Оппанируя Альфриду Лэнгли

Оппонируя Альфриду Лэнгли

Н.М. Ильин

Санкт-Петербург
2015 год.

«Нужно переосмыслить роль аффективности и эмоциональности в антропологии, 
 чтобы установить большее соответствие между теорией и практикой. 
 А. Лэнгле.   

Альфрид Лэнгле в своей монографии предпринял попытку проанализировать  возникновение эмоциональности и проследить посредством экзистенциального анализа, как она связана с переживанием ценности.

Основой в подходе к рассмотрению основного постулата он находит в такой категории как чувства.

Он характеризует их как изменчивые, безграничные и исключительно субъективные и в тоже время из-за постоянного присутствия и сильного влияния чувств на человека и жизнь в психологии их считают такими же реальными, как человеческое тело!

Он видит назначение чувств как позитивную реальность. Его оценка их как к внутренним переживаниям, которые возникают под влиянием извне, определяет его подход к экзистенциальному анализу.

Правда он считает, что чувства это сила (власть) с которой надо считаться, это основа и сила мотивации. По его мнению их трудно просчитать, взвесить, изменить, потому что они безграничны и исключительно субъективны!

Более конструктивным нам представляется его положение, что чувства как индикаторы через эмоциональное состояние и настроение оценивают восприятие жизни. Далее автор на примере эмоционального состояния страха, неуверенности, сомнения в самооценке, печали и чувства одиночества говорит, что человек ведет борьбу против чувств, стремиться их понять, ищет их причину, так как воспринимает их только как угрозу!

Если на первом этапе чувства индицируют жизненные условия через восприятие, то далее, на втором этапе, после занятия позиции вовне, человек занимает позицию вовнутрь, по отношению к самому себе, к собственным чувствам. Поэтому они имеют указательный характер. Их задача «привязать» нас к нашему телу и нашей истории и выработать отношение к жизненным условиям внешней среды.

Он выделяет еще одну группу чувств, которую он назвал эмоциональным фоном. Они имеют другие истоки, возникает из реальной внешней среды. Это сопровождение внешней реальности, как внутренний образ внешней действительности.

По его мнению, обращение к другому приводит человека в состояние открытости. То что трогает и стимулирует нас – это ценности экзистенции.

А. Лэнгле выводит постулат, что цель экзистенциального анализа – восстановить или «укрепить» открытость человека для самого себя и для диалогического обмена с миром.

Он исходит из представления, что переживание никогда не является переживанием события, но также переживанием самого себя.

В категории переживания он (АЛ.) находит важное условие для экзистенции: для индивидуально формулируемой, диалектически открытой жизни в «мире». Он интерпретирует переживания как отражение открытого диалога с ситуацией, когда в процессе восприятия и обработки внешней среды связывается с важными внутренними силами и внутренней информацией.

Другой оценкой переживания он считает, что - это восприятие с аффективным резонансом, то есть со способностью эмоционально реагировать на воспринимаемую информацию.

В тоже время А.Л. с позиций экзистенциализма относит переживания к процессу или феномену, который возникает как целое и больше не изменяется и не углубляется.

Следуя своей концепции, он считает, что каждое переживание начинается с непосредственной аффецированности, как первичная эмоция и представляет собой основу для ответа из внутренней сущности, что он называет эмоциональностью как противопоставление аффекту. Этот процесс восприятия конкретной ситуации он назвал интериоризацией, когда восприятие превращается в образы. На этом этапе присутствуют также по его мнению когнитивные процессы, а именно в понимании и занятии определенной позиции.

Эмоциональная качественная репрезентация содержания переживания это проявляющаяся самость, в отношении человека к собственной жизни и к ощущаемой самоценности, что проявляется в категории субъективной ценности. Особо значимо выделенная им базовая ценность, как отношение к собственному бытию, бытию в мире, которое и есть «жизнь».

Анализируя первичную эмоциональность, он говорит о том, что она возникает спонтанно и неосознанно и что это ощущение внутренней и внешней взволнованности. Основой для нее является стечение субъективных и объективных переменных. Отсюда он выводит категорию впечатления как переживаемую целостность, состоящую вначале из спонтанного чувства, импульса, как первичной активной реакции и содержания как феномена основанного на впечатлении информации, послания, «высказывания» со стороны объекта.

В заключительной части Альфрид Лэнгли говорит, для интеграции эмоции мышление и значимость разума не являются определяющими факторами, но он не отрицает когнитивную направляющую опыта, также индивидуальное и культурное богатство.

*

Оппонируя автору по содержанию необходимо конспективно осветить основные положения экзистенциализма Мартина Хайдеггера.

Разработанное им методологическое понятие – феноменология определило основы такого учения как экзистенциализм.

феноменология фундировано осознаваемыми актами экзистирования. Выделение осознания как атрибута экзистенции и обязательным условием сущности индивида является исключительным достоинством его учения. Бытие-в-мире подразумевает осознавание, принятие того, что вне меня – это трансцендентное сознание, у него нет «содержания» и этот феномен называют «полем сознания».

М.Х. вводит основную категорию Dasein которая с позиций методологии отражает бытийность индивида, устанавливает множество новых категорий.

Присутствие – экзистенциальное индивидуальное пространство, как категория и как атрибут бытия сущего, наполненное смыслом, невозможно без временности (тоже категория Dasein). Интенциональность экзистенции определяется прошлым, его осознанного толкования и интуиции.

Сформировавшаяся «пространственность мира» выступает как экзистенциал и его атрибутом «реальность», создавая в субъективном мире индивида эмоционально окрашенное осознаваемое  представление о «мире». Отсюда, эмоциональность определяется только как атрибут значимости.

В онтическом порядке сущего и в онтологическом порядке бытия М.Х. не определяет существенного места чувствам и их производным.

А. Лэнгле удивлялся, почему Франкл в онтологии Шелера оставил без внимания чувства и аффекты. Необходимо добавить, что другие основоположники экзистенциализма аналогичны в оценке чувств и относят это понятие только к атрибутам, которые индицируют метаморфозы экзистенциальной жизни ее категорий от сущности до Dasein – по вертикали и присутствия, причастность, отношения памяти… по горизонтали.

чувства, индицируя экзистенциальный процесс, не могут оказывать стойкое влияние на экзистенцию, а только отражаться «психикой», выделенной М.Л. как категорией, «духовной», выполняющей функцию «зеркала».

Эта образность объясняется Мартином Хайдеггером в его онтологии как «ментальный образ», которые суть-результаты самопроизвольной интенции моего экзистенциального сознания.

«сознание есть сопровождение сущности к бытию».

осознание бытийности как присутствия, как открытость сущности, фундировано мыслительными понятиями, которые осознаются как самость, то есть когнитированы.

Особо необходимо остановиться на категории А.Л. эмоциональности, в его понимании как ощущении внутренней и внешней взволнованности и ее роли как проводника в глубину экзистирования человека.

экзистенциализм предлагает категорию зистенциальной тревоги как трансцендентное состояние постоянного присутствия в настоящем и права на будущее. Степень выраженности этой категории определен «пониманием», согласием между «моим миром и его миром» При угрозе функционирования Экзистенциального состояния уровень тревоги в поле сознания понимается как угроза и приобретает качества категории страха.

Альфрид Лэнгли понимает чувства как силу, оказывающую стойкое влияние на экзистенцию, как большее чем абстрагирующее мышление и даже их осознание, что противоречит его понятию феномена, как информацию, послание осознанного и неосознанного.

Отделяя чувства от когнитивного процесса. А.Л. схематизирует экзистенциальный анализ, отрицая дуалистический принцип экзистенции, но с их качествами неразделимости субъективности, что соответствует его оценке чувств, как изменчивые, своенравные, неустойчивые, безграничные и исключительно субъективны и т.д. понимание чувств вне временности, вступает в противоречие с непосредственным переживанием, оценкой качества воспринимаемого объекта, его ценности и данным моментом времени, отсюда и эмоциональная их категория как атрибут как близость к.

Стабильность экзистенции, условно можно определить конкордантностью – синхронностью между имманентным или внутренним переживанием времени и «бытийствующим» временем. Или можно в другой плоскости рассмотреть как «степень потенциального и реального согласия между моим миром и его миром». Атрибутом и свидетелем этого противостояния выступает эмоция, которая, как и экзистенциальная тревога принадлежит сушности индивида.

Основные выводы:

Нельзя не согласиться с Альфредом Лэнгли, что изучение человека с точки зрения психодинамики приводит в экзистенциальном анализе, как и в психоанализе к формализму. Его экзистенциально-аналитическая теория лежит в основе практических психотерапевтических действий.

Осознавание первично, как имманентная характеристика трансценденции сущности.

чувства, как атрибуты экзистенциальной жизни индивида, только индицируют бытийность, и по мнению Альфрида Лэнгли духовной предрасположенности, составляющей психики, заполняя функцию «зеркала бытия в мире» и выражает состояние экзистенциального сознания.

Справедливо мнения Альфреда Лэнгли, что через чувства, которые в процессе интернализации, могут поникнуть в понимание внутренних переживаний индивида.

doctor-ilyin@yandex.ru

Разделы психологии: 

Оставить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки