шкалы громкости звуков отличаются разным диапазоном (размахом). Для сильных индивидов характерны удлиненные шкалы громкости (начинаются они ниже, а заканчиваются выше), для слабых индивидов - укороченные (начало их выше, конец ниже).

Полученные результаты могут рассматриваться как подтверждение гипотезы Н.И. Чуприковой о том, что способность нервной системы следовать за силой внешних воздействий, усиливая Возбуждение по мере увеличения внешней стимуляции, является индивидуально различной. Одним лицам («сильным», или «увеличителям», по терминологии А. Петри [24], а затем М. Буксбаума - Дж. Силвермена [17]), присущи более сильные ощущения в области высоких интенсивностей стимулов и соответственно больший прирост силы ощущений, другим («слабым», или «уменьшителям») - в области слабых интенсивностей стимулов и соответственно меньший прирост величины ощущений в диапазоне звуков 40-120 дБ.

Рассмотрим результаты экспериментов по изучению громкостной различительной чувствительности. Обработка этих экспериментов состояла в вычислении у каждого испытуемого процента правильных ответов, полученных при прослушивании ряда каждого из десяти различий в паре стимулов (Р). Величины Р для каждого различия стимулов переводились в значения нормированных отклонений по таблицам нормального распределения. Показателем индивидуальной громкостной различительной чувствительности отдельно в области слабой и сильной интенсивности звуков служило среднее значение d' для десяти различий стандартного стимула и отклонений от него, которое находили по формуле d' =Z / 1,4 (К.В. Бардин [1]).

Таблица 2 Среднее значение d' в области слабой (40дБ) и сильной (120дБ) интенсивности звуков двух групп испытуемых и по выборке в целом
Группа испытуемых Интенсивность звуков в ДБ
40 120
Сильные
Слабые
Значение t
Среднее по выборке
0,691
1,250
1,640*
0,970
2,560
2,355
1,041
2,398
* — Р<0,20

Результаты экспериментов по дифференциальной громкостной чувствительности были подвергнуты анализу по группам и корреляционному анализу. Средние значения d' в двух областях интенсивностей звуков у двух групп испытуемых, различающихся по силе нервной системы, и по выборке в целом представлены в табл.2.

Из таблицы видно, что сильные испытуемые, по сравнению со слабыми, характеризуются почти в два раза худшей различительной чувствительностью в области звуков слабой интенсивности (40 дБ) (d'40=0,691) и тенденцией к лучшей различительной чувствительности в области сильных звуков (d'120 = 2,560). Слабые испытуемые, наоборот, отличаются лучшей различительной чувствительностью в области звуков слабой интенсивности (d'40= 1,250) и тенденцией к худшей - в области звуков сильной интенсивности (120 дБ) (d'120 =2,355).

На основании полученных средних индивидуальных значений d' был вычислен коэффициент ранговой корреляции между значениями d' для самых слабых (40 дБ) и самых громких звуков (120 дБ). Величина коэффициента корреляции (—0,018) показала отсутствие связи между средними показателями громкостной различительной чувствительности в области слабых и громких звуков в целом по выборке. Однако анализ ранжирования испытуемых по показателям d' в области слабых и сильных звуков показал, что близкие ранги по d' в двух областях громкости звуков обнаруживают незначительное число испытуемых. Только у 6 человек, что составляет 21,4% выборки, расхождение рангов не превышает трех единиц. У остальных же 22 (78,6%) испытуемых наблюдается более или менее выраженная тенденция к обратной зависимости между величиной d' в области слабых и сильных интенсивностей звуков. Коэффициент корреляции между двумя величинами d' для этих 22 человек равен - 0,317 (Р<0,10).

Если принять, что одинаковая различительная чувствительность в области слабых и сильных сигналов имеет место, когда расхождение рангов не превышает 6 единиц, то при таком менее жестком подходе одинаковая чувствительность наблюдается у 9 человек (32,1% выборки), а отрицательный коэффициент корреляции между двумя показателями d' у оставшихся испытуемых, 19 человек (67,9% выборки), становится равным - 0,428 (Р<0,05). Это означает, что для большинства испытуемых характерно следующее: испытуемые, имеющие меньшие значения d' (худшую различимость) для слабых (40 дБ, близко к пороговой интенсивности) звуков, показывают большие значения в ряду d' (лучшую различимость) для сильных звуков, и, наоборот, испытуемые, имеющие большие значения d' (лучшую различимость) в области слабых (40 дБ) звуков, показывают меньшие значения d' (худшую различимость) в области сильных звуков (120 дБ).

Таким образом, в нашем исследовании обнаружено существование у большинства (примерно у 70%) испытуемых обратной связи между показателем (d') различительной чувствительности в области слабых (40 дБ) и в области сильных по интенсивности звуков (120 дБ). Примерно у 30% испытуемых выявилась прямая связь между показателем различительной чувствительности в области слабых и сильных звуков. Причем соответствующие данные относительно трех человек с хорошей различительной чувствительностью, трех человек с плохой чувствительностью и трех - со средней чувствительностью имели место на обоих концах шкалы громкости звуков.

Затем были вычислены коэффициенты ранговой корреляции между средними d' для 40 дБ и тремя следующими показателями: показателями силы нервной системы, роста ощущения громкости звуков от 40 до 120 дБ и абсолютной субъективной оценкой громкости звуков 40 дБ. Первый и второй коэффициенты корреляции для всей выборки из 28 человек оказались отрицательными (первый, равный —0,296, значимый при Р<0,05; второй, равный —0,304, значимый при Р<0,05), третий коэффициент корреляции был положительным (равный +0,435, значимый при Р<0,01). Для 22 испытуемых (при исключении из выборки 6 человек с равной различительной чувствительностью во всем диапазоне звуков) эти коэффициенты корреляции были соответственно равны: —0,364 (Р<0,05), —0,278 (Р<0,10), +0,352 (Р<0,05).

Коэффициенты корреляции, как и групповые данные, говорят о том, что индивиды со слабой нервной системой, имеющие небольшой наклон кривой ВР, небольшой рост субъективных оценок громкости звуков от 40 до 120 дБ, но бóльшие абсолютные субъективные оценки слабых звуков, имеют тенденцию к бóльшим значениям d' (лучшую различимость громкости) в области слабой интенсивности звуков. Индивиды с сильной нервной системой характеризуются противоположными отношениями в области слабых (близких к пороговым) звуков, т. е. индивиды, имеющие большой наклон ВР (от 40 да 120 дБ), бóльший рост субъективной громкости и меньшие абсолютные субъективные оценки звуков (40 дБ), отличаются меньшими значениями d' - имеют худшую различимость громкости в этой области.

Затем таким же образом были взяты средние индивидуальные значения d' для звуков 120 дБ и вычислены коэффициенты корреляции с показателями силы нервной системы, роста субъективной оценки громкости звуков от 40 до 120 дБ и абсолютной оценкой громкости звуков 120 дБ. Для всей выборки из 22 человек эти коэффициенты корреляции оказались положительными, но незначительными. И только у группы из 19 человек проявилась более значительная, положительная связь; соответствующие коэффициенты корреляции оказались равными +0,370 (Р<0,10), +0,473 (Р<0,025), +0,348 (Р<0,10). Таким образом, в области сильных звуков (120 дБ) преимущества по различительной громкостной чувствительности имеют испытуемые с сильной нервной системой, а не со слабой.

Как известно, основной характеристикой работы любого анализатора и нервной системы в целом является чувствительность. Она определяется абсолютной и дифференциальной чувствительностью. Величина абсолютной чувствительности является величиной, обратной нижнему абсолютному порогу, т.е. минимальной величине раздражителя, вызывающего едва заметное его ощущение. Величина раздражителя, превышающая по интенсивности некоторый предел, вызывающая боль и нарушающая деятельность анализатора, называется верхним абсолютным порогом чувствительности. Интервал континуума стимулов от минимальной до максимальной интенсивности, ощущаемой адекватно, определяет диапазон чувствительности анализатора, или, по выражению Б.Ф. Ломова, «размер его шкалы» [5].

Величиной, характеризующей дифференциальную чувствительность нервной системы, является дифференциальный порог, или Порог различения. Он определяется минимальным различием между двумя раздражителями, которое вызывает едва заметное различие ощущений. Сравнивая анализатор с измерительным прибором, Б.Ф. Ломов [5] пишет, что если абсолютные пороги определяют общую длину «шкалы анализатора», то дифференциальные - величину ее «делений».

Фактически дифференциальная чувствительность в связи с особенностями силы нервной системы в отечественной, а тем более в зарубежной литературе не исследовалась. Можно назвать только работы М.Н. Борисовой [2], определявшей дифференциальные слуховые пороги в связи с изучением концентрированности возбуждения у индивидов с сильной и слабой нервной системой.

Н.М. Пейсахов, основываясь на образной характеристике абсолютной и дифференциальной чувствительности, данной Б.Ф. Ломовым [5], высказывает предположение, что «сильные» индивиды (с низкой исходной чувствительностью) обладают шкалой большой длины, с большими интервалами между делениями на этой шкале, причем уменьшающимися на верхнем конце шкалы. «Слабые» индивиды (с высокой исходной чувствительностью) характеризуются короткой шкалой с небольшими делениями, но увеличивающимися на верхнем конце шкалы.

Низкая возбудимость сильных в зоне пороговых интенсивностей препятствует тонкому различению сигналов, но, имея длинную шкалу, с приближением к ее верхнему концу (к сильным интенсивностям) они сильнее наращивают Возбуждение и характеризуются уже меньшей величиной делений и лучшей различительной чувствительностью.

Полученные нами факты, касающиеся дифференциальной громкостной чувствительности на разных концах континуума стимулов, для большинства испытуемых выборки соответствуют предположению Н.М. Пейсахова. Но, очевидно, дело с дифференциальной громкостной чувствительностью обстоит гораздо сложнее, так как оказалось, что имеются индивиды с одинаковой (причем с плохой, средней и хорошей) различительной чувствительностью к стимулам и слабой, и сильной интенсивности.

  1. Бардин К.В. Проблемы порогов чувствительности и психофизические методы. — М., 1976. - 395с.
  2. Борисова М.Н. Индивидуальные различия в порогах различения громкости звуков. — В сб.: Типологические особенности высшей нервной деятельности человека, т. V. М., 1967, с.183-196.
  3. Ермолаева-Томина Л.Б. К вопросу об использовании кожно-гальванического показателя для определения типологических свойств нервной системы человека. — В сб.: Типологические особенности высшей нервной деятельности человека, т. III. M., 1963, с.81-92.
  4. Кавецкий Ю.М., Солодюк Н.Ф., Вовк С.И., Красновская М.С, Дзгоева Т.А. Реактивность организма и тип нервной системы. — Киев, 1961. - 321с.
  5. Ломов Б.Ф. Человек и техника. — Л., 1963. - 265с.
  6. Монаенков А.М. Иммунологическая реактивность и тип нервной системы. — Л., 1970. - 262с.
  7. Небылицын В.Д. Основные свойства нервной системы человека. — М., 1966. - 383с.
  8. Орлов Ю.М. Таблицы курса математической статистики для психологов и педагогов. — М., 1972. - 158с.
  9. Пейсахов Н.М. Психологические и психофизиологические особенности студентов. — Казань, 1977. - 296с.
  10. Пейсахов Н.М., Кашин А.П., Баранов Г.Г., Вагапов Р.Г. Методы и портативная аппаратура для исследования индивидуально-психологических различий человека. — Казань, 1976. - 237с.
  11. Плачинта М.А. Гидрокортизон, катехоламины и артериальное давление при физической нагрузке. — Физиология человека, 1978, т. 4, №1, с.46-52
  12. Плачинта М.А. Сила нервной системы и характер вегетативных изменений у нетренированных людей при физической нагрузке различной интенсивности. — Вопросы психологии, 1978, №4, с.139-142
  13. Пьерон З.А. Психофизика. — В сб.: Экспериментальная психология / Под ред. П. Фресса и Ж. Пиаже, вып. I. M., 1966, с.241-313
  14. Ратанова Т.А. Сила нервной системы и интенсивность ощущений. — Вопросы психологии, 1975, №5, с.34-45
  15. Тамар Г. Основы сенсорной физиологии. — М., 1976. - 520с.
  16. Чуприкова И. И. Об уточнении физиологического смысла и стандартизации двигательной методики В.Д. Небылицына по определению силы нервной системы. — В сб.: Психофизиологические вопросы становления профессионала. М., 1976, с.181-207
  17. Buchsbaum M. Self-regulation of stimulus intensity: augmenting/reduing and the average evoked response. — Consciousness and selfregulation advances in research. — N. Y. — L., 1976 v. XXII, N 1, p.101-135
  18. Ekman G., Hosman J., Lindman R., Ljungberg L., Akesson C. Interindividual differences in scaling performance. — Reports of the Psychological Laboratories the University of Stockholm, 1967, № 241, p.1-10
  19. Engeland W., Dawson W. Individual differences in power functions for a week intersession interval. — Perception and Psychophysics, 1974, v. 15, N 2, p.349-352
  20. Frankenhaeuser M. Behavioral efficiency related to adrenaline release. — Reports of the Psychological Laboratories the University of Stockholm, 1968, N 268, p.1-8
  21. Jones F.N., Marcus M.J. The subject effect in judgments of subjective magnitude. — J. Exp. Psychol., 1961, v. 61, p.40-44
  22. Jones F.N., Woskow M.N. On the relationship between estimates of magnitude of loudness and pitch. — The Amer. J. Psychol, 1962, v. 75, p.669-671
  23. Logue A.W. Individual differences in magnitude estimation of loudness. — Perception and Psychophysics, 1976, v. 19 (3), p.279-280
  24. Petrie A., Collins W., Solomon P. The tolerance for pain and for sensory deprivation. — J. Amer. Psychol., 1960, v. 73, p.80-90
  25. Pradhan P.L., Hoffman P.J. Effect о spacing and range of stimuli on magnitude estimation judgments. — J. Exp. Psychol., 1963 v. 66, N6, p.533-541
  26. Reason J.T. Individual differences in auditory reaction time and loudness estimation. — Percept, and Mot. Skills, 1968, v. 26, p.1089-1090
  27. Reason J.T. Some correlates of the loud ness function. — J. of Sound and Vibration 1972, v. 20 (3), p.305-309
  28. Rule S.J. Subject differences in exponent; of psychophysical power functions. — Percept and Mot. Skills, 1966, p.1125-1126
  29. Rule S.J., Marcley R.P. Subject differences in crossmodality matching. — Perception anc Psychophysics, 1971, v. S, p.115-117
  30. Sales S.M., Throop W.F. Relationship between kinesthetic aftereffects and "Strength of nervous system".— Psychophisiology, 1972 v. 9, N 5, p.492-497
  31. Stevens J., Guirao M. Individual loudness functions. — J. of the Acoustical Society of America, 1964, v. 36, p.2210-2213

Поступила в редакцию 18.XII 1981г.   

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки